GrafomanTread.png133 Кб, 684x606
Графомании тред №1 69797 В конец треда | Веб
Любишь тихонечко писать текстики различной направленности, будь это приключения или же любовные стихи? Хочется выразить любовь к тоходевочке, но не знаешь как? Попаданцы, романтика, данмаку-дуэли, самогоноварение... Кровь, кишки, пожирание екаями... Пишем все что угодно душе, а также не запрещено законами РФ.

Гайд прямиком из /izd/ https://github.com/romacode/izd
Буду непереодично бампать самодельным контентом.
1505936367114.jpg79 Кб, 600x800
2 69799
>>69797 (OP)
Освятил. Если что - буду готов присоединиться.
Прислал доморощенный писака из General-треда
3 69816
>>69797 (OP)
Реквестирую рассказ про Николая Второго, Унюху и Орин. С данмаку на Ходынке и все такое.
4 69821
>>69816
Принял.
reimuyoba.jpg153 Кб, 560x549
5 69909
СОЗДАЛ
@
НЕ ЗАГОТОВИЛ
Извините, не удержался
6 69927
>>69909
Просто не все хочется афишировать. А что-то просто давно потерто.
7 69928
>>69797 (OP)
Топ-фраза из краткого гайда:
"Говно - понятие растяжимое"
Просто лапидарно как по мне.
8 69934
Расчехляем старые текстовые файлики. Тэги: Самодельная вселенная, попаданцы, дичь, Юкари опять тут.
Описание:
Нуль-Фаза — искусственно созданное измерение, размером чуть меньше, чем Москоу сити. Отличительная особенность данного мира от обычной вселенной в том, что жизненный опыт любого человека и группы лиц является своего рода валютой. Следовательно на людей с огромным количеством опыта идет охота среди любителей быстрой наживы. Перенаселения, как в нерезиновой не наблюдается, и в Нуль-Фазе практически не работают любые способности, но всегда найдется исключение.
//Глава 1
Нуль-Фаза. Отправной пункт различных путешественников по вселенным и искателей приключений. Местечко явно не для слабохарактерных личностей. Некоторые гоняют сюда как с друзьями на дачу, в то время как для других попадание в иной мир – сверхъестественно и находился за гранью возможного.
Но что происходит в этом измерении довольно часто – появление крепкой дружбы; порой между теми, с кем можно было пересечься в других мирах. Это – одна из подобных историй.
Множество пустынных улочек, залитых неоновым светом. Автоматизированные точки продажи артефактов, бары, кафешки и рестораны. Без единого живого работника. Нет даже роботов. Никого. Пустое место без души. И в одной из множества таких забегаловок сидел молодой парень лет 23, задумчиво попивая пиво.
— Ты здесь недавно, да? — раздался женский голос позади. Парень обернулся. У двери стояла девушка в довольно необычном наряде. Чепчик, огромное платье, веер. Внешний вид данной девы явно не сочетался с футуристичным неоновым районом. Или, может, лишним был парень в толстовке, джинсах и кедах, продолжающий пить пиво?
Девушка подошла к барной стойке и вытянула руку.
— Эх, почему вы все такие замкнутые, не с кем на старости лет поговорить, — негодовала она. В руке разговорчивой гостьи появилась рюмка с прозрачным содержимым. — За твой опыт, новоприбывший! — произнеся тост, незнакомка в очередной раз посмотрела на парня. Что-то в этом отрешенном человеке было знакомо. Какая-то маленькая деталь, заметная глазу, но игнорируемая сознанием. Прозрачная жидкость скатилась по пищеводу в желудок, оставляя после себя обжигающий след. Рюмка самостоятельно заполнилась до краев, как только оказалась на стойке.
— Любопытно, что же выдает во мне неместного? — поинтересовался парень, не поворачиваясь лицом к собеседнице. — И даже если выдает, какая разница? Привыкну, как и к отвратительной ссанине вроде этой, — он щелкнул по банке пива. — Пить можно же? Вот жизнь, она как употребление дешевой алкашки. Привык к этому, а другое уже в глотку не лезет.
— Особо не важно, что ты употребляешь сейчас, — девушка хапнула второй стопарик без закуски и продолжила. — Действительно важно то, что ты можешь выпить через неделю, лишь слегка поменяв свою жизнь. Но для начала – бросай пить «Балтику». А, и вот еще что. Посещают автобары либо большие компании, либо безнадежные алкоголики-одиночки вроде меня. Спалился ты именно на этом.
Парень с подозрением посмотрел на улыбающуюся собеседницу.
— Но логотип все время смотрел в другую сторону, почему сразу «Балтика»? Тут так много различных видов алкоголя, это может быть абсолютно любой напиток.
— Пила однажды, зашло, но оно скатилось через некоторое время. — собеседница ненадолго замолчала, приставив палец к подбородку. — Э-э, может расскажешь, как сюда попал? С нашего измерения очень редко залетают люди, если ты понимаешь, о чем я, — незнакомка не отрывала взгляд от парня напротив.
— Не сейчас, мне нужно слегка привыкнуть к этому месту. Нервишки шалят.
— Лучше просто прикрой глаза, — ухмыльнулась девушка. — Вдохни, выдохни, всегда работало.
Лишь на секунду прикрыв глаза, парень почувствовал подвох. Фоновая электронная музыка пропала, дышать стало легче, в лицо дул ветерок, а все тело слегка качало.
— Кажется я был прав. Чепчик, платье, беззаботность. А это, поди, поезд под нами?
— Абсолютно точно. Так понимаю, мне и представляться не надо.
— Да, теперь я полностью уверен в том, что Вы – тысячелетняя Юкари Якумо.
— МНЕ ВСЕГДА СЕМНАДЦАТЬ, БЛЯДЬ! А даже если я и старше всего-то на пару тысяч лет, зачем это было упоминать... — возмутилась мадам в чепчике. — Мы же не в Генсоке, эти любезности ни к чему. Трави прохладную... Ты же еще не представился?
— Да, совсем забыл. Я – Марк. Марк Кронхал. И только кто говорил про старость лет....
— СЕМНАДЦАТЬ, Я СКАЗАЛА!
//Глава 2
Марк и Юкари сидели на крыше поезда, несущегося по залитой солнечным светом поляне. Теплый ветер бил в лицо, трепая волосы. В какой-то момент с головы тысячелетней старухи сорвало шляпку, и она отправилась в полет.
— Ну, как тебе этот мир? — спросила Юкари, даже не обратив внимание на улетевший головной убор.
— Спокойный. В отличии от того неонового. Мне вот интересно, что же там забыл легендарный Ёкай?
— Иногда хочется побыть в одиночестве, и автобары с этим прекрасно справляются. Попади ты в Генсоке, мы бы так не сидели.
— Почему же? — парень повернулся лицом к девушке. Развевающиеся волосы слегка щекотали ему лицо.
— За барьер проще попасть, чем в Нулину. Следовательно, ты очень даже необычен для человека из внешнего мира. Вот скажи, как тебя угораздило залететь именно в Нуль-Фазу?
— В моей квартире поселились чертовы сатанисты. Маман сдала её в аренду думая, что: «Сыночка же учится в другом городе, почему бы и нет?» Результат – прямо со входа попытались задушить и кинуть в сигил. Ага, не тут-то было. Один из придурков случайно пристрелил своего, а меня лишь толкнули на печать. А дальше не помню. Схватил ли я кого или еще чего, там уже все как в тумане.
Марк лёг на крышу вагона и раскинул руки в стороны.
— Я в аду, да?
Девушка рассмеялась.
— А похоже? — спросила она. — Нет-нет, просто кто-то умудрился расшатать их ритуал своей собственной силой. Даосизмом и прочим ты случаем не баловался? Один из самых логичных, на мой взгляд, вариантов, которые могут повлечь за собой попадание в Нуль-Фазу.
— Не-а, я даже не особо поверил, кого встретил. Неловко как-то, — парень выдержал паузу, смотря в небо. — Можешь немного рассказать, куда я попал?
— О, конечно. Нуль-Фаза – это очень интересное измерение. Здесь нет правил. Но это вовсе не значит, что в ней творится хаос и анархия. Этот мир, он... Сам диктует правила. И за все произошедшее в нем отвечает население. Раз в 32 человеческих часа мир восстанавливает себя, используя опыт каждого своего обитателя.
Вдруг поезд сильно тряхнуло. Да так, что парочку двух ничего не подозревающих пассажиров сбросило на землю. Марк в последний момент успел сгруппироваться, стараясь уменьшить ущерб от падения. Юкари же совершенно не беспокоилась. На ней не было ни царапинки, и кажется ей это только понравилось.
— Хе-хе. Видимо, кто-то снова захотел получить дорожным знаком в лицо?
Придя в себя, Марк посмотрел в сторону девушки. Напротив неё образовался небольшой разрыв в пространстве, портал так сказать, на концах которого висело по банту. Из портала потянулась чья-то рука и передала Юкари новый головной убор.
— Марк, уходи отсюда. Здесь слишком опасно для тебя нынешн… — сзади прогремел взрыв, заглушая все остальные звуки. Марк лишь обернулся и обреченно посмотрел на полыхающий спереди поезд, уносящий вдаль последнюю надежду на спасение.
— И как мне сваливать? — парень наспех стряхнул грязь с рук.
— Сейчас открою портал обратно в бар. Беги оттуда со всех ног и постарайся слиться с толпой, — перед Юкари открылся портал, но едва Марк подошел поближе, в его лоб прилетела непонятная штуковина, срикошетившая обратно в портал. — БЫСТРЕЕ! — толчок в спину отправил марка в моментальное одностороннее путешествие. Парень уже понимал, что с той стороны его ждут.
8 69934
Расчехляем старые текстовые файлики. Тэги: Самодельная вселенная, попаданцы, дичь, Юкари опять тут.
Описание:
Нуль-Фаза — искусственно созданное измерение, размером чуть меньше, чем Москоу сити. Отличительная особенность данного мира от обычной вселенной в том, что жизненный опыт любого человека и группы лиц является своего рода валютой. Следовательно на людей с огромным количеством опыта идет охота среди любителей быстрой наживы. Перенаселения, как в нерезиновой не наблюдается, и в Нуль-Фазе практически не работают любые способности, но всегда найдется исключение.
//Глава 1
Нуль-Фаза. Отправной пункт различных путешественников по вселенным и искателей приключений. Местечко явно не для слабохарактерных личностей. Некоторые гоняют сюда как с друзьями на дачу, в то время как для других попадание в иной мир – сверхъестественно и находился за гранью возможного.
Но что происходит в этом измерении довольно часто – появление крепкой дружбы; порой между теми, с кем можно было пересечься в других мирах. Это – одна из подобных историй.
Множество пустынных улочек, залитых неоновым светом. Автоматизированные точки продажи артефактов, бары, кафешки и рестораны. Без единого живого работника. Нет даже роботов. Никого. Пустое место без души. И в одной из множества таких забегаловок сидел молодой парень лет 23, задумчиво попивая пиво.
— Ты здесь недавно, да? — раздался женский голос позади. Парень обернулся. У двери стояла девушка в довольно необычном наряде. Чепчик, огромное платье, веер. Внешний вид данной девы явно не сочетался с футуристичным неоновым районом. Или, может, лишним был парень в толстовке, джинсах и кедах, продолжающий пить пиво?
Девушка подошла к барной стойке и вытянула руку.
— Эх, почему вы все такие замкнутые, не с кем на старости лет поговорить, — негодовала она. В руке разговорчивой гостьи появилась рюмка с прозрачным содержимым. — За твой опыт, новоприбывший! — произнеся тост, незнакомка в очередной раз посмотрела на парня. Что-то в этом отрешенном человеке было знакомо. Какая-то маленькая деталь, заметная глазу, но игнорируемая сознанием. Прозрачная жидкость скатилась по пищеводу в желудок, оставляя после себя обжигающий след. Рюмка самостоятельно заполнилась до краев, как только оказалась на стойке.
— Любопытно, что же выдает во мне неместного? — поинтересовался парень, не поворачиваясь лицом к собеседнице. — И даже если выдает, какая разница? Привыкну, как и к отвратительной ссанине вроде этой, — он щелкнул по банке пива. — Пить можно же? Вот жизнь, она как употребление дешевой алкашки. Привык к этому, а другое уже в глотку не лезет.
— Особо не важно, что ты употребляешь сейчас, — девушка хапнула второй стопарик без закуски и продолжила. — Действительно важно то, что ты можешь выпить через неделю, лишь слегка поменяв свою жизнь. Но для начала – бросай пить «Балтику». А, и вот еще что. Посещают автобары либо большие компании, либо безнадежные алкоголики-одиночки вроде меня. Спалился ты именно на этом.
Парень с подозрением посмотрел на улыбающуюся собеседницу.
— Но логотип все время смотрел в другую сторону, почему сразу «Балтика»? Тут так много различных видов алкоголя, это может быть абсолютно любой напиток.
— Пила однажды, зашло, но оно скатилось через некоторое время. — собеседница ненадолго замолчала, приставив палец к подбородку. — Э-э, может расскажешь, как сюда попал? С нашего измерения очень редко залетают люди, если ты понимаешь, о чем я, — незнакомка не отрывала взгляд от парня напротив.
— Не сейчас, мне нужно слегка привыкнуть к этому месту. Нервишки шалят.
— Лучше просто прикрой глаза, — ухмыльнулась девушка. — Вдохни, выдохни, всегда работало.
Лишь на секунду прикрыв глаза, парень почувствовал подвох. Фоновая электронная музыка пропала, дышать стало легче, в лицо дул ветерок, а все тело слегка качало.
— Кажется я был прав. Чепчик, платье, беззаботность. А это, поди, поезд под нами?
— Абсолютно точно. Так понимаю, мне и представляться не надо.
— Да, теперь я полностью уверен в том, что Вы – тысячелетняя Юкари Якумо.
— МНЕ ВСЕГДА СЕМНАДЦАТЬ, БЛЯДЬ! А даже если я и старше всего-то на пару тысяч лет, зачем это было упоминать... — возмутилась мадам в чепчике. — Мы же не в Генсоке, эти любезности ни к чему. Трави прохладную... Ты же еще не представился?
— Да, совсем забыл. Я – Марк. Марк Кронхал. И только кто говорил про старость лет....
— СЕМНАДЦАТЬ, Я СКАЗАЛА!
//Глава 2
Марк и Юкари сидели на крыше поезда, несущегося по залитой солнечным светом поляне. Теплый ветер бил в лицо, трепая волосы. В какой-то момент с головы тысячелетней старухи сорвало шляпку, и она отправилась в полет.
— Ну, как тебе этот мир? — спросила Юкари, даже не обратив внимание на улетевший головной убор.
— Спокойный. В отличии от того неонового. Мне вот интересно, что же там забыл легендарный Ёкай?
— Иногда хочется побыть в одиночестве, и автобары с этим прекрасно справляются. Попади ты в Генсоке, мы бы так не сидели.
— Почему же? — парень повернулся лицом к девушке. Развевающиеся волосы слегка щекотали ему лицо.
— За барьер проще попасть, чем в Нулину. Следовательно, ты очень даже необычен для человека из внешнего мира. Вот скажи, как тебя угораздило залететь именно в Нуль-Фазу?
— В моей квартире поселились чертовы сатанисты. Маман сдала её в аренду думая, что: «Сыночка же учится в другом городе, почему бы и нет?» Результат – прямо со входа попытались задушить и кинуть в сигил. Ага, не тут-то было. Один из придурков случайно пристрелил своего, а меня лишь толкнули на печать. А дальше не помню. Схватил ли я кого или еще чего, там уже все как в тумане.
Марк лёг на крышу вагона и раскинул руки в стороны.
— Я в аду, да?
Девушка рассмеялась.
— А похоже? — спросила она. — Нет-нет, просто кто-то умудрился расшатать их ритуал своей собственной силой. Даосизмом и прочим ты случаем не баловался? Один из самых логичных, на мой взгляд, вариантов, которые могут повлечь за собой попадание в Нуль-Фазу.
— Не-а, я даже не особо поверил, кого встретил. Неловко как-то, — парень выдержал паузу, смотря в небо. — Можешь немного рассказать, куда я попал?
— О, конечно. Нуль-Фаза – это очень интересное измерение. Здесь нет правил. Но это вовсе не значит, что в ней творится хаос и анархия. Этот мир, он... Сам диктует правила. И за все произошедшее в нем отвечает население. Раз в 32 человеческих часа мир восстанавливает себя, используя опыт каждого своего обитателя.
Вдруг поезд сильно тряхнуло. Да так, что парочку двух ничего не подозревающих пассажиров сбросило на землю. Марк в последний момент успел сгруппироваться, стараясь уменьшить ущерб от падения. Юкари же совершенно не беспокоилась. На ней не было ни царапинки, и кажется ей это только понравилось.
— Хе-хе. Видимо, кто-то снова захотел получить дорожным знаком в лицо?
Придя в себя, Марк посмотрел в сторону девушки. Напротив неё образовался небольшой разрыв в пространстве, портал так сказать, на концах которого висело по банту. Из портала потянулась чья-то рука и передала Юкари новый головной убор.
— Марк, уходи отсюда. Здесь слишком опасно для тебя нынешн… — сзади прогремел взрыв, заглушая все остальные звуки. Марк лишь обернулся и обреченно посмотрел на полыхающий спереди поезд, уносящий вдаль последнюю надежду на спасение.
— И как мне сваливать? — парень наспех стряхнул грязь с рук.
— Сейчас открою портал обратно в бар. Беги оттуда со всех ног и постарайся слиться с толпой, — перед Юкари открылся портал, но едва Марк подошел поближе, в его лоб прилетела непонятная штуковина, срикошетившая обратно в портал. — БЫСТРЕЕ! — толчок в спину отправил марка в моментальное одностороннее путешествие. Парень уже понимал, что с той стороны его ждут.
9 69942
>>69934
Чередование эпитетов с жаргоном вызывает РАЗРЫВ ДИССОНАНСА
10 69947
>>69942
Приложил подорожник к диссонансу.
А общие впечатления как?
11 69957
>>69947
Впечатление хорошее. Это что-то среднее между книг про русский спецназ и американских фэнтези. Короче, Дин и Сэм Винчестеры.
12 69961
>>69934

>Марк


Дианон по имени. Не с Иркутска случаем?
13 69962
>>69947
Мотивы персонажей непонятны, лексика засорена, много вводимых заново понятий. Короче нужно пересмотреть целесообразность и потом переписать, если это тизер, то он не цепанул.
14 69974
>>69961
Неа, ближе к северу. И я не Марк.
46791680p0.png1,7 Мб, 1400x840
15 69992
Алая дьяволица Ремилия Скарлет на протяжении всей своей долгой жизни являлась большой поклонницей прекрасного, как и подобает настоящей благородной леди. Можно даже сказать, что одной из её целей в жизни было окружить себя как можно большим количеством красивых вещей и людей. Не будет секретом и тот факт, что именно для достижения полной эстетической нирваны она и переехала больше пятнадцати лет назад из бездуховной загнивающей Европы в дивный Генсокё, готовый очаровать своими красотами даже самого дремучего фаната урбанистического стиля. Мечты сбылись: живописная местность, роскошный особняк, забитый произведениями искусства всех эпох, любимая младшая сестрёнка, не вылезающая из библиотеки интеллигентная подруга, (тоже весьма недурная внешне и с неплохими сиськами, кстати) и, конечно же, самая совершенная и элегантная служаночка. Да и местные девицы оказались сплошь красавицами, как на подбор, даже та грязная нищая японка в красном вызывала у Ремилии чувство, которое испытываешь, глядя на бездомного котёнка, даже если он и вломил тебе пизды за то, что ты, как ему показалось, слишком близко подошел к его мусорному контейнеру. Страсть госпожи Скарлет к красоте объясняла и то, почему на территории Комакана так нагло чувствовала себя и Мариса Кирисаме. Ремилия считала, что материальный ущерб, который ведьма приносит её бюджету – ничто по сравнению с тем эстетическим удовольствием, которое она даёт ей взамен. Красота всё-таки страшная сила, и Мариса пользовалась этим с попустительства Ремилии, которая наслаждалась очарованием ведьмочки даже под еженедельный громогласный мат Пачули, возмущенной тем, что из книг в библиотеке пропадает заначка.
Однако сегодня Мариса впервые за долгое время шла по особняку с пустыми руками: в Комакане полным ходом шла ежегодная инвентаризация, и все более-менее интересные материальные ценности находились под неусыпным контролем Сакуи, которая, едва заметив непрошенную гостью, сразу же попросила её покинуть помещение.
- Марис, давай не сегодня, а? – с тоской в голосе попросила служанка – сама видишь, какая канитель у меня тут. Мне главная за любую несрастуху сейчас весь мозг выебет, ещё и премию порежет нахуй. Приходи завтра к вечеру хотя бы.
- Ла-а-адно зе – вошла в положение Мариса – зайду завтра.
Ей не хотелось лишний раз злить Сакую хотя бы потому, что горничная и так частенько нарушая приказ Ремилии не обращать внимания на бесчинства ведьмы, не упускала возможности отвесить Марисе пару-тройку крепких пиздянок, поймав за руку при воровстве. Но больше всего волшебница боялась, что и её могут припахать к весьма занудной процедуре ревизии основных фондов особняка, поэтому посчитала за благо удалиться по-хорошему и как можно быстрее. Но, видимо, сама судьба не поверила своим глазам и ушам, когда выяснилось, что госпожа Кирисаме готова мало того, что добровольно покинуть особняк Скарлет, так еще сделать это с пустыми руками. До выхода из помещения Марисе оставалось пройти без приключений всего лишь по одному коридору, заставленному различным барахлом, подлежавшим перепроверке и спуститься на один этаж. Пребывая в лёгком расстройстве, ведьмочка шла, погрузившись в свои мысли, как вдруг запнулась о какую-то коробку, валявшуюся на полу. Теряя равновесие, Мариса полетела вниз и, пытаясь остановить падение, рефлекторно схватилась за первый попавшийся под руку предмет. Пронесло – за долю секунды промелькнула в её голове оптимистичная мысль, но в это же мгновение загадочный спасительный предмет предательски хрустнул, и Кирисаме рухнула на пол, мелодично брякнув своими костями по паркету. Ой-ёй-ёй – охнула она, потирая ушибленную коленку и принимая вертикальное положение – блядь, раскидали тут барахло своё, хрен пройдёшь. Отпнув коварную коробку ногой и посмотрев по сторонам, Мариса наконец увидела того, кто совершенно не по-джентльменски позволил юной леди ёбнуться на пол кверху жопой: это оказалась статуя, изображавшая какого-то античного мужика. По законам жанра, мужик был абсолютно голым, но не это привлекло внимание Марисы, пристально оглядевшей мерзавца с ног до головы. «Срамота, блядь – вздохнула она – стоит тут, понимаешь без трусов и без…» Тут Кирисаме осеклась от внезапного осознания произошедшей только что катастрофы и возможных последствий: античный амбал нагло стоял посреди коридора не только без трусов, но и без того, что обычно скрывается под ними. Важнейшая часть тела статуи была крепко зажата в руке Марисы, именно её-то она и оторвала при падении. «Всё, мне пиздец, Ремилия меня убьёт – ахнула Кирисаме, разглядывая оторванный хер – вот попадалово!» Попадалово действительно вырисовывалось поистине грандиозным, особенно, когда Мариса услышала вдалеке приближающиеся шаги. Времени на раздумия у неё не было, поэтому ведьмочка решила действовать радикально: она решительно засунула хуй в карман, сорвала с окон несколько штор, замотала в них раненую статую, и, взвалив её на плечо, потащила к выходу. Она руководствовалась одним из принципов работы правоохранительных органов соседней с Японией страны, гласящим «Нет тела – нет дела». За оторванный хуй мне по-любому влетит – рассудила Мариса – а вот кражу этого чугунного мудака ещё доказать надо будет, особенно, если я успею избавиться от него в кратчайшие сроки. Избавиться от статуи можно было как минимум в двух местах, но пункт приёма вторсырья, где каппы принимали металлолом, находился у подножия Ёкайской горы, и тащить туда столь габаритный и привлекающий внимание груз Кирисаме посчитала нецелесообразным, следовательно, оставался лишь второй вариант – антикварный магазин Кориндо.
46791680p0.png1,7 Мб, 1400x840
15 69992
Алая дьяволица Ремилия Скарлет на протяжении всей своей долгой жизни являлась большой поклонницей прекрасного, как и подобает настоящей благородной леди. Можно даже сказать, что одной из её целей в жизни было окружить себя как можно большим количеством красивых вещей и людей. Не будет секретом и тот факт, что именно для достижения полной эстетической нирваны она и переехала больше пятнадцати лет назад из бездуховной загнивающей Европы в дивный Генсокё, готовый очаровать своими красотами даже самого дремучего фаната урбанистического стиля. Мечты сбылись: живописная местность, роскошный особняк, забитый произведениями искусства всех эпох, любимая младшая сестрёнка, не вылезающая из библиотеки интеллигентная подруга, (тоже весьма недурная внешне и с неплохими сиськами, кстати) и, конечно же, самая совершенная и элегантная служаночка. Да и местные девицы оказались сплошь красавицами, как на подбор, даже та грязная нищая японка в красном вызывала у Ремилии чувство, которое испытываешь, глядя на бездомного котёнка, даже если он и вломил тебе пизды за то, что ты, как ему показалось, слишком близко подошел к его мусорному контейнеру. Страсть госпожи Скарлет к красоте объясняла и то, почему на территории Комакана так нагло чувствовала себя и Мариса Кирисаме. Ремилия считала, что материальный ущерб, который ведьма приносит её бюджету – ничто по сравнению с тем эстетическим удовольствием, которое она даёт ей взамен. Красота всё-таки страшная сила, и Мариса пользовалась этим с попустительства Ремилии, которая наслаждалась очарованием ведьмочки даже под еженедельный громогласный мат Пачули, возмущенной тем, что из книг в библиотеке пропадает заначка.
Однако сегодня Мариса впервые за долгое время шла по особняку с пустыми руками: в Комакане полным ходом шла ежегодная инвентаризация, и все более-менее интересные материальные ценности находились под неусыпным контролем Сакуи, которая, едва заметив непрошенную гостью, сразу же попросила её покинуть помещение.
- Марис, давай не сегодня, а? – с тоской в голосе попросила служанка – сама видишь, какая канитель у меня тут. Мне главная за любую несрастуху сейчас весь мозг выебет, ещё и премию порежет нахуй. Приходи завтра к вечеру хотя бы.
- Ла-а-адно зе – вошла в положение Мариса – зайду завтра.
Ей не хотелось лишний раз злить Сакую хотя бы потому, что горничная и так частенько нарушая приказ Ремилии не обращать внимания на бесчинства ведьмы, не упускала возможности отвесить Марисе пару-тройку крепких пиздянок, поймав за руку при воровстве. Но больше всего волшебница боялась, что и её могут припахать к весьма занудной процедуре ревизии основных фондов особняка, поэтому посчитала за благо удалиться по-хорошему и как можно быстрее. Но, видимо, сама судьба не поверила своим глазам и ушам, когда выяснилось, что госпожа Кирисаме готова мало того, что добровольно покинуть особняк Скарлет, так еще сделать это с пустыми руками. До выхода из помещения Марисе оставалось пройти без приключений всего лишь по одному коридору, заставленному различным барахлом, подлежавшим перепроверке и спуститься на один этаж. Пребывая в лёгком расстройстве, ведьмочка шла, погрузившись в свои мысли, как вдруг запнулась о какую-то коробку, валявшуюся на полу. Теряя равновесие, Мариса полетела вниз и, пытаясь остановить падение, рефлекторно схватилась за первый попавшийся под руку предмет. Пронесло – за долю секунды промелькнула в её голове оптимистичная мысль, но в это же мгновение загадочный спасительный предмет предательски хрустнул, и Кирисаме рухнула на пол, мелодично брякнув своими костями по паркету. Ой-ёй-ёй – охнула она, потирая ушибленную коленку и принимая вертикальное положение – блядь, раскидали тут барахло своё, хрен пройдёшь. Отпнув коварную коробку ногой и посмотрев по сторонам, Мариса наконец увидела того, кто совершенно не по-джентльменски позволил юной леди ёбнуться на пол кверху жопой: это оказалась статуя, изображавшая какого-то античного мужика. По законам жанра, мужик был абсолютно голым, но не это привлекло внимание Марисы, пристально оглядевшей мерзавца с ног до головы. «Срамота, блядь – вздохнула она – стоит тут, понимаешь без трусов и без…» Тут Кирисаме осеклась от внезапного осознания произошедшей только что катастрофы и возможных последствий: античный амбал нагло стоял посреди коридора не только без трусов, но и без того, что обычно скрывается под ними. Важнейшая часть тела статуи была крепко зажата в руке Марисы, именно её-то она и оторвала при падении. «Всё, мне пиздец, Ремилия меня убьёт – ахнула Кирисаме, разглядывая оторванный хер – вот попадалово!» Попадалово действительно вырисовывалось поистине грандиозным, особенно, когда Мариса услышала вдалеке приближающиеся шаги. Времени на раздумия у неё не было, поэтому ведьмочка решила действовать радикально: она решительно засунула хуй в карман, сорвала с окон несколько штор, замотала в них раненую статую, и, взвалив её на плечо, потащила к выходу. Она руководствовалась одним из принципов работы правоохранительных органов соседней с Японией страны, гласящим «Нет тела – нет дела». За оторванный хуй мне по-любому влетит – рассудила Мариса – а вот кражу этого чугунного мудака ещё доказать надо будет, особенно, если я успею избавиться от него в кратчайшие сроки. Избавиться от статуи можно было как минимум в двух местах, но пункт приёма вторсырья, где каппы принимали металлолом, находился у подножия Ёкайской горы, и тащить туда столь габаритный и привлекающий внимание груз Кирисаме посчитала нецелесообразным, следовательно, оставался лишь второй вариант – антикварный магазин Кориндо.
16 69993
>>69992
В антикварном магазине Кориндо сегодня тоже было весьма оживлённо: там гостила проёбывающая уроки Сумиреко и ведомая голодом и бездельем Рейму. Хозяин магазина, Ринноске мирно сидел у окна, почитывая свежий выпуск Бумбуммару, а Усами развлекалась тем, что кидала Рейму мелкие печеньки, которые жрица с крайне счастливым видом ловила пастью ртом и довольно урчала, пожирая угощение. Всё это блядство Сумиреко снимала на телефон, в надежде выложить потом это провокационное видео на Nico Nico. Неожиданно в дверь постучали. Ринноске моментально насторожился: обычно его посетители не отличались церемонностью и, если уж им надо было, ломились в магазин изо всех щелей.
- Рейму, открой пожалуйста – как можно более вежливо попросил хозяин магазина. Ещё минуту назад он с трудом сдерживал в себе желание послать на хуй и жрицу, и Сумиреко, засравших весь пол крошками от печенья, но теперь он просто вынужден был вести себя мягко. Непонятно, что сейчас скрывается за дверью в магазин, и если уж рисковать чьей-то жизнью, то пусть это будет жизнь Хакурейской жрицы
- Хай-хай – на удивление легко согласилась Рейму и пошла к двери. Открыв её и посмотрев в проём, Рейму молча закрыла дверь и пошла обратно
- Кто там? – поинтересовался Корин, увидев довольно странную реакцию жрицы
- Не знаю – ответила она – моджахед какой-то
- Кто?! – хором ахнули Ринноске и Сумиреко
- Да я ебу что-ли? – проворчала Красно-белая – здоровый, блядь, мужик, бородатый такой, весь в белом. Ну его нахуй, вдруг он тут нам теракт устроит?
- Это да… - обеспокоенно начал Корин, но его прервал новый, более настойчивый и громкий стук в дверь
- Ух, блядь, какой настырный, ну я щас тебе устрою джихад – с этими словами Рейму вскочила из-за стола, схватив чайник и, в два шага подскочив к двери, открыла её и метнула металлический сосуд в дверной проём.
- Ой-ёй! – взвизгнул моджахед голосом Марисы – Рейму, ты чего, сдурела?
- А, это ты? – разочарованно вздохнула жрица, оглядывая вошедшую в магазин подругу – а там кто? – спросила она, тыкая пальцем в сторону загадочного бородача.
-Помогите мне его занести – взмолилась Кирисаме – а потом я всё объясню.
Через минуту статуя наконец была втащена в магазин и теперь гордо стояла посреди торгового зала, глядя на собравшихся, как супервайзер на мерчендайзеров.
- Вот, любуйтесь – торжественно объявила Мариса, срывая со статуи шторы.
- Охуеть – хором ахнула публика.
- Слушай, Мариса – задумчиво начал Ринноске – у меня к тебе два вопроса: нахрена ты притащила сюда этого дегенерата, и где у него хуй?
- Как это нахрена? – возмутилась Мариса – на продажу, конечно. У тебя же антикварный магазин, а не забегаловка. А что касается хуя, то вот он, совсем про него забыла, пока шла сюда – с этими словами Мариса извлекла из кармана оторванную часть тела и небрежно бросила её на стол.
- Здоровенный – уважительно покачав головой, со знанием дела прокомментировала Сумиреко, разглядывая хуй со всех сторон. Рейму почему-то сразу покраснела, а Мариса, злорадно усмехнувшись, похлопала Ринноске по плечу.
- Мариса, ты в своём уме? – проворчал хозяин магазина – кому мы его продадим? Что это вообще за мужик такой? Какую он вообще ценность представляет, кроме того, что он отлит из чугуна? В чермет его. Заметь, я даже не спрашиваю, где ты его взяла.
- В Комакане – честно ответила Мариса.
- Ёб твою мать! – ахнул Ринноске – ты что, смерти моей хочешь, ведьма? Так, давай, забирай этого чугунного пидораса вместе с его хуем, и сама уёбывай…
- Эй, продавец, зачем же так грубо? – перебил Корина знакомый голос, внезапно донесшийся из-за спины.
- Сколько раз тебе повторять… - начал он
- Не заходи ко мне без приглашения – закончила фразу Юкари, полностью выбравшись из портала, внезапно появившегося в магазине – а знаете, я бы купила у вас этого красавца.
- Вместе с хуем? – с надеждой в голосе спросил Корин – если что, можете каппам на ремонт отдать, они приварят на место.
- Конечно вместе с хуем – заявила Юкари – только много за этот товар я не дам. Пятьдесят тысяч вас устроит?
Не веря своему счастью, Ринноске радостно закивал головой и, получив деньги, лично затолкал статую в портал и кинул ей в догонку оторванный хуй.
Чудесное избавление было тут же решено отметить. Выгнав Сумиреко во Внешний мир, Ринноске, Рейму и Мариса принялись весело пропивать внезапную прибыль, еще не подозревая о том, что точку в этой истории ставить рано. Хозяин магазина провернул сделку настолько оперативно, что никто даже не успел поинтересоваться, зачем ёкаю барьеров понадобилась статуя какого-то непонятного мужика.
На самом деле, Юкари купила эту статую с вполне определенной целью: она собиралась преподнести её в качестве подарка своей во всех смыслах этого слова старой приятельнице, Юке Казами. Некоторое время назад Юка, распивая с Юкари бутылочку вискаря в тёплой дружеской атмосфере, пожаловалась на трудности, которые последнее время преследовали её в деле поддержания порядка на территории её сада. По её словам выходило, что местная живность от ёкаев до жалких людишек, вконец обнаглев, начала похищать из сада различные ништяки в практически промышленных масштабах, действуя при этом вероломно, зачастую в открытую и в светлое время суток. Если раньше кражи осуществлялись в основном по ночам, а преступники боялись быть пойманными, что называется, до усрачки (благодаря чему их и задерживали по горячим следам), то теперь наглость воров превосходила все мыслимые пределы. В качестве примера, Юка поведала Юкари поистине душераздирающую историю о том, как пару недель назад она поймала в саду ворону-тенгу, пытавшуюся вынести за территорию два мешка картошки. Мало того, что та не испугалась хозяйки сада, так ещё и обещала вернуться с подругами с целью анально покарать госпожу Казами её же собственным зонтиком. Самым очевидным способом отпугнуть от сада непрошенных гостей была выбрана установка пугала. Первым на эту роль был опробован Ундзан, взятый в аренду в храме Мёрена, но он не оправдал возложенных на него надежд: в ночь первого же дежурства, неустановленные лица, проникнув на территорию сада, напоили несчастного водкой до скотского состояния и, завладев ключами от овощехранилища, похитили десять банок солёных огурцов. Получив пиздюлей вместо завтрака и опохмела, Ундзан был с позором изгнан из сада. И теперь перед Юкой в полный рост встала старая проблема. Впечатлившись столь охуительными историями, госпожа Якумо решила, что вопрос этот весьма серьёзный и затягивать его решение нельзя. Коллективный разум, затуманенный алкоголем, неожиданно выдал решение проблемы: пугало можно скрафтить собственноручно – пусть оно будет неодушевлённое, но если подойти к вопросу творчески, результат может получиться поистине инфернальным.
16 69993
>>69992
В антикварном магазине Кориндо сегодня тоже было весьма оживлённо: там гостила проёбывающая уроки Сумиреко и ведомая голодом и бездельем Рейму. Хозяин магазина, Ринноске мирно сидел у окна, почитывая свежий выпуск Бумбуммару, а Усами развлекалась тем, что кидала Рейму мелкие печеньки, которые жрица с крайне счастливым видом ловила пастью ртом и довольно урчала, пожирая угощение. Всё это блядство Сумиреко снимала на телефон, в надежде выложить потом это провокационное видео на Nico Nico. Неожиданно в дверь постучали. Ринноске моментально насторожился: обычно его посетители не отличались церемонностью и, если уж им надо было, ломились в магазин изо всех щелей.
- Рейму, открой пожалуйста – как можно более вежливо попросил хозяин магазина. Ещё минуту назад он с трудом сдерживал в себе желание послать на хуй и жрицу, и Сумиреко, засравших весь пол крошками от печенья, но теперь он просто вынужден был вести себя мягко. Непонятно, что сейчас скрывается за дверью в магазин, и если уж рисковать чьей-то жизнью, то пусть это будет жизнь Хакурейской жрицы
- Хай-хай – на удивление легко согласилась Рейму и пошла к двери. Открыв её и посмотрев в проём, Рейму молча закрыла дверь и пошла обратно
- Кто там? – поинтересовался Корин, увидев довольно странную реакцию жрицы
- Не знаю – ответила она – моджахед какой-то
- Кто?! – хором ахнули Ринноске и Сумиреко
- Да я ебу что-ли? – проворчала Красно-белая – здоровый, блядь, мужик, бородатый такой, весь в белом. Ну его нахуй, вдруг он тут нам теракт устроит?
- Это да… - обеспокоенно начал Корин, но его прервал новый, более настойчивый и громкий стук в дверь
- Ух, блядь, какой настырный, ну я щас тебе устрою джихад – с этими словами Рейму вскочила из-за стола, схватив чайник и, в два шага подскочив к двери, открыла её и метнула металлический сосуд в дверной проём.
- Ой-ёй! – взвизгнул моджахед голосом Марисы – Рейму, ты чего, сдурела?
- А, это ты? – разочарованно вздохнула жрица, оглядывая вошедшую в магазин подругу – а там кто? – спросила она, тыкая пальцем в сторону загадочного бородача.
-Помогите мне его занести – взмолилась Кирисаме – а потом я всё объясню.
Через минуту статуя наконец была втащена в магазин и теперь гордо стояла посреди торгового зала, глядя на собравшихся, как супервайзер на мерчендайзеров.
- Вот, любуйтесь – торжественно объявила Мариса, срывая со статуи шторы.
- Охуеть – хором ахнула публика.
- Слушай, Мариса – задумчиво начал Ринноске – у меня к тебе два вопроса: нахрена ты притащила сюда этого дегенерата, и где у него хуй?
- Как это нахрена? – возмутилась Мариса – на продажу, конечно. У тебя же антикварный магазин, а не забегаловка. А что касается хуя, то вот он, совсем про него забыла, пока шла сюда – с этими словами Мариса извлекла из кармана оторванную часть тела и небрежно бросила её на стол.
- Здоровенный – уважительно покачав головой, со знанием дела прокомментировала Сумиреко, разглядывая хуй со всех сторон. Рейму почему-то сразу покраснела, а Мариса, злорадно усмехнувшись, похлопала Ринноске по плечу.
- Мариса, ты в своём уме? – проворчал хозяин магазина – кому мы его продадим? Что это вообще за мужик такой? Какую он вообще ценность представляет, кроме того, что он отлит из чугуна? В чермет его. Заметь, я даже не спрашиваю, где ты его взяла.
- В Комакане – честно ответила Мариса.
- Ёб твою мать! – ахнул Ринноске – ты что, смерти моей хочешь, ведьма? Так, давай, забирай этого чугунного пидораса вместе с его хуем, и сама уёбывай…
- Эй, продавец, зачем же так грубо? – перебил Корина знакомый голос, внезапно донесшийся из-за спины.
- Сколько раз тебе повторять… - начал он
- Не заходи ко мне без приглашения – закончила фразу Юкари, полностью выбравшись из портала, внезапно появившегося в магазине – а знаете, я бы купила у вас этого красавца.
- Вместе с хуем? – с надеждой в голосе спросил Корин – если что, можете каппам на ремонт отдать, они приварят на место.
- Конечно вместе с хуем – заявила Юкари – только много за этот товар я не дам. Пятьдесят тысяч вас устроит?
Не веря своему счастью, Ринноске радостно закивал головой и, получив деньги, лично затолкал статую в портал и кинул ей в догонку оторванный хуй.
Чудесное избавление было тут же решено отметить. Выгнав Сумиреко во Внешний мир, Ринноске, Рейму и Мариса принялись весело пропивать внезапную прибыль, еще не подозревая о том, что точку в этой истории ставить рано. Хозяин магазина провернул сделку настолько оперативно, что никто даже не успел поинтересоваться, зачем ёкаю барьеров понадобилась статуя какого-то непонятного мужика.
На самом деле, Юкари купила эту статую с вполне определенной целью: она собиралась преподнести её в качестве подарка своей во всех смыслах этого слова старой приятельнице, Юке Казами. Некоторое время назад Юка, распивая с Юкари бутылочку вискаря в тёплой дружеской атмосфере, пожаловалась на трудности, которые последнее время преследовали её в деле поддержания порядка на территории её сада. По её словам выходило, что местная живность от ёкаев до жалких людишек, вконец обнаглев, начала похищать из сада различные ништяки в практически промышленных масштабах, действуя при этом вероломно, зачастую в открытую и в светлое время суток. Если раньше кражи осуществлялись в основном по ночам, а преступники боялись быть пойманными, что называется, до усрачки (благодаря чему их и задерживали по горячим следам), то теперь наглость воров превосходила все мыслимые пределы. В качестве примера, Юка поведала Юкари поистине душераздирающую историю о том, как пару недель назад она поймала в саду ворону-тенгу, пытавшуюся вынести за территорию два мешка картошки. Мало того, что та не испугалась хозяйки сада, так ещё и обещала вернуться с подругами с целью анально покарать госпожу Казами её же собственным зонтиком. Самым очевидным способом отпугнуть от сада непрошенных гостей была выбрана установка пугала. Первым на эту роль был опробован Ундзан, взятый в аренду в храме Мёрена, но он не оправдал возложенных на него надежд: в ночь первого же дежурства, неустановленные лица, проникнув на территорию сада, напоили несчастного водкой до скотского состояния и, завладев ключами от овощехранилища, похитили десять банок солёных огурцов. Получив пиздюлей вместо завтрака и опохмела, Ундзан был с позором изгнан из сада. И теперь перед Юкой в полный рост встала старая проблема. Впечатлившись столь охуительными историями, госпожа Якумо решила, что вопрос этот весьма серьёзный и затягивать его решение нельзя. Коллективный разум, затуманенный алкоголем, неожиданно выдал решение проблемы: пугало можно скрафтить собственноручно – пусть оно будет неодушевлённое, но если подойти к вопросу творчески, результат может получиться поистине инфернальным.
17 69994
>>69993
- Вот, мать, принимай – гордо заявила Юкари, являя перед взором подруги купленную в Кориндо статую
Красавицы стояли посреди сада и любовались приобретением в то время, когда Ринноске, Мариса и Рейму уже вовсю отмечали сделку.
- Ебическая сила! – восхищенно прошептала Юка, глядя на чугунного амбала – да этим мордоворотом можно не то, что тенгу, а лайнеры пассажирские отпугивать! Ну, спасибо тебе, Якумо-доно, уважила.
- Обращайся – улыбнулась она в ответ, и, подсобив Юке в установке статуи на постамент, попрощалась, исчезнув в портале. Таким образом, загадочный чугунный мужик обрёл своё новое место жительства и новую, пусть и не такую престижную должность, как на предыдущем месте своего базирования.
А там, на предыдущем месте, пропажа была замечена тем же вечером. И разумеется, не вызвала никакого восторга у обитательниц Комакана.
- Это Мариса! – проклиная всё на свете, орала Сакуя, метавшаяся в бешенстве по кабинету Ремилии – госпожа, разрешите мне, и я расхуячу эту грязную потаскуху вдребезги напополам!
- Я тебя сейчас расхуячу – с благородной невозмутимостью ответила Скарлет-старшая – тронешь Марису хоть пальцем, будешь себе на таблетки пиздой в деревне зарабатывать, поняла?
- Но госпожа!.. – не унималась Сакуя
- Отставить пиздёж – строго оборвала её Ремилия – завтра пойдём к Марисе и всё выясним.
На следующее утро Кориндо вновь почтили своим присутствием главные генсокийские героини. Явились они не просто так, а с вполне конкретной целью поправить здоровье после вчерашней пьянки. Насобирав по карманам пару тысяч иен, Рейму и Мариса купили в деревне несколько банок пива и отправились к своему другу-антиквару, тоже страдавшему с жесточайшего бодуна.
- О, вы вовремя – обрадовался Ринноске, доставая из пакета холодную банку и прикладывая её ко лбу.
- Да, тяпнули мы вчера неслабо – согласилась Рейму – ну, будем.
Распив по баночке пивка, и открыв по второй, лихая троица заметно повеселела. Ринноске даже начал в шутку предлагать снова смотаться в Комакан и вынести оттуда ещё что-нибудь, но неожиданно входная дверь Кориндо распахнулась, и на пороге появились Ремилия и Сакуя.
Увидев Марису, они без всяких прелюдий спросили:
- Где Давид?
- Какой, блядь, Давид? – усмехнулась Мариса, отхлебывая пиво и всем своим видом показывая, что не понимает, о чем речь.
- Который ещё вчера стоял в коридоре нашего особняка на втором этаже, но бесследно пропал вместе с тобой – как можно более спокойно объяснила Сакуя. Ей очень хотелось наброситься на Марису с целью устроить ей пропиздон, но колоссальный сдерживающий фактор в лице стоящей рядом хозяйки, вязал желания горничной по рукам и ногам.
- А, так это был Давид?! – хором расхохотались Ринноске и Рейму – а мы-то думали…
- Да, самый настоящий Давид, работы Микеланджело, оригинал – возмутилась Алая дьяволица – вы, пёсьи морды, хоть представляете, сколько он стоит?
- Давид? – задыхаясь от смеха, переспросил Корин – оригинал Микеланджело? Трёхметровый? Из чугуна? Покрашенный бронзовой краской? С бородой? С клеймом Made in China на заднице и полуметровым хуем, торчащим, как вертухай на разводе?
- Это не важно – строго заявила Ремилия – Давид должен быть немедленно возвращён на место. Пока ты, Мариса, не вернёшь нам его, мы останемся здесь. Если посчитаем нужным, приведём сюда Фландре, Мейлин и Пачи с Коакумой…
- Мариса! – грозно потребовал Ринноске, охуев от столь незавидных перспектив – пожалуйста, верни Давида госпоже Ремилии. Вместе с хуем.
- В смысле? – не поняла столь неожиданно непристойного уточнения Скарлет-старшая.
- Мариса случайно оторвала вашему Давиду хуй – равнодушно пояснила Рейму – с этого всё и началось. Вам ведь он нужен с хуем?
- Конечно с хуем – уверенно заявила Сакуя – мало того, что у нас Венера без рук стоит, так ещё теперь и Давид без хуя будет…
- То есть, служанка без сисек – это нормально? – расхохоталась Мариса.
- Кисама! – заорала Сакуя и, выхватив нож, бросилась на ведьмочку. Возможно, ей бы удалось нанести Марисе какие-нибудь телесные повреждения, если бы не Ремилия, мастерски поставившая своей горничной подножку. Сакуя рухнула на пол под глумливое хихиканье Ринноске, стоявшего рядом. Увидев, что совершенная и элегантная госпожа Идзаёй падает вниз, словно куль с дерьмом, хватаясь за воздух, Ринноске, вместо того, чтобы остановить её падение, на всякий случай повернулся к ней спиной, дабы избежать участи Давида.
- Ладно-ладно – проворчала Мариса, заметив умоляющий взгляд хозяина магазина – верну я вам вашего мудака, верну. Только не пиздите мне тут. Ну, Рейму, ты со мной?
- Пошли – с усмешкой ответила жрица, залпом допивая пиво. Опохмелившись, она почувствовала себя на редкость хорошо и была, как ей тогда казалось, готова к любым приключениям.
- С чего начнем? – спросила Мариса подругу, когда они вышли из магазина
- Позвоним Юкари, очевидно же – ответила Рейму, доставая телефон – аллёу, Юкари, это ты? Слушай, я по поводу вчерашнего мужика… Ага? Вот как… А кому?.. Вместе с хуем? Точно? Ладно, давай, слушай, будь на связи если что. Давай, обняла, на созвоне.
- Ну чё там? – поинтересовалась волшебница, смущенная озадаченной физиономией Рейму.
- Она этого Давида уже Юке замотала – ответила жрица – чё-то прямо беда в последнее время с этими ёбаными статуями.
- Так это отлично зе! – обрадовалась Кирисаме – сходим к Юке в гости, спиздим Давида, помидорчиков свеженьких пожрём на халяву… Красота!
Воодушевившись прекрасными перспективами, Мариса схватила пребывающую в некотором смятении Рейму и потащила её в сторону Солнечного сада. Он находился не слишком далеко, и вскоре девушки достигли своей цели.
17 69994
>>69993
- Вот, мать, принимай – гордо заявила Юкари, являя перед взором подруги купленную в Кориндо статую
Красавицы стояли посреди сада и любовались приобретением в то время, когда Ринноске, Мариса и Рейму уже вовсю отмечали сделку.
- Ебическая сила! – восхищенно прошептала Юка, глядя на чугунного амбала – да этим мордоворотом можно не то, что тенгу, а лайнеры пассажирские отпугивать! Ну, спасибо тебе, Якумо-доно, уважила.
- Обращайся – улыбнулась она в ответ, и, подсобив Юке в установке статуи на постамент, попрощалась, исчезнув в портале. Таким образом, загадочный чугунный мужик обрёл своё новое место жительства и новую, пусть и не такую престижную должность, как на предыдущем месте своего базирования.
А там, на предыдущем месте, пропажа была замечена тем же вечером. И разумеется, не вызвала никакого восторга у обитательниц Комакана.
- Это Мариса! – проклиная всё на свете, орала Сакуя, метавшаяся в бешенстве по кабинету Ремилии – госпожа, разрешите мне, и я расхуячу эту грязную потаскуху вдребезги напополам!
- Я тебя сейчас расхуячу – с благородной невозмутимостью ответила Скарлет-старшая – тронешь Марису хоть пальцем, будешь себе на таблетки пиздой в деревне зарабатывать, поняла?
- Но госпожа!.. – не унималась Сакуя
- Отставить пиздёж – строго оборвала её Ремилия – завтра пойдём к Марисе и всё выясним.
На следующее утро Кориндо вновь почтили своим присутствием главные генсокийские героини. Явились они не просто так, а с вполне конкретной целью поправить здоровье после вчерашней пьянки. Насобирав по карманам пару тысяч иен, Рейму и Мариса купили в деревне несколько банок пива и отправились к своему другу-антиквару, тоже страдавшему с жесточайшего бодуна.
- О, вы вовремя – обрадовался Ринноске, доставая из пакета холодную банку и прикладывая её ко лбу.
- Да, тяпнули мы вчера неслабо – согласилась Рейму – ну, будем.
Распив по баночке пивка, и открыв по второй, лихая троица заметно повеселела. Ринноске даже начал в шутку предлагать снова смотаться в Комакан и вынести оттуда ещё что-нибудь, но неожиданно входная дверь Кориндо распахнулась, и на пороге появились Ремилия и Сакуя.
Увидев Марису, они без всяких прелюдий спросили:
- Где Давид?
- Какой, блядь, Давид? – усмехнулась Мариса, отхлебывая пиво и всем своим видом показывая, что не понимает, о чем речь.
- Который ещё вчера стоял в коридоре нашего особняка на втором этаже, но бесследно пропал вместе с тобой – как можно более спокойно объяснила Сакуя. Ей очень хотелось наброситься на Марису с целью устроить ей пропиздон, но колоссальный сдерживающий фактор в лице стоящей рядом хозяйки, вязал желания горничной по рукам и ногам.
- А, так это был Давид?! – хором расхохотались Ринноске и Рейму – а мы-то думали…
- Да, самый настоящий Давид, работы Микеланджело, оригинал – возмутилась Алая дьяволица – вы, пёсьи морды, хоть представляете, сколько он стоит?
- Давид? – задыхаясь от смеха, переспросил Корин – оригинал Микеланджело? Трёхметровый? Из чугуна? Покрашенный бронзовой краской? С бородой? С клеймом Made in China на заднице и полуметровым хуем, торчащим, как вертухай на разводе?
- Это не важно – строго заявила Ремилия – Давид должен быть немедленно возвращён на место. Пока ты, Мариса, не вернёшь нам его, мы останемся здесь. Если посчитаем нужным, приведём сюда Фландре, Мейлин и Пачи с Коакумой…
- Мариса! – грозно потребовал Ринноске, охуев от столь незавидных перспектив – пожалуйста, верни Давида госпоже Ремилии. Вместе с хуем.
- В смысле? – не поняла столь неожиданно непристойного уточнения Скарлет-старшая.
- Мариса случайно оторвала вашему Давиду хуй – равнодушно пояснила Рейму – с этого всё и началось. Вам ведь он нужен с хуем?
- Конечно с хуем – уверенно заявила Сакуя – мало того, что у нас Венера без рук стоит, так ещё теперь и Давид без хуя будет…
- То есть, служанка без сисек – это нормально? – расхохоталась Мариса.
- Кисама! – заорала Сакуя и, выхватив нож, бросилась на ведьмочку. Возможно, ей бы удалось нанести Марисе какие-нибудь телесные повреждения, если бы не Ремилия, мастерски поставившая своей горничной подножку. Сакуя рухнула на пол под глумливое хихиканье Ринноске, стоявшего рядом. Увидев, что совершенная и элегантная госпожа Идзаёй падает вниз, словно куль с дерьмом, хватаясь за воздух, Ринноске, вместо того, чтобы остановить её падение, на всякий случай повернулся к ней спиной, дабы избежать участи Давида.
- Ладно-ладно – проворчала Мариса, заметив умоляющий взгляд хозяина магазина – верну я вам вашего мудака, верну. Только не пиздите мне тут. Ну, Рейму, ты со мной?
- Пошли – с усмешкой ответила жрица, залпом допивая пиво. Опохмелившись, она почувствовала себя на редкость хорошо и была, как ей тогда казалось, готова к любым приключениям.
- С чего начнем? – спросила Мариса подругу, когда они вышли из магазина
- Позвоним Юкари, очевидно же – ответила Рейму, доставая телефон – аллёу, Юкари, это ты? Слушай, я по поводу вчерашнего мужика… Ага? Вот как… А кому?.. Вместе с хуем? Точно? Ладно, давай, слушай, будь на связи если что. Давай, обняла, на созвоне.
- Ну чё там? – поинтересовалась волшебница, смущенная озадаченной физиономией Рейму.
- Она этого Давида уже Юке замотала – ответила жрица – чё-то прямо беда в последнее время с этими ёбаными статуями.
- Так это отлично зе! – обрадовалась Кирисаме – сходим к Юке в гости, спиздим Давида, помидорчиков свеженьких пожрём на халяву… Красота!
Воодушевившись прекрасными перспективами, Мариса схватила пребывающую в некотором смятении Рейму и потащила её в сторону Солнечного сада. Он находился не слишком далеко, и вскоре девушки достигли своей цели.
18 69995
>>69994
- Без пропуска не пущу – строго поприветствовала их Юка Казами, убедившись, что Рейму и Мариса хотят попасть на территорию сада. Юка сидела на лавочке перед закрытыми на замок воротами и клевала семечки с поистине рязанским профессионализмом, шумно сплёвывая шелуху в сторону.
- Ну вот, блядь, началось в деревне утро – всплеснула руками Мариса и, отойдя в сторону, принялась выламывать доски из забора. Рейму последовала её примеру, и уже через минуту в заборе зияла такая дырища, что в неё спокойно мог пролезть не только Давид, причём оригинальный, но и небольшая группа жирных форчанеров. Освободив себе таким образом доступ на территорию, подельницы, предвкушая скорый успех операции, направились вглубь сада, над которым мрачно возвышался объект их интереса. Юка проявила в проработке дизайна пугала недюжинную фантазию, и теперь на статую была надета утыканная различными металлическими предметами фуфайка по моде первых деревенских панков СССР, драные ватные штаны камуфляжного окраса, щедро украшенные аксельбантами из бельевой веревки и шапка-ушанка с воинственно вздёрнутыми вверх ушами. В руке у Давида красовалась лопата, которой он грозил потенциальным злоумышленникам, словно вождь мирового пролетариата недобитым буржуазным элементам. В таком виде иудейский царь больше напоминал не себя самого, а неожиданно вышедшего из запоя председателя колхоза. Результатом своей работы Казами-сан осталась довольна: Давид выглядел настолько страшно, что она сама могла смотреть на него, лишь въебав залпом флакончик Валокордина.
- Так, Мариса – начала Рейму, стараясь не пересекаться взглядом с ужасным пугалом – хватаем его и несём на выход, нехуй время терять.
- А хуй-то, хуй! – напомнила волшебница – хуй-то мы не нашли.
- Точно – согласилась жрица, растерянно глядя по сторонам – и где ты предлагаешь его искать?
- Вон там можно глянуть – кивнула Кирисаме в сторону небольшого садового домика, видневшегося в нескольких десятках метров от них, и решительно зашагала к нему.
- Всё-таки довольно странно, что Юка так спокойно нас пропустила – усмехнулась Красно-белая, догоняя подругу
- Это старость, Рейму-тян – усмехнулась Мариса – не дай Бог дожить до таких лет.
На самом деле ведьмочка жестоко ошибалась. Конечно, Юка не молодела, но в тот момент, когда Хакурей и Кирисаме вероломно разъёбывали забор, её бездействие было обусловлено другими причинами основной из которых было то, что подобная наглость просто не могла уложиться в голове госпожи Казами. Юка до последнего не верила своим глазам, но когда интервентки, победоносно матерясь, вторглись на территорию её владений и начали продвигаться вглубь сада, срывая с придорожных кустов еще не до конца поспевший крыжовник, огородница поняла – это война. Пизда вам, сучечки – проворчала она себе под нос, откладывая в сторону кулёк с семечками и вставая с лавки.
- Ну, и по-твоему, мы найдём здесь хуй? – с сомнением в голосе спросила Рейму, оглядывая внутреннее убранство домика, в который они с Марисой проникли по всем законам жанра, разбив окно куском кирпича, не принимая во внимание тот факт, что входная дверь была открыта нараспашку.
- Даже если мы не найдём здесь хуй, то вынесем отсюда ещё что-нибудь интересное – рассмеялась Мариса. Внутри домика обнаружилось совершенно невообразимое количество всевозможного барахла, которое Юка, видимо, годами собирала здесь, не имея морального права выбросить это всё на помойку, свято исповедуя бессмертную идею о том, что рано или поздно эти богатства обязательно пригодятся, будь то свёрнутый в трубочку ковёр, кормящий своим ворсом уже тысячное поколение генсокийской моли, или одинокая деревянная лыжа «Юность», компанию которой составляла не менее одинокая алюминиевая лыжная палка.
- Я вам, блядь, вынесу сейчас – неожиданно услышали девушки голос Юки. Обернувшись, они увидели, что Казами-сан стоит в дверном проёме и крайне негостеприимно вертит в руках мотыгу.
- Юка, где хуй? – абсолютно будничным тоном спросила Рейму – у нас мало времени, давай говори и уёбывай отсюда.
- Какой еще хуй? – поинтересовалась Юка в ответ, медленно сокращая дистанцию – раньше у меня хоть огурцы воровали, а вам какой-то хуй подавай? Пиздуйте-ка вы отсюда на хер подобру-поздорову, а иначе вам пизда.
В качестве демонстрации серьёзности своих намерений Казами-сан грозно махнула мотыгой, но возмущенные выдвинутым ультиматумом Мариса и Рейму сработали на опережение: волшебница схватила стоявший на столе бидон и молниеносно надела его Юке на голову, а жрица с размаху ёбнула по нашедшему неожиданное предназначение сосуду той самой лыжной палкой. Хозяйка Солнечного сада с грохотом улетела в сторону стеллажа с пустыми трехлитровыми банками, словно поверженный рыцарь. Воспользовавшись моментом, Рейму и Мариса спешно покинули садовый домик, рассудив, что навести в нём нормальный шмон всё равно теперь не получится.
- Ну её нахуй, Марис – махнула рукой Рейму, отбрасывая в сторону лыжную палку – пошли дальше
- И то верно зе, давай хоть лука мешок спиздим – ответила Мариса, заметив в «предбаннике» несколько объёмистых сеток – не с пустыми же руками уходить.
- Вы чё, бляди малолетние, совсем уже охренели? – возмутилась Юка, пытаясь снять с головы бидон. Он мало того, что был ей тесноват и сильно ограничивал обзор, так ещё и придавал словам госпожи Казами какой-то металлический оттенок, в результате чего её голос больше напоминал пердёж 412-го Москвича с оторванной выхлопной трубой.
Тем не менее, Мариса не восприняла недовольство Юки достаточно серьёзно, поэтому погрузив на спину подруге мешок с луком, она обозвала оппонентку старой шлюхой, после чего покинула помещение, демонстративно хлопнув дверью.
Сняв с головы бидон и поднявшись с пола, Юка решила теперь во что бы то ни стало покарать обнаглевших мерзавок, благо технические возможности вполне позволяли ей это сделать. Достав из стоящего в углу комнаты сейфа ружьё, Казами-сан вышла на крыльцо и увидела как Рейму и Мариса бодрым шагом удаляются по тропинке от домика.
- Стойте, суки! – крикнула она им вслед
- Да пошла ты на хуй – презрительно бросила через плечо Мариса
- Стойте, бляди, стрелять буду! – заорала Юка. Этой фразой ей всё-таки удалось привлечь к себе достаточное внимание, только результат вышел очень противоречивым: увидев в руках у хозяйки сада волыну, девушки не остановились, а наоборот, побежали; с другой стороны, теперь они хотя бы прекратили разбрасываться оскорблениями: Кирисаме решила, что крыть хуями человека с огнестрелом в руках – не лучшая идея. Рейму же было и вовсе не до этого – на плечи давил украденый непонятно зачем лук. Осознав, что грабительницы не хотят подчиняться приказам, Юка бросилась за ними в погоню. Правда, очень скоро стало ясно, что угнаться за двумя молодыми тёлками ей в силу преклонного возраста не удастся, поэтому Казами-сан открыла по удаляющимся преступницам беспорядочную стрельбу, чем ещё больше усугубила ситуацию: её ружьё было заряжено солью и не могло сразить злоумышленниц наглухо, зато могло серьёзно напугать. Это и произошло. Если до начала стрельбы Мариса и Рейму бежали по тропинке прямо, то теперь спасаясь от летящих вдогонку зарядов соли, начали хаотично менять траекторию движения, чем окончательно вывели Юку из себя.
- Не топчите мне грядки – орала Юка – убью нахуй!
Ответом ей была лишь тишина. Мариса и Рейму, пришедшие в ужас, лишь продолжали в панике петлять по зелёным насаждениям, в надежде скрыться от обстрела в густых зарослях высоченного подсолнечника. В конечном итоге им это всё-таки удалось, но ситуация от этого легче не стала: Мариса, виртуозно уклоняясь от выстрелов, смогла достичь укрытия без ранений, а вот нагруженная луком Рейму и в обычной жизни не отличавшаяся ни скоростью, ни тем более, умом или сообразительностью таки выхватила несколько порций соли в задницу.
18 69995
>>69994
- Без пропуска не пущу – строго поприветствовала их Юка Казами, убедившись, что Рейму и Мариса хотят попасть на территорию сада. Юка сидела на лавочке перед закрытыми на замок воротами и клевала семечки с поистине рязанским профессионализмом, шумно сплёвывая шелуху в сторону.
- Ну вот, блядь, началось в деревне утро – всплеснула руками Мариса и, отойдя в сторону, принялась выламывать доски из забора. Рейму последовала её примеру, и уже через минуту в заборе зияла такая дырища, что в неё спокойно мог пролезть не только Давид, причём оригинальный, но и небольшая группа жирных форчанеров. Освободив себе таким образом доступ на территорию, подельницы, предвкушая скорый успех операции, направились вглубь сада, над которым мрачно возвышался объект их интереса. Юка проявила в проработке дизайна пугала недюжинную фантазию, и теперь на статую была надета утыканная различными металлическими предметами фуфайка по моде первых деревенских панков СССР, драные ватные штаны камуфляжного окраса, щедро украшенные аксельбантами из бельевой веревки и шапка-ушанка с воинственно вздёрнутыми вверх ушами. В руке у Давида красовалась лопата, которой он грозил потенциальным злоумышленникам, словно вождь мирового пролетариата недобитым буржуазным элементам. В таком виде иудейский царь больше напоминал не себя самого, а неожиданно вышедшего из запоя председателя колхоза. Результатом своей работы Казами-сан осталась довольна: Давид выглядел настолько страшно, что она сама могла смотреть на него, лишь въебав залпом флакончик Валокордина.
- Так, Мариса – начала Рейму, стараясь не пересекаться взглядом с ужасным пугалом – хватаем его и несём на выход, нехуй время терять.
- А хуй-то, хуй! – напомнила волшебница – хуй-то мы не нашли.
- Точно – согласилась жрица, растерянно глядя по сторонам – и где ты предлагаешь его искать?
- Вон там можно глянуть – кивнула Кирисаме в сторону небольшого садового домика, видневшегося в нескольких десятках метров от них, и решительно зашагала к нему.
- Всё-таки довольно странно, что Юка так спокойно нас пропустила – усмехнулась Красно-белая, догоняя подругу
- Это старость, Рейму-тян – усмехнулась Мариса – не дай Бог дожить до таких лет.
На самом деле ведьмочка жестоко ошибалась. Конечно, Юка не молодела, но в тот момент, когда Хакурей и Кирисаме вероломно разъёбывали забор, её бездействие было обусловлено другими причинами основной из которых было то, что подобная наглость просто не могла уложиться в голове госпожи Казами. Юка до последнего не верила своим глазам, но когда интервентки, победоносно матерясь, вторглись на территорию её владений и начали продвигаться вглубь сада, срывая с придорожных кустов еще не до конца поспевший крыжовник, огородница поняла – это война. Пизда вам, сучечки – проворчала она себе под нос, откладывая в сторону кулёк с семечками и вставая с лавки.
- Ну, и по-твоему, мы найдём здесь хуй? – с сомнением в голосе спросила Рейму, оглядывая внутреннее убранство домика, в который они с Марисой проникли по всем законам жанра, разбив окно куском кирпича, не принимая во внимание тот факт, что входная дверь была открыта нараспашку.
- Даже если мы не найдём здесь хуй, то вынесем отсюда ещё что-нибудь интересное – рассмеялась Мариса. Внутри домика обнаружилось совершенно невообразимое количество всевозможного барахла, которое Юка, видимо, годами собирала здесь, не имея морального права выбросить это всё на помойку, свято исповедуя бессмертную идею о том, что рано или поздно эти богатства обязательно пригодятся, будь то свёрнутый в трубочку ковёр, кормящий своим ворсом уже тысячное поколение генсокийской моли, или одинокая деревянная лыжа «Юность», компанию которой составляла не менее одинокая алюминиевая лыжная палка.
- Я вам, блядь, вынесу сейчас – неожиданно услышали девушки голос Юки. Обернувшись, они увидели, что Казами-сан стоит в дверном проёме и крайне негостеприимно вертит в руках мотыгу.
- Юка, где хуй? – абсолютно будничным тоном спросила Рейму – у нас мало времени, давай говори и уёбывай отсюда.
- Какой еще хуй? – поинтересовалась Юка в ответ, медленно сокращая дистанцию – раньше у меня хоть огурцы воровали, а вам какой-то хуй подавай? Пиздуйте-ка вы отсюда на хер подобру-поздорову, а иначе вам пизда.
В качестве демонстрации серьёзности своих намерений Казами-сан грозно махнула мотыгой, но возмущенные выдвинутым ультиматумом Мариса и Рейму сработали на опережение: волшебница схватила стоявший на столе бидон и молниеносно надела его Юке на голову, а жрица с размаху ёбнула по нашедшему неожиданное предназначение сосуду той самой лыжной палкой. Хозяйка Солнечного сада с грохотом улетела в сторону стеллажа с пустыми трехлитровыми банками, словно поверженный рыцарь. Воспользовавшись моментом, Рейму и Мариса спешно покинули садовый домик, рассудив, что навести в нём нормальный шмон всё равно теперь не получится.
- Ну её нахуй, Марис – махнула рукой Рейму, отбрасывая в сторону лыжную палку – пошли дальше
- И то верно зе, давай хоть лука мешок спиздим – ответила Мариса, заметив в «предбаннике» несколько объёмистых сеток – не с пустыми же руками уходить.
- Вы чё, бляди малолетние, совсем уже охренели? – возмутилась Юка, пытаясь снять с головы бидон. Он мало того, что был ей тесноват и сильно ограничивал обзор, так ещё и придавал словам госпожи Казами какой-то металлический оттенок, в результате чего её голос больше напоминал пердёж 412-го Москвича с оторванной выхлопной трубой.
Тем не менее, Мариса не восприняла недовольство Юки достаточно серьёзно, поэтому погрузив на спину подруге мешок с луком, она обозвала оппонентку старой шлюхой, после чего покинула помещение, демонстративно хлопнув дверью.
Сняв с головы бидон и поднявшись с пола, Юка решила теперь во что бы то ни стало покарать обнаглевших мерзавок, благо технические возможности вполне позволяли ей это сделать. Достав из стоящего в углу комнаты сейфа ружьё, Казами-сан вышла на крыльцо и увидела как Рейму и Мариса бодрым шагом удаляются по тропинке от домика.
- Стойте, суки! – крикнула она им вслед
- Да пошла ты на хуй – презрительно бросила через плечо Мариса
- Стойте, бляди, стрелять буду! – заорала Юка. Этой фразой ей всё-таки удалось привлечь к себе достаточное внимание, только результат вышел очень противоречивым: увидев в руках у хозяйки сада волыну, девушки не остановились, а наоборот, побежали; с другой стороны, теперь они хотя бы прекратили разбрасываться оскорблениями: Кирисаме решила, что крыть хуями человека с огнестрелом в руках – не лучшая идея. Рейму же было и вовсе не до этого – на плечи давил украденый непонятно зачем лук. Осознав, что грабительницы не хотят подчиняться приказам, Юка бросилась за ними в погоню. Правда, очень скоро стало ясно, что угнаться за двумя молодыми тёлками ей в силу преклонного возраста не удастся, поэтому Казами-сан открыла по удаляющимся преступницам беспорядочную стрельбу, чем ещё больше усугубила ситуацию: её ружьё было заряжено солью и не могло сразить злоумышленниц наглухо, зато могло серьёзно напугать. Это и произошло. Если до начала стрельбы Мариса и Рейму бежали по тропинке прямо, то теперь спасаясь от летящих вдогонку зарядов соли, начали хаотично менять траекторию движения, чем окончательно вывели Юку из себя.
- Не топчите мне грядки – орала Юка – убью нахуй!
Ответом ей была лишь тишина. Мариса и Рейму, пришедшие в ужас, лишь продолжали в панике петлять по зелёным насаждениям, в надежде скрыться от обстрела в густых зарослях высоченного подсолнечника. В конечном итоге им это всё-таки удалось, но ситуация от этого легче не стала: Мариса, виртуозно уклоняясь от выстрелов, смогла достичь укрытия без ранений, а вот нагруженная луком Рейму и в обычной жизни не отличавшаяся ни скоростью, ни тем более, умом или сообразительностью таки выхватила несколько порций соли в задницу.
19 69996
>>69995
- Кажется пронесло – прошептала волшебница, переведя дыхание и выглядывая из зарослей, пытаясь заметить Юку, которая внезапно прекратила стрельбу и скрылась из вида – Рейму, ты как, жива?
- Мариса – простонала Красно-белая, лежа на земле – посмотри, что там с моей жопой.
- Да тут пиздец! – изумилась Кирисаме – Рейму, родненькая, да у тебя весь пердак в клочья!
- Я жить-то буду? – с надеждой спросила жрица – может, мне в больничку лучше, а? Ну нахуй этого Давида!
- Щас я окажу тебе первую помощь – успокоила её Мариса – лежи тихо и не дёргайся. Я слышала, что луковый сок это отличное ранозаживляющее средство - с этими словами ведьма вытащила из мешка луковицу и, разрезав её напополам канцелярским ножом, найденным в карамане, приложила половинки к расхуяченной заднице подруги.
- АААААА! – заорала Рейму от боли – ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ?!
- ЗАТКНИСЬ! – попыталась успокоить её Мариса – ЕСЛИ ЮКА НАС ЗАМЕТИТ, ТО НАМ ПИЗДЕЦ!
- УБЕРИ СВОИ РУКИ ОТ МОЕЙ ЖОПЫ! – продолжала вопить Рейму – ЛУЧШЕ ВЫЗЫВАЙ ПОДКРЕПЛЕНИЕ, ВДВОЁМ МЫ ЭТУ ХУЙНЮ НЕ ВЫВЕЗЕМ!!!
Мариса хотела что-то ответить ей, но неожиданно перепалку девушек прервал приближающийся звук работы дизельного двигателя. Выглянув из подсолнухов, подруги похолодели от страха: в их сторону неумолимо приближалось секретное оружие, стоящее на вооружении Солнечного сада, ужаснейший аналоговнет – Реактивная Система Залпового Говна «Срач» на древнем шасси Урал-4320.
Эту машину смерти для Юки некоторое время назад соорудила Нитори Каваширо, купившая по дешевке партию списанных «Градов» у знакомого полковника из Внешнего мира. По традиции, распространённой в Дальневосточном Военном Округе, заслуженную технику ожидала крайне бесславная смерть, но коварная каппа смогла спасти часть машин от неминуемой гибели в хлюпающих глубинах живописных амурских болот и решила дать им вторую жизнь, поставив на рельсы гражданской конверсии. Таким образом, одна из ракетных установок, превращавших в своё время бравых китайских Хунмейлинов в мясной салат, оказалась переоборудована по заказу госпожи Казами в реактивный говномёт на дизельном ходу, который она использовала, для равномерного разброса удобрений по всей территории сада, благо, радиус действия позволял ей при желании закидать говнищем не только свой огород, но и весь Генсокё с окрестностями. Ей давно хотелось опробовать эту вундевафлю на людях и вот, наконец, такая возможность представилась.
Определив примерное местоположение злоумышленниц, Юка не стала медлить и сразу ебанула предупредительный залп. Говно стегануло по верхушкам подсолнухов, что заставило Марису и Рейму убедиться в серьёзности намерений Казами-сан.
- Получай, сука, получай – возмущенно крикнула Мариса, попытавшись отстреляться от передвижного говномёта краденым луком, но быстро оставила эту затею: с тем же успехом можно было отмахиваться мухобойкой от разъяренного стратегического бомбардировщика.
Поразившись наглости непрошенных гостей, ктороые вместо того, чтобы сдаться, начали ответный обстрел, Юка ебанула новый залп, на этот раз более прицельный и продолжительный. Охуев от такого расклада, Мариса решила-таки прислушаться к совету подруги и вызвать подмогу. Юкари, блядь! – орала волшебница в телефон, как в рацию, пытаясь перекричать рёв летящего над головой говна – срочно давай сюда подкрепление, а иначе нам тут пиздец! Ремилию давай, Сакую, блядь! Ситуация критическая! Мы попали под артобстрел! Рейму тяжело ранена! В жопу! Да, страшно смотреть! Да, как Момидзи грелку! Хватит ржать, Юкари, подкрепление давай!
К немалому удивлению, Якумо сработала весьма оперативно и вскоре под говномётным огнём компанию Марисе и Рейму составляли Ремилия и Сакуя. Правда толку от благородных леди было как с козла – молока.
- Такое чувство, будто говна ни разу не видели – простонала Рейму, глядя на то, как комакановские чистюли пытаются безуспешно скрыться от свистящих какашек, яростно пронзающих воздух – или даже сейчас выёбываются?
Заметив в рядах противника пополнение, Юка неожиданно прекратила, с позволения сказать, огонь и вновь решила завершить конфликт дипломатично:
- Рейму, отводи девчат! – крикнула госпожа Казами в матюгальник - Не надо. Пожалей их фанов из Внешнего мира, пожалей их самих. Отводи девчат, Рейму, дай команду!
- Я не такая большая начальница, чтобы давать такие команды – упёрлась жрица – да и как я их выведу, с раненой-то жопой, а?
- Ты лучше ко мне как гость приди – продолжала Юка
- Ой, иди на хуй, заебала уже – не выдержала неуместных на войне любезностей Мариса.
Услышав хамство в свой адрес, Юка вновь вышла из себя, и пизданула по непокорным мерзавкам таким залпом дерьма, что штукатурка посыпалась с потолка даже в храме Мория, а в чугунной бороде виновника инцидента, Давида, появилось несколько седых волос. Всадив в противниц весь боекомплект, Юка была уверена в своей победе. Она облегчённо вздохнула, и, взяв в руки лежавший на пассажирском сидении домкрат, вылезла из кабины, чтобы добить раненых вручную.
Чудом спасшейся четвёрке неудачниц, измазанных говном, словно сантехники-практиканты, оставалось лишь наблюдать за тем, как Юка медленно подходит к ним, помахивая орудием мести. Спасаться бегством сил у них не было, да и бежать тоже особо было некуда – злоумышленницы были прижаты к забору, а до спасительной дыры, которую некоторое время назад проделали Мариса и Рейму, было не меньше сотни метров. Ситуацию в последний момент спасла Юкари, изящно, насколько это возможно в её возрасте, выскочив из портала за спиной Юки и пизданув ей с размаха по затылку оторванным хуем царя Давида.
- А вот и я, девочки! – радостно поприветствовала она чудом спасшихся охотниц за пугалом, отодвигая ногой в сторону Юку, упавшую от удара без чувств, в собственноручно раскиданное говно.
- Юкари, сука, ты же сказала, что хуй тоже отдала Юке – зарычала Рейму и даже сделала попытку броситься в сторону Якумо-сан с пиздюлями, но адская боль в заднице мгновенно умерила её пыл.
- Наврала, признаюсь – смущенно ответила Юкари, краснея и опуская глаза – очень уж он мне понравился своим размером.
- Слушай, Юкарин – усмехнулась Мариса, стряхивая со своей шляпы говно – у меня в хозяйстве есть хорошая труба, здоровенная такая, я её в своё время со стройки магистрального газопровода спиздила, она тебе понравится своим размером ещё больше, могу продать недорого.
- Да какая там труба? – не унималась деморализованная жрица – у неё в пиздище не то, что газопровод, танковую дивизию расквартировать можно…
- Рейму – сладко промурлыкала Юкари – ещё одно слово, и я дам понюхать Юке нашатырного спирта.
- Вот-вот, хватит пиздеть – поддержала её Сакуя – хватаем Давида и уёбываем, пока наша сельхозартиллеристка не очухалась.
Оставшимся без противодействия со стороны хозяйки сада девушкам, понадобилось совсем немного времени, чтобы решить сегодняшний вопрос, ради которого они попали в весьма неприятную историю. Вскоре их голоса стихли вдалеке, и Солнечный сад вновь наполнился лишь пением птиц и шелестом листьев на ветру. Это война – прошептала Юка сама себе, приходя в сознание и поднимаясь на ноги – и победа будет за мной. С этими словами она не спеша подошла к воротам сада и открыла их нараспашку, пропуская на территорию ассенизаторскую машину с новой партией боеприпасов.
19 69996
>>69995
- Кажется пронесло – прошептала волшебница, переведя дыхание и выглядывая из зарослей, пытаясь заметить Юку, которая внезапно прекратила стрельбу и скрылась из вида – Рейму, ты как, жива?
- Мариса – простонала Красно-белая, лежа на земле – посмотри, что там с моей жопой.
- Да тут пиздец! – изумилась Кирисаме – Рейму, родненькая, да у тебя весь пердак в клочья!
- Я жить-то буду? – с надеждой спросила жрица – может, мне в больничку лучше, а? Ну нахуй этого Давида!
- Щас я окажу тебе первую помощь – успокоила её Мариса – лежи тихо и не дёргайся. Я слышала, что луковый сок это отличное ранозаживляющее средство - с этими словами ведьма вытащила из мешка луковицу и, разрезав её напополам канцелярским ножом, найденным в карамане, приложила половинки к расхуяченной заднице подруги.
- АААААА! – заорала Рейму от боли – ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ?!
- ЗАТКНИСЬ! – попыталась успокоить её Мариса – ЕСЛИ ЮКА НАС ЗАМЕТИТ, ТО НАМ ПИЗДЕЦ!
- УБЕРИ СВОИ РУКИ ОТ МОЕЙ ЖОПЫ! – продолжала вопить Рейму – ЛУЧШЕ ВЫЗЫВАЙ ПОДКРЕПЛЕНИЕ, ВДВОЁМ МЫ ЭТУ ХУЙНЮ НЕ ВЫВЕЗЕМ!!!
Мариса хотела что-то ответить ей, но неожиданно перепалку девушек прервал приближающийся звук работы дизельного двигателя. Выглянув из подсолнухов, подруги похолодели от страха: в их сторону неумолимо приближалось секретное оружие, стоящее на вооружении Солнечного сада, ужаснейший аналоговнет – Реактивная Система Залпового Говна «Срач» на древнем шасси Урал-4320.
Эту машину смерти для Юки некоторое время назад соорудила Нитори Каваширо, купившая по дешевке партию списанных «Градов» у знакомого полковника из Внешнего мира. По традиции, распространённой в Дальневосточном Военном Округе, заслуженную технику ожидала крайне бесславная смерть, но коварная каппа смогла спасти часть машин от неминуемой гибели в хлюпающих глубинах живописных амурских болот и решила дать им вторую жизнь, поставив на рельсы гражданской конверсии. Таким образом, одна из ракетных установок, превращавших в своё время бравых китайских Хунмейлинов в мясной салат, оказалась переоборудована по заказу госпожи Казами в реактивный говномёт на дизельном ходу, который она использовала, для равномерного разброса удобрений по всей территории сада, благо, радиус действия позволял ей при желании закидать говнищем не только свой огород, но и весь Генсокё с окрестностями. Ей давно хотелось опробовать эту вундевафлю на людях и вот, наконец, такая возможность представилась.
Определив примерное местоположение злоумышленниц, Юка не стала медлить и сразу ебанула предупредительный залп. Говно стегануло по верхушкам подсолнухов, что заставило Марису и Рейму убедиться в серьёзности намерений Казами-сан.
- Получай, сука, получай – возмущенно крикнула Мариса, попытавшись отстреляться от передвижного говномёта краденым луком, но быстро оставила эту затею: с тем же успехом можно было отмахиваться мухобойкой от разъяренного стратегического бомбардировщика.
Поразившись наглости непрошенных гостей, ктороые вместо того, чтобы сдаться, начали ответный обстрел, Юка ебанула новый залп, на этот раз более прицельный и продолжительный. Охуев от такого расклада, Мариса решила-таки прислушаться к совету подруги и вызвать подмогу. Юкари, блядь! – орала волшебница в телефон, как в рацию, пытаясь перекричать рёв летящего над головой говна – срочно давай сюда подкрепление, а иначе нам тут пиздец! Ремилию давай, Сакую, блядь! Ситуация критическая! Мы попали под артобстрел! Рейму тяжело ранена! В жопу! Да, страшно смотреть! Да, как Момидзи грелку! Хватит ржать, Юкари, подкрепление давай!
К немалому удивлению, Якумо сработала весьма оперативно и вскоре под говномётным огнём компанию Марисе и Рейму составляли Ремилия и Сакуя. Правда толку от благородных леди было как с козла – молока.
- Такое чувство, будто говна ни разу не видели – простонала Рейму, глядя на то, как комакановские чистюли пытаются безуспешно скрыться от свистящих какашек, яростно пронзающих воздух – или даже сейчас выёбываются?
Заметив в рядах противника пополнение, Юка неожиданно прекратила, с позволения сказать, огонь и вновь решила завершить конфликт дипломатично:
- Рейму, отводи девчат! – крикнула госпожа Казами в матюгальник - Не надо. Пожалей их фанов из Внешнего мира, пожалей их самих. Отводи девчат, Рейму, дай команду!
- Я не такая большая начальница, чтобы давать такие команды – упёрлась жрица – да и как я их выведу, с раненой-то жопой, а?
- Ты лучше ко мне как гость приди – продолжала Юка
- Ой, иди на хуй, заебала уже – не выдержала неуместных на войне любезностей Мариса.
Услышав хамство в свой адрес, Юка вновь вышла из себя, и пизданула по непокорным мерзавкам таким залпом дерьма, что штукатурка посыпалась с потолка даже в храме Мория, а в чугунной бороде виновника инцидента, Давида, появилось несколько седых волос. Всадив в противниц весь боекомплект, Юка была уверена в своей победе. Она облегчённо вздохнула, и, взяв в руки лежавший на пассажирском сидении домкрат, вылезла из кабины, чтобы добить раненых вручную.
Чудом спасшейся четвёрке неудачниц, измазанных говном, словно сантехники-практиканты, оставалось лишь наблюдать за тем, как Юка медленно подходит к ним, помахивая орудием мести. Спасаться бегством сил у них не было, да и бежать тоже особо было некуда – злоумышленницы были прижаты к забору, а до спасительной дыры, которую некоторое время назад проделали Мариса и Рейму, было не меньше сотни метров. Ситуацию в последний момент спасла Юкари, изящно, насколько это возможно в её возрасте, выскочив из портала за спиной Юки и пизданув ей с размаха по затылку оторванным хуем царя Давида.
- А вот и я, девочки! – радостно поприветствовала она чудом спасшихся охотниц за пугалом, отодвигая ногой в сторону Юку, упавшую от удара без чувств, в собственноручно раскиданное говно.
- Юкари, сука, ты же сказала, что хуй тоже отдала Юке – зарычала Рейму и даже сделала попытку броситься в сторону Якумо-сан с пиздюлями, но адская боль в заднице мгновенно умерила её пыл.
- Наврала, признаюсь – смущенно ответила Юкари, краснея и опуская глаза – очень уж он мне понравился своим размером.
- Слушай, Юкарин – усмехнулась Мариса, стряхивая со своей шляпы говно – у меня в хозяйстве есть хорошая труба, здоровенная такая, я её в своё время со стройки магистрального газопровода спиздила, она тебе понравится своим размером ещё больше, могу продать недорого.
- Да какая там труба? – не унималась деморализованная жрица – у неё в пиздище не то, что газопровод, танковую дивизию расквартировать можно…
- Рейму – сладко промурлыкала Юкари – ещё одно слово, и я дам понюхать Юке нашатырного спирта.
- Вот-вот, хватит пиздеть – поддержала её Сакуя – хватаем Давида и уёбываем, пока наша сельхозартиллеристка не очухалась.
Оставшимся без противодействия со стороны хозяйки сада девушкам, понадобилось совсем немного времени, чтобы решить сегодняшний вопрос, ради которого они попали в весьма неприятную историю. Вскоре их голоса стихли вдалеке, и Солнечный сад вновь наполнился лишь пением птиц и шелестом листьев на ветру. Это война – прошептала Юка сама себе, приходя в сознание и поднимаясь на ноги – и победа будет за мной. С этими словами она не спеша подошла к воротам сада и открыла их нараспашку, пропуская на территорию ассенизаторскую машину с новой партией боеприпасов.
20 69997
>>69996
Этой ночью Мариса никак не могла уснуть. Возможно причиной этому были пережитые за день приключения, а может всё дело было в том, что она осталась ночевать в храме Хакурей, чтобы приглядеть за раненой подругой, которая вместо того, чтобы спать, продолжала охать и ахать от боли в заднице, даже несмотря на скормленную ей перед отбоем пачку анальгина. Устав терпеть жалобные матюки Красно-белой, Мариса вышла во двор на перекур, но картина, представшая её взору тут же перебила у неё всю тягу к никотину: в лунном свете волшебница заметила, как в сторону Хакурейского храма на чудовищной скорости с рёвом несётся шквал говна, сметающий всё на своём пути. Мгновенно оценив ситуацию, Мариса бросилась обратно в помещение, подхватила Рейму и, выскочив в окно, рванула в сторону леса. Ровно через мгновение после того, как ей удалось достичь укрытия, на обитель Рейму обрушился первый залп, за которым последовали другие, не менее мощные. Поняв, что возмездия избежать не удастся, Кирисаме решила предупредить Комакановских о нависшей над ними угрозе, но все её попытки дозвониться до обитательниц особняка Скарлет оказались безуспешными. Марисе так и не суждено было узнать, что в тот момент на месте Комакана была лишь земля, дотла выжженная беспощадным говномётом.
21 70000
Сегодня контент прямо самосвалами подвозят. Жаль конечно, что не по моему реквесту, ну ладно. Почитаю перед сном.
22 70001
>>69997

>>69996

>>69995

>>69994

>>69993

>>69992
А ты хорош.
P.S знал что лучше Юкари не доверять.
23 70005
Говно, а не рассказ.
24 70010
>>70005
А каким должен быть рассказ, чтобы не говно?
25 70019
>>70010
Не про говно?
26 70021
>>70019
Это как вообще?
27 70029
>>69997

Ну вот, нашлось занятие на выходные. Буду читать, жрать и пить. Много. Пельмени, коньяк и Особняк - это моё всё.
28 70035
>>70029
Там на кружку чая рассказик, к сожалению.
1485547746474.jpg532 Кб, 1500x1061
29 70041
>>70001
Спасибо
>>70005
Конструктивная критика будет? Инбифо ебали мы конструктив. Чугунным хуем Или это я не понял твоего каламбура?
>>70020

>За юмор — четвёрка


Спасибо.

>за тему и быдлостиль предлагаю вкусить свежего благоухающего говнеца.


А ты чего тут ожидал? Изящной литературы? Так я не Пушкин-колотушкин и не Толстой.

>Сучечка, гет проебал.


Прошлой осенью, когда брал 66666-гет Реймой, предлагал Ачтоесли-куну взять 70К-гет фразой "Юкари - старая". Видимо, он забыл.
>>70029
Я очень надеюсь, что тебе понравится. Даже если нет, то буду ждать твоего отзыва.
>>70035
Ты насчёт длительности, или содержания?
30 70049
>>70041
Да ладно, без преувеличения могу сказать, что от текста стойкое чувство то ли писательского навыка, то ли внимательного анализа образцов - будто бы взяли Достоевского и изменили все слова, кроме союзов и предлогов, ну и ещё смешали с чем-то таким, что нравится лично автору.
31 70052
>>70049
Поддваиваю сего милостливого критика.
9f1d268a8056.jpg451 Кб, 966x1295
32 70053
>>70041

>конструктивно


Тогда скажу так.
У тебя виден отточенный стил письма. Текст читается легко и полностью усваивается разумом. Хорошо представляются картины описанных ситуаций. Если ты бы захотел написать книгу в 300-400 страниц про приключения, триллер или комедийное фэнтэзи, у тебя бы это вышло неплохо, может быть даже вышло 1-2 бестсейлера. Но ты выбрал, к превеликому сожалению, для сюжета тему говна, извращенных характеров и сортирных, быдлослэнговых мэмасиков, так что иДИ НАХУЙ БЛЯДЬ, КОПРОФИЛ ЕБАНЫЙ, ССССУКА АААА НЕНАВИЖУ!!!

Именно так твоя писанина и выглядит. Если ты решил, что это всем понравится, то ты ошибся нравится некоторым единицам, обычно сидящим не здесь, а если же это лично тебе нравится, то держи такое впредь при себе и для себе подобных.

>каламбур


И это тоже.
33 70055
>>70053
Дело в том, что топливом сюжета служит не говно, а деньги, а всякая мерзость вокруг персонажей это отражение их внутренней жадности (деньги в психоанализе метафора экскрементов)
Отсюда впрочем и непринужденность развития сюжета - погоня за деньгами это основной сюжет попкультуры.
34 70059
>>70055

>непринужденность


Описание форм человеческого непотребства с соответствующим лексиконом и антуражем. Вот все, что я увидел.

>попкультура


Пытаться выдать это за глубокие философские аллегории на тему человеческой алчности и падение души? Через чугунный хуй? Я так понимаю, типа этого. Тогда, да, воистину искусство.
35 70061
>>70059
Я не знаю, почему ты вместо того, чтобы оценивать по существу как сам рассказ, так и мой комментарий, придумываешь какой-то тезис, которого там конкретно нет, и споришь с ним.
Я ж говорю - говно в рассказе это элемент, который можно полностью убрать без того, чтобы целостность истории нарушилась. Антураж так вообще: Комакан, Кориндо, садик Юки. Говна нигде изначально нет. Что объединяет? В Комакане тратят бабло, в Кориндо отмывают, на поле зарабатывают и т.д. Гонка по этим локациям стандартный сюжет в современной культуре, отсюда и "непринужденность".
36 70064
>>70060
/to - это тебе не харкач. Это осколок другой, волшебной реальности, защищенный и огражденный от несовершеннства внешнего мира.
37 70065
>>70064
Скорее упавшая в говно синяя цифра 9 из раздроченного калейдоскопа.
38 70066
>>70065
Смотря с какой стороны находится.
39 70067
>>70066

>находитb]ь[/b]ся


Быстрофикс.
ParisTuileriesGardenFacepalmstatue.jpg105 Кб, 1024x683
40 70068
>>70067

>Пофиксил, блеять.

64356276p0.png1,7 Мб, 1000x1430
41 70071
>>70053
Вот, другое дело. А теперь разберём по частям тобою написанное.

>У тебя виден отточенный стил письма. Текст читается легко и полностью усваивается разумом. Хорошо представляются картины описанных ситуаций. Если ты бы захотел написать книгу в 300-400 страниц про приключения, триллер или комедийное фэнтэзи, у тебя бы это вышло неплохо, может быть даже вышло 1-2 бестсейлера.


Аригато.

>тему говна


Да я случайно, блин.

>извращенных характеров


КанонЪ

>быдлослэнговых мэмасиков


Щас бы в 2к18-м рейджить на это. Лол, кек, чебурек.

>Если ты решил, что это всем понравится


Очевидно, что нет. Всем угодить невозможно, да и задачи такой не стояло.

>держи такое впредь при себе


Нет. Я буду и дальше выкладывать сюда свою писанину, если, конечно, вдохновение не оставит меня. И да, постараюсь свести количество говна в своих текстах к минимуму, эта тема мне не сильно близка.
42 70076
>>70071

>КанонЪ


Не делай мне больно.

>Щас бы в 2к18-м


Picrelated. Энивэй, это здорово, когла они к месту, но не через слово.

>Я буду и дальше


Да ради Хакурея! Ты можешь писать действительно интересные хорошие вещи. Я с удовольствием почитаю... не про говно.
xvgzxr.jpg37 Кб, 600x600
43 70077
>>70076
Отклеилось.
14701057339090.jpg73 Кб, 427x604
44 70234
Перекинул сюда свою трустори с General. Не знаю зачем
Отдыхая после нудных пар, я дремал на диване, и ничего не предвещало беды, но вдруг в стене появился портал и откуда вышла Юкари, одетая в пикрилейтед. Я отвернулся от неё, в надежде что она уйдёт. Увы, но нет. Осмотрев меня, она произнесла:
–Так, кому сегодня 18 исполнилось ? Кого поздравлять ?
После этих слов она начала подходить ко мне. Как только Юкари подошла ко мне, она сказала:
–Имениник, открывай подарок!
После этих слов я повернулся к ней. В руках у неё была коробка с подарком, сама она закрыла глаза и широко улыбалась. Зловещее зрелище, если учесть во что она одета.
–Спасибо Юкари. Но разве тебе еть до меня дело ?
Юкари смутилась от такого вопроса. Выдохнув, она сказала:
–Как это нету ? Есть, ещё какое.
После чего она открыла мой подарок и там обнаружилась бутылка какого-то коньяка и 5к рублей.
–А теперь пей!
–Юкари, я не пью и не предлагай!
–Ну чтож, тогда я напьюсь и начну приставать к тебе. Ты ведь игнорируешь меня.
Юкари открыла бутылку и залпом выпила, при этом морщась, а на лице пот выступил. Закончив, она поставила бутылку на пол, а сама облокотилась на меня.
–Ты можешь выпить бутылку коньяка залпом ? Неплохой у тебя опыт и организм.
–Если ты хочешь сказать что мне больше 17, то это не правда. Я чуть младше тебя-я.
Ноги стали подкашивать, а речь зажевываться, взгляд её стал расфукусированным.
–Охх, напилась я. Придётся у тебя переночевать.
Вдруг она легла на меня и уснула. И так мне пришлось 3 часа просидеть со спящей бакой на коленях, но когда я решил встать, я её разбудил, отчего в её голове смешался сон с похмельем, и естественно она взныла, держась при этом за голову руками.
reimu1600x1200.jpg1,2 Мб, 1600x1200
45 70261
>>70041

>Я очень надеюсь, что тебе понравится. Даже если нет, то буду ждать твоего отзыва.



Хороший рассказ. Особо нравится то, что вставлены, так сказать, армейские ништяки. Это придаёт рассказу ощущение реализма и здорового юмора. А на суровую критику некоторых наших /to/варищей просто забей. Пишешь здорово, мне нравится, ну а Сольери всегда будет завидовать Моцарту, хе-хе.
Вот тебе няшная красно-белая для коллекции. Заслужил.
46 70277
Решил перекинуть сюда, ибо нравится мне. –Сакуя, это и есть твое причитается ?
–Да, а что тут такого ? Неужели тебе сложно поужинать со мной ?
–Нет, просто я думал ты заставишь меня выполнить какое-нибудь грязное поручение или что-то подобное, но ты поесть со мной захотела.
–Едой я не собираюсь ограничиваться, не зря же новое платье надела.
Сакуя, повернулась в сторону феи, которая спала сидя на табуретке и опревшей голову на клавиша рояля.
–Вставай, лентяйка, потом поспишь!
В ответ на это фея пробубнила что-то безсвязное и повернула голову на другую сторону.
–Не порть мне вечер.
Услышав нотки злости Сакуи, фея мигом проснулась, после чего она приступила к своей работе.
–Ну как, нравится ?
Спросила Сакуя, смотря на меня с толикой надежды.
–Ты так говоришь, как-будто это для меня ужин. Всё-таки это я должен его устраивать...
–Но устроила я. И кстати, как тебе моё платье ? Нравится, да ?
–Конечно, но странно: виноват я , а организовала все ты. Я даже не знаю зачем тебе это.
–Ну как зачем ? Ужин, ночь, музыка и самое главное ты. Романтика, одним словом.
После этого она встала, подошла ко мне и взав меня за руки, сказала.
–А ещё танцы!
–Я не умею танцевать.
–Ничего, научу!
–Обувь не жалко ?
–Ради такого дела-нет. Вставай давай!
Мы вышли в центр комнаты. Сакуя положила мою руку к себе чуть ниже талии (но несмотря на её протесты, я её на талию положил), а вторую взяла в сцепку со своей рукой. И мы начали какое-то подобие вальса. По прошествию некоторого времени, она прижалась почти вплотную и положила свою голову мне на плечо. Через некоторое время, она подняла голову и сказала мне сладким и одновременно сонливым голосом:
–Сегодня спишь со мной. И хихикнула.
Когда мы направлялись к ней в комнату, она два раза шлепнула ладонью меня по заду, в ответ улыбаясь, как-будто так и надо.
Ночью она уткнулачь носом мне в плечо, а утром сказала что полностью простила меня. Но я так и не понял к чему весь этот ужин был, ведь поесть и потанцевать можно с феей или одной. Может она троллит меня ?
46 70277
Решил перекинуть сюда, ибо нравится мне. –Сакуя, это и есть твое причитается ?
–Да, а что тут такого ? Неужели тебе сложно поужинать со мной ?
–Нет, просто я думал ты заставишь меня выполнить какое-нибудь грязное поручение или что-то подобное, но ты поесть со мной захотела.
–Едой я не собираюсь ограничиваться, не зря же новое платье надела.
Сакуя, повернулась в сторону феи, которая спала сидя на табуретке и опревшей голову на клавиша рояля.
–Вставай, лентяйка, потом поспишь!
В ответ на это фея пробубнила что-то безсвязное и повернула голову на другую сторону.
–Не порть мне вечер.
Услышав нотки злости Сакуи, фея мигом проснулась, после чего она приступила к своей работе.
–Ну как, нравится ?
Спросила Сакуя, смотря на меня с толикой надежды.
–Ты так говоришь, как-будто это для меня ужин. Всё-таки это я должен его устраивать...
–Но устроила я. И кстати, как тебе моё платье ? Нравится, да ?
–Конечно, но странно: виноват я , а организовала все ты. Я даже не знаю зачем тебе это.
–Ну как зачем ? Ужин, ночь, музыка и самое главное ты. Романтика, одним словом.
После этого она встала, подошла ко мне и взав меня за руки, сказала.
–А ещё танцы!
–Я не умею танцевать.
–Ничего, научу!
–Обувь не жалко ?
–Ради такого дела-нет. Вставай давай!
Мы вышли в центр комнаты. Сакуя положила мою руку к себе чуть ниже талии (но несмотря на её протесты, я её на талию положил), а вторую взяла в сцепку со своей рукой. И мы начали какое-то подобие вальса. По прошествию некоторого времени, она прижалась почти вплотную и положила свою голову мне на плечо. Через некоторое время, она подняла голову и сказала мне сладким и одновременно сонливым голосом:
–Сегодня спишь со мной. И хихикнула.
Когда мы направлялись к ней в комнату, она два раза шлепнула ладонью меня по заду, в ответ улыбаясь, как-будто так и надо.
Ночью она уткнулачь носом мне в плечо, а утром сказала что полностью простила меня. Но я так и не понял к чему весь этот ужин был, ведь поесть и потанцевать можно с феей или одной. Может она троллит меня ?
wallpaper-361736.jpg493 Кб, 1334x737
47 70288
>>70261
Спасибо.

>на суровую критику некоторых наших /to/варищей просто забей.


Иногда критика бывает интереснее самого произведения.
Рейму схоро сохранил.
134873264696c66286f75cfaddc1f470f32be58104.jpg438 Кб, 2048x1536
48 70322
>>69934

Что это за писанина? Зачем здесь этот наркоманский бред сивой кобылы в лунную ночь? Но главное: почему я потратил 10 минут своей жизни на чтение этого опуса? И последний вопрос: это писал физик или шизик?
49 70323
>>70322

В догон и до кучи.
Вон про горничную лучше, так как в двух тредах уже это Произведение. Видно аффтору самому нравицца. И то дело: на сон грядущий почитаешь и будет хорошо. Но утром глядишь и (миль пардон, любезные) простыня испачкана -:).
50 70333
>>70322
Шизик, но не тот, о которым ты подумал.
51 70359
Деревня людей.в одном из домов проходит собрание.
–Итак, на повестей дня "борьба с религиозным опиумом". Я думаю вам всем известно, что религия в Генсоке это вред. Мы кормим верой богов и ёкаев, а они едят нас за это. Разве не будет ли лучше всем нам стать атеистами ?
–Верно, долой бесполезных пожирателей веры! –Послышался возглас из толпы.
–Я вижу вы готовы действовать, это хорошо! Итак, для начало нам необходимо всем стать атеистами. После создать в деревне своё гетто для людей, куда не пускают ёкаев, в третьих, сжечь все храмы, чтобы религиозный опиум не снабжал богов верой. Все поняли ? Есть вопросы ?
–Что делать, если умер ?–Раздался одинокий голос из толпы.
–Хороший вопрос. Поскольку мы теперь отвергает любую религию, то не стоит идти к реке Сандзу, вместо этого прогуляйтечь, займитесь чем-нибудь. Это лучше, чем попадаться злой Яме, ведь она может за просто так в ад отправить, людей она не любит. Есть ещё вопросы ?
–А что с жрицами делать ?
–Ничего, пускай идут с миром. Хотя они людей сколько убили. Вопросы ?
Зал ответил тишиной.
–Отлично, приступает!
*
Выпуск бумбумвороны:
–Сегодня все люди в Генсоке стали атеистами, жрицы бьют тревогу! Веры осталось на 3 недели. Ёкаям тоже досталось, большинство из них всеми забыты, те кто выжил потеряли большую часть своей силы. Призраки теперь не пересекают реку, Ад несёт убытки, ведь денег в бюджет не идёт.
Через месяц люди склепали ракету и отправили меня на луну. На луне я легко побил всех бак и стал королём.
1476221859513.jpg1,8 Мб, 837x1360
52 70361
>>70359

>Послышался возглас из толпы


Раздался голос со стороны параши.

>куда не пускают ёкаев


Прочитал как "куда не пускают евреев"

>Веры осталось на 3 недели


Потом будет по талонам.
Норм. Не слишком художественно, зато так, будто пересказываешь то, что видел собственными глазами.
Алсо, как порешал вопросик за отсутствующую на Луне атмосферу? Там же кислород-не кислород.
53 70368
>>70361

>Потом будет по талонам.


Так им и надо. Пускай хоть телами торгуют за веру.

>Норм. Не слишком художественно, зато так, будто пересказываешь то, что видел собственными глазами.


Спасибо.

>Алсо, как порешал вопросик за отсутствующую на Луне атмосферу? Там же кислород-не кислород.


Некоторые люди всё-таки настояли на том, чтобы луна осталась и было решено отправлять на атмосферу немного веры, забыв при этом на всяких Джуно и прочих.
54 70387
>>70384
>>70383
Мои_четыре_состояния_пока_я_это_читал.jpg
9784758013178.jpg127 Кб, 800x603
55 70390
>>70383

>если вы решили отправиться в Генсоке


Какая издевательская формулировка.

>которая не смогла завести кошек


Начала бы выращивать валерьянку - кошки бы завелись сами.

>начинают реветь, пытаясь надовить на жалость.


Я бы повёлся.

>после чего она становится очень послушной


ХОТЕТ!

>школьница из внешнего мира, которая ходит в Генсоке за алкоголем


Мне вот интересно, как нынешние школьники бухич покупают, если даже мне порой кажется, что проще сгонять в Генсокё, чем купить без паспорта бутылку пива в "Пятёрочке" на соседнем районе.
56 70391
>>70390

>Пятёрочке


В небольших магазах берут. Не знаю как в пятерочке, но у меня был опыт небольшой подработки в бургер-кинге, там при продаже пиваса высвечивается кассиру огромное красное табло с возможными карами для самого кассира и всего заведения. + еще везде камеры
57 70432
А чего шизорассказы потерли? В рамках темы же.
image.png1,2 Мб, 768x1001
58 70433
>>70432

>А чего шизорассказы потерли?


Так у Бати заведено. И слава Богу.
59 70436
>>70433
Малюк причем тут?
60 70437
В связи с недавними событиями. Пятиминутка шансона ИТТ.

Тишина. Наши треды потёрты вновь.
Как приятно и мило без лишних слов...
Хоть печально, но эта печаль красива.
Я давно так душою не отдыхал,
В /d/ зашёл, претензию написал
И слова, как с листа, хоть разметка ложится криво.

Тишина, и я слышу идёт мод-тян
Так торжественно, словно на вечный бан,
Не иначе он - милый души моей новый подельник.
Ах, как здорово – никого вокруг
Шизота молчит, и в мозги не срут
И как раньше – один новый пост за неделю.

Тоходевочки вспомнят обо мне,
Те, которых постил я как во сне,
Только ночь их постил, а на утро оставил сразу.
Только лишь одну не оставлю я.
Это – та нищета Хакурейская,
Ту, кого я постить на любой имиджборде обязан.

Я спою и стакан через край налью
Да и выпью - за что никогда не пьют -
Что бы с верой меня в тохаче незнакомом встречали.
И уж если в бан - то сиделось всласть
Да что б Рейму ждала да не заждалась,
Да что б жив был тред, где аноны щитпостят ночами.

Тишина. Наши треды потёрты вновь.
Так приятно и мило без лишних слов,
Хоть печально, но эта печаль красива.
Пусть инет нам отрубят – не беда,
В нашем сердце останутся навсегда
Тохота, имиджборды, Япония, Зунья и пиво!

Соус оригинала для страшно далёких от народа /то/варищей: Михаил Круг - Тишина
60 70437
В связи с недавними событиями. Пятиминутка шансона ИТТ.

Тишина. Наши треды потёрты вновь.
Как приятно и мило без лишних слов...
Хоть печально, но эта печаль красива.
Я давно так душою не отдыхал,
В /d/ зашёл, претензию написал
И слова, как с листа, хоть разметка ложится криво.

Тишина, и я слышу идёт мод-тян
Так торжественно, словно на вечный бан,
Не иначе он - милый души моей новый подельник.
Ах, как здорово – никого вокруг
Шизота молчит, и в мозги не срут
И как раньше – один новый пост за неделю.

Тоходевочки вспомнят обо мне,
Те, которых постил я как во сне,
Только ночь их постил, а на утро оставил сразу.
Только лишь одну не оставлю я.
Это – та нищета Хакурейская,
Ту, кого я постить на любой имиджборде обязан.

Я спою и стакан через край налью
Да и выпью - за что никогда не пьют -
Что бы с верой меня в тохаче незнакомом встречали.
И уж если в бан - то сиделось всласть
Да что б Рейму ждала да не заждалась,
Да что б жив был тред, где аноны щитпостят ночами.

Тишина. Наши треды потёрты вновь.
Так приятно и мило без лишних слов,
Хоть печально, но эта печаль красива.
Пусть инет нам отрубят – не беда,
В нашем сердце останутся навсегда
Тохота, имиджборды, Япония, Зунья и пиво!

Соус оригинала для страшно далёких от народа /то/варищей: Михаил Круг - Тишина
61 70489
>>70436
К тому, что цитата переделана из "Дня опричника".
1521912053098.jpg87 Кб, 732x960
62 70694
Небольшой городок Сува издавна считался одним из самых живописных мест не только префектуры Нагано, но и всего региона Тюбу. А местные жители, которым посчастливилось родиться и вырасти в окружении густых лесов, высоких гор и красивейшего озера всегда отличались повышенным оптимизмом и жизнелюбием. И, разумеется, как и подобает истинным японцам, жители Сувы славились своей тягой не только к высоким эстетическим материям, но и к вполне земным удовольствиям. Именно по этой причине, одним из самых популярных учреждений в городе уже многие годы оставался местный медвытрезвитель. Каждое утро возле его входа весело гудела разномастная публика, покидавшая в лучах восходящего солнца свой ночной приют. Сегодня одной из тех, кто проиграл накануне битву с зелёным змием, а сейчас спешил покинуть гостеприимные стены трезвака, была и местная синтоистская жрица, очаровательная Санае Кочия. Это был её далеко не первый визит в это заведение, поэтому, она уже давно чувствовала себя там, как дома и сейчас, выходя за ворота, уже начинала чувствовать нечто вроде тоски. В отличие от большинства своих товарищей по несчастью, обеспокоенных сейчас лишь поиском денег на опохмел и маршрутку до дома, она могла позволить себе такую роскошь, как сантименты: на парковке её уже ждал автомобиль – чёрная заниженная Тоёта Сенчури, оглашавшая окрестности несущейся из салона японской мурятиной. Санае подошла к машине и, открыв заднюю дверь, рухнула на сиденье, привычным движением достав из холодильника банку с пивом.
- Здорова, мать – отхлебнув пива, поприветствовала жрица сидящую за рулём Канако Ясаку – глуши давай шарманку свою, и так репа трещит
- Здоровей видали – ответила змеиная богиня, убавляя громкость музыки и выруливая с парковки – ну давай, рассказывай, чё опять у тебя стряслось?
- Да ничего особенного – буркнула Санае
- Ничего особенного? – ахнула Канако – а чё менты к нам вчера нарисовались, а? Блядь, даже начальник ОВД лично был! Уж не чай же они к нам пить припёрлись!
- Ну так и спросила бы ментов за меня – хмыкнула жрица, принимаясь за вторую банку – чё ты тут мне допрос устроила, как прокурорша? Ты видишь мне хреново? Тоже мне, блядь… Вместо того, чтобы пожалеть свою девочку-целочку, она ей какое-то фуфло вжёвывает.
- Рассказывай давай – повышая голос, потребовала Канако. Ей очень хотелось знать причину, по которой вчера вечером территория её храма была осквернена присутствием сотрудников правоохранительных органов.
Поняв, что так просто начальница от неё не отстанет, Санае начала свой рассказ. Оказалось, что вчера по пути домой после школы жрица по своему обыкновению зашла в бар, чтобы пропустить там кружечку-другую холодного пивка и, по возможности, шлифануть его чем-нибудь покрепче. В разгар веселья в баре объявилась группа буддистов, проезжавших мимо по пути из Гифу в Ибараки. В какой-то момент эти самые буддисты чем-то вывели Санае из себя, в результате чего она размотала их в кашу, чем привела в ужас владельца бара, который, увидев такое дело, вызвал полицию. Приехавшие на место происшествия стражи порядка обнаружили в помещении бара отпизженных как собак последователей Будды и победительницу неравной битвы, валявшуюся на полу в луже собственной блевотины в совершенно невменяемом состоянии – одержав верх над мимокрокодилами, Санае сгоряча всадила в жало поллитру водки, которая как-то нехорошо легла на выжранное ранее пиво, хотя сама жрица была уверена, что во внезапном приступе тошноты было виновато магазинное бенто с истекшим сроком годности, купленное по акции всего за 199 иен. В итоге, полицейские, отказавшись принимать заяву от терпил, составили протокол об административном правонарушении и доставили неудержимо блюющую священницу в специализированное медицинское учреждение.
- И чего ты до них доебалась? – мрачно спросила Канако
- Да выстегнул меня их базар гнилой – вздохнула Санае – баланду травят, что фраера бездарные. Подошла я, короче к ним, и говорю, мол, не по понятиям живёте, за ход им синтоистский пояснять начала, за людское, а они мне, мол, мы твои понятия на хую видели, у нас, мол, в Сангхе дхарма своя, то-сё, ну я думаю, всё, валить их надо, это по ходу краснота какая-то…
- Да ты чё, попутала что ли? – ахнула сидящая за рулём богиня – ты чё беспределом-то занимаешься?
- Ой, всё, не лезь на рога – начала выходить из себя жрица – топи лучше давай, я в учагу опазываю.
- Какая тебе, блядь учага? – с тоской в голосе спросила Канако – посмотри на себя: еблище опухшее, расцарапанное всё, блядь, воняет от тебя как от бомжихи вокзальной. В учагу она собралась! Сиди сегодня на хате.
- Сесть я всегда успею – отреагировала Санае.
- Кстати – вспомнила Канако – через неделю мылим лыжи на новую малину.
- Ну и куда всё-таки? – спросила жрица. Ей очень хотелось переехать куда-нибудь на Сахалин, или в Забайкалье, но её начальницы были против такой радикальной смены места дислокации.
- В Генсоке – ответила богиня – Зунья Канагавский подсобил, там в ажуре всё уже.
- А это ещё кто? – поинтересовалась жрица, услышав незнакомое имя
- Здравый человек – уверенно заявила Канако – уважаемый. По понятиям живёт, на общак уделяет. Ну и потом, земеля он наш. Да не менжуйся ты, не ссученный он, раз сказал, что малина – значит малина, а не лагерь. Так что давай – продолжила она, подруливая к хате – приходи в себя, а как придешь, так зайди в школу, забери документы и попрощайся с одноклассниками и учителями. Отъезжаем через неделю.
1521912053098.jpg87 Кб, 732x960
62 70694
Небольшой городок Сува издавна считался одним из самых живописных мест не только префектуры Нагано, но и всего региона Тюбу. А местные жители, которым посчастливилось родиться и вырасти в окружении густых лесов, высоких гор и красивейшего озера всегда отличались повышенным оптимизмом и жизнелюбием. И, разумеется, как и подобает истинным японцам, жители Сувы славились своей тягой не только к высоким эстетическим материям, но и к вполне земным удовольствиям. Именно по этой причине, одним из самых популярных учреждений в городе уже многие годы оставался местный медвытрезвитель. Каждое утро возле его входа весело гудела разномастная публика, покидавшая в лучах восходящего солнца свой ночной приют. Сегодня одной из тех, кто проиграл накануне битву с зелёным змием, а сейчас спешил покинуть гостеприимные стены трезвака, была и местная синтоистская жрица, очаровательная Санае Кочия. Это был её далеко не первый визит в это заведение, поэтому, она уже давно чувствовала себя там, как дома и сейчас, выходя за ворота, уже начинала чувствовать нечто вроде тоски. В отличие от большинства своих товарищей по несчастью, обеспокоенных сейчас лишь поиском денег на опохмел и маршрутку до дома, она могла позволить себе такую роскошь, как сантименты: на парковке её уже ждал автомобиль – чёрная заниженная Тоёта Сенчури, оглашавшая окрестности несущейся из салона японской мурятиной. Санае подошла к машине и, открыв заднюю дверь, рухнула на сиденье, привычным движением достав из холодильника банку с пивом.
- Здорова, мать – отхлебнув пива, поприветствовала жрица сидящую за рулём Канако Ясаку – глуши давай шарманку свою, и так репа трещит
- Здоровей видали – ответила змеиная богиня, убавляя громкость музыки и выруливая с парковки – ну давай, рассказывай, чё опять у тебя стряслось?
- Да ничего особенного – буркнула Санае
- Ничего особенного? – ахнула Канако – а чё менты к нам вчера нарисовались, а? Блядь, даже начальник ОВД лично был! Уж не чай же они к нам пить припёрлись!
- Ну так и спросила бы ментов за меня – хмыкнула жрица, принимаясь за вторую банку – чё ты тут мне допрос устроила, как прокурорша? Ты видишь мне хреново? Тоже мне, блядь… Вместо того, чтобы пожалеть свою девочку-целочку, она ей какое-то фуфло вжёвывает.
- Рассказывай давай – повышая голос, потребовала Канако. Ей очень хотелось знать причину, по которой вчера вечером территория её храма была осквернена присутствием сотрудников правоохранительных органов.
Поняв, что так просто начальница от неё не отстанет, Санае начала свой рассказ. Оказалось, что вчера по пути домой после школы жрица по своему обыкновению зашла в бар, чтобы пропустить там кружечку-другую холодного пивка и, по возможности, шлифануть его чем-нибудь покрепче. В разгар веселья в баре объявилась группа буддистов, проезжавших мимо по пути из Гифу в Ибараки. В какой-то момент эти самые буддисты чем-то вывели Санае из себя, в результате чего она размотала их в кашу, чем привела в ужас владельца бара, который, увидев такое дело, вызвал полицию. Приехавшие на место происшествия стражи порядка обнаружили в помещении бара отпизженных как собак последователей Будды и победительницу неравной битвы, валявшуюся на полу в луже собственной блевотины в совершенно невменяемом состоянии – одержав верх над мимокрокодилами, Санае сгоряча всадила в жало поллитру водки, которая как-то нехорошо легла на выжранное ранее пиво, хотя сама жрица была уверена, что во внезапном приступе тошноты было виновато магазинное бенто с истекшим сроком годности, купленное по акции всего за 199 иен. В итоге, полицейские, отказавшись принимать заяву от терпил, составили протокол об административном правонарушении и доставили неудержимо блюющую священницу в специализированное медицинское учреждение.
- И чего ты до них доебалась? – мрачно спросила Канако
- Да выстегнул меня их базар гнилой – вздохнула Санае – баланду травят, что фраера бездарные. Подошла я, короче к ним, и говорю, мол, не по понятиям живёте, за ход им синтоистский пояснять начала, за людское, а они мне, мол, мы твои понятия на хую видели, у нас, мол, в Сангхе дхарма своя, то-сё, ну я думаю, всё, валить их надо, это по ходу краснота какая-то…
- Да ты чё, попутала что ли? – ахнула сидящая за рулём богиня – ты чё беспределом-то занимаешься?
- Ой, всё, не лезь на рога – начала выходить из себя жрица – топи лучше давай, я в учагу опазываю.
- Какая тебе, блядь учага? – с тоской в голосе спросила Канако – посмотри на себя: еблище опухшее, расцарапанное всё, блядь, воняет от тебя как от бомжихи вокзальной. В учагу она собралась! Сиди сегодня на хате.
- Сесть я всегда успею – отреагировала Санае.
- Кстати – вспомнила Канако – через неделю мылим лыжи на новую малину.
- Ну и куда всё-таки? – спросила жрица. Ей очень хотелось переехать куда-нибудь на Сахалин, или в Забайкалье, но её начальницы были против такой радикальной смены места дислокации.
- В Генсоке – ответила богиня – Зунья Канагавский подсобил, там в ажуре всё уже.
- А это ещё кто? – поинтересовалась жрица, услышав незнакомое имя
- Здравый человек – уверенно заявила Канако – уважаемый. По понятиям живёт, на общак уделяет. Ну и потом, земеля он наш. Да не менжуйся ты, не ссученный он, раз сказал, что малина – значит малина, а не лагерь. Так что давай – продолжила она, подруливая к хате – приходи в себя, а как придешь, так зайди в школу, забери документы и попрощайся с одноклассниками и учителями. Отъезжаем через неделю.
63 70695
>>70694
Санае хотела немного подискутировать на тему того, к чему такая спешка, но решила не выводить из себя ни Канако, ни, встретившую их у ворот Сувако, рассудив, что им и самим не хочется покидать привычное место жительства, но безжалостные обстоятельства заставляют их отправиться в неизведанное. До недавней поры мутные дела у храма Мория шли весьма неплохо, но внезапно сменившийся прокурор префектуры оказался на редкость упёртым типом и принялся с завидной настырностью интересоваться их весьма сомнительной деятельностью, угрожая превратить авторитетный религиозный коллектив чуть ли не в «подшконочных чертей» местного значения, а то и вовсе пустить по этапу всю морийскую блат-хату. На их счастье, избавление явилось Морийцам в лице человека, клятвенно пообещавшего им новый офис в нормальном регионе «где мусорьём поганым даже не пахнет». Уцепившись за этот вариант, Канако и Сувако залегли на дно и принялись готовиться к отъезду, но вчерашняя пьяная выходка Санае чуть было не перечеркнула все их планы. Они очень надеялись на то, что их любимая жрица осознает степень риска, которому она подвергла накануне своих начальниц и прекратит алкогольный беспредел, но ситуация оказалась несколько сложнее, чем они ожидали.
Когда до отъезда оставался всего день, богиням всё-таки удалось с грехом пополам вывести Санае из запоя. Собираясь утром в школу, жрица впервые за долгое время была похожа не на кабацкую подстилку, а на приличную старшеклассницу, пусть и источающую некоторое алкогольное амбре, которое не в состоянии были перебить ни жевачка, ни чеснок, ни даже парфюм Kenzo L’ Eau Pour Femme, который Санае, к ужасу богинь, попыталась употребить внутрь. Санае наотрез отказалась от предложения Канако подбросить её до школы на машине, мотивировав это тем, что у неё есть кое-какие неотложные дела. Только веди себя хорошо – напутствовала её Сувако – не хулигань и внимательно переходи дорогу. Особенно, когда шары зальёшь – в полголоса добавила Ясака, понимая, какие неотложные дела могли возникнуть у Санае с утра пораньше. На самом деле, змеюка ошибалась: жрица совсем не собиралась злоупотреблять алкоголем в столь ранний час – она честно хотела прийти в школу, попрощаться с одноклассниками, тем более, что в своём классе Санае «жила на положняке», и, завершив все свои дела, вернуться обратно на хату как можно быстрее, ведь по случаю отъезда, начальницы устраивали небольшую пьянку, а значит, сегодня не было особого смысла толькаться по разливайкам, забитым небритыми забулдыгами и бритыми, но живущими не по понятиям залётными буддистами. Истинной целью жрицы этим утром был один её одноклассник, в которого она была влюблена чуть ли не с начальной школы. Чувства к нему давно переполняли Санае, но в силу природной скромности она много лет не решалась признаться в них своему принцу. Нам всё равно не суждено быть вместе, но пусть он хотя бы знает о том, что я его люблю – рассудила Санае, решив перехватить его по дороге в школу.
Перехватить ей его, конечно, удалось, но с этого момента всё пошло наперекосяк. Возлюбленный жрицы умудрился испортить волнительный момент одной лишь фразой.
- П-послушай, Арараги-кун – начала Санае, осторожно взяв парня за рукав пиджака – я хочу тебе кое-что сказать, очень важное.
- Жалуйся – ответил он, доброжелательно улыбаясь.
- Дело в том, что я тебя люблю, Арараги-кун – покраснев и зажмурив глаза от страха, выпалила жрица – и люблю очень давно…
- Извини, Кочия-сан – ответил красавчик, с достоинством поправляя чёлку, закрывающую половину его блядского ебальника – но я не могу ответить тебе взаимностью при всём желании. Дело в том, что я гей.
- Да ты не гей – мрачно ответила Санае, услышав столь шокирующее откровение – ты пидорас, Арараги-кун. Хуесос и жопошник, вот кто ты.
Контрольно послав своего возлюбленного на хуй, жрица быстрым шагом направилась прочь. Слова Арараги о его нетрадиционной ориентации напугали Санае, как ментовский «бобик» подъездную шпану и теперь не могло идти и речи о том, чтобы добраться до школы трезвой. Купив в ближайшем супермаркете бутылку саке, Санае принялась жрать его крупными глотками, прямо у дверей магазина, чтобы хоть немного совладать с охватившими её чувствами. Это что же получается? – рассуждала она – я столько лет была влюблена в пидора опущенного? Ну ладно, допустим, по незнанке не канает. Но я же не только с ним разговаривала, так ещё и трогала его, это же зашквар! Да за такую делюгу меня Канако-сама и Сувако-сама на параше сгноят! Вот попадос. Получается – решила Санае – теперь у меня есть только один выход. Я должна Арараги убить, а иначе быть мне ковырялкой парашной.
Столь мрачные раздумья немного оторвали жрицу от реальности. Прийти в себя её заставила лишь внезапно опустевшая бутылка саке. Учитывая, что до школы оставалась ещё пара кварталов, Санае решила взять ещё бутылочку в дорогу. Таким образом, к храму знаний Кочия-сан прибыла, мягко говоря «на кочерге», имея при этом на тот момент весьма смутное представление о том, зачем она сюда нарисовалась. Она могла припомнить лишь что-то наподобие того, что ей нужно не то с кем-то попрощаться, не то кого-то убить, а может быть совершить какое-нибудь другое противоправное действие. Ну да ладно, по ходу дела вспомню – решила она, благо школа сейчас всем своим видом провоцировала Санае на бесчинства. Первыми её жертвами чуть не стали три восьмиклассницы, заметившие, как морийская жрица идёт по школьному двору. Ах, Кочия-семпай, можно с вами сфотографироваться на память? – затрещали они, подбегая к Санае – мы слышали, вы уходите… К ужасу школьниц, морийка вовсе не собиралась фотографироваться с ними, более того, восприняла эту вполне безобидную просьбу по-своему. Ей почему-то показалось, что восьмиклассницы – это «суки мусорские», а следовательно, и фотография им нужна для того, чтобы в дальнейшем портить ей жизнь всеми возможными способами. Отобрав у одной из своих кохаек телефон, Санае принялась запихивать его в задницу хозяйке под отчаянные вопли подруг. Безвыходную, казалось бы, ситуацию элегантно спас школьный дворник, который услышав крики, отогнал разгоряченную жрицу от своих жертв при помощи метлы. Морийке пришлось подчиниться его требованиям прекратить беспредел: дворник имел в своей биографии три ходки за разбой и числился на районе весьма уважаемым человеком. Вступать в открытую конфронтацию со старым арестантом Санае, даже будучи вжаренной, посчитала нерациональным. Гораздо меньше повезло школьной вахтёрше, которая сдуру решила доебаться до жрицы, нарушающей общепринятые в школе порядки.
63 70695
>>70694
Санае хотела немного подискутировать на тему того, к чему такая спешка, но решила не выводить из себя ни Канако, ни, встретившую их у ворот Сувако, рассудив, что им и самим не хочется покидать привычное место жительства, но безжалостные обстоятельства заставляют их отправиться в неизведанное. До недавней поры мутные дела у храма Мория шли весьма неплохо, но внезапно сменившийся прокурор префектуры оказался на редкость упёртым типом и принялся с завидной настырностью интересоваться их весьма сомнительной деятельностью, угрожая превратить авторитетный религиозный коллектив чуть ли не в «подшконочных чертей» местного значения, а то и вовсе пустить по этапу всю морийскую блат-хату. На их счастье, избавление явилось Морийцам в лице человека, клятвенно пообещавшего им новый офис в нормальном регионе «где мусорьём поганым даже не пахнет». Уцепившись за этот вариант, Канако и Сувако залегли на дно и принялись готовиться к отъезду, но вчерашняя пьяная выходка Санае чуть было не перечеркнула все их планы. Они очень надеялись на то, что их любимая жрица осознает степень риска, которому она подвергла накануне своих начальниц и прекратит алкогольный беспредел, но ситуация оказалась несколько сложнее, чем они ожидали.
Когда до отъезда оставался всего день, богиням всё-таки удалось с грехом пополам вывести Санае из запоя. Собираясь утром в школу, жрица впервые за долгое время была похожа не на кабацкую подстилку, а на приличную старшеклассницу, пусть и источающую некоторое алкогольное амбре, которое не в состоянии были перебить ни жевачка, ни чеснок, ни даже парфюм Kenzo L’ Eau Pour Femme, который Санае, к ужасу богинь, попыталась употребить внутрь. Санае наотрез отказалась от предложения Канако подбросить её до школы на машине, мотивировав это тем, что у неё есть кое-какие неотложные дела. Только веди себя хорошо – напутствовала её Сувако – не хулигань и внимательно переходи дорогу. Особенно, когда шары зальёшь – в полголоса добавила Ясака, понимая, какие неотложные дела могли возникнуть у Санае с утра пораньше. На самом деле, змеюка ошибалась: жрица совсем не собиралась злоупотреблять алкоголем в столь ранний час – она честно хотела прийти в школу, попрощаться с одноклассниками, тем более, что в своём классе Санае «жила на положняке», и, завершив все свои дела, вернуться обратно на хату как можно быстрее, ведь по случаю отъезда, начальницы устраивали небольшую пьянку, а значит, сегодня не было особого смысла толькаться по разливайкам, забитым небритыми забулдыгами и бритыми, но живущими не по понятиям залётными буддистами. Истинной целью жрицы этим утром был один её одноклассник, в которого она была влюблена чуть ли не с начальной школы. Чувства к нему давно переполняли Санае, но в силу природной скромности она много лет не решалась признаться в них своему принцу. Нам всё равно не суждено быть вместе, но пусть он хотя бы знает о том, что я его люблю – рассудила Санае, решив перехватить его по дороге в школу.
Перехватить ей его, конечно, удалось, но с этого момента всё пошло наперекосяк. Возлюбленный жрицы умудрился испортить волнительный момент одной лишь фразой.
- П-послушай, Арараги-кун – начала Санае, осторожно взяв парня за рукав пиджака – я хочу тебе кое-что сказать, очень важное.
- Жалуйся – ответил он, доброжелательно улыбаясь.
- Дело в том, что я тебя люблю, Арараги-кун – покраснев и зажмурив глаза от страха, выпалила жрица – и люблю очень давно…
- Извини, Кочия-сан – ответил красавчик, с достоинством поправляя чёлку, закрывающую половину его блядского ебальника – но я не могу ответить тебе взаимностью при всём желании. Дело в том, что я гей.
- Да ты не гей – мрачно ответила Санае, услышав столь шокирующее откровение – ты пидорас, Арараги-кун. Хуесос и жопошник, вот кто ты.
Контрольно послав своего возлюбленного на хуй, жрица быстрым шагом направилась прочь. Слова Арараги о его нетрадиционной ориентации напугали Санае, как ментовский «бобик» подъездную шпану и теперь не могло идти и речи о том, чтобы добраться до школы трезвой. Купив в ближайшем супермаркете бутылку саке, Санае принялась жрать его крупными глотками, прямо у дверей магазина, чтобы хоть немного совладать с охватившими её чувствами. Это что же получается? – рассуждала она – я столько лет была влюблена в пидора опущенного? Ну ладно, допустим, по незнанке не канает. Но я же не только с ним разговаривала, так ещё и трогала его, это же зашквар! Да за такую делюгу меня Канако-сама и Сувако-сама на параше сгноят! Вот попадос. Получается – решила Санае – теперь у меня есть только один выход. Я должна Арараги убить, а иначе быть мне ковырялкой парашной.
Столь мрачные раздумья немного оторвали жрицу от реальности. Прийти в себя её заставила лишь внезапно опустевшая бутылка саке. Учитывая, что до школы оставалась ещё пара кварталов, Санае решила взять ещё бутылочку в дорогу. Таким образом, к храму знаний Кочия-сан прибыла, мягко говоря «на кочерге», имея при этом на тот момент весьма смутное представление о том, зачем она сюда нарисовалась. Она могла припомнить лишь что-то наподобие того, что ей нужно не то с кем-то попрощаться, не то кого-то убить, а может быть совершить какое-нибудь другое противоправное действие. Ну да ладно, по ходу дела вспомню – решила она, благо школа сейчас всем своим видом провоцировала Санае на бесчинства. Первыми её жертвами чуть не стали три восьмиклассницы, заметившие, как морийская жрица идёт по школьному двору. Ах, Кочия-семпай, можно с вами сфотографироваться на память? – затрещали они, подбегая к Санае – мы слышали, вы уходите… К ужасу школьниц, морийка вовсе не собиралась фотографироваться с ними, более того, восприняла эту вполне безобидную просьбу по-своему. Ей почему-то показалось, что восьмиклассницы – это «суки мусорские», а следовательно, и фотография им нужна для того, чтобы в дальнейшем портить ей жизнь всеми возможными способами. Отобрав у одной из своих кохаек телефон, Санае принялась запихивать его в задницу хозяйке под отчаянные вопли подруг. Безвыходную, казалось бы, ситуацию элегантно спас школьный дворник, который услышав крики, отогнал разгоряченную жрицу от своих жертв при помощи метлы. Морийке пришлось подчиниться его требованиям прекратить беспредел: дворник имел в своей биографии три ходки за разбой и числился на районе весьма уважаемым человеком. Вступать в открытую конфронтацию со старым арестантом Санае, даже будучи вжаренной, посчитала нерациональным. Гораздо меньше повезло школьной вахтёрше, которая сдуру решила доебаться до жрицы, нарушающей общепринятые в школе порядки.
64 70696
>>70695
- Где сменка, Кочия? – строго спросила она, заметив, что Санае, войдя внутрь школы, прёт напролом, как трелёвочный трактор по колымскому лесоповалу.
- Сменка? – злобно переспросила мико, подходя к вахтерше – я тебе, блядь, устрою сейчас сменку, паскуда вертухайская! С этими словами Санае одной рукой вцепилась в горло старухе, а другой мощным рывком выдрала из раскрывшегося от испуга и нехватки кислорода хлебальника вставную челюсть и пинком отправила её в открытую форточку. После этого, пользуясь полуобморочным состоянием престарелой «ресепшионистки», Санае запихнула в освободившееся от фальш-зубов место свёрнутую в трубочку тетрадь для работ по японскому языку. Поставив вахтёршу на место и слегка успокоившись, жрица поспешила в свой класс. Заскочив в кабинет ровно за секунду до звонка, Санае быстренько добралась до своей парты и решила спокойно провести последний для неё день в этой школе, но начавшая перекличку учительница, тут же поставила крест (или что там у этих синтоистских нехристей) на её благородном порыве.
- Арараги! – произнесла преподавательница, и, не дождавшись отклика, принялась скользить взглядом по классу поверх очков – где Арараги, кто-нибудь в курсе? Почему он отсутствует?
- Известно почему – с ненавистью начала Санае, на которую внезапно снизошло озарение – какой смысл этому пидору ёбаному в школу ходить? Для этого петуха дырявого сосать хуи и ебстить в жопу куда интереснее, чем слушать ваше назидалово, сенсей. Пошел он нахуй, пидорас этот. Ну, да я его всё равно порешу, будет ему и вилка в глаз, и в жопу раз, и перо под ребро, эх, сукой буду по-токийски, век свободы не видать.
Получив столь исчерпывающий ответ, учительница пропросила Санае соблюдать тишину и на свой страх и риск продолжила урок, впрочем, Кочия-сан не собиралась доставлять никому в классе каких-либо неудобств: теперь её целью было лишь дождаться перемены, чтобы во-первых, догнаться алкоголем, а во-вторых, броситься на поиски бесследно пропавшего гомосексуалиста Арараги.
Однако, операция по поимке коварного пидораса в школьных стенах не увенчалась для Санае успехом: обойдя все кабинеты, она так и не смогла найти заднеприводного негодяя, растоптавшего её светлые чувства, поэтому, чтобы не терять время даром, озадачилась вопросом «догонялова». Тут удача наконец повернулась к Санае лицом. Спирта, конечно, можно было раздобыть и в медпункте, но жрица банально не успела дойти до него, случайно заглянув в каморку к трудовику. Это утро он, выгнав учеников на уборку территории, коротал в компании физрука за бутылочкой водки. Как опытный алконавт, знающий толк к культурном злоупотреблении, весь процесс он обставил по всем канонам: стол был накрыт свежей утренней газетой, на которой компанию огненной воде составляли копчёное сало, свежий чёрный хлеб, молодой зелёный лук, пачка Майлд Севена и банка бычков в томате (ГОСТ 16978-99).
- О, жрица, заходи! – приветливо махнул рукой трудовик, увидев в дверях Санае
- Часик в радость, старик – поприветствовала она сенсея, с предвкушением оглядывая накрытую им «поляну»
- Тяпнешь с нами? – предложил организатор пьянки, спешно доставая из ящика стола ещё один стопарь – присаживайся, Сань, не стесняйся…
- Тяпнуть-то тяпну – неожиданно помрачнев, ответила Санае, заметив физрука – но с этим фраером позорным я за один стол не сяду. Ему на параше место, а не рядом с достойными людьми.
- Чё ты там пиздишь, хуйня жирная? – возмутился физрук – кто тут фраер?
- Да ты, блядь, кто же ещё? Старик – жрица ткнула трудовика в волосатую грудь, обширно забитую наколками – хоть по малолетке чалился, а ты только яйцами по стадиону трясти можешь. Да я тебя сейчас… - с этими словами Санае, опрокинув в своё бездонное жерло стопку водки, предложенную трудовиком, схватила со стоящего рядом верстака угрожающих размеров штангенрейсмас и бросилась с ним на преподавателья физкультуры. Расценив степень угрозы, как критическую, неудачливый алкоспортсмен бросился наутёк, позабыв и про водку, и про сало и про халявное курево. Увидев, что физрук хочет уйти от наказания, Санае яростно ломанулась вслед за ним. У неё были причины ненавидеть этого человека, и его нежелание жить «по понятиям» было далеко не основной из них. Главной претензией жрицы к физруку была его дурацкая привычка подшучивать над некоторыми её анатомическими особенностями. Дело в том, что несмотря на юный возраст, морийская жрица выглядела так, будто сошла с картин одного известного русского художника, сидящего на Пиксиве. По этой причине, вдохновлённый её роскошными формами физрук, обожал комментировать любое упражнение в исполнении Санае, не стесняясь в выражениях. Больше всего шуточек он отпускал в адрес её задницы. Злополучная жопа была повинна буквально во всём: и в невозможности сделать подъём переворотом десять раз подряд («ещё бы, с такой-то жопой»), и в проблемах с прыжками в длину («тебя жопа назад тянет, Кочия!»), и в недостаточной скорости бега («у твоей жопы аэродинамика неоптимальная, а ты ещё сиськами машешь во все стороны»). К упражнениям на брусьях физрук не то, что не допускал Санае, а вообще запретил ей приближаться к снаряду («вдруг жопа между ними застрянет»), но самый пиздец начинался во время уроков плавания: Заходи в воду постепенно – орал физрук – иначе цунами! После «погружения» Санае в его комментариях превращалась поочерёдно то в «атомный жирокол», то в «жироналивной танкер», но с неизменным дифферентом на корму («ещё бы, с такой-то жопой» - обязательно добавлял он). В оставшееся свободное время в конце урока физрук обожал читать ученикам морали на тему пользы физической культуры и спорта для молодых растущих организмов, неизменно приводя в качестве антипримера несчастную Санае.
- Вот – говорил он, тыкая пальцем в сторону жрицы– смотрите, не будете заниматься спортом, станете такими же толстожопыми бегемотиками, как Кочия. Никто ведь этого не хочет, а?
- Не-е-ет! – дружно отвечали школьники.
- Слушай, а жрица это от слова «жрать?» - как то подслушала Санае разговор своих одноклассников по пути из спортзала после подобной лекции.
- Нет – ответил другой – хотя Кочия наша вполне этому соответствует.
- Да уж – согласился инициатор беседы – говно, а не жрица. То ли дело Рейму из Тохо Проджект!
- О, да, Рейму охуенная – поддержал беседу ещё кто-то из толпы – идеальная жрица.
- Только уж дерзкая она очень, до беспредела порой доходит – усмехнулся тот, что назвал Санае говном – и бухает много. Зато стройная и красивая, не то, что Кочия. Говно, а не жрица…
64 70696
>>70695
- Где сменка, Кочия? – строго спросила она, заметив, что Санае, войдя внутрь школы, прёт напролом, как трелёвочный трактор по колымскому лесоповалу.
- Сменка? – злобно переспросила мико, подходя к вахтерше – я тебе, блядь, устрою сейчас сменку, паскуда вертухайская! С этими словами Санае одной рукой вцепилась в горло старухе, а другой мощным рывком выдрала из раскрывшегося от испуга и нехватки кислорода хлебальника вставную челюсть и пинком отправила её в открытую форточку. После этого, пользуясь полуобморочным состоянием престарелой «ресепшионистки», Санае запихнула в освободившееся от фальш-зубов место свёрнутую в трубочку тетрадь для работ по японскому языку. Поставив вахтёршу на место и слегка успокоившись, жрица поспешила в свой класс. Заскочив в кабинет ровно за секунду до звонка, Санае быстренько добралась до своей парты и решила спокойно провести последний для неё день в этой школе, но начавшая перекличку учительница, тут же поставила крест (или что там у этих синтоистских нехристей) на её благородном порыве.
- Арараги! – произнесла преподавательница, и, не дождавшись отклика, принялась скользить взглядом по классу поверх очков – где Арараги, кто-нибудь в курсе? Почему он отсутствует?
- Известно почему – с ненавистью начала Санае, на которую внезапно снизошло озарение – какой смысл этому пидору ёбаному в школу ходить? Для этого петуха дырявого сосать хуи и ебстить в жопу куда интереснее, чем слушать ваше назидалово, сенсей. Пошел он нахуй, пидорас этот. Ну, да я его всё равно порешу, будет ему и вилка в глаз, и в жопу раз, и перо под ребро, эх, сукой буду по-токийски, век свободы не видать.
Получив столь исчерпывающий ответ, учительница пропросила Санае соблюдать тишину и на свой страх и риск продолжила урок, впрочем, Кочия-сан не собиралась доставлять никому в классе каких-либо неудобств: теперь её целью было лишь дождаться перемены, чтобы во-первых, догнаться алкоголем, а во-вторых, броситься на поиски бесследно пропавшего гомосексуалиста Арараги.
Однако, операция по поимке коварного пидораса в школьных стенах не увенчалась для Санае успехом: обойдя все кабинеты, она так и не смогла найти заднеприводного негодяя, растоптавшего её светлые чувства, поэтому, чтобы не терять время даром, озадачилась вопросом «догонялова». Тут удача наконец повернулась к Санае лицом. Спирта, конечно, можно было раздобыть и в медпункте, но жрица банально не успела дойти до него, случайно заглянув в каморку к трудовику. Это утро он, выгнав учеников на уборку территории, коротал в компании физрука за бутылочкой водки. Как опытный алконавт, знающий толк к культурном злоупотреблении, весь процесс он обставил по всем канонам: стол был накрыт свежей утренней газетой, на которой компанию огненной воде составляли копчёное сало, свежий чёрный хлеб, молодой зелёный лук, пачка Майлд Севена и банка бычков в томате (ГОСТ 16978-99).
- О, жрица, заходи! – приветливо махнул рукой трудовик, увидев в дверях Санае
- Часик в радость, старик – поприветствовала она сенсея, с предвкушением оглядывая накрытую им «поляну»
- Тяпнешь с нами? – предложил организатор пьянки, спешно доставая из ящика стола ещё один стопарь – присаживайся, Сань, не стесняйся…
- Тяпнуть-то тяпну – неожиданно помрачнев, ответила Санае, заметив физрука – но с этим фраером позорным я за один стол не сяду. Ему на параше место, а не рядом с достойными людьми.
- Чё ты там пиздишь, хуйня жирная? – возмутился физрук – кто тут фраер?
- Да ты, блядь, кто же ещё? Старик – жрица ткнула трудовика в волосатую грудь, обширно забитую наколками – хоть по малолетке чалился, а ты только яйцами по стадиону трясти можешь. Да я тебя сейчас… - с этими словами Санае, опрокинув в своё бездонное жерло стопку водки, предложенную трудовиком, схватила со стоящего рядом верстака угрожающих размеров штангенрейсмас и бросилась с ним на преподавателья физкультуры. Расценив степень угрозы, как критическую, неудачливый алкоспортсмен бросился наутёк, позабыв и про водку, и про сало и про халявное курево. Увидев, что физрук хочет уйти от наказания, Санае яростно ломанулась вслед за ним. У неё были причины ненавидеть этого человека, и его нежелание жить «по понятиям» было далеко не основной из них. Главной претензией жрицы к физруку была его дурацкая привычка подшучивать над некоторыми её анатомическими особенностями. Дело в том, что несмотря на юный возраст, морийская жрица выглядела так, будто сошла с картин одного известного русского художника, сидящего на Пиксиве. По этой причине, вдохновлённый её роскошными формами физрук, обожал комментировать любое упражнение в исполнении Санае, не стесняясь в выражениях. Больше всего шуточек он отпускал в адрес её задницы. Злополучная жопа была повинна буквально во всём: и в невозможности сделать подъём переворотом десять раз подряд («ещё бы, с такой-то жопой»), и в проблемах с прыжками в длину («тебя жопа назад тянет, Кочия!»), и в недостаточной скорости бега («у твоей жопы аэродинамика неоптимальная, а ты ещё сиськами машешь во все стороны»). К упражнениям на брусьях физрук не то, что не допускал Санае, а вообще запретил ей приближаться к снаряду («вдруг жопа между ними застрянет»), но самый пиздец начинался во время уроков плавания: Заходи в воду постепенно – орал физрук – иначе цунами! После «погружения» Санае в его комментариях превращалась поочерёдно то в «атомный жирокол», то в «жироналивной танкер», но с неизменным дифферентом на корму («ещё бы, с такой-то жопой» - обязательно добавлял он). В оставшееся свободное время в конце урока физрук обожал читать ученикам морали на тему пользы физической культуры и спорта для молодых растущих организмов, неизменно приводя в качестве антипримера несчастную Санае.
- Вот – говорил он, тыкая пальцем в сторону жрицы– смотрите, не будете заниматься спортом, станете такими же толстожопыми бегемотиками, как Кочия. Никто ведь этого не хочет, а?
- Не-е-ет! – дружно отвечали школьники.
- Слушай, а жрица это от слова «жрать?» - как то подслушала Санае разговор своих одноклассников по пути из спортзала после подобной лекции.
- Нет – ответил другой – хотя Кочия наша вполне этому соответствует.
- Да уж – согласился инициатор беседы – говно, а не жрица. То ли дело Рейму из Тохо Проджект!
- О, да, Рейму охуенная – поддержал беседу ещё кто-то из толпы – идеальная жрица.
- Только уж дерзкая она очень, до беспредела порой доходит – усмехнулся тот, что назвал Санае говном – и бухает много. Зато стройная и красивая, не то, что Кочия. Говно, а не жрица…
65 70697
>>70696
Понятно, что такое безобразие может вывести из себя даже предельно толстокожего и невосприимчивого к разному жизненному дерьму человека, что уж говорить о юной девушке, чувствительной, как обожравшийся «Ягуара» челкастый эмарь, режущий себе вены в неуправляемом полёте с крыши вашей хрущёвки.
Вот и сейчас Санае, заметив наглую морду физрука, в очередной раз назвавшего её жирной, вышла из себя. Правда на этом оскорблении всё его остроумие закончилось: опасаясь быть отпизженным штангенрейсмасом, физрук вместо того, чтобы как все нормальные люди в подобной ситуации бежать к выходу из школы, зачем-то принялся носиться по этажам и в конечном итоге выбежал на крышу. Ну, теперь тебе пиздец – победно воскликнула Санае, предвкушая скорую физическую расправу, но псевдоспортсмен-юморист решил идти ва-банк, и, к немалому удивлению жрицы, перемахнул через сетчатое ограждение и спикировал вниз, как те самые эмо, чья трендовость в лохматом 2007-м, видимо мешала им забирать с собой в последний полёт пустую тару от «Яги» и «Блейзухи», разбросанную ими же по подъезду, к крайнему неудовольствию жильцов. Коротко вскрикнув, физрук скрылся из вида, и единственное, что оставалось Санае, это хуйнуть обидчику в догонку штангенрейсмас на тот случай, если негодяй не откинет копыта от удара об землю. Удара об землю в итоге не вышло: физрука угораздило ёбнуться прямо на новенький Марковник, принадлежащий завучу и на какой-то хрен припаркованный им прямо под окнами школы. Неожиданно отомстив сразу двоим, Санае облегчённо вздохнула и решила поскорее слинять из стен школы «пока завуча кондрашка не долбанула». Ей очень хотелось выпить на прощание с трудовиком, но вернуться к нему без штангенрейсмаса она не могла, а проходить мимо обезображенного чудовищным ударом тела ни в чём не повинной Тоёты ей было больно, поэтому жрица спешно зашла в главный кабинет школы, забрала документы, и вежливо попрощавшись, покинула территорию храма знаний. Фарту масти АУЕ! – напутствовала её директриса, прихлёбывая на своём рабочем месте крепчайший чифирь под дешёвую карамельку.
Ну, сейчас хряпну пару кружечек пивка – размышляла Санае по дороге домой – и на хату. Пошли они все на хуй, физрук этот, Арараги, ёбаный в рот, школа эта ебучая и вообще вся жизнь наша босяцкая, в Генсокё начну всё с нуля. Ей уже не хотелось мстить своему однокласснику, в которого она была влюблена ещё пару часов назад. Раз уж ей суждено было навсегда покинуть этот город, то какой в этом смысл? – рассуждала она, заходя в тот самый бар, где недавно отхуячила оборзевших буддистов. Заказав кружку пива и сделав несколько крупных глотков, Санае вздохнула и погрузилась в свои мысли, не подозревая о приближающейся к ней угрозе, исходившей оттуда, откуда она даже не могла предположить. Дело в том, что пидорас Арараги очень обиделся на слова Санае о том, что он пидорас и хуесос и решил её наказать. Вместо того, чтобы пойти в школу, Коёми-кун собрал толпу знакомых педиков с целью привить Санае должную степень толерантности путём физического воздействия. Проще говоря, морийскую жрицу было решено отпиздить. Пизда тебе после уроков – прошептал Арариги в догонку удаляющейся мико, но перехватить Санае у школы у него и его заднеприводных дружков не вышло по двум причинам: во-первых, Кочия ушла сильно раньше окончания занятий, а во-вторых, припозднились и сами дружки – слишком много времени потратили на причёски и макияж. Таким образом, настигнуть нетолерантную жрицу им удалось только в баре, причём в тот момент, когда Санае, прикончив пиво, решила вмазать соточку «на ход ноги». Едва мико успела влить в себя водку и закусить её пирожком с капустой, как заметила, что двери бара распахнулись, и внутрь ввалилась толпа напомаженных пидоров в колготках и розовых трусах, вооруженных арматурой и штакетником. Во главе банды нёсся Арараги в красных, как собачий хуй, туфлях Christian Louboutin, грозно размахивая огромным вибратором, гудящим при работе, словно трансформаторная будка. Мгновенно осознав, что может произойти, Санае не растерялась и вмиг разметала разъярённых гомосексуалистов, словно фугасная авиабомба – вражеский блиндаж, после чего поспешила покинуть заведение, но наученный горьким опытом хозяин бара всё-таки вызвал полицию, и не успела Санае пройти и квартала, как стражи порядка завинтили ей ласты, посадили в «луноход» и доставили в отделение.
Помещённая в обезьянник Санае принялась вести себя именно так, почему, собственно ИВС и получил в народе такое название. Вцепившись в прутья клетки, жрица начала орать и ругаться хуёвой нецензурной матерной бранью. Она металась по камере, обзывая сотрудников полиции то «вертухайскими мордами», то «подмудными гнидами», но неизменно сводила все свои высказавания к неизбежной физической расправе над ними путём насильственных действий сексуального характера в жопу. Стражи порядка в свою очередь до поры не обращали на эти слова никакого внимания – по долгу службы подобное им приходилось выслушивать от своих постояльцев ежедневно – но в определённый момент их терпение иссякло. Случилось это, когда двери отделения распахнулись, и наряд ППС втащил в помещение недавних оппонентов Санае. Оказалось, что немного придя в себя после полученных в баре пиздюлей, озверевшие пидорасы выскочили на улицу и принялись терроризировать мирное население. Возмущённые содомским беспределом представители общественности, получившие пизды на ровном месте от каких-то ряженых чулочных хуесосов, обратились в органы правопорядка, сработавшие на удивление оперативно, в результате чего бесчинствующие педрилы были задержаны. Увидев своих обидчиков, Санае пришла в ещё больщую ярость, а когда выяснилось, что разбушевавшихся геев хотят поместить к ней в камеру, её возмущению не было предела.
- Вы чё, мусора, совсем страх потеряли? – зарычала она – вы что, хотите, чтобы я в петушиной хате сидела?
- Тогда в карцер пойдешь – равнодушно отозвался дежурный, устав терпеть от какой-то толстожопой малолетки оскорбления в свой адрес и убоявшись за жизнь задержанных пидорасов. По его команде надзиратель, надев на Санае наручники, вывел её из камеры и повел в шизо, но на полпути им навстречу попался начальник ОВД.
65 70697
>>70696
Понятно, что такое безобразие может вывести из себя даже предельно толстокожего и невосприимчивого к разному жизненному дерьму человека, что уж говорить о юной девушке, чувствительной, как обожравшийся «Ягуара» челкастый эмарь, режущий себе вены в неуправляемом полёте с крыши вашей хрущёвки.
Вот и сейчас Санае, заметив наглую морду физрука, в очередной раз назвавшего её жирной, вышла из себя. Правда на этом оскорблении всё его остроумие закончилось: опасаясь быть отпизженным штангенрейсмасом, физрук вместо того, чтобы как все нормальные люди в подобной ситуации бежать к выходу из школы, зачем-то принялся носиться по этажам и в конечном итоге выбежал на крышу. Ну, теперь тебе пиздец – победно воскликнула Санае, предвкушая скорую физическую расправу, но псевдоспортсмен-юморист решил идти ва-банк, и, к немалому удивлению жрицы, перемахнул через сетчатое ограждение и спикировал вниз, как те самые эмо, чья трендовость в лохматом 2007-м, видимо мешала им забирать с собой в последний полёт пустую тару от «Яги» и «Блейзухи», разбросанную ими же по подъезду, к крайнему неудовольствию жильцов. Коротко вскрикнув, физрук скрылся из вида, и единственное, что оставалось Санае, это хуйнуть обидчику в догонку штангенрейсмас на тот случай, если негодяй не откинет копыта от удара об землю. Удара об землю в итоге не вышло: физрука угораздило ёбнуться прямо на новенький Марковник, принадлежащий завучу и на какой-то хрен припаркованный им прямо под окнами школы. Неожиданно отомстив сразу двоим, Санае облегчённо вздохнула и решила поскорее слинять из стен школы «пока завуча кондрашка не долбанула». Ей очень хотелось выпить на прощание с трудовиком, но вернуться к нему без штангенрейсмаса она не могла, а проходить мимо обезображенного чудовищным ударом тела ни в чём не повинной Тоёты ей было больно, поэтому жрица спешно зашла в главный кабинет школы, забрала документы, и вежливо попрощавшись, покинула территорию храма знаний. Фарту масти АУЕ! – напутствовала её директриса, прихлёбывая на своём рабочем месте крепчайший чифирь под дешёвую карамельку.
Ну, сейчас хряпну пару кружечек пивка – размышляла Санае по дороге домой – и на хату. Пошли они все на хуй, физрук этот, Арараги, ёбаный в рот, школа эта ебучая и вообще вся жизнь наша босяцкая, в Генсокё начну всё с нуля. Ей уже не хотелось мстить своему однокласснику, в которого она была влюблена ещё пару часов назад. Раз уж ей суждено было навсегда покинуть этот город, то какой в этом смысл? – рассуждала она, заходя в тот самый бар, где недавно отхуячила оборзевших буддистов. Заказав кружку пива и сделав несколько крупных глотков, Санае вздохнула и погрузилась в свои мысли, не подозревая о приближающейся к ней угрозе, исходившей оттуда, откуда она даже не могла предположить. Дело в том, что пидорас Арараги очень обиделся на слова Санае о том, что он пидорас и хуесос и решил её наказать. Вместо того, чтобы пойти в школу, Коёми-кун собрал толпу знакомых педиков с целью привить Санае должную степень толерантности путём физического воздействия. Проще говоря, морийскую жрицу было решено отпиздить. Пизда тебе после уроков – прошептал Арариги в догонку удаляющейся мико, но перехватить Санае у школы у него и его заднеприводных дружков не вышло по двум причинам: во-первых, Кочия ушла сильно раньше окончания занятий, а во-вторых, припозднились и сами дружки – слишком много времени потратили на причёски и макияж. Таким образом, настигнуть нетолерантную жрицу им удалось только в баре, причём в тот момент, когда Санае, прикончив пиво, решила вмазать соточку «на ход ноги». Едва мико успела влить в себя водку и закусить её пирожком с капустой, как заметила, что двери бара распахнулись, и внутрь ввалилась толпа напомаженных пидоров в колготках и розовых трусах, вооруженных арматурой и штакетником. Во главе банды нёсся Арараги в красных, как собачий хуй, туфлях Christian Louboutin, грозно размахивая огромным вибратором, гудящим при работе, словно трансформаторная будка. Мгновенно осознав, что может произойти, Санае не растерялась и вмиг разметала разъярённых гомосексуалистов, словно фугасная авиабомба – вражеский блиндаж, после чего поспешила покинуть заведение, но наученный горьким опытом хозяин бара всё-таки вызвал полицию, и не успела Санае пройти и квартала, как стражи порядка завинтили ей ласты, посадили в «луноход» и доставили в отделение.
Помещённая в обезьянник Санае принялась вести себя именно так, почему, собственно ИВС и получил в народе такое название. Вцепившись в прутья клетки, жрица начала орать и ругаться хуёвой нецензурной матерной бранью. Она металась по камере, обзывая сотрудников полиции то «вертухайскими мордами», то «подмудными гнидами», но неизменно сводила все свои высказавания к неизбежной физической расправе над ними путём насильственных действий сексуального характера в жопу. Стражи порядка в свою очередь до поры не обращали на эти слова никакого внимания – по долгу службы подобное им приходилось выслушивать от своих постояльцев ежедневно – но в определённый момент их терпение иссякло. Случилось это, когда двери отделения распахнулись, и наряд ППС втащил в помещение недавних оппонентов Санае. Оказалось, что немного придя в себя после полученных в баре пиздюлей, озверевшие пидорасы выскочили на улицу и принялись терроризировать мирное население. Возмущённые содомским беспределом представители общественности, получившие пизды на ровном месте от каких-то ряженых чулочных хуесосов, обратились в органы правопорядка, сработавшие на удивление оперативно, в результате чего бесчинствующие педрилы были задержаны. Увидев своих обидчиков, Санае пришла в ещё больщую ярость, а когда выяснилось, что разбушевавшихся геев хотят поместить к ней в камеру, её возмущению не было предела.
- Вы чё, мусора, совсем страх потеряли? – зарычала она – вы что, хотите, чтобы я в петушиной хате сидела?
- Тогда в карцер пойдешь – равнодушно отозвался дежурный, устав терпеть от какой-то толстожопой малолетки оскорбления в свой адрес и убоявшись за жизнь задержанных пидорасов. По его команде надзиратель, надев на Санае наручники, вывел её из камеры и повел в шизо, но на полпути им навстречу попался начальник ОВД.
66 70698
>>70697
- Куда это ты её? – спросил он у вертухая
- В карцер, товарищ майор – ответил он – за нарушение режима.
- Давай-ка её ко мне – скомандовал начальник, махнув рукой в сторону своего кабинета.
- Есть – ответил сержант, после чего спешно затолкал жрицу в логово своего шефа, и, сняв с задержанной наручники, удалился.
Оказавшись в кабинете начальника ОВД, Санае заметно притихла. Может быть причиной этому был весьма недоволный вид майора, а может, дело было в сидящей перед его столом Канако, нервно теребившей край юбки.
- Ну что, Кочия – мрачно начал полицейский, садясь за стол и закуривая – опять беспределишь? Мне это уже надоело, я тебе больше скажу, моё терпение лопнуло. Пиздец тебе, Кочия. По этапу пойдешь, щас прокурор тебе десяточку строгача всандалит, это минимум. На Хоккайдо чалиться будешь. Сменишь скоро свой школьный шахрай на робу арестантскую и будешь на нарах баланду жрать и парашу нюхать.
- Извините, гражданин начальник – ответила Санае, опустив глаза в пол – я больше так не буду. Не надо меня в тюрьму, она мне всю жись сломает.
- Да, да! – вступилась за свою непутёвую подчинённую Ясака – она ведь у нас девочка хорошая, только вот когда выпьет, её несёт, как Остапа…
- ТАК КОДИРУЙТЕ ЕЁ НАХУЙ! – заорал начальник ОВД – если она у вас по синьке берегов не видит! Вы, блядь, уже всю префектуру своими выходками заебали, меня, блядь, прокурор уже из-за вас с говном готов сожрать! Вы что делаете? Вы что, хотите и меня по лагерям пустить?
- Мы завтра же уедем, гражданин начальник… - жалобным тоном пообещала Канако
- Уедете, блядь. В автозаке. Это я вам обещаю… – мрачно перебил её полицейский, но внезапно осёкся, заметив, как из сумочки змеиной богини будто бы случайно выпала толстенькая пачка наличности.
- Гражданин начальник… - с едва заметной ухмылкой произнесла Канако
- Вон отсюда – прошипел майор, осторожно подпинывая ногой деньги под стол – и чтобы завтра духа вашего здесь не было!
Схватив Санае за руку, Ясака вежливо попрощалась с начальником ОВД и поспешила покинуть помещение. Выйдя на улицу, богиня затолкала свою жрицу в машину и дала по газам в сторону храма, игнорируя робкие просьбы Санае остановиться и купить бухла. Хватит уже – ворчала она – опять в блудняк нас втравить решила? Хуй тебе на рыло, а не водка. Получив столь категоричный отказ, жрица не пала духом, поэтому едва добравшись до своего пристанища, выскочила с заднего сиденья и направилась внутрь храма.
- Мать, дай на бутылку – потребовала жрица у мирно гоняющей балду Сувако
- Санае-тян, солнышко – ответила богиня, как можно более ласково – тебе совсем нельзя пить
- А тебе можно чтоли? – мрачно поинтересовалась Санае, выходя из себя
- Мне-то можно, ясен пень, я ведь богиня всё-таки – гордо ответила она
- Ну, щас ты у меня попьешь, богиня хренова – зарычала Санае и, схватив Сувако за шкирку, потащила во двор, к небольшому пруду, располагавшемуся за зданием храма. Подтащив начальницу к берегу, жрица пиздюлями загнала её в воду и принялась топить. Учитывая разницу в весовых категориях, схватка получилась, мягко говоря, неравной, поэтому единственное, что оставалось несчастной Морие-сан – это смешно дрыгать руками и ногами, да бульбулировать искусственный водоём остатками воздуха из лёгких, глядя выпученными глазами на его обитателей, в панике рвущихся на берег: жившие в пруду лягушки, оказавшись свидетелями физической расправы над Сувако решили, что следующими жертвами беспощадной жрицы будут они сами и решили спасаться бегством, правда, далеко слинять не успели. Ша! – заорала внезапно появившаяся возле пруда Канако, чьему взору открылась картина форменного беспредела – немедленно прекратить! Однако на Санае её возглас не подействовал, зато бросившиеся по съёбам лягушки, как по команде легли мордами в землю, заложив передние лапки за голову, а задние расставив на ширину плеч. Заметив, что Санае окончательно вышла из-под контроля и вот-вот угандошит наглухо несчастную Сувако в лучших традициях Тургенева, Канако решила положить конец этому наиболее радикальным способом: схватив бейсбольную биту, она оглушила попутавшую рамсы жрицу, скрутила её по рукам и ногам и отвезла в ближайшую нарколожку. Этим же вечером, морийская жрица Санае Кочия была навсегда закодирована от пагубного пристрастия к алкоголю. Теперь совсем другим человеком станешь – ласково похлопал её по плечу лепила-нарколог, проводив до ворот своего медучереждения, где их дожидалась, смахивающая слёзы счастья Канако Ясака.
На следующее утро личный состав храма Мория покидал свой родной городок Сува. Их ждал загадочный Генсокё и, как бы ни была сильна их тоска по покидаемой навсегда префектуре Нагано, в будущее они смотрели с надеждой и – оптимизмом.
- Ну что, Санае-тян – спросила Сувако, с улыбкой глядя на жрицу – готова начать новую жизнь? Уже решила, чем займёшься на новом месте?
- Конечно готова, Сувако-сама – ответила она, подхватывая чемоданы – и уже решила, чем займусь.
- И что же ты собираешься делать, моя радость? – спросила Канако, слегка пощипывая жрицу за попу.
- Щемить всех буду – ответила Санае – всех под шконарь загоню. Особенно тех, кто бухает. И живёт по беспределу.
66 70698
>>70697
- Куда это ты её? – спросил он у вертухая
- В карцер, товарищ майор – ответил он – за нарушение режима.
- Давай-ка её ко мне – скомандовал начальник, махнув рукой в сторону своего кабинета.
- Есть – ответил сержант, после чего спешно затолкал жрицу в логово своего шефа, и, сняв с задержанной наручники, удалился.
Оказавшись в кабинете начальника ОВД, Санае заметно притихла. Может быть причиной этому был весьма недоволный вид майора, а может, дело было в сидящей перед его столом Канако, нервно теребившей край юбки.
- Ну что, Кочия – мрачно начал полицейский, садясь за стол и закуривая – опять беспределишь? Мне это уже надоело, я тебе больше скажу, моё терпение лопнуло. Пиздец тебе, Кочия. По этапу пойдешь, щас прокурор тебе десяточку строгача всандалит, это минимум. На Хоккайдо чалиться будешь. Сменишь скоро свой школьный шахрай на робу арестантскую и будешь на нарах баланду жрать и парашу нюхать.
- Извините, гражданин начальник – ответила Санае, опустив глаза в пол – я больше так не буду. Не надо меня в тюрьму, она мне всю жись сломает.
- Да, да! – вступилась за свою непутёвую подчинённую Ясака – она ведь у нас девочка хорошая, только вот когда выпьет, её несёт, как Остапа…
- ТАК КОДИРУЙТЕ ЕЁ НАХУЙ! – заорал начальник ОВД – если она у вас по синьке берегов не видит! Вы, блядь, уже всю префектуру своими выходками заебали, меня, блядь, прокурор уже из-за вас с говном готов сожрать! Вы что делаете? Вы что, хотите и меня по лагерям пустить?
- Мы завтра же уедем, гражданин начальник… - жалобным тоном пообещала Канако
- Уедете, блядь. В автозаке. Это я вам обещаю… – мрачно перебил её полицейский, но внезапно осёкся, заметив, как из сумочки змеиной богини будто бы случайно выпала толстенькая пачка наличности.
- Гражданин начальник… - с едва заметной ухмылкой произнесла Канако
- Вон отсюда – прошипел майор, осторожно подпинывая ногой деньги под стол – и чтобы завтра духа вашего здесь не было!
Схватив Санае за руку, Ясака вежливо попрощалась с начальником ОВД и поспешила покинуть помещение. Выйдя на улицу, богиня затолкала свою жрицу в машину и дала по газам в сторону храма, игнорируя робкие просьбы Санае остановиться и купить бухла. Хватит уже – ворчала она – опять в блудняк нас втравить решила? Хуй тебе на рыло, а не водка. Получив столь категоричный отказ, жрица не пала духом, поэтому едва добравшись до своего пристанища, выскочила с заднего сиденья и направилась внутрь храма.
- Мать, дай на бутылку – потребовала жрица у мирно гоняющей балду Сувако
- Санае-тян, солнышко – ответила богиня, как можно более ласково – тебе совсем нельзя пить
- А тебе можно чтоли? – мрачно поинтересовалась Санае, выходя из себя
- Мне-то можно, ясен пень, я ведь богиня всё-таки – гордо ответила она
- Ну, щас ты у меня попьешь, богиня хренова – зарычала Санае и, схватив Сувако за шкирку, потащила во двор, к небольшому пруду, располагавшемуся за зданием храма. Подтащив начальницу к берегу, жрица пиздюлями загнала её в воду и принялась топить. Учитывая разницу в весовых категориях, схватка получилась, мягко говоря, неравной, поэтому единственное, что оставалось несчастной Морие-сан – это смешно дрыгать руками и ногами, да бульбулировать искусственный водоём остатками воздуха из лёгких, глядя выпученными глазами на его обитателей, в панике рвущихся на берег: жившие в пруду лягушки, оказавшись свидетелями физической расправы над Сувако решили, что следующими жертвами беспощадной жрицы будут они сами и решили спасаться бегством, правда, далеко слинять не успели. Ша! – заорала внезапно появившаяся возле пруда Канако, чьему взору открылась картина форменного беспредела – немедленно прекратить! Однако на Санае её возглас не подействовал, зато бросившиеся по съёбам лягушки, как по команде легли мордами в землю, заложив передние лапки за голову, а задние расставив на ширину плеч. Заметив, что Санае окончательно вышла из-под контроля и вот-вот угандошит наглухо несчастную Сувако в лучших традициях Тургенева, Канако решила положить конец этому наиболее радикальным способом: схватив бейсбольную биту, она оглушила попутавшую рамсы жрицу, скрутила её по рукам и ногам и отвезла в ближайшую нарколожку. Этим же вечером, морийская жрица Санае Кочия была навсегда закодирована от пагубного пристрастия к алкоголю. Теперь совсем другим человеком станешь – ласково похлопал её по плечу лепила-нарколог, проводив до ворот своего медучереждения, где их дожидалась, смахивающая слёзы счастья Канако Ясака.
На следующее утро личный состав храма Мория покидал свой родной городок Сува. Их ждал загадочный Генсокё и, как бы ни была сильна их тоска по покидаемой навсегда префектуре Нагано, в будущее они смотрели с надеждой и – оптимизмом.
- Ну что, Санае-тян – спросила Сувако, с улыбкой глядя на жрицу – готова начать новую жизнь? Уже решила, чем займёшься на новом месте?
- Конечно готова, Сувако-сама – ответила она, подхватывая чемоданы – и уже решила, чем займусь.
- И что же ты собираешься делать, моя радость? – спросила Канако, слегка пощипывая жрицу за попу.
- Щемить всех буду – ответила Санае – всех под шконарь загоню. Особенно тех, кто бухает. И живёт по беспределу.
67 70738
>>70698
Забавно, хорошо что меня не любят тоходевочки, особенно Санае.

>Санае толстозадая


Не замечал.
68 70739
>>70698
Хоть я и не люблю всю эту тюремную идеологию, но текст очень даже годный. Люто проиграл с Санаэ, щемящей всех, всё и вся.
062661f7e47aeborig.jpg1,4 Мб, 1500x1548
69 70740
>>70738

>Санае толстозадая


На самом деле нет, конечно. Просто она мне представляется такой фигуристой очень, в противовес худой, как велосипед, Рейме.
>>70739
Да я тоже всю эту АУЕшную хрень терпеть не могу, просто показалось забавным представить Санае плохой девочкой в её прошлой жизни. Ну, и попытаться объяснить, откуда у Морийцев столько денег и почему Санае не пьёт. Ну, а уж когда она в недавней главе Отшельницы сравнила себя с якудзой, идея написать подобную историю появилась как-то сама собой.
70 70742
>>70740
Двойственное ощущение от прочитанного, более склоняющееся к отрицательному. Мне нравится такой грамотно оформленный текст, нравится последовательность с завязками развязками и прочей лабудой из школьного курса русской литературы. Не нравится жаргон. Я в таких кругах не общался, но они что, реально только им разговаривают? Типа, это обычный разговор? Как мой дед, который матом не ругался, а разговаривал. И хвалил матом, и просил и любил.
71 70761
>>70740
Я бы посмотрел на реакцию Санае, если бы она человека убила.
dffdc8e8b74f8c27964666708eacfb8c4ed7615e.png674 Кб, 600x857
72 70762
>>70696

>- Слушай, а жрица это от слова «жрать?» - как то подслушала Санае разговор своих одноклассников по пути из спортзала после подобной лекции.


>- Нет – ответил другой – хотя Кочия наша вполне этому соответствует.


>- Да уж – согласился инициатор беседы – говно, а не жрица. То ли дело Рейму из Тохо Проджект!


>- О, да, Рейму охуенная – поддержал беседу ещё кто-то из толпы – идеальная жрица.


>- Только уж дерзкая она очень, до беспредела порой доходит – усмехнулся тот, что назвал Санае говном – и бухает много. Зато стройная и красивая, не то, что Кочия. Говно, а не жрица…


Согласен, Санае -- говно, а Хакурей и Касен норм. Правда они всё равно не нужны, если есть Бяша.
73 70763
>>70762
Бяша людей убивает.
74 70764
>>70763
Нет. Если бы не Бяша, то ёкаи съедали бы больше людей.
75 70766
>>70764
А что произойдёт, если она человека хоть и случайно убьет?
Touhou.full.1442301.jpg115 Кб, 540x750
76 70767
>>70742

>они что, реально только им разговаривают? Типа, это обычный разговор?


Да, реально. Есть у нас некоторые регионы в стране, где жители разговаривают на адовом миксе суржика и фени, приправленном живописными матюками. Те, кто помнят школьный курс русской литературы вообще ни хрена понять не могут, плюс ещё всякие ебанутые речевые обороты типа "говорить за" вместо "говорить про" или "займи мне денег" в значении "дай мне в долг". Вот я когда такое блядство впервые ИРЛ услышал, у меня тоже реакция была как у Епифанцева.
>>70762

>Санае -- говно


Нет, она хорошая и людей не убивает

>Хакурей и Касен норм. Правда они всё равно не нужны


Точно никому не нужны? Тогда я забираю их себе.
77 70768
>>70767
А чито ви можете пояснить за Хакурейских жриц?
78 70870
Санае злая жрица,
И ест она людей
В свой обычный завтрак
Ест она детей.
Обычно её платье
Пахнет трупаком.
В свой обычный будний
Бьёт она людей.
Отъев лицо старушки,
Несёт её к Рейму
Ведь жрицы враги людям.
Наевшись до отвала,
Идёт она домой.
Встретив человека,
Ест его живьем.
YTth89WdNl9kaleksandr-pushkin.jpg19 Кб, 250x250
79 70893
692571 - Mima Touhou YukaKazami.png741 Кб, 752x1062
80 71381
>>71373
Бля шидеврально
1413000898763.png174 Кб, 800x473
81 71446
Что за хуйня!?
Кто трет посты?
hakureireimuandreucookietouhouandtouhoudrawnbyakabecof60e78[...].png4,1 Мб, 2858x3355
82 71448
>>71446
Ты не поверишь, но это делает мод.
1487701018012.jpg8 Кб, 200x200
83 71449
>>71448
Нахуя блджад!?
Норм стишок ведь был.
68225619p0.jpg65 Кб, 700x800
84 71450
>>71448
Запость ещё раз, можно на пастебин, а ссылку на другую борду.

>>71381
Совсем охамела, дохлятина.
85 71451
>>71450
Как тут накатать жалобу на эту ебанутую мочу?
Hakurei.Reimu.full.1322390.jpg537 Кб, 1000x1280
86 71452
Побил бы я метлой Марису,
Чтобы не смела приставать
Ко мне, российскому студенту,
Когда я сяду двачевать.
Побил бы я её подругу,
Что нищежрицею зовут –
Меня достали её вопли,
Что прихожане не идут.
Побил бы я весь храм Морийский,
Пусть не едят они людей,
Ведь я простой студент российский,
Я не могу без пиздюлей.
Я навещу злодейку Юку,
Мне не нужны её цветы –
Въебу ей дрыном по хребтине
Во имя вечной доброты.
Я размотаю фей в хламину,
Пускай тупы они, как дуб,
Ринноске тоже в глаз получит,
За то, что с Ёму слишком груб.
Я дам пизды Мейлин китайской,
Чтоб не шмонала мой карман,
Когда пойду я по-хозяйски
Дуплить вампиров в Комакан.
Я буду пиздить тоходевок,
Потом опять зайду на Двач,
Но вновь аноны все в сомненьях
Никто не верит мне, хоть плачь.
Писать я буду в каждом треде
О том, как я ёкаев бил
Ах, если б кто-нибудь поверил,
Тогда б я пруфы предъявил.
Я заебу всех так, как Эйрин
Рейсен не сможет заебать.
Меня забанят, это значит
Мне в Генсокё пора опять.
Я попрощаюсь с анонимом
И радостно шагну в портал,
Ведь по ту сорону Барьера
Ещё не всех я размотал.

Модтян, если удалишь/забанишь - буду жаловаться лично Алишеру Бурхановичу
Hakurei.Reimu.full.1322390.jpg537 Кб, 1000x1280
86 71452
Побил бы я метлой Марису,
Чтобы не смела приставать
Ко мне, российскому студенту,
Когда я сяду двачевать.
Побил бы я её подругу,
Что нищежрицею зовут –
Меня достали её вопли,
Что прихожане не идут.
Побил бы я весь храм Морийский,
Пусть не едят они людей,
Ведь я простой студент российский,
Я не могу без пиздюлей.
Я навещу злодейку Юку,
Мне не нужны её цветы –
Въебу ей дрыном по хребтине
Во имя вечной доброты.
Я размотаю фей в хламину,
Пускай тупы они, как дуб,
Ринноске тоже в глаз получит,
За то, что с Ёму слишком груб.
Я дам пизды Мейлин китайской,
Чтоб не шмонала мой карман,
Когда пойду я по-хозяйски
Дуплить вампиров в Комакан.
Я буду пиздить тоходевок,
Потом опять зайду на Двач,
Но вновь аноны все в сомненьях
Никто не верит мне, хоть плачь.
Писать я буду в каждом треде
О том, как я ёкаев бил
Ах, если б кто-нибудь поверил,
Тогда б я пруфы предъявил.
Я заебу всех так, как Эйрин
Рейсен не сможет заебать.
Меня забанят, это значит
Мне в Генсокё пора опять.
Я попрощаюсь с анонимом
И радостно шагну в портал,
Ведь по ту сорону Барьера
Ещё не всех я размотал.

Модтян, если удалишь/забанишь - буду жаловаться лично Алишеру Бурхановичу
68225619p21.jpg66 Кб, 700x700
87 71453
>>71451
В /d/ написать.
1520512970151.jpg154 Кб, 674x600
88 71454
>>71452
Ритм и форма несколько прихрамывают, но для имитации шизоида простительно. Лойс.
89 71457
>>71452
И вообще, у нас тут доска обсуждения Тухоува, а не шизиков. Если бы его не существовало, то стих все равно был бы эпик вин.
90 72148
>>71452
А певцов в /to/ нет? Было бы здорово, подходит под ритм Boom de yada, может ты на ней и основывал?
https://youtu.be/at_f98qOGY0
91 72149
>>72148
Или не, не подходит.
14477726298533.png151 Кб, 390x501
92 72161
>>72148
>>72149
Не-не-не, это я вообще от балды насочинял чтобы с ума не сойти во время монотонного въёбывания за копейки на заводе. А ритм случайно такой подобрался.
93 72208
Неплохо, но как свойственно сосачем без быдло сленга необошлось.

>>69992

> Да и местные девицы оказались сплошь красавицами, как на подбор, даже та грязная нищая японка в красном вызывала у Ремилии чувство, которое испытываешь, глядя на бездомного котёнка, даже если он и вломил тебе пизды за то, что ты, как ему показалось, слишком близко подошел к его мусорному контейнеру.



Забавный эпитет.
1492501519308.jpg563 Кб, 670x896
94 72211
>>72208

>как свойственно сосачем без быдло сленга необошлось.


Садись, двойка.

>Забавный эпитет


Спасибо, я старался. Кстати, если это кому-нибудь интересно, скоро запощу новую охуительную историю. И снова про Комакан. Ну не могу я без них.
95 72212
>>72211

> Садись, двойка.


Садись, google keyboard.
14605313747280.jpg58 Кб, 604x453
96 72306
Как бы не злилась суровая зима, рано или поздно ей приходит конец. Вот и Генсокё, согретый первым робким теплом начал постепенно пробуждаться от спячки, не столько физической, впрочем, сколько эмоциональной. Слегка припозднившаяся весна нагло вступала в свои права, навёрстывая упущенное, на улице становилось всё теплее, и количество ёкайских какашек под ногами граждан ежедневно росло обратно пропорционально количеству стремительно тающего снега. Сезонные метаморфозы никого не оставляют равнодушными, а уж такое восхитительное время года, как весна тем более: у творческих людей просыпается вдохновение, молодёжь настраивается на блядовито-романтический лад, коты, массово сидящие на деревья, орут так, что становится неудобно за свои нелестные комментарии в адрес отечественной попсы, алкоголики вылезают на лавочки у подъездов (и тоже почему-то орут, иногда похлеще котов) и даже суровые деревенские механизаторы, улыбаясь солнышку редкозубой улыбкой, потирают мозолистые руки в предвкушении скорого появления первых дачников, утопающих на своих недокроссоверах посреди весенней распутицы. Однако есть и те, на кого увеличение длины светового дня, тёплый ветерок и булькающие ручейки под ногами влияют не лучшим образом. К счастью, в нашей стране большинство таких людей содержится в специализированных учреждениях, где им оказывают весь спектр необходимой помощи, но вот в Генсокё социальная политика ещё не достигла таких высот, поэтому весной там по улицам шастают такие кадры, что креститься, глядя на них, начинают и синтоисты, и атеисты.
Сегодня, например, деревенская публика была шокирована внезапным появлением средь бела дня хозяйки Комакана, Ремилии Скарлет, деловито спешащей куда-то в гордом одиночестве. Удивлению граждан не было предела: во-первых, Реми нечасто покидала свой особняк, во-вторых, в светлое время суток она делала это ещё реже, ну а уж без сопровождения служанки за территорией особняка её видели лишь единожды, это произошло несколько лет назад, когда она возжелала лично дать пиздюль задремавшей у ворот Хун Мейлин, да и то, единственной свидетельницей этого беспрецедентного события оказалась сама китаянка, чей сон в летний день внезапно был прерван ударом в ухо от своей госпожи. Похоже, переклинило ёё – шептались прохожие, глядя вслед дьяволице – весеннее обострение началось, жертву ищет – испуганно резюмировали они. Однако, обывателю свойственно ошибаться, так было и в этот раз. Весеннее обострение действительно не обошло стороной особняк Скарлет, только вот поразило оно не его хозяйку, а главную горничную, совершенную и элегантную Сакую Идзаёй.
В последнее время Сакуя стала какой-то особенно раздражительной и несдержанной. Причины этого оставались для Ремилии загадкой, несмотря на то, что она, как чуткая хозяйка, потратила целую неделю на их выяснение. О причинах своего скверного расположения духа служанка молчала, как партизан, раз за разом повторяя заученную фразу «Дайджобу, оджё-сама». Не помогли ни пиздюли, ни материальное стимулирование. Да и хер с тобой, косоглазая, перебесишься – решила госпожа Скарлет, но прошлой ночью грянула буря. Произошло это во время ужина, когда Реми отказалась пить поданное Сакуей шампанское Dom Perignon 2003 года, мотивировав это тем, что оно «заебало». Услышав такое, горничная неожиданно вышла из себя и принялась оскорблять свою госпожу отборными ругательствами. Речь её была долгой и пламенной, но лучше всего Ремилия запомнила из неё то, что она «зажралась», «сама не знает, чего хочет», «Сталина на неё нет» и «вообще уже охуела». Высказав свои претензии Сакуя, чтобы поставить точку в столь неприятном разговоре сгоряча написала заявление об уходе по собственному желанию, однако Алая дьяволица наотрез отказалась его подписывать, мотивировав это тем, что подобным документом можно разве что вытереть жопу и пригрозила уволить Сакую «по статье». Услышав такое, служанка немедленно послала свою хозяйку на хуй и, прихватив кое-какие личные вещи, покинула стены особняка Скарлет. Пораженной до глубины души Ремилии, после такого демарша оставалось только ударить крепким сном по тревожным мыслям за дальнейшую судьбу Сакуи, а на следующий день отправиться решать вопрос, касающийся замещения внезапно открывшейся вакантной должности. Госпожа Скарлет не стала делегировать решение сей насущной проблемы третьим лицам, рассудив, что это её личное дело, поэтому и пошла на столь нехарактерный для неё поступок, как появление на публике в теплых лучах полуденного солнца.
Разумеется, Алая дьяволица шаталась по окрестностям деревни людей уже имея кое-какие соображения насчёт того, кто должен будет прийти работать в Комакан на место Сакуи: и без того изумлённые жители деревни охуели окончательно, когда, проводив вампиршу взглядом, поняли, куда она направляется. Конечной целью путешествия Скарлет-старшей по разъёбаным весенним дорогам был храм Хакурей.
Дойдя, наконец, до цели, Ремилия заметила, что хозяйка храма, в отличие от неё самой, нагло радуется жизни, несмотря на хреновое материальное положение: развалившись на ступеньках перед входом, Рейму блаженно жмурилась, глядя на солнце и что-то мурлыкала себе под нос, затихая лишь для того, чтобы отхлебнуть из кружки, стоявшей рядом на ящике для пожертвований.
- Утречка, Рейму – поприветствовала жрицу Ремилия
- Привет – приоткрывая один глаз, ответила Рейму, демонстративно постучав по крышке ящика – рассказывай
- У меня тут инцидент произошел – начала гостья, опустив в прорезь в крышке ящика десятитысячную купюру, но тут же была прервана хозяйкой храма
- Налоговая за жопу взяла? – расхохоталась Рейму – а я говорила, что тут тебе не оффшор.
- Я так посмотрю – невозмутимо продолжила Ремилия – настроение у тебя отличное. Тебе-то тут хорошо одной, а у меня вот Сакуя пропала.
- Вот как? – изумилась жрица, моментально перестав издевательски гыкать и обратив, наконец, на Ремилию достаточное внимание – и ты хочешь, чтобы я помогла тебе её найти?
- Нет – неожиданно ответила госпожа Скарлет, заставив жрицу по-настоящему охренеть – пошла она в пизду, ебанашка эта. У меня к тебе другая просьба. Я хочу, чтобы ты стала моей служанкой. Разумеется, не навсегда, а лишь на то время, пока я не найду Сакуе замену. Я обещаю решить этот вопрос в течение недели, но, скорее всего, моя непутёвая мейда явится ко мне с повинной гораздо раньше, так что я оторву тебя от твоей, с позволения сказать, работы, наверняка лишь на пару-тройку дней.
- Ну я даже не знаю… - начала Рейму, почувствовав запах халявы.
- Платить буду по сто тысяч иен в сутки – прервала все возможные рассуждения о целесообразности подобного шага Ремилия.
- Я согласна – моментально отреагировала жрица, услышав о столь баснословном доходе – только не дольше недели, хорошо? И ещё, ты хоть расскажи, что с твоей Сакуей произошло, это ведь и впрямь инцидент.
Тяжело вздохнув, Ремилия быстро пересказала Рейму события предыдущей ночи, не стесняясь в выражениях, и это окончательно убедило жрицу в необходимости помочь несчастной вампирше.
14605313747280.jpg58 Кб, 604x453
96 72306
Как бы не злилась суровая зима, рано или поздно ей приходит конец. Вот и Генсокё, согретый первым робким теплом начал постепенно пробуждаться от спячки, не столько физической, впрочем, сколько эмоциональной. Слегка припозднившаяся весна нагло вступала в свои права, навёрстывая упущенное, на улице становилось всё теплее, и количество ёкайских какашек под ногами граждан ежедневно росло обратно пропорционально количеству стремительно тающего снега. Сезонные метаморфозы никого не оставляют равнодушными, а уж такое восхитительное время года, как весна тем более: у творческих людей просыпается вдохновение, молодёжь настраивается на блядовито-романтический лад, коты, массово сидящие на деревья, орут так, что становится неудобно за свои нелестные комментарии в адрес отечественной попсы, алкоголики вылезают на лавочки у подъездов (и тоже почему-то орут, иногда похлеще котов) и даже суровые деревенские механизаторы, улыбаясь солнышку редкозубой улыбкой, потирают мозолистые руки в предвкушении скорого появления первых дачников, утопающих на своих недокроссоверах посреди весенней распутицы. Однако есть и те, на кого увеличение длины светового дня, тёплый ветерок и булькающие ручейки под ногами влияют не лучшим образом. К счастью, в нашей стране большинство таких людей содержится в специализированных учреждениях, где им оказывают весь спектр необходимой помощи, но вот в Генсокё социальная политика ещё не достигла таких высот, поэтому весной там по улицам шастают такие кадры, что креститься, глядя на них, начинают и синтоисты, и атеисты.
Сегодня, например, деревенская публика была шокирована внезапным появлением средь бела дня хозяйки Комакана, Ремилии Скарлет, деловито спешащей куда-то в гордом одиночестве. Удивлению граждан не было предела: во-первых, Реми нечасто покидала свой особняк, во-вторых, в светлое время суток она делала это ещё реже, ну а уж без сопровождения служанки за территорией особняка её видели лишь единожды, это произошло несколько лет назад, когда она возжелала лично дать пиздюль задремавшей у ворот Хун Мейлин, да и то, единственной свидетельницей этого беспрецедентного события оказалась сама китаянка, чей сон в летний день внезапно был прерван ударом в ухо от своей госпожи. Похоже, переклинило ёё – шептались прохожие, глядя вслед дьяволице – весеннее обострение началось, жертву ищет – испуганно резюмировали они. Однако, обывателю свойственно ошибаться, так было и в этот раз. Весеннее обострение действительно не обошло стороной особняк Скарлет, только вот поразило оно не его хозяйку, а главную горничную, совершенную и элегантную Сакую Идзаёй.
В последнее время Сакуя стала какой-то особенно раздражительной и несдержанной. Причины этого оставались для Ремилии загадкой, несмотря на то, что она, как чуткая хозяйка, потратила целую неделю на их выяснение. О причинах своего скверного расположения духа служанка молчала, как партизан, раз за разом повторяя заученную фразу «Дайджобу, оджё-сама». Не помогли ни пиздюли, ни материальное стимулирование. Да и хер с тобой, косоглазая, перебесишься – решила госпожа Скарлет, но прошлой ночью грянула буря. Произошло это во время ужина, когда Реми отказалась пить поданное Сакуей шампанское Dom Perignon 2003 года, мотивировав это тем, что оно «заебало». Услышав такое, горничная неожиданно вышла из себя и принялась оскорблять свою госпожу отборными ругательствами. Речь её была долгой и пламенной, но лучше всего Ремилия запомнила из неё то, что она «зажралась», «сама не знает, чего хочет», «Сталина на неё нет» и «вообще уже охуела». Высказав свои претензии Сакуя, чтобы поставить точку в столь неприятном разговоре сгоряча написала заявление об уходе по собственному желанию, однако Алая дьяволица наотрез отказалась его подписывать, мотивировав это тем, что подобным документом можно разве что вытереть жопу и пригрозила уволить Сакую «по статье». Услышав такое, служанка немедленно послала свою хозяйку на хуй и, прихватив кое-какие личные вещи, покинула стены особняка Скарлет. Пораженной до глубины души Ремилии, после такого демарша оставалось только ударить крепким сном по тревожным мыслям за дальнейшую судьбу Сакуи, а на следующий день отправиться решать вопрос, касающийся замещения внезапно открывшейся вакантной должности. Госпожа Скарлет не стала делегировать решение сей насущной проблемы третьим лицам, рассудив, что это её личное дело, поэтому и пошла на столь нехарактерный для неё поступок, как появление на публике в теплых лучах полуденного солнца.
Разумеется, Алая дьяволица шаталась по окрестностям деревни людей уже имея кое-какие соображения насчёт того, кто должен будет прийти работать в Комакан на место Сакуи: и без того изумлённые жители деревни охуели окончательно, когда, проводив вампиршу взглядом, поняли, куда она направляется. Конечной целью путешествия Скарлет-старшей по разъёбаным весенним дорогам был храм Хакурей.
Дойдя, наконец, до цели, Ремилия заметила, что хозяйка храма, в отличие от неё самой, нагло радуется жизни, несмотря на хреновое материальное положение: развалившись на ступеньках перед входом, Рейму блаженно жмурилась, глядя на солнце и что-то мурлыкала себе под нос, затихая лишь для того, чтобы отхлебнуть из кружки, стоявшей рядом на ящике для пожертвований.
- Утречка, Рейму – поприветствовала жрицу Ремилия
- Привет – приоткрывая один глаз, ответила Рейму, демонстративно постучав по крышке ящика – рассказывай
- У меня тут инцидент произошел – начала гостья, опустив в прорезь в крышке ящика десятитысячную купюру, но тут же была прервана хозяйкой храма
- Налоговая за жопу взяла? – расхохоталась Рейму – а я говорила, что тут тебе не оффшор.
- Я так посмотрю – невозмутимо продолжила Ремилия – настроение у тебя отличное. Тебе-то тут хорошо одной, а у меня вот Сакуя пропала.
- Вот как? – изумилась жрица, моментально перестав издевательски гыкать и обратив, наконец, на Ремилию достаточное внимание – и ты хочешь, чтобы я помогла тебе её найти?
- Нет – неожиданно ответила госпожа Скарлет, заставив жрицу по-настоящему охренеть – пошла она в пизду, ебанашка эта. У меня к тебе другая просьба. Я хочу, чтобы ты стала моей служанкой. Разумеется, не навсегда, а лишь на то время, пока я не найду Сакуе замену. Я обещаю решить этот вопрос в течение недели, но, скорее всего, моя непутёвая мейда явится ко мне с повинной гораздо раньше, так что я оторву тебя от твоей, с позволения сказать, работы, наверняка лишь на пару-тройку дней.
- Ну я даже не знаю… - начала Рейму, почувствовав запах халявы.
- Платить буду по сто тысяч иен в сутки – прервала все возможные рассуждения о целесообразности подобного шага Ремилия.
- Я согласна – моментально отреагировала жрица, услышав о столь баснословном доходе – только не дольше недели, хорошо? И ещё, ты хоть расскажи, что с твоей Сакуей произошло, это ведь и впрямь инцидент.
Тяжело вздохнув, Ремилия быстро пересказала Рейму события предыдущей ночи, не стесняясь в выражениях, и это окончательно убедило жрицу в необходимости помочь несчастной вампирше.
97 72307
>>72306
-Понимаешь, не могу я без служанки – на жалобной ноте закончила свой душераздирающий рассказ госпожа Скарлет – как я буду жить, пока эта ёбаная Сакуя где-то таскается?
- Хорошо-хорошо – подбодрила её Рейму – когда приступать к работе?
- Да прямо сейчас и пойдем – Ремилия решительно кивнула головой в сторону своего особняка
- Нет, прямо сейчас не могу – охладила её боевой настрой Рейму – мне же надо кого-то за себя здесь оставить, так ведь? Давай я ближе к вечеру буду, согласна, Реми-тян? Или теперь я должна называть тебя…
- Госпожа Ремилия – подтвердила Алая дьяволица – называй меня так, мейдо-мико. С этими словами хозяйка особняка с достоинством покинула обитель своей новоиспеченной служанки в предвкушении незабываемого жизненного опыта.
Оставшись в одиночестве, Рейму начала мозговой штурм на тему того, кто бы лучше подошел на роль её заместительницы, но её разум, пленённый перспективой неслыханной финансово-продовольственной наживы, не нашёл ничего лучше, кроме как назначить временной исполняющей обязанности хакурейской жрицы милейшее исчадие ада по имени Суйка Ибуки. Тебя тут все знают – объяснила Рейму своей рогатой подружке – да и ты в курсе моей работы. Суйка, надо отдать ей должное, на предложение согласилась с радостью, несмотря на то, что никакой очевидной выгоды оно для неё не имело. Поблагодарив маленькую они за понимание (и, как бы это ни было абсурдно, богов за ниспослание ей всевозможной нечисти в качестве друзей), Рейму, исполнившись оптимизма и боевого духа, отправилась в Комакан на подработку. Идти туда она решила налегке, и единственным, что взяла жрица с собой, оказалась мощная рогатина, которую Рейму скрафтила на ходу из вырванной с корнем небольшой берёзы. К вампирам иду всё-таки – рассудила она – тут, конечно, кол осиновый нужен, ну да в отсутствии осины, и дрын берёзовый подойдёт. Со стороны могло показаться странным, что вечно голодная и страдающая от безденежья Хакурейская жрица так строго расставила акцент на том, что согласна пожить в обстановке изысканной роскоши всего неделю, хотя для многих людей (а для таких нищебродов, как она – особенно) это была уникальная возможность раз и навсегда изменить свою жизнь в лучшую сторону. Дело в том, что Рейму, зная саму себя, как никто другой, прекрасно понимала, что с такими личностными качествами, как у неё, надолго она там не задержится ни при каких раскладах. Так что лучше уйду через неделю с гордо поднятой головой и семью сотнями тысяч иен в кармане – заключила она – чем меня пиздюлями выгонят оттуда через месяц за пьянку, профнепригодность, хищения и растрату. Именно с таким настроем жрица и намеревалась провести ближайшие несколько дней, стремительно приближаясь к особняку Скарлет в лучах солнца, постепенно клонившегося к закату. Теперь её задачей было потратить это время с максимальной выгодой для себя, причём сделать всё так, чтобы неизбежные при таком подходе к работе, чудовищные косяки массово полезли лишь после окончания действия срочного трудового договора. Но, несмотря на общую рискованность данной затеи, Рейму подозревала, какие именно ошибки допустила Идзаёй-сан в своей работе и не собиралась повторять их. Если мои догадки верны – рассуждала она – то когда я буду уходить с этой временной должности, рыдать будет весь Комакан. Я им, блядь, не Сакуя. Дура она всё-таки, променять такой особняк на хрен знает что. Вот где она сейчас? Ой, не похер ли мне?
Ответ на не слишком волновавший Рейму вопрос о судьбе служанки вампирского дома сейчас можно было найти в деревне людей. Сакуя сидела в номере дешевой гостиницы и старательно напивалась, размышляя о своей жизни, о прошлом и будущем. Как бы банально это ни звучало, но её давняя судьбоносная встреча с Ремилией разделила всю её жизнь на «до» и «после». Сакуя прекрасно понимала, что если бы она не приглянулась в своё время госпоже Скарлет, то, скорее всего, давно бы уже сдохла в обоссаной подворотне от палёного стеклоочистителя. Именно благодаря Ремилии Сакуя превратилась из грязной вонючей замухрышки, жрущей на помойках и спящей с бомжами на теплотрассе в самую совершенную и элегантную горничную не только Генсокё, но и Японии, а возможно, и всего Азиатско-Тихоокеанского Региона. Работа в Комакане положительно сказалась на всех аспектах жизни Сакуи – если раньше она была больше похожа на жертву неудачного аборта страшной, как жизнь в Забайкалье, айнской шлюхи-алкоголички, и не могла связать без мата и двух слов, а всё свободное время посвящала лишь глубокомысленному ковырянию в носу и чесанию задницы, то теперь, спустя годы, Идзаёй-сан выглядела так, что её не стыдно было отправить на конкурс «Мисс Вселенная», а от её изысканных манер смогла бы изойти на говно даже английская Королева. Попав на службу к Ремилии, Сакуя смогла получить абсолютно все, о чем могла только мечтать: комфортные апартаменты, безлимитный доступ к любой еде и выпивке, престижную должность, милейшую руководительницу, ответственных и исполнительных подчинённых, а также медицинскую страховку, освобождение от НДФЛ и отсутствие грабительских ежемесячных отчислений в пенсионный фонд. В стенах Комакана как страшный сон были забыты все ужасы прошлой жизни, и даже подкладки в бюстгальтер для имитации груди, которые Сакуя раньше мастерила из стекловаты и строительного мусора, теперь стали силиконовыми. Мейдо уже не представляла свою жизнь вне особняка, но её вчерашняя выходка буквально перечеркнула весь уклад её жизни. Самым ужасным в этой ситуации был тот факт, что Сакуя не могла понять, что сподвигло её на столь необдуманное решение не только отхуесосить свою любимую госпожу, что называется, «на ровном месте», но и уйти от неё, послав на хуй, вместо того, чтобы умерить пыл и попросить прощения. Единственное, что было сейчас ясно Сакуе – в Комакан она не вернётся ни под каким предлогом. Дело было не в гордости служанки – просто она понимала, что после таких выкрутасов там её не ждут, а если и ждут, то исключительно с ужаснейшим пропиздоном, несовместимым с жизнью. Так что на данный момент бывшая горничная особняка Скарлет, проклиная себя за импульсивность, пыталась найти выход из сложившегося пиздеца, в который она же сама себя и загнала. Да и хуй с ней, с Ремилией этой – размышляла она, опрокидывая в себя очередной стакан саке – начну жизнь с нуля. Пойду, вон, как все нормальные люди, на завод въёбывать, Каппам постоянно же работники требуются. А чё? Устроюсь на производство, комнату в общаге дадут. Там, может, мужичка какого-нибудь склею работящего, простого, без выебонов, замуж выйду, только бы не сильно пьющий был, да не лупил бы меня, как якумову лису. Потом в очередь на квартиру встанем, ребятёнка настрогаем, Тоёту Приус в кредит возьмём, всё как у людей будет, а не у вурдалаков этих ёбаных, которым шампанское по пятьсот баксов за бутылку поперек горла стоит. Подобные умозаключения немного успокоили мятущуюся душу Идзаёй-сан, после чего она без всяких зазрений совести прикончила оставшееся в бутылке саке и решила лечь спать пораньше, чтобы завтра не смущать опухшим с бодуна ебальником сотрудников oтдела кадров компании Kappa Corporation. Тем вечером Сакуя всерьёз планировала начать новую жизнь, и вступать в неё с мешками под глазами и запахом перегара считала недопустимым.
97 72307
>>72306
-Понимаешь, не могу я без служанки – на жалобной ноте закончила свой душераздирающий рассказ госпожа Скарлет – как я буду жить, пока эта ёбаная Сакуя где-то таскается?
- Хорошо-хорошо – подбодрила её Рейму – когда приступать к работе?
- Да прямо сейчас и пойдем – Ремилия решительно кивнула головой в сторону своего особняка
- Нет, прямо сейчас не могу – охладила её боевой настрой Рейму – мне же надо кого-то за себя здесь оставить, так ведь? Давай я ближе к вечеру буду, согласна, Реми-тян? Или теперь я должна называть тебя…
- Госпожа Ремилия – подтвердила Алая дьяволица – называй меня так, мейдо-мико. С этими словами хозяйка особняка с достоинством покинула обитель своей новоиспеченной служанки в предвкушении незабываемого жизненного опыта.
Оставшись в одиночестве, Рейму начала мозговой штурм на тему того, кто бы лучше подошел на роль её заместительницы, но её разум, пленённый перспективой неслыханной финансово-продовольственной наживы, не нашёл ничего лучше, кроме как назначить временной исполняющей обязанности хакурейской жрицы милейшее исчадие ада по имени Суйка Ибуки. Тебя тут все знают – объяснила Рейму своей рогатой подружке – да и ты в курсе моей работы. Суйка, надо отдать ей должное, на предложение согласилась с радостью, несмотря на то, что никакой очевидной выгоды оно для неё не имело. Поблагодарив маленькую они за понимание (и, как бы это ни было абсурдно, богов за ниспослание ей всевозможной нечисти в качестве друзей), Рейму, исполнившись оптимизма и боевого духа, отправилась в Комакан на подработку. Идти туда она решила налегке, и единственным, что взяла жрица с собой, оказалась мощная рогатина, которую Рейму скрафтила на ходу из вырванной с корнем небольшой берёзы. К вампирам иду всё-таки – рассудила она – тут, конечно, кол осиновый нужен, ну да в отсутствии осины, и дрын берёзовый подойдёт. Со стороны могло показаться странным, что вечно голодная и страдающая от безденежья Хакурейская жрица так строго расставила акцент на том, что согласна пожить в обстановке изысканной роскоши всего неделю, хотя для многих людей (а для таких нищебродов, как она – особенно) это была уникальная возможность раз и навсегда изменить свою жизнь в лучшую сторону. Дело в том, что Рейму, зная саму себя, как никто другой, прекрасно понимала, что с такими личностными качествами, как у неё, надолго она там не задержится ни при каких раскладах. Так что лучше уйду через неделю с гордо поднятой головой и семью сотнями тысяч иен в кармане – заключила она – чем меня пиздюлями выгонят оттуда через месяц за пьянку, профнепригодность, хищения и растрату. Именно с таким настроем жрица и намеревалась провести ближайшие несколько дней, стремительно приближаясь к особняку Скарлет в лучах солнца, постепенно клонившегося к закату. Теперь её задачей было потратить это время с максимальной выгодой для себя, причём сделать всё так, чтобы неизбежные при таком подходе к работе, чудовищные косяки массово полезли лишь после окончания действия срочного трудового договора. Но, несмотря на общую рискованность данной затеи, Рейму подозревала, какие именно ошибки допустила Идзаёй-сан в своей работе и не собиралась повторять их. Если мои догадки верны – рассуждала она – то когда я буду уходить с этой временной должности, рыдать будет весь Комакан. Я им, блядь, не Сакуя. Дура она всё-таки, променять такой особняк на хрен знает что. Вот где она сейчас? Ой, не похер ли мне?
Ответ на не слишком волновавший Рейму вопрос о судьбе служанки вампирского дома сейчас можно было найти в деревне людей. Сакуя сидела в номере дешевой гостиницы и старательно напивалась, размышляя о своей жизни, о прошлом и будущем. Как бы банально это ни звучало, но её давняя судьбоносная встреча с Ремилией разделила всю её жизнь на «до» и «после». Сакуя прекрасно понимала, что если бы она не приглянулась в своё время госпоже Скарлет, то, скорее всего, давно бы уже сдохла в обоссаной подворотне от палёного стеклоочистителя. Именно благодаря Ремилии Сакуя превратилась из грязной вонючей замухрышки, жрущей на помойках и спящей с бомжами на теплотрассе в самую совершенную и элегантную горничную не только Генсокё, но и Японии, а возможно, и всего Азиатско-Тихоокеанского Региона. Работа в Комакане положительно сказалась на всех аспектах жизни Сакуи – если раньше она была больше похожа на жертву неудачного аборта страшной, как жизнь в Забайкалье, айнской шлюхи-алкоголички, и не могла связать без мата и двух слов, а всё свободное время посвящала лишь глубокомысленному ковырянию в носу и чесанию задницы, то теперь, спустя годы, Идзаёй-сан выглядела так, что её не стыдно было отправить на конкурс «Мисс Вселенная», а от её изысканных манер смогла бы изойти на говно даже английская Королева. Попав на службу к Ремилии, Сакуя смогла получить абсолютно все, о чем могла только мечтать: комфортные апартаменты, безлимитный доступ к любой еде и выпивке, престижную должность, милейшую руководительницу, ответственных и исполнительных подчинённых, а также медицинскую страховку, освобождение от НДФЛ и отсутствие грабительских ежемесячных отчислений в пенсионный фонд. В стенах Комакана как страшный сон были забыты все ужасы прошлой жизни, и даже подкладки в бюстгальтер для имитации груди, которые Сакуя раньше мастерила из стекловаты и строительного мусора, теперь стали силиконовыми. Мейдо уже не представляла свою жизнь вне особняка, но её вчерашняя выходка буквально перечеркнула весь уклад её жизни. Самым ужасным в этой ситуации был тот факт, что Сакуя не могла понять, что сподвигло её на столь необдуманное решение не только отхуесосить свою любимую госпожу, что называется, «на ровном месте», но и уйти от неё, послав на хуй, вместо того, чтобы умерить пыл и попросить прощения. Единственное, что было сейчас ясно Сакуе – в Комакан она не вернётся ни под каким предлогом. Дело было не в гордости служанки – просто она понимала, что после таких выкрутасов там её не ждут, а если и ждут, то исключительно с ужаснейшим пропиздоном, несовместимым с жизнью. Так что на данный момент бывшая горничная особняка Скарлет, проклиная себя за импульсивность, пыталась найти выход из сложившегося пиздеца, в который она же сама себя и загнала. Да и хуй с ней, с Ремилией этой – размышляла она, опрокидывая в себя очередной стакан саке – начну жизнь с нуля. Пойду, вон, как все нормальные люди, на завод въёбывать, Каппам постоянно же работники требуются. А чё? Устроюсь на производство, комнату в общаге дадут. Там, может, мужичка какого-нибудь склею работящего, простого, без выебонов, замуж выйду, только бы не сильно пьющий был, да не лупил бы меня, как якумову лису. Потом в очередь на квартиру встанем, ребятёнка настрогаем, Тоёту Приус в кредит возьмём, всё как у людей будет, а не у вурдалаков этих ёбаных, которым шампанское по пятьсот баксов за бутылку поперек горла стоит. Подобные умозаключения немного успокоили мятущуюся душу Идзаёй-сан, после чего она без всяких зазрений совести прикончила оставшееся в бутылке саке и решила лечь спать пораньше, чтобы завтра не смущать опухшим с бодуна ебальником сотрудников oтдела кадров компании Kappa Corporation. Тем вечером Сакуя всерьёз планировала начать новую жизнь, и вступать в неё с мешками под глазами и запахом перегара считала недопустимым.
98 72308
>>72307
Рейму, временно исполняющей обязанности главной горничной, стоило бы поучиться ответственности у Сакуи, но весь мир словно встал с ног на голову, и пока Идзаёй засыпала в тесном номере дешевой гостиницы, нахлебавшись дешевого саке и мечтая о карьере слесаря-сборщика металлоконструкций, жрица, получив в своё распоряжение целый особняк, буквально с порога принялась за самоуправство и превышение должностных полномочий. Прибыв, как и было обещано, вечером и расписавшись в журнале инструктажа по технике безопасности, Рейму с редким для неё энтузиазмом приступила к исполнению собственных обязанностей. Сделала она это весьма оригинальным способом: не обращая ни на кого ни малейшего внимания, жрица-горничная собственноручно вынесла с кухни невообразимое количество всевозможных деликатесов и алкоголя, после чего, закрывшись в своей комнате, предалась греху чревоугодия. Любой стук в дверь Рейму или игнорировала или, если он казался ей слишком настойчивым, посылала на хуй, проявив с одной стороны не слишком уместный для обслуживающего персонала уровень учтивости, а с другой, сразу дав понять, что специалист она, может быть, и не очень компетентный, зато жесткий. Рейму честно продолжала своё гастрономическое буйство довольно длительное время, совершенно не желая покидать предоставленных ей апартаментов, но обстоятельства оказались сильнее. Где-то около полуночи Красно-белая осознала острую необходимость «сгонять на дальнячок». Говоря простым крестьянским языком, жрице приспичило поссать, что было совершенно естественно, учитывая то, сколько хозяйского бухла она успела к тому моменту выхлестать на халяву. Недовольно матерясь, Рейму покинула своё пристанище, будучи воодушевлённой лишь тем, что уборная находилась относительно недалеко от её комнаты. Оперативно поссав и облегчённо выдохнув, жрица с чувством выполненного долга пошла обратно, но, едва выйдя из клозета, заметила кое-что странное: её внимание привлекла Ремилия, которая осторожно кралась по полутемному коридору, прижимая что-то к своей груди. Почувствовав неладное, Рейму схватила стоявший на полу возле унитаза вантуз и решительно двинулась вслед за своей госпожой, овладеваемая интересом, что должно заставить хозяйку особняка вести сябя в своём собственном доме, словно щипач в полупустой маршрутке. Однако Ремилия, словно почувствовав за собой слежку, умудрилась оперативно скрыться из поля зрения бросившейся в погоню жрицы. Безрезультатно попетляв по коридорам и лестничным переходам особняка, Рейму уже хотела было вернуться к себе, как вдруг заметила слабый свет, льющийся в щель неплотно закрытой двери, на которой красовалась какая-то солидная табличка. «Ремилия Скарлет. Алая дьяволица» - прочитала Рейму надпись на ней – кажется, я по адресу, судя по всему, это её кабинет. С этой мыслью мейдо-мико отважно распахнула дверь, ввалившись в помещение, грозно размахивая впереди себя вантузом. Мгновенно осознав, что никто не собирается препятствовать её вероломному вторжению, Красно-белая огляделась по сторонам: её взору открылся огромный, роскошно и с безупречным вкусом обставленный кабинет, в котором к тому же, царил идеальный порядок. Чисто, как в трамвае – отметила про себя Рейму. Но не это поразило её больше всего, а то, чем хозяйка Комакана занималась в нём в столь поздний час: в свете луны и небольших светильников-ночников, создающих интимный полумрак, Ремилия сидела за столом, с благоговением склонившись над недавно залитой кипятком упаковкой лапши быстрого приготовления, словно царь Кащей над своими золотовалютными резервами.
- Так, я чё-то не поняла – строго начала Рейму, подходя к обескураженной вампирше поближе, на всякий случай, держа наготове позаимствованный в сортире сантехнический инструмент – чё это у нас тут за брождения по располаге после отбоя? На распорядок дня нам совсем насрать, что ли? Спать пора, а она тут кишкоблудить изволит!
- Рейму, дай пожрать – смущенно ответила Алая дьяволица, нервно пытаясь освободить идущую в комплекте с лапшой пластиковую вилку из её полиэтиленового плена
- Да жри, мне чё, жалко что ли? – спокойно ответила Рейму, убедившись в том, что её госпожа не разозлилась и не собирается её наказывать, и со спокойной душой бросила ставший не нужным вантуз на стол
- Вот спасибо – мрачно поблагодарила её Ремилия – а то мне Сакуя запрещала рамён есть, говорила что для благородной госпожи это зашквар, и лучше уж жрать мыло с параши
- Слушай, ну в чём-то она была права – задумчиво произнесла Рейму, разглядывая разноцветную этикетку, никак не закреплённую на крышке – представляешь завтра статью в Бумбуммару «Алая дьяволица тайно чифанит запарики бюджетного ценового сегмента!»?
- Рейму, я надеюсь, ты сохранишь это в тайне? – жалобно простонала Ремилия, чуть не подавившись кудрявой макарониной
- Только если отправишься спать сразу же после того, как закончишь – назидательно заявила жрица – а заодно ответишь мне на вопрос почему именно куриный Доширак? С говядиной ведь лучше, правда?
- Правда – согласилась госпожа Скарлет – только он жопу жжёт.
- Ой, блядь, какие мы нежные – вздохнула Рейму и пошла в сторону выхода – с Вашего позволения, госпожа, я подожду Вас за дверью, только не забудьте уходя выключить свет и убрать за собой со стола всю хуйню. С этими словами жрица покинула кабинет своей госпожи, оставив её наедине с упаковкой запретного лакомства, осторожно закрыв дверь снаружи. Кажется, мои догадки верны – размышляла Рейму, стоя в коридоре, ночную тишину которого нарушало лишь задорное чавканье Ремилии, доносящееся из её логова – похоже, Сакуя и впрямь в доску заебала здесь всех своими понтами. Если это так, то мне придётся показать этим несчастным настоящую жизнь обычных людей. Похоже, они хотят именно этого, и кто знает, если Сакуя когда-нибудь вернётся, возможно, Реми удастся её перевоспитать. Осознав, насколько удачная миссия на неё возложена, Рейму исполнилась оптимизма и гордости за саму себя. Ей немедленно захотелось выпить, но весь алкоголь остался в её комнате, а Ремилия никак не могла доесть свой проклятый Доширак. Сгорая от нетерпения, мейдо-мико принялась нервно расхаживать по коридору из стороны в сторону, периодически поторапливая свою госпожу, дорвавшуюся до запретного плода.
- Да иду я, иду – проворчала наконец вампирша, выходя из кабинета, безуспешно пытаясь изменить выражение своего лица с дураковато-довольного, на надменное.
- Так, всё, быстро спать – скомандовала Рейму и, схватив госпожу за руку, потащила в спальню.
98 72308
>>72307
Рейму, временно исполняющей обязанности главной горничной, стоило бы поучиться ответственности у Сакуи, но весь мир словно встал с ног на голову, и пока Идзаёй засыпала в тесном номере дешевой гостиницы, нахлебавшись дешевого саке и мечтая о карьере слесаря-сборщика металлоконструкций, жрица, получив в своё распоряжение целый особняк, буквально с порога принялась за самоуправство и превышение должностных полномочий. Прибыв, как и было обещано, вечером и расписавшись в журнале инструктажа по технике безопасности, Рейму с редким для неё энтузиазмом приступила к исполнению собственных обязанностей. Сделала она это весьма оригинальным способом: не обращая ни на кого ни малейшего внимания, жрица-горничная собственноручно вынесла с кухни невообразимое количество всевозможных деликатесов и алкоголя, после чего, закрывшись в своей комнате, предалась греху чревоугодия. Любой стук в дверь Рейму или игнорировала или, если он казался ей слишком настойчивым, посылала на хуй, проявив с одной стороны не слишком уместный для обслуживающего персонала уровень учтивости, а с другой, сразу дав понять, что специалист она, может быть, и не очень компетентный, зато жесткий. Рейму честно продолжала своё гастрономическое буйство довольно длительное время, совершенно не желая покидать предоставленных ей апартаментов, но обстоятельства оказались сильнее. Где-то около полуночи Красно-белая осознала острую необходимость «сгонять на дальнячок». Говоря простым крестьянским языком, жрице приспичило поссать, что было совершенно естественно, учитывая то, сколько хозяйского бухла она успела к тому моменту выхлестать на халяву. Недовольно матерясь, Рейму покинула своё пристанище, будучи воодушевлённой лишь тем, что уборная находилась относительно недалеко от её комнаты. Оперативно поссав и облегчённо выдохнув, жрица с чувством выполненного долга пошла обратно, но, едва выйдя из клозета, заметила кое-что странное: её внимание привлекла Ремилия, которая осторожно кралась по полутемному коридору, прижимая что-то к своей груди. Почувствовав неладное, Рейму схватила стоявший на полу возле унитаза вантуз и решительно двинулась вслед за своей госпожой, овладеваемая интересом, что должно заставить хозяйку особняка вести сябя в своём собственном доме, словно щипач в полупустой маршрутке. Однако Ремилия, словно почувствовав за собой слежку, умудрилась оперативно скрыться из поля зрения бросившейся в погоню жрицы. Безрезультатно попетляв по коридорам и лестничным переходам особняка, Рейму уже хотела было вернуться к себе, как вдруг заметила слабый свет, льющийся в щель неплотно закрытой двери, на которой красовалась какая-то солидная табличка. «Ремилия Скарлет. Алая дьяволица» - прочитала Рейму надпись на ней – кажется, я по адресу, судя по всему, это её кабинет. С этой мыслью мейдо-мико отважно распахнула дверь, ввалившись в помещение, грозно размахивая впереди себя вантузом. Мгновенно осознав, что никто не собирается препятствовать её вероломному вторжению, Красно-белая огляделась по сторонам: её взору открылся огромный, роскошно и с безупречным вкусом обставленный кабинет, в котором к тому же, царил идеальный порядок. Чисто, как в трамвае – отметила про себя Рейму. Но не это поразило её больше всего, а то, чем хозяйка Комакана занималась в нём в столь поздний час: в свете луны и небольших светильников-ночников, создающих интимный полумрак, Ремилия сидела за столом, с благоговением склонившись над недавно залитой кипятком упаковкой лапши быстрого приготовления, словно царь Кащей над своими золотовалютными резервами.
- Так, я чё-то не поняла – строго начала Рейму, подходя к обескураженной вампирше поближе, на всякий случай, держа наготове позаимствованный в сортире сантехнический инструмент – чё это у нас тут за брождения по располаге после отбоя? На распорядок дня нам совсем насрать, что ли? Спать пора, а она тут кишкоблудить изволит!
- Рейму, дай пожрать – смущенно ответила Алая дьяволица, нервно пытаясь освободить идущую в комплекте с лапшой пластиковую вилку из её полиэтиленового плена
- Да жри, мне чё, жалко что ли? – спокойно ответила Рейму, убедившись в том, что её госпожа не разозлилась и не собирается её наказывать, и со спокойной душой бросила ставший не нужным вантуз на стол
- Вот спасибо – мрачно поблагодарила её Ремилия – а то мне Сакуя запрещала рамён есть, говорила что для благородной госпожи это зашквар, и лучше уж жрать мыло с параши
- Слушай, ну в чём-то она была права – задумчиво произнесла Рейму, разглядывая разноцветную этикетку, никак не закреплённую на крышке – представляешь завтра статью в Бумбуммару «Алая дьяволица тайно чифанит запарики бюджетного ценового сегмента!»?
- Рейму, я надеюсь, ты сохранишь это в тайне? – жалобно простонала Ремилия, чуть не подавившись кудрявой макарониной
- Только если отправишься спать сразу же после того, как закончишь – назидательно заявила жрица – а заодно ответишь мне на вопрос почему именно куриный Доширак? С говядиной ведь лучше, правда?
- Правда – согласилась госпожа Скарлет – только он жопу жжёт.
- Ой, блядь, какие мы нежные – вздохнула Рейму и пошла в сторону выхода – с Вашего позволения, госпожа, я подожду Вас за дверью, только не забудьте уходя выключить свет и убрать за собой со стола всю хуйню. С этими словами жрица покинула кабинет своей госпожи, оставив её наедине с упаковкой запретного лакомства, осторожно закрыв дверь снаружи. Кажется, мои догадки верны – размышляла Рейму, стоя в коридоре, ночную тишину которого нарушало лишь задорное чавканье Ремилии, доносящееся из её логова – похоже, Сакуя и впрямь в доску заебала здесь всех своими понтами. Если это так, то мне придётся показать этим несчастным настоящую жизнь обычных людей. Похоже, они хотят именно этого, и кто знает, если Сакуя когда-нибудь вернётся, возможно, Реми удастся её перевоспитать. Осознав, насколько удачная миссия на неё возложена, Рейму исполнилась оптимизма и гордости за саму себя. Ей немедленно захотелось выпить, но весь алкоголь остался в её комнате, а Ремилия никак не могла доесть свой проклятый Доширак. Сгорая от нетерпения, мейдо-мико принялась нервно расхаживать по коридору из стороны в сторону, периодически поторапливая свою госпожу, дорвавшуюся до запретного плода.
- Да иду я, иду – проворчала наконец вампирша, выходя из кабинета, безуспешно пытаясь изменить выражение своего лица с дураковато-довольного, на надменное.
- Так, всё, быстро спать – скомандовала Рейму и, схватив госпожу за руку, потащила в спальню.
99 72309
>>72308
- А можно я ещё полчасика в интернете посижу? – скромно спросила дьяволица, когда Рейму, едва ли не силой загнала её под одеяло
- Чёрта лысого тебе, а не энторнет – строго оборвала её жрица – не нужон он нам. Как раньше без него жили, а? А сейчас посрать не могут сходить без своих нубуков. Спи давай.
- Ну тогда почитай мне сказку перед сном – не унималась Скарлет-старшая
- Как, блядь? – спросила Рейму в ответ, разглядывая небольшую стопку книг на прикроватном столике – они же все на венгерском!
- Это румынский – поправила её Ремилия
- Я тебе кто, Дан Балан? – рассвирепела мико – говорю же, я вашей тарабарщины не понимаю.
- Ну Ре-е-ейму!.. – продолжала капризничать кровопийца
Ладно, давай я тебе сама расскажу сказку. Идет? – сжалилась над ней хакурейская служанка – Короче, слушай сюда, сопля. Далеко-далеко на Востоке жила-была одна жрица. Она была очень хорошей, доброй и трудолюбивой девочкой, но всё равно жила очень бедно. И вот однажды к ней пришел загадочный человек, живущий в горах далеко на Западе. Здравствуй, Рейму – сказал незнакомец. Меня зовут Сергей Петрович, и я хочу взять твой храм в аренду. А зачем он вам? – спросила жрица. Я открою в нём магазин «Красное&Белое» ответил он. Тогда жрица сразу согласилась и вскоре разбогатела настолько, что смогла сделать свою подругу ведьму личной сексуальной рабыней, котрую каждый вечер, напившись пива Охота Крепкое, заставляла лизать себе подмышки и пиз…
- Слушай, Рейму – перебила Ремилия рассказчицу – иди-ка ты на хуй с такими сказками.
- Если тебе не нравится, не слушай – мрачно огрызнулась жрица, недовольная тем, что её фантазии были прерваны на самом пикантном моменте
- Давай хоть подушками подерёмся – не успокаивалась Ремилия
- Давай! – неожиданно легко согласилась Рейму, и, выхватив подушку из-под головы своей госпожи, ёбнула с такой силой, что неугомонная до сего момента вампиресса вмиг притихла
- Повоевали, блядь – разочарованно прошептала она
- Всё, Ремилия, отбой – вздохнула Красно-белая, выключая свет в спальне
- Мы поспим, а ты постой – промурлыкала дьяволица, кутаясь в одеяло
- Попизди там мне ещё – беззлобно усмехнулась Рейму, и, бесшумно покинув спальню хозяйки, отправилась к себе. Её тоже клонило в сон, но ещё одну бутылочку пива она, вернувшись обратно, всё же выпила, после чего отключилась со спокойной душой.
Проснувшись на следующее утро, Рейму не сразу вспомнила, где она находится, и что она тут делает, но едва память верулась к ней, она тут же подскочила с кровати, словно укушенная за задницу: Ёб твою мать! – ахнула она – у меня же дети не кормлены! С этими словами жрица-служанка оперативно привела себя, так сказать, «во внешний вид» и стремительно отправилась готовить завтрак на кухню, где её уже дожидались феи, тоскующие без начальницы, словно солдаты-срочники по старшине, бегущему с утреннего развода с пиздюлями в казарму.
- Так, чё сидим, вола ебём? – с порога поинтересовалась Рейму, зыркая глазами по сторонам и внимательно, но безрезультатно втягивая носом воздух на предмет наличия в нём запаха готовящейся еды.
-Ждем ваших распоряжений – без энтузиазма ответили фей
- А чё пожрать ничего не приготовили? – строго спросила мейдо-мико
- Так готовкой всегда только госпожа Сакуя занималась, а мы так, ассистировали – объяснили очаровательные создания
- В общем, ты, ты, и ты – Рейму ткнула наугад в нескольких подопечных – идёте наводить порядок в помещении, вот вы четверо в наряд по бане, чтобы там мне со всеми процессами было, доложите потом, а остальные на уборку территории. Вон с глаз моих, идите и хуярьте, раз на кухняке ни хера сделать не можете. Уёбывайте, блядь, и чтобы я вас здесь больше не видела.
Выпроводив непутёвых фей с пищеблока, Рейму принялась за приготовление завтрака для личного состава. Не теряя времени, она при помощи матюков в открытую форточку дала разнарядку скучающей на КПП Мейлин оставить свой пост и будить госпожу и остальных. Китаянка оказалась на редкость исполнительной подчинённой, поэтому, едва Рейму расправилась с готовкой, она уже входила на кухню с докладом.
- Личный состав в столовой – отрапортовала стражница – но Фланя выпендривается и не хочет выходить из своей комнаты.
- Так, Мейлин – ответила Рейму, расставляя кастрюли и посуду на тележку – езжай в столовку, а я щас с этой пиздюлиной разберусь. Только осторожней по коридору, там феи чистоту наводят.
- Да видела я уже – усмехнулась Мейлин, выкатывая тележку с кухни
- Ну и что это за хуйня? – категорично поинтересовалась Рейму у суетящихся фей, выходя в коридор вслед за китаянкой – это уборка что ли по-вашему? Почему я на полу пены не наблюдаю? Пену, пену хуярьте!
- Рейму-сан! – взмолились мокрые, как портянка после физзарядки, феи – тут же и так чисто!
- Мне не надо, чтобы было чисто – мрачно парировала жрица – мне надо, чтобы вы заебались.
- Ну Ре-е-ейму-сан! – вновь простонали феи
- Отставить пиздежь – резко оборвала их претензии Красно-белая, и, выдав пендель одной из саботажниц, отправилась на воспитательную работу с нежелающей покидать стен своей сычевальни Скарлет-младшей.
Разобраться с Фландре Рейму удалось на раз-два: войдя в её комнату, и увидев, что маленькая вампирша залипает в монитор, в тысячный раз пытаясь вьнести саму себя на лунатике, жрица-служанка резким движением вырвала кабель питания пекарни из розетки и ничего не объясняя потащила нарушительницу режима в столовую, схватив за ухо. Фландре, разумеется, начала возмущаться, но после того, как Рейму пригрозила отобрать у неё кабель от компа навсегда, Скарлет-младшая притихла и до места назначения дошла без скандалов.
- Так, приступайте! – скомандовала жрица, когда всё наконец было готово к завтраку
- Рейму, что это? – ошеломлённо поинтересовалась Ремилия, глядя в тарелку
- А ты, блядь, не видишь что ли? – спросила Рейму в ответ оскорблённым тоном – манная каша.
- С комочками? – почти шепотом ахнула дьяволица
- А ты как думала? – самодовольно уведомила её Красно-белая – ясен хуй, с комочками. А в кружке вон, молоко с пенкой.
- Еб твою мать, Рейму – простонала Скарлет-старшая, глядя на жрицу широко, насколько это возможно, раскрытыми глазами
- Не съешь – распорядилась мучительница – за шиворот вывалю. Остальных тоже касается, пока не буду наблюдать у всех пустые тарелки, из-зи стола никто не выйдет. Заметив слезу, стекающую по щеке Ремилии, Рейму слегка взволновалась, не перегнула ли она палку, но уже через мгновение, заметив, с каким энтузиазмом жительницы Комакана приступили к трапезе, поняла, что она на верном пути. Замученые всевозможной санкционкой благородные леди с таким энтузиазмом пожирали манную кашу, что Рейму на радостях уже решила, что на ужин непременно должны быть макароны с тушенкой и селёдка под шубой. С радостью наблюдая за своими подопечными, мейдо-мико ходила вдоль стола из стороны в сторону, всё казалось ей идеальным, если бы не одно «но». Ещё раз пристально оглядев собравшихся, Рейму строго спросила:
- Где Коакума?
- Она сказала, что не хочет есть, поэтому не придёт – уведомила её Пачули, работая ложкой, как раб на галерах
- Не хочет есть – задумчиво произнесла Рейму – получит пизды. Так, всё – скомандовала она, заметив стремительно опустевшие тарелки своих подопечных – закончить приём пищи, встаём сдаём посуду, выходим, строимся в направлении библиотеки!
99 72309
>>72308
- А можно я ещё полчасика в интернете посижу? – скромно спросила дьяволица, когда Рейму, едва ли не силой загнала её под одеяло
- Чёрта лысого тебе, а не энторнет – строго оборвала её жрица – не нужон он нам. Как раньше без него жили, а? А сейчас посрать не могут сходить без своих нубуков. Спи давай.
- Ну тогда почитай мне сказку перед сном – не унималась Скарлет-старшая
- Как, блядь? – спросила Рейму в ответ, разглядывая небольшую стопку книг на прикроватном столике – они же все на венгерском!
- Это румынский – поправила её Ремилия
- Я тебе кто, Дан Балан? – рассвирепела мико – говорю же, я вашей тарабарщины не понимаю.
- Ну Ре-е-ейму!.. – продолжала капризничать кровопийца
Ладно, давай я тебе сама расскажу сказку. Идет? – сжалилась над ней хакурейская служанка – Короче, слушай сюда, сопля. Далеко-далеко на Востоке жила-была одна жрица. Она была очень хорошей, доброй и трудолюбивой девочкой, но всё равно жила очень бедно. И вот однажды к ней пришел загадочный человек, живущий в горах далеко на Западе. Здравствуй, Рейму – сказал незнакомец. Меня зовут Сергей Петрович, и я хочу взять твой храм в аренду. А зачем он вам? – спросила жрица. Я открою в нём магазин «Красное&Белое» ответил он. Тогда жрица сразу согласилась и вскоре разбогатела настолько, что смогла сделать свою подругу ведьму личной сексуальной рабыней, котрую каждый вечер, напившись пива Охота Крепкое, заставляла лизать себе подмышки и пиз…
- Слушай, Рейму – перебила Ремилия рассказчицу – иди-ка ты на хуй с такими сказками.
- Если тебе не нравится, не слушай – мрачно огрызнулась жрица, недовольная тем, что её фантазии были прерваны на самом пикантном моменте
- Давай хоть подушками подерёмся – не успокаивалась Ремилия
- Давай! – неожиданно легко согласилась Рейму, и, выхватив подушку из-под головы своей госпожи, ёбнула с такой силой, что неугомонная до сего момента вампиресса вмиг притихла
- Повоевали, блядь – разочарованно прошептала она
- Всё, Ремилия, отбой – вздохнула Красно-белая, выключая свет в спальне
- Мы поспим, а ты постой – промурлыкала дьяволица, кутаясь в одеяло
- Попизди там мне ещё – беззлобно усмехнулась Рейму, и, бесшумно покинув спальню хозяйки, отправилась к себе. Её тоже клонило в сон, но ещё одну бутылочку пива она, вернувшись обратно, всё же выпила, после чего отключилась со спокойной душой.
Проснувшись на следующее утро, Рейму не сразу вспомнила, где она находится, и что она тут делает, но едва память верулась к ней, она тут же подскочила с кровати, словно укушенная за задницу: Ёб твою мать! – ахнула она – у меня же дети не кормлены! С этими словами жрица-служанка оперативно привела себя, так сказать, «во внешний вид» и стремительно отправилась готовить завтрак на кухню, где её уже дожидались феи, тоскующие без начальницы, словно солдаты-срочники по старшине, бегущему с утреннего развода с пиздюлями в казарму.
- Так, чё сидим, вола ебём? – с порога поинтересовалась Рейму, зыркая глазами по сторонам и внимательно, но безрезультатно втягивая носом воздух на предмет наличия в нём запаха готовящейся еды.
-Ждем ваших распоряжений – без энтузиазма ответили фей
- А чё пожрать ничего не приготовили? – строго спросила мейдо-мико
- Так готовкой всегда только госпожа Сакуя занималась, а мы так, ассистировали – объяснили очаровательные создания
- В общем, ты, ты, и ты – Рейму ткнула наугад в нескольких подопечных – идёте наводить порядок в помещении, вот вы четверо в наряд по бане, чтобы там мне со всеми процессами было, доложите потом, а остальные на уборку территории. Вон с глаз моих, идите и хуярьте, раз на кухняке ни хера сделать не можете. Уёбывайте, блядь, и чтобы я вас здесь больше не видела.
Выпроводив непутёвых фей с пищеблока, Рейму принялась за приготовление завтрака для личного состава. Не теряя времени, она при помощи матюков в открытую форточку дала разнарядку скучающей на КПП Мейлин оставить свой пост и будить госпожу и остальных. Китаянка оказалась на редкость исполнительной подчинённой, поэтому, едва Рейму расправилась с готовкой, она уже входила на кухню с докладом.
- Личный состав в столовой – отрапортовала стражница – но Фланя выпендривается и не хочет выходить из своей комнаты.
- Так, Мейлин – ответила Рейму, расставляя кастрюли и посуду на тележку – езжай в столовку, а я щас с этой пиздюлиной разберусь. Только осторожней по коридору, там феи чистоту наводят.
- Да видела я уже – усмехнулась Мейлин, выкатывая тележку с кухни
- Ну и что это за хуйня? – категорично поинтересовалась Рейму у суетящихся фей, выходя в коридор вслед за китаянкой – это уборка что ли по-вашему? Почему я на полу пены не наблюдаю? Пену, пену хуярьте!
- Рейму-сан! – взмолились мокрые, как портянка после физзарядки, феи – тут же и так чисто!
- Мне не надо, чтобы было чисто – мрачно парировала жрица – мне надо, чтобы вы заебались.
- Ну Ре-е-ейму-сан! – вновь простонали феи
- Отставить пиздежь – резко оборвала их претензии Красно-белая, и, выдав пендель одной из саботажниц, отправилась на воспитательную работу с нежелающей покидать стен своей сычевальни Скарлет-младшей.
Разобраться с Фландре Рейму удалось на раз-два: войдя в её комнату, и увидев, что маленькая вампирша залипает в монитор, в тысячный раз пытаясь вьнести саму себя на лунатике, жрица-служанка резким движением вырвала кабель питания пекарни из розетки и ничего не объясняя потащила нарушительницу режима в столовую, схватив за ухо. Фландре, разумеется, начала возмущаться, но после того, как Рейму пригрозила отобрать у неё кабель от компа навсегда, Скарлет-младшая притихла и до места назначения дошла без скандалов.
- Так, приступайте! – скомандовала жрица, когда всё наконец было готово к завтраку
- Рейму, что это? – ошеломлённо поинтересовалась Ремилия, глядя в тарелку
- А ты, блядь, не видишь что ли? – спросила Рейму в ответ оскорблённым тоном – манная каша.
- С комочками? – почти шепотом ахнула дьяволица
- А ты как думала? – самодовольно уведомила её Красно-белая – ясен хуй, с комочками. А в кружке вон, молоко с пенкой.
- Еб твою мать, Рейму – простонала Скарлет-старшая, глядя на жрицу широко, насколько это возможно, раскрытыми глазами
- Не съешь – распорядилась мучительница – за шиворот вывалю. Остальных тоже касается, пока не буду наблюдать у всех пустые тарелки, из-зи стола никто не выйдет. Заметив слезу, стекающую по щеке Ремилии, Рейму слегка взволновалась, не перегнула ли она палку, но уже через мгновение, заметив, с каким энтузиазмом жительницы Комакана приступили к трапезе, поняла, что она на верном пути. Замученые всевозможной санкционкой благородные леди с таким энтузиазмом пожирали манную кашу, что Рейму на радостях уже решила, что на ужин непременно должны быть макароны с тушенкой и селёдка под шубой. С радостью наблюдая за своими подопечными, мейдо-мико ходила вдоль стола из стороны в сторону, всё казалось ей идеальным, если бы не одно «но». Ещё раз пристально оглядев собравшихся, Рейму строго спросила:
- Где Коакума?
- Она сказала, что не хочет есть, поэтому не придёт – уведомила её Пачули, работая ложкой, как раб на галерах
- Не хочет есть – задумчиво произнесла Рейму – получит пизды. Так, всё – скомандовала она, заметив стремительно опустевшие тарелки своих подопечных – закончить приём пищи, встаём сдаём посуду, выходим, строимся в направлении библиотеки!
100 72310
>>72309
Приведя личный состав Особняка Алой Дьяволицы в читальный зал, Рейму, не теряя времени, принялась воспитывать нерадивую чертяку, поглощённую чтением какой-то книги.
- Коакума! – рявкнула жрица
- Чё? – ответила она, не обращая на новую служанку никакого внимания
- Хер через плечо! – отозвалась Красно-белая – Коакума!
- Ну чё ты привязалась ко мне – возмутилась ассистентка Пачули, откладывая книгу в сторону
- Жительница Комакана – медленно и назидательно начала Рейму – услышав своё имя, должна громко и чётко ответить «Я!». Коакума!
- Я – ответила чертяка
- Хуй от воробья! – ожидаемо передразнила её Хакурейская жрица – тебя чё, приказы не ебут? Чем ты тут таким важным занимаешься? Пельмень свой теребишь на пидорасов рисованных? – продолжала лютовать она, заметив, что книга, которую читала Коакума, оказалась обычной яойной мангой - Придётся тебя наказать.
С прошлой ночи жрице не давала покоя та самая рогатина, сделанная из берёзы по пути в Комакан. Осознание факта, что кровопийцы хорошо поддаются воспитанию и без такого веского аргумента, конечно, порадовало Рейму, но теперь перед ней встала задача найти грозному оружию какое-нибудь новое применение, ведь если на стене висит ружьё, то оно должно выстрелить, а если у тебя в хозяйстве завёлся дрын, то и от него кто-то обязательно должен пострадать. Безусловно, саботажницу-Коакуму можно было просто отпиздить этой страшной корягой, но у Рейму, пребывающей в на редкость для неё благостном расположении духа, проснулась фантазия, в результате чего, путём нехитрых манипуляций изготовленная ей рогатина была затюнингована до уровня передвижной пусковой установки, благо, её размеры вполне позволяли вести прицельный огонь книгами различного формата, в изобилии имевшимися в библиотеке особняка. Суть развлечения, рождённого сумрачным разумом Райской жрицы состояла в следующем: провинившуюся Коакуму под угрозой физической расправы загоняли на верх высоченной стремянки с просьбой достать с одной из верхних полок какую-нибудь книгу. Когда Коа докладывала сверху о том, что нужное издание найдено, Мейлин с вертушки выбивала лестницу из под ног ассистентки, и та, истерично матерясь, летела вниз, не в силах пошевелить крыльями, надёжно соединёнными друг с другом при помощи синей изоленты. Задачей же основного игрока, коими поочередно являлись Пачули и сёстры Скарлет, было поразить, перепуганную до усрачки цель, пикирующую с высоты, выстрелом книгой из импровизированной пусковой установки. Войска ПВО! – хохотала Пачули, пуляя по несчастной Коакуме томиком «Войны и мира» - сами не летаем, и другим не даём! Данное мероприятие доставило девушкам ни с чем не сравнимое удовольствие, только вот закончилось оно немного раньше, чем они планировали: после пары десятков очень жёстких посадок, Коакума не то, что не захотела вновь лезть на стремянку, а и вовсе продолжила лежать на полу, подавая весьма слабые признаки жизни, несмотря на угрозы Рейму применить по отношению к ней пиздюли. В разгар приведения несчастной ассистентки в чувства, девушки неожиданно услышали какой-то посторонний шум, моментально привлекший их внимание. Оставив бездыханную тушку маленькой черяки валяться на полу, комакановские во главе с Рейму, выглянули из-за стеллажа в ту сторону, откуда исходили загадочные звуки. Оказалось, что источником непонятного шума являлась нагло шляющаяся по библиотеке Мариса Кирисаме. Волшебница как всегда чувствовала себя здесь как дома, поэтому не стеснялась своих желаний и вероломно грузила книги в специально прихваченный для таких целей мешок. Сложно сказать, двигала ли ей обычная алчность, или дело было в неудержимой тяге к знаниям, но Мариса настолько упорно продолжала осуществлять хищения из библиотеки, что на это многие обитательницы особняка давно старались не обращать внимание и даже Пачули, хоть и ненавидела Марису за это, всё же сдерживалась от того, чтобы раз и навсегда поставить точку в этом вопросе каким-нибудь радикальным способом. Но, к несчастью Марисы, Рейму, получив в особняке Скарлет практически безраздельную власть, не собиралась мириться с подобным бесчинством (а заодно сообразив, что стоимомть украденных Марисой книг будет вычтена из её жалования) и решила проучить обнаглевшую ведьму.
- Она тут у вас совсем уже охуела? – шёпотом спросила жрица у комакановских
- Да заебала уже! – со страстью прошептала Пачули, расстроеная тем, что вот-вот снова не досчитается своих драгоценных книг
- Это значит, что ей надо вломить пизды – категорично заявила Рейму, и эта фраза моментально стала руководством к действию не только для охуевающей Пачули, но и для весьма индифферентных к воровству из библиотеки сестёр Скарлет и Хун Мейлин. Как по команде, девушки выскочили из своего укрытия и набросились на ведьму с пиздюлями. Поняв, что в особняке Скарлет что-то неуловимо изменилось, Мариса решила спасаться бегством, но подоспевшая на подмогу благородным леди жрица-служанка, несколькими мощными ударами смогла ненадолго задержать злоумышленницу на месте преступления. Когда ведьма заметила, что жительницы особняка Скарлет вершат самосуд под предводительством ничего не объясняющей Рейму, поняла, что если не сбежит во что бы то ни стало, то вскоре Генсокё может лишиться одной из своих самых харизматичных жительниц. Отмахавшись из последних сил от разъяренной интеллигенции, Мариса помчалась по коридору в сторону выхода, туда где была припаркована её метла. Не дайте ей уйти! – заорала Рейму на комакановских, бросившихся в погоню за убегающей ведьмой, однако преследовать воровку решили не все. Проявив невероятную СМЕКАЛОЧКУ Пачули вернулась на исходную позицию, и, открыв окно, поставила сооруженную некоторое время назад пусковую установку на подоконник. Благодаря полученному сегодня опыту, Пачи сработала на удивление точно: когда оторвавшаяся от погони Мариса прыгнула на метлу и начала набирать высоту, госпожа Нолидж хуйнула по вражескому летательному аппарату «Преступлением и наказанием» Достоевского. Гулко пронзая воздух, бестселлер влетел в воздухозаборник двигателя метлы, в результате чего тяга пропала и Мариса, на радость собравшимся, совершила аварийную посадку, не успев покинуть воздушного пространства особняка.
- Ну, и что будем с ней делать? – грозно спросила Рейму у личного состава, столпившегося вокруг потерпевшей крушение Марисы
- Вы чего, охуели что-ли? – простонала приходящая в себя Кирисаме-сан – Рейму, ты чего ёбнулась? Гайдзинам продалась, шлюха? Мы же подруги, зе!
- Отставить пиздёжь – прервала её возмущения мейдо-мико – я не с тобой разговариваю, ворюга
- Ну что с ведьмами делают? – отозвалась Фландре – давайте её сожжём
- Флань – охладила её пыл Рейму – у нас там два ведра шашлыка есть, если тебе мало будет, тогда можно и Марису…
- Нет, мне хватит – согласилась Скарлет-младшая
- Может утопим её в озере? – предложила Мейлин
- А о рыбах, живущих в нём, ты подумала? – поинтересовалась Рейму в ответ – если они сожрут её тушку, то вполне могут отравиться, и сдохнуть. Это поставит продовольственную безопасность Генсокё под угрозу, у неё же в мясе вся таблица Менделеева. Одно слово, наркоманка ёбаная. Я вот думаю, трудотерапия ей поможет.
- Трудотерапия это понятно – согласилась Ремилия – но давайте её хотя бы обоссым!
- А вот это стоящее дело! – обрадовалась Рейму, с дьявольским хохотом стягивая с себя трусики.
Шумно обоссав Марису, комакановские во главе с превращающейся в диктаторшу, Красно-белой, определили для своей жертвы фронт работ: рассудив, что Мейлин теперь не сидит на КПП, девушки признали необходимость наличия вокруг территории особняка Скарлет противотанкового рва, призванного остановить попытки неприятеля прорваться на частную территорию.
100 72310
>>72309
Приведя личный состав Особняка Алой Дьяволицы в читальный зал, Рейму, не теряя времени, принялась воспитывать нерадивую чертяку, поглощённую чтением какой-то книги.
- Коакума! – рявкнула жрица
- Чё? – ответила она, не обращая на новую служанку никакого внимания
- Хер через плечо! – отозвалась Красно-белая – Коакума!
- Ну чё ты привязалась ко мне – возмутилась ассистентка Пачули, откладывая книгу в сторону
- Жительница Комакана – медленно и назидательно начала Рейму – услышав своё имя, должна громко и чётко ответить «Я!». Коакума!
- Я – ответила чертяка
- Хуй от воробья! – ожидаемо передразнила её Хакурейская жрица – тебя чё, приказы не ебут? Чем ты тут таким важным занимаешься? Пельмень свой теребишь на пидорасов рисованных? – продолжала лютовать она, заметив, что книга, которую читала Коакума, оказалась обычной яойной мангой - Придётся тебя наказать.
С прошлой ночи жрице не давала покоя та самая рогатина, сделанная из берёзы по пути в Комакан. Осознание факта, что кровопийцы хорошо поддаются воспитанию и без такого веского аргумента, конечно, порадовало Рейму, но теперь перед ней встала задача найти грозному оружию какое-нибудь новое применение, ведь если на стене висит ружьё, то оно должно выстрелить, а если у тебя в хозяйстве завёлся дрын, то и от него кто-то обязательно должен пострадать. Безусловно, саботажницу-Коакуму можно было просто отпиздить этой страшной корягой, но у Рейму, пребывающей в на редкость для неё благостном расположении духа, проснулась фантазия, в результате чего, путём нехитрых манипуляций изготовленная ей рогатина была затюнингована до уровня передвижной пусковой установки, благо, её размеры вполне позволяли вести прицельный огонь книгами различного формата, в изобилии имевшимися в библиотеке особняка. Суть развлечения, рождённого сумрачным разумом Райской жрицы состояла в следующем: провинившуюся Коакуму под угрозой физической расправы загоняли на верх высоченной стремянки с просьбой достать с одной из верхних полок какую-нибудь книгу. Когда Коа докладывала сверху о том, что нужное издание найдено, Мейлин с вертушки выбивала лестницу из под ног ассистентки, и та, истерично матерясь, летела вниз, не в силах пошевелить крыльями, надёжно соединёнными друг с другом при помощи синей изоленты. Задачей же основного игрока, коими поочередно являлись Пачули и сёстры Скарлет, было поразить, перепуганную до усрачки цель, пикирующую с высоты, выстрелом книгой из импровизированной пусковой установки. Войска ПВО! – хохотала Пачули, пуляя по несчастной Коакуме томиком «Войны и мира» - сами не летаем, и другим не даём! Данное мероприятие доставило девушкам ни с чем не сравнимое удовольствие, только вот закончилось оно немного раньше, чем они планировали: после пары десятков очень жёстких посадок, Коакума не то, что не захотела вновь лезть на стремянку, а и вовсе продолжила лежать на полу, подавая весьма слабые признаки жизни, несмотря на угрозы Рейму применить по отношению к ней пиздюли. В разгар приведения несчастной ассистентки в чувства, девушки неожиданно услышали какой-то посторонний шум, моментально привлекший их внимание. Оставив бездыханную тушку маленькой черяки валяться на полу, комакановские во главе с Рейму, выглянули из-за стеллажа в ту сторону, откуда исходили загадочные звуки. Оказалось, что источником непонятного шума являлась нагло шляющаяся по библиотеке Мариса Кирисаме. Волшебница как всегда чувствовала себя здесь как дома, поэтому не стеснялась своих желаний и вероломно грузила книги в специально прихваченный для таких целей мешок. Сложно сказать, двигала ли ей обычная алчность, или дело было в неудержимой тяге к знаниям, но Мариса настолько упорно продолжала осуществлять хищения из библиотеки, что на это многие обитательницы особняка давно старались не обращать внимание и даже Пачули, хоть и ненавидела Марису за это, всё же сдерживалась от того, чтобы раз и навсегда поставить точку в этом вопросе каким-нибудь радикальным способом. Но, к несчастью Марисы, Рейму, получив в особняке Скарлет практически безраздельную власть, не собиралась мириться с подобным бесчинством (а заодно сообразив, что стоимомть украденных Марисой книг будет вычтена из её жалования) и решила проучить обнаглевшую ведьму.
- Она тут у вас совсем уже охуела? – шёпотом спросила жрица у комакановских
- Да заебала уже! – со страстью прошептала Пачули, расстроеная тем, что вот-вот снова не досчитается своих драгоценных книг
- Это значит, что ей надо вломить пизды – категорично заявила Рейму, и эта фраза моментально стала руководством к действию не только для охуевающей Пачули, но и для весьма индифферентных к воровству из библиотеки сестёр Скарлет и Хун Мейлин. Как по команде, девушки выскочили из своего укрытия и набросились на ведьму с пиздюлями. Поняв, что в особняке Скарлет что-то неуловимо изменилось, Мариса решила спасаться бегством, но подоспевшая на подмогу благородным леди жрица-служанка, несколькими мощными ударами смогла ненадолго задержать злоумышленницу на месте преступления. Когда ведьма заметила, что жительницы особняка Скарлет вершат самосуд под предводительством ничего не объясняющей Рейму, поняла, что если не сбежит во что бы то ни стало, то вскоре Генсокё может лишиться одной из своих самых харизматичных жительниц. Отмахавшись из последних сил от разъяренной интеллигенции, Мариса помчалась по коридору в сторону выхода, туда где была припаркована её метла. Не дайте ей уйти! – заорала Рейму на комакановских, бросившихся в погоню за убегающей ведьмой, однако преследовать воровку решили не все. Проявив невероятную СМЕКАЛОЧКУ Пачули вернулась на исходную позицию, и, открыв окно, поставила сооруженную некоторое время назад пусковую установку на подоконник. Благодаря полученному сегодня опыту, Пачи сработала на удивление точно: когда оторвавшаяся от погони Мариса прыгнула на метлу и начала набирать высоту, госпожа Нолидж хуйнула по вражескому летательному аппарату «Преступлением и наказанием» Достоевского. Гулко пронзая воздух, бестселлер влетел в воздухозаборник двигателя метлы, в результате чего тяга пропала и Мариса, на радость собравшимся, совершила аварийную посадку, не успев покинуть воздушного пространства особняка.
- Ну, и что будем с ней делать? – грозно спросила Рейму у личного состава, столпившегося вокруг потерпевшей крушение Марисы
- Вы чего, охуели что-ли? – простонала приходящая в себя Кирисаме-сан – Рейму, ты чего ёбнулась? Гайдзинам продалась, шлюха? Мы же подруги, зе!
- Отставить пиздёжь – прервала её возмущения мейдо-мико – я не с тобой разговариваю, ворюга
- Ну что с ведьмами делают? – отозвалась Фландре – давайте её сожжём
- Флань – охладила её пыл Рейму – у нас там два ведра шашлыка есть, если тебе мало будет, тогда можно и Марису…
- Нет, мне хватит – согласилась Скарлет-младшая
- Может утопим её в озере? – предложила Мейлин
- А о рыбах, живущих в нём, ты подумала? – поинтересовалась Рейму в ответ – если они сожрут её тушку, то вполне могут отравиться, и сдохнуть. Это поставит продовольственную безопасность Генсокё под угрозу, у неё же в мясе вся таблица Менделеева. Одно слово, наркоманка ёбаная. Я вот думаю, трудотерапия ей поможет.
- Трудотерапия это понятно – согласилась Ремилия – но давайте её хотя бы обоссым!
- А вот это стоящее дело! – обрадовалась Рейму, с дьявольским хохотом стягивая с себя трусики.
Шумно обоссав Марису, комакановские во главе с превращающейся в диктаторшу, Красно-белой, определили для своей жертвы фронт работ: рассудив, что Мейлин теперь не сидит на КПП, девушки признали необходимость наличия вокруг территории особняка Скарлет противотанкового рва, призванного остановить попытки неприятеля прорваться на частную территорию.
101 72311
>>72310
- Вы, блядь, пизданулись что ли? – возмутилась Мариса – нахуя он нужен, ров этот ёбаный?
- А вдруг война? – страшным голосом спросила в ответ Рейму – ты что, не знаешь, какая сейчас напряжённая международная обстановка? Вдруг русские нападут? Или Ким?
- Так они же ракетами хуярить будут! – продолжала спорить ведьма
- Правильно – подтвердила её догадки Хакурейская жрица – поэтому после того, как выкопаешь противотанковый ров, начнешь копать противоракетный…
- Товарищ главная горничная, можно обратиться? – прервала её подбежавашая фея из тех, что ранее были отправлены в наряд по бане
- Можно… - передразнила Рейму – можно Санае в сарае, или Канако за Сувако. Надо говорить «разрешите». Чего там у тебя, докладывай
- Баня готова, товарищ старшая горничная – уведомила её фея
- Так, теперь вот за этой ведьмой смотреть будешь, чтобы она копала, а не проёбывалась – ответила Рейму, указав фее на привязаную на цепь к дереву Марису, отягощенную лопатой
- Есть – ответила подчинённая
- Остальные – скомандовала жрица – берём свои мыльно-рыльные принадлежности и отправляемся в баню!
Банный комплекс особняка Скарлет поражал гостей не только своими размерами и роскошью, но и крайне продуманной планировкой: помимо прочего, он имел отдельный выход на улицу, причём не во двор особняка, а прямо на берег Туманного озера, что позволяло любительницам попариться в бане, в любой момент выскакивать с голыми задницами из парилки и прыгать в естественный водоём, не боясь любопытных глаз мимокрокодилов-извращенцев или просто наслаждаться видом покрытого лёгкой дымкой озера на свежем воздухе, ведь здесь на берегу всё было обустроено для максимального комфорта для жлобского отдыха в стиле а-ля-рус. Пока жительницы особняка готовились к посещению бани, Рейму лично пришла проверить результат работы фей, и надо сказать, была приятно удивлена их стараниями: парилка была жарко натоплена, а на берегу озера феи в окружении ящиков с пивом и сервированного стола вовсю жарили шашлык, под аккомпанемент орущего музыкального центра Panasonic, пронзавшего генсокийскую тишину звуками обязательного в таких случаях русского шансона. Золотая осень… – разливался над гладью озера голос шансонье Наговицына – затопили печку кореша-а-а! Довольно крякнув, Рейму, зашлёпала тапочками в помещение, услышав оттуда голоса своих подопечных, уже успевших раздеться догола.
- Чё там, шашлык готов, не? – поинтересовалась Пачули некоторое время спустя у вальяжно расхаживающей по парилке Рейму с бутылкой пива в руке
- Скоро будет – уведомила её жрица, отхлёбывая выпивку
- А нам чего пива не принесла? – спросила Ремилия, в до того соблазнительной позе покоившаяся на лавочке, что даже Рейму с трудом могла прогнать из своей головы непристойные мысли, неожиданно родившиеся у неё в отношении своей госпожи
- Хай-хай – слегка смущенно ответила жрица, покидая баню не в последнюю очередь ещё и для того, чтобы охладить собственные мысли. Конечно, для этого требовалось время, но медлить было нельзя, ведь приказ госпожи есть приказ, и его надо выполнять как можно быстрее, поэтому уже через минуту Рейму вновь ввалилась в парилку с ящиком холодного Хейнекена
- Вот, это другое дело! – дружно обрадовалить сёстры Скарлет, присасываясь к бутылкам
- Пейте, пейте – усмехнулась Рейму – не будете пить пиво, у вас сиськи не вырастут.
- Они у нас и так не вырастут – ответила Фландре – зачем они нам? Лолит ведь любят не за дойки, а как раз за их отсутствие, правда ведь, онее-сама? – томно поинтересовалась она у Ремилии, водя пальчиком по плоской, как саратовская степь, груди своей старшей сестры
- И то верно – нервно усмехнулась Рейму, отводя взгляд в сторону неприлично фигуристой для китаянки, Мейлин. Ей очень хотелось свернуть куда-нибудь с сексуальной темы, но разгорячённые обитательницы особняка Скарлет словно решили испытать жрицу на самообладание и верность моральным принципам.
- А вот взрослая девушка без сисек – продолжила Ремилия – это пиздец. Ну, поняли, о ком я сейчас, да? Охуеть же можно, разденется, блядь, доска два соска! Кто такую ебсти захочет? Не девушка, а фанера, блядь. Вон у нашей Мейлин какие буфера! – войдя во вкус продолжала Алая дьяволица – да и у тебя, Рейму тоже симпатичные сисечки – резюмировала она, заметив, что Хакурейская жрица всё больше краснеет вовсе не от высокой температуры окружающего воздуха. Узнав Ремилию с такой вот неожиданной стороны, Рейму даже начала испытывать по отношению к Сакуе нечто вроде сочувствия. Ведь если хозяйка особняка ведёт себя так на глазах новой, и к тому же, временной служанки – размышляла с ног до головы покрасневшая от смущения Красно-белая – то какие непотребства дьяволица могла устраивать здесь раньше? Возможно, одной из причин того, что Сакуя сбежала, было как раз то, что она просто не выдержала сексуального террора и шуточек в адрес своей груди? В таком случае, теперь она сюда вряд ли вернётся. Ох, и не завидую же я той, что устроится к Ремилии на постоянку – заключила Рейму, судорожно вливая в себя холодный Хейнекен – разве что новая служанка окажется абсолютно равнодушной к вопросам девчачьей любви.
Однако неожиданно непристойное поведение сестёр Скарлет, внезапно пробудившее в Рейму бурю неведомых ей доселе непристойных желаний привело к тому, что места для оптимизма в душе Хакурейской жрицы осталось немного, и перспективы Сакуи она оценила более, чем скептически, равно как и причины её разлада со своей госпожой, принявшейся старательно намыливать свою любимую младшую сестрёнку, сопровождая процесс такими комментариями, что Хакурейской жрице оставалось только истерично просить для себя самообладания у всего синтоистского пантеона. На самом деле, в то время, пока Рейму развлекаслась в бане с Комакановскими, госпожа Идзаёй находилась на грани отчаяния, вызванного истинным осознанием произошедшей катастрофы. Немного остыв от конфликта с Ремилией, и придя в себя после вчерашнего пьянства, Сакуя ужаснулась ожидающей её незавидной участи, которую ещё накануне она считала для себя единственно верным жизненным путём. Какой на хуй завод? – в ужасе шептала она, расхаживая из стороны в сторону по комнате, схватившись за голову – какая общага, какое замужество? Какая, ебать её в выхлоп, Тоёта Приус? Какие дети? У меня, вон, в Комакане дети, а я тут… Ой, дура!
Собрав волю в кулак, Сакуя решила действовать. Разумеется, просто вернуться в особняк и попросить прощения у своей госпожи она не могла по уже указанным выше причинам: Идзаёй-сан до ужаса боялась, что вместо аудиенции в лучшем случае получит пиздюлей, лишение премии и строгий выговор с занесением в личное дело, а в худшем Ремилия её просто убьёт. Поэтому Сакуе пришла в голову гениальная идея попросить перед походом в Комакан благословления в храме. Но на свою голову, вместо того, чтобы воспользоваться услугами Морийцев, горничная решила по старинке сходить в Хакурей, тем более, что он был гораздо ближе к особняку Скарлет. Кроме того, в глубине души Сакуя рассчитывала на то, что ей удастся разжалобить Рейму и та, войдя в её положение, возможно, окажет ей силовую поддержку операции на тот случай, если Алая дьяволица выйдет из-под контроля и начнёт творить хуйню. Но, к несчастью служанки, в храме Хакурей сейчас вместо Рейму безраздельно властвовала Суйка Ибуки и делала это весьма оригинальным способом. Получив в своё распоряжение храм, Суйка притащила в него свою давнюю подругу-собутыльницу по имени Юги Хошигума и предалась с ней совместному злоупотреблению спиртными напитками. Поэтому удивлению Сакуи не было предела, когда она, оказавшись в храме Хакурей, увидела у входа не мирно гоняющую балду Рейму, а ужратую по своему обыкновению в говно Суйку, которая словно издеваясь, дурным голосом распевала «Tsurupettan».
101 72311
>>72310
- Вы, блядь, пизданулись что ли? – возмутилась Мариса – нахуя он нужен, ров этот ёбаный?
- А вдруг война? – страшным голосом спросила в ответ Рейму – ты что, не знаешь, какая сейчас напряжённая международная обстановка? Вдруг русские нападут? Или Ким?
- Так они же ракетами хуярить будут! – продолжала спорить ведьма
- Правильно – подтвердила её догадки Хакурейская жрица – поэтому после того, как выкопаешь противотанковый ров, начнешь копать противоракетный…
- Товарищ главная горничная, можно обратиться? – прервала её подбежавашая фея из тех, что ранее были отправлены в наряд по бане
- Можно… - передразнила Рейму – можно Санае в сарае, или Канако за Сувако. Надо говорить «разрешите». Чего там у тебя, докладывай
- Баня готова, товарищ старшая горничная – уведомила её фея
- Так, теперь вот за этой ведьмой смотреть будешь, чтобы она копала, а не проёбывалась – ответила Рейму, указав фее на привязаную на цепь к дереву Марису, отягощенную лопатой
- Есть – ответила подчинённая
- Остальные – скомандовала жрица – берём свои мыльно-рыльные принадлежности и отправляемся в баню!
Банный комплекс особняка Скарлет поражал гостей не только своими размерами и роскошью, но и крайне продуманной планировкой: помимо прочего, он имел отдельный выход на улицу, причём не во двор особняка, а прямо на берег Туманного озера, что позволяло любительницам попариться в бане, в любой момент выскакивать с голыми задницами из парилки и прыгать в естественный водоём, не боясь любопытных глаз мимокрокодилов-извращенцев или просто наслаждаться видом покрытого лёгкой дымкой озера на свежем воздухе, ведь здесь на берегу всё было обустроено для максимального комфорта для жлобского отдыха в стиле а-ля-рус. Пока жительницы особняка готовились к посещению бани, Рейму лично пришла проверить результат работы фей, и надо сказать, была приятно удивлена их стараниями: парилка была жарко натоплена, а на берегу озера феи в окружении ящиков с пивом и сервированного стола вовсю жарили шашлык, под аккомпанемент орущего музыкального центра Panasonic, пронзавшего генсокийскую тишину звуками обязательного в таких случаях русского шансона. Золотая осень… – разливался над гладью озера голос шансонье Наговицына – затопили печку кореша-а-а! Довольно крякнув, Рейму, зашлёпала тапочками в помещение, услышав оттуда голоса своих подопечных, уже успевших раздеться догола.
- Чё там, шашлык готов, не? – поинтересовалась Пачули некоторое время спустя у вальяжно расхаживающей по парилке Рейму с бутылкой пива в руке
- Скоро будет – уведомила её жрица, отхлёбывая выпивку
- А нам чего пива не принесла? – спросила Ремилия, в до того соблазнительной позе покоившаяся на лавочке, что даже Рейму с трудом могла прогнать из своей головы непристойные мысли, неожиданно родившиеся у неё в отношении своей госпожи
- Хай-хай – слегка смущенно ответила жрица, покидая баню не в последнюю очередь ещё и для того, чтобы охладить собственные мысли. Конечно, для этого требовалось время, но медлить было нельзя, ведь приказ госпожи есть приказ, и его надо выполнять как можно быстрее, поэтому уже через минуту Рейму вновь ввалилась в парилку с ящиком холодного Хейнекена
- Вот, это другое дело! – дружно обрадовалить сёстры Скарлет, присасываясь к бутылкам
- Пейте, пейте – усмехнулась Рейму – не будете пить пиво, у вас сиськи не вырастут.
- Они у нас и так не вырастут – ответила Фландре – зачем они нам? Лолит ведь любят не за дойки, а как раз за их отсутствие, правда ведь, онее-сама? – томно поинтересовалась она у Ремилии, водя пальчиком по плоской, как саратовская степь, груди своей старшей сестры
- И то верно – нервно усмехнулась Рейму, отводя взгляд в сторону неприлично фигуристой для китаянки, Мейлин. Ей очень хотелось свернуть куда-нибудь с сексуальной темы, но разгорячённые обитательницы особняка Скарлет словно решили испытать жрицу на самообладание и верность моральным принципам.
- А вот взрослая девушка без сисек – продолжила Ремилия – это пиздец. Ну, поняли, о ком я сейчас, да? Охуеть же можно, разденется, блядь, доска два соска! Кто такую ебсти захочет? Не девушка, а фанера, блядь. Вон у нашей Мейлин какие буфера! – войдя во вкус продолжала Алая дьяволица – да и у тебя, Рейму тоже симпатичные сисечки – резюмировала она, заметив, что Хакурейская жрица всё больше краснеет вовсе не от высокой температуры окружающего воздуха. Узнав Ремилию с такой вот неожиданной стороны, Рейму даже начала испытывать по отношению к Сакуе нечто вроде сочувствия. Ведь если хозяйка особняка ведёт себя так на глазах новой, и к тому же, временной служанки – размышляла с ног до головы покрасневшая от смущения Красно-белая – то какие непотребства дьяволица могла устраивать здесь раньше? Возможно, одной из причин того, что Сакуя сбежала, было как раз то, что она просто не выдержала сексуального террора и шуточек в адрес своей груди? В таком случае, теперь она сюда вряд ли вернётся. Ох, и не завидую же я той, что устроится к Ремилии на постоянку – заключила Рейму, судорожно вливая в себя холодный Хейнекен – разве что новая служанка окажется абсолютно равнодушной к вопросам девчачьей любви.
Однако неожиданно непристойное поведение сестёр Скарлет, внезапно пробудившее в Рейму бурю неведомых ей доселе непристойных желаний привело к тому, что места для оптимизма в душе Хакурейской жрицы осталось немного, и перспективы Сакуи она оценила более, чем скептически, равно как и причины её разлада со своей госпожой, принявшейся старательно намыливать свою любимую младшую сестрёнку, сопровождая процесс такими комментариями, что Хакурейской жрице оставалось только истерично просить для себя самообладания у всего синтоистского пантеона. На самом деле, в то время, пока Рейму развлекаслась в бане с Комакановскими, госпожа Идзаёй находилась на грани отчаяния, вызванного истинным осознанием произошедшей катастрофы. Немного остыв от конфликта с Ремилией, и придя в себя после вчерашнего пьянства, Сакуя ужаснулась ожидающей её незавидной участи, которую ещё накануне она считала для себя единственно верным жизненным путём. Какой на хуй завод? – в ужасе шептала она, расхаживая из стороны в сторону по комнате, схватившись за голову – какая общага, какое замужество? Какая, ебать её в выхлоп, Тоёта Приус? Какие дети? У меня, вон, в Комакане дети, а я тут… Ой, дура!
Собрав волю в кулак, Сакуя решила действовать. Разумеется, просто вернуться в особняк и попросить прощения у своей госпожи она не могла по уже указанным выше причинам: Идзаёй-сан до ужаса боялась, что вместо аудиенции в лучшем случае получит пиздюлей, лишение премии и строгий выговор с занесением в личное дело, а в худшем Ремилия её просто убьёт. Поэтому Сакуе пришла в голову гениальная идея попросить перед походом в Комакан благословления в храме. Но на свою голову, вместо того, чтобы воспользоваться услугами Морийцев, горничная решила по старинке сходить в Хакурей, тем более, что он был гораздо ближе к особняку Скарлет. Кроме того, в глубине души Сакуя рассчитывала на то, что ей удастся разжалобить Рейму и та, войдя в её положение, возможно, окажет ей силовую поддержку операции на тот случай, если Алая дьяволица выйдет из-под контроля и начнёт творить хуйню. Но, к несчастью служанки, в храме Хакурей сейчас вместо Рейму безраздельно властвовала Суйка Ибуки и делала это весьма оригинальным способом. Получив в своё распоряжение храм, Суйка притащила в него свою давнюю подругу-собутыльницу по имени Юги Хошигума и предалась с ней совместному злоупотреблению спиртными напитками. Поэтому удивлению Сакуи не было предела, когда она, оказавшись в храме Хакурей, увидела у входа не мирно гоняющую балду Рейму, а ужратую по своему обыкновению в говно Суйку, которая словно издеваясь, дурным голосом распевала «Tsurupettan».
102 72312
>>72311
- Здравствуй, Суйка – поприветствовала бесчинствующую они безутешная мейдо - а где Рейму?
- Вышла за сигаретами – моментально соврала Ибуки – скоро придёт. Сакуя, выпить хочешь?
- Нет, спасибо – отозвалась горничная – я уже опохмелилась
- Да давай тяпнем, ну чё ты как первоклассница-то? – настаивала рогатая – давай, по стопарику за встречу, а!
- Ну неси стакан тогда, чё уж – сдалась Сакуя, со вздохом садясь на ступеньки перед входом в храм
- Кто там? – спросила у Суйки вальяжно лежашая на полу в обнимку с бутылкой «Столичной» Хошигума-сан, когда её подруга вошла внутрь
- Там Сакуя пришла – ответила Суйка – надо хоть приколюху какую-нибудь с ней замутить, а то скучно же. Ну, выпить она уже согласилась, так что…
- Сакуя, говоришь? – перебила её Юги, вставая на ноги – есть у меня идея. Давай-ка мы её в заложницы возьмём и потребуем за неё выкуп. Миллион иен! Ремилия девка богатая, для неё это мелочь, а мы хоть закуски купим, достало меня на голодняк бухать. Какого хрена у твоей Рейму тут пожрать нечего?
- Дело говоришь! – поддержала её Суйка – на пятьсот тыщ возьмём жратвы, а ещё пятьсот положим в ящик для пожертвований! Вот Рейму обрадуется!
- Ну, пошли – скомандовала Юги, закатывая рукава на своих мощных руках.
Демоны сработали настолько чётко и слаженно, что их жертва ничего не успела понять. Едва Сакуя успела слегка удивиться тому, что Суйка вернулась к ней не с выпивкой, а с какой-то оргомной, словно рязанский ВДВ-шник бабищей, эта самая бабища скрутила ей руки и увесистыми пенделями загнала в подвал храма, к скучающей без дела адской фее. Всё заебок! – хохотала Суйка, отхлёбывая водку и отправляя СМС с требованием выкупа, как ей казалось, в Комакан – могёшь, Юги-тян! В ответ на это Хошигума лишь многозначительно поиграла бицухой и вернулась к злоупотребелению алкоголем в предвкушении скорого обогащения, которое, стоит сразу сказать, оказалось под большим вопросом, ведь Ибуки-сан, увлекшись похвалой в адрес своей подруги, умудрилась ошибиться контактом в справочнике телефона, и сообщение ушло совершенно другому абоненту…
Там же, где должны были получить тревожное известие, продолжался праздник души и тела, только вот для некоторых этот праздник превратился скорее в испытание.
- Рейму – с томным придыханием скомандовала Ремилия своей новой служанке – потри мне спинку…
- Я тебе сейчас, блядь, потру! – не выдержала жрица и, схватив из тазика с водой два берёзовых веника, принялась хлестать ими госпожу по её худосочной заднице. Досталось и Фландре, и ведущей себя относительно прилично Пачули и даже Хун Мейлин, но китаянка попалась скорее просто под горячую руку, да и мимо её задницы мог промахнуться разве что слепой. В конце концов, все девушки с визгом выскочили из парилки на берег озера и, пробежавшись по небольшому пирсу, бомбочками прыгнули в воду.
- Похабницы, блядь! – погрозила им Рейму вениками в догонку
- Рейму-сан, шашлык готов – доложила слегка подкопченная от долгого стояния у мангала, фея
- Отлично – отреагировала жрица – пока свободны. Эй вы там – крикнула она плещущимся в воде подопечным – быстро жрать!
Такие команды всегда выполняются личным составом быстро и безупречно, поэтому уже через пару минут шумная компания заметно притихла, сосредоточившись на поглощении мяса и овощей, жареных на гриле, сопровождая всё это огромным количеством льющегося рекой пива.
- Хорошо-то как, бабоньки – ахнула Мейлин, откинувшись на спинку садового кресла некоторое время спустя, когда трапеза была закончена. Теперь девушки лишь блаженно потягивали пиво, любуясь солнечными бликами на поверхности озера, сверкавшими сквозь лёгкую дымку
- Эх, мужика бы… – мечтательно протянула Фландре
- Молчала бы, сопля – с усмешкой отреагировала Ремилия – нос ещё не дорос!
- А пойдёмте на блядки! – неожиданно предложила Пачули – склеим в деревне парней, притащим их сюда и зафестивалим тут со всеми процессами! А чё? Бухло есть, выпивка есть…
- Ура! Блядки! – неожиданно дружно отреагировали остальные, включая Рейму – одеваемся и выходим!
Несмотря на то, что подобное мероприятие для всех было в новинку, девушки были абсолютно уверены в своей удаче, но если комакановские считали залогом успеха свою общую немейнстримность, то вот воодушевление Рейму было не слишком понятно, ведь она никогда не пользовалась среди деревенских жителей популярностью ни в качестве священницы, ни в роли объекта романтических переживаний. Тем не менее, отчаянная жрица, по-прежнему сгорающая от стыда по поводу своего внезапного интереса к Ремилии, на полном серьёзе решила побороть запретную страсть в объятиях какого-нибудь симпатичного деревенского паренька.
К добру или к худу, но погрязнуть в пучинах плотских утех у жительниц особняка Скарлет под предводительством изнывающей от нахлынувшего весеннего обострения Хакурейской жрицы, так и не вышло. На полпути к деревне Рейму услышала телефонный звонок
- Моши-моши, Хакурей, десу – недовольно ответила Рейму, даже не обратив внимания на звонящего абонента
- Алло, Рейму, это ты? – Обеспокоенным голосом начала совершенно неуместная в подобной ситуации Касен Ибараки – где ты? И чем занимаешься?
- На блядки с комакановскими пошла – спокойно ответила жрица – с нами хочешь пойти?
- Какие блядки?! – возмутилась отшельница – Рейму, что у тебя за дрянь в храме творится? Почему там Суйка беспределом занимается?
- А ты сама чего там делаешь? – поинтересовалась Рейму
- В кустах сижу, выйти боюсь! – жалобно уведомила её Ибара – это же Суйка! Рейму, приди, порядок наведи. Она бухает здесь с Юги! Рейму, она угрожает всем кадилом! Это ужасно, Рейму! Она заставляет твою комаину покаяться в грехах, которые она не совершала! Рейму, она пугает её кадилом!
- Так, всё, не ори – категорично прервала разговор Красно белая и обратилась к своим подельницам – блядки откладываются, идём на махач ко мне в храм разносить щщи демонам!
- Ура! Махач! – с энтузиазмом заорали девушки и ринулись на штурм Хакурейского храма, осквернённого демоническим самодурством.
Прибыв на место происшествия, Рейму ахнула: по всему двору были раскиданы пустые бутылки, окурки и сигаретные пачки. Но когда жрица заметила, чем занимаются виновницы беспорядка, окончательно вышла из себя: Юги, страшно матерясь, раскачивала одно из растущих на территории храма деревьев, на верхушке которого вцепившись в ветки сидела испуганная до полусмерти Аун Комано, а Суйка, прыгая рядом, оскорбляла несчастную комаину обидными ругательствами и призывала её слезть с дерева, показывая ей отобранным у Клоунпис факелом различные знаки угрожающего характера. Так вот, что за кадило… - задумчиво произнесла Рейму, после чего дала команду немедленно атаковать обнаглевших они.
102 72312
>>72311
- Здравствуй, Суйка – поприветствовала бесчинствующую они безутешная мейдо - а где Рейму?
- Вышла за сигаретами – моментально соврала Ибуки – скоро придёт. Сакуя, выпить хочешь?
- Нет, спасибо – отозвалась горничная – я уже опохмелилась
- Да давай тяпнем, ну чё ты как первоклассница-то? – настаивала рогатая – давай, по стопарику за встречу, а!
- Ну неси стакан тогда, чё уж – сдалась Сакуя, со вздохом садясь на ступеньки перед входом в храм
- Кто там? – спросила у Суйки вальяжно лежашая на полу в обнимку с бутылкой «Столичной» Хошигума-сан, когда её подруга вошла внутрь
- Там Сакуя пришла – ответила Суйка – надо хоть приколюху какую-нибудь с ней замутить, а то скучно же. Ну, выпить она уже согласилась, так что…
- Сакуя, говоришь? – перебила её Юги, вставая на ноги – есть у меня идея. Давай-ка мы её в заложницы возьмём и потребуем за неё выкуп. Миллион иен! Ремилия девка богатая, для неё это мелочь, а мы хоть закуски купим, достало меня на голодняк бухать. Какого хрена у твоей Рейму тут пожрать нечего?
- Дело говоришь! – поддержала её Суйка – на пятьсот тыщ возьмём жратвы, а ещё пятьсот положим в ящик для пожертвований! Вот Рейму обрадуется!
- Ну, пошли – скомандовала Юги, закатывая рукава на своих мощных руках.
Демоны сработали настолько чётко и слаженно, что их жертва ничего не успела понять. Едва Сакуя успела слегка удивиться тому, что Суйка вернулась к ней не с выпивкой, а с какой-то оргомной, словно рязанский ВДВ-шник бабищей, эта самая бабища скрутила ей руки и увесистыми пенделями загнала в подвал храма, к скучающей без дела адской фее. Всё заебок! – хохотала Суйка, отхлёбывая водку и отправляя СМС с требованием выкупа, как ей казалось, в Комакан – могёшь, Юги-тян! В ответ на это Хошигума лишь многозначительно поиграла бицухой и вернулась к злоупотребелению алкоголем в предвкушении скорого обогащения, которое, стоит сразу сказать, оказалось под большим вопросом, ведь Ибуки-сан, увлекшись похвалой в адрес своей подруги, умудрилась ошибиться контактом в справочнике телефона, и сообщение ушло совершенно другому абоненту…
Там же, где должны были получить тревожное известие, продолжался праздник души и тела, только вот для некоторых этот праздник превратился скорее в испытание.
- Рейму – с томным придыханием скомандовала Ремилия своей новой служанке – потри мне спинку…
- Я тебе сейчас, блядь, потру! – не выдержала жрица и, схватив из тазика с водой два берёзовых веника, принялась хлестать ими госпожу по её худосочной заднице. Досталось и Фландре, и ведущей себя относительно прилично Пачули и даже Хун Мейлин, но китаянка попалась скорее просто под горячую руку, да и мимо её задницы мог промахнуться разве что слепой. В конце концов, все девушки с визгом выскочили из парилки на берег озера и, пробежавшись по небольшому пирсу, бомбочками прыгнули в воду.
- Похабницы, блядь! – погрозила им Рейму вениками в догонку
- Рейму-сан, шашлык готов – доложила слегка подкопченная от долгого стояния у мангала, фея
- Отлично – отреагировала жрица – пока свободны. Эй вы там – крикнула она плещущимся в воде подопечным – быстро жрать!
Такие команды всегда выполняются личным составом быстро и безупречно, поэтому уже через пару минут шумная компания заметно притихла, сосредоточившись на поглощении мяса и овощей, жареных на гриле, сопровождая всё это огромным количеством льющегося рекой пива.
- Хорошо-то как, бабоньки – ахнула Мейлин, откинувшись на спинку садового кресла некоторое время спустя, когда трапеза была закончена. Теперь девушки лишь блаженно потягивали пиво, любуясь солнечными бликами на поверхности озера, сверкавшими сквозь лёгкую дымку
- Эх, мужика бы… – мечтательно протянула Фландре
- Молчала бы, сопля – с усмешкой отреагировала Ремилия – нос ещё не дорос!
- А пойдёмте на блядки! – неожиданно предложила Пачули – склеим в деревне парней, притащим их сюда и зафестивалим тут со всеми процессами! А чё? Бухло есть, выпивка есть…
- Ура! Блядки! – неожиданно дружно отреагировали остальные, включая Рейму – одеваемся и выходим!
Несмотря на то, что подобное мероприятие для всех было в новинку, девушки были абсолютно уверены в своей удаче, но если комакановские считали залогом успеха свою общую немейнстримность, то вот воодушевление Рейму было не слишком понятно, ведь она никогда не пользовалась среди деревенских жителей популярностью ни в качестве священницы, ни в роли объекта романтических переживаний. Тем не менее, отчаянная жрица, по-прежнему сгорающая от стыда по поводу своего внезапного интереса к Ремилии, на полном серьёзе решила побороть запретную страсть в объятиях какого-нибудь симпатичного деревенского паренька.
К добру или к худу, но погрязнуть в пучинах плотских утех у жительниц особняка Скарлет под предводительством изнывающей от нахлынувшего весеннего обострения Хакурейской жрицы, так и не вышло. На полпути к деревне Рейму услышала телефонный звонок
- Моши-моши, Хакурей, десу – недовольно ответила Рейму, даже не обратив внимания на звонящего абонента
- Алло, Рейму, это ты? – Обеспокоенным голосом начала совершенно неуместная в подобной ситуации Касен Ибараки – где ты? И чем занимаешься?
- На блядки с комакановскими пошла – спокойно ответила жрица – с нами хочешь пойти?
- Какие блядки?! – возмутилась отшельница – Рейму, что у тебя за дрянь в храме творится? Почему там Суйка беспределом занимается?
- А ты сама чего там делаешь? – поинтересовалась Рейму
- В кустах сижу, выйти боюсь! – жалобно уведомила её Ибара – это же Суйка! Рейму, приди, порядок наведи. Она бухает здесь с Юги! Рейму, она угрожает всем кадилом! Это ужасно, Рейму! Она заставляет твою комаину покаяться в грехах, которые она не совершала! Рейму, она пугает её кадилом!
- Так, всё, не ори – категорично прервала разговор Красно белая и обратилась к своим подельницам – блядки откладываются, идём на махач ко мне в храм разносить щщи демонам!
- Ура! Махач! – с энтузиазмом заорали девушки и ринулись на штурм Хакурейского храма, осквернённого демоническим самодурством.
Прибыв на место происшествия, Рейму ахнула: по всему двору были раскиданы пустые бутылки, окурки и сигаретные пачки. Но когда жрица заметила, чем занимаются виновницы беспорядка, окончательно вышла из себя: Юги, страшно матерясь, раскачивала одно из растущих на территории храма деревьев, на верхушке которого вцепившись в ветки сидела испуганная до полусмерти Аун Комано, а Суйка, прыгая рядом, оскорбляла несчастную комаину обидными ругательствами и призывала её слезть с дерева, показывая ей отобранным у Клоунпис факелом различные знаки угрожающего характера. Так вот, что за кадило… - задумчиво произнесла Рейму, после чего дала команду немедленно атаковать обнаглевших они.
103 72313
>>72312
С победным кличем жительницы особняка Скарлет ринулись в бой, принявшись ожесточённо пиздить демонов, как собак. Несмотря на впечатляющую физическую подготовку Хошигумы, численный перевес со стороны вампирско-гайдзинского войска под командованием Хакурейской жрицы возымел преимущество и вскоре рогатые дамы из Ада были отхуячены так, что смотреть на них было неловко даже опытному паталогоанатому. Рейму и компания так увлеклись уствновлением справедливости, что даже не обратили внимания на то, что зрительницами этой баталии оказались не только сидящая в кустах Касен и продолжающая выть от страха на дереве Аун-тян, но и Мариса Кирисаме, которой удалось оглушить охранявшую её фею лопатой, после чего перерубить ею же цепь, которой она была прикована к дереву, и пуститься в погоню за возглавляемой Рейму бандой. Но прервать воцарившееся ненадолго спокойствие она не успела. Причиной этому послужила Сакуя. Сидя в подвале, она неверно истолковала происходящие наверху события. Услышав звуки страшного насилия, сопровождаемые многоэтажным матом её любимой госпожи, Идзаёй-сан решила, что Ремилия настолько жаждет личной мести, что не остановится уже ни перед кем, поэтому, когда внезапно наступившая тишина возвестила о победе над демонами, Сакуя поняла: следующей жертвой беспощадной Алой дьяволицы будет она сама. Мириться с этим она не собиралась и решила спасаться любыми методами, поэтому не нашла ничего лучше, кроме как использовать в качестве живого щита скучавшую рядом с ней в подвале Клоунпис.
- Не подходите, блядь! – заорала госпожа Идзаёй на собравшихся перевести дух девушек, выпрыгивая из подвала с феей, к горлу которой она приставила нож
- А это еще что за хуйня? – расхохоталась Рейму – Сакуя, ты совсем ёбу далась?
- Рейму-сан! – испуганно крикнула Клоунпис – чё вы ржёте? Спасайте меня!
- Не подходите, блядь! – продолжала вопить служанка, сильнее прижимая нож к горлу феи – иначе я выпущу ей кишки!
- Кишки ниже, Сакуя-сан – поправила её Мейлин
- Не пиздеть! – строго прервала её мейдо, опуская нож к животу
- Ну спасибо, блядь! – возмутилась Клоунпис – Рейму, сука, ты спасёшь меня, или нет?!
- Эй, ты, фанера, оставь Письку в покое! – наконец обеспокоившись за судьбу феи, потребовала Рейму – если ты мне с ней чего-нибудь сделаешь, будешь у меня тут зимой кочегаром за еду работать!
- Мне всё равно больше некуда идти! – упиралась горничная
- Сакуя, возвращайся! – взяла наконец слово Ремилия – ты нужна мне! Ты нужна всем в моём доме…
- Госпожа… - растерянно ахнула Идзаёй, опуская руку с ножом и ослабляя хватку
- Сакуя, я жду тебя дома. Все ждут. Я люблю тебя и не держу на тебя зла. Возвращайся, Сакуя. Теперь я точно знаю, чего я хочу. Как минимум, это быть рядом с тобой всегда!
После этих слов Сакуе ничего не оставалось, кроме как отпнуть в сторону ставшую ненужной, Клоунпис и броситься в объятия жительниц Комакана, залившись слезами счастья.
Не выдержав столь трогательной картины, Рейму отвернулась в сторону и, наконец, заметила наблюдавшую за этим Марису, однако не она привлекла её внимание, а внезапно появившийся на территории храма Ринноске Моричика.
- Какие люди?! – ошеломлённо произнесла жрица, глядя на продавца, выглядящего крайне обеспокоенным
- Где, где она? – испуганно прошептал он, бросившись к Рейму, но, заметив стоящую в стороне Марису, метнулся к ней с обнимашками. Обиженно шмыгнув носом, ведьма ответила ему взаимностью, вцепившись в него, как в свой шанс на светлое будущее
- Да что здесь происходит? – недовольно потребовала Рейму объяснений от Корина
- Да вот – ответил он – пришло мне сегодня сообщение на телефон. «Твоя грязная шлюха у нас. Если хочешь её обратно – принеси миллион иен в храм Хакурей» - процитировал продавец пришедшее ему грозное послание – вот я и подумал, с чего это Марису здесь держат в заложниках…
- Блядь, номером ошиблась – прошептала с земли поверженная Суйка – вместо Комакана в Кориндо отправила…
- Значит, выкуп вы требовали за Сакую? – рассмеялась Рейму – дебилы, блядь – эй, Ринноске, я бы на твоём месте не обнимала Марису
- Это ещё почему? – удивился он, прижимая плачущую ведьмочку к себе
- Мы её обоссали – коротко объяснила Рейму
- Это не страшно – ответил Моричика-сан будто бы не Рейму, а скорее Марисе – я буду любить тебя любую, даже обоссаную. Помнишь – начал Ринноске, гладя волшебницу по голове – когда тебе было пять лет, ты была дома одна и выпила у родителей саке? Помнишь, чем это всё закончилось? У тебя же тогда изо всех щелей хлестало, ох, и намучался я тогда, отмывая тебя от ссанья, блевотины и говна…
- Бака Корин! – рыдала Мариса на груди своего спасителя – урусай, урусай, урусай зе!
- Ну ёб твою мать! – ахнула Рейму, глядя вокруг – эта весна не щадит никого.
Все, кто находился в храме Хакурей, пустились в настолько мощные сантименты, что жрица не переставала удивляться, откуда у столь тёмных личностей взялась такая светлая сторона души: получившие по рогам они плакали от боли, личный состав особняка Скарлет, плакал от воссоединения со своей блудной служанкой, Клоунпис и Аун продолжали хныкать от пережитого недавно ужаса и даже по-прежнему сидящая в кустах Касен Ибараки смахивала с глаз слёзы, шумно сморкаясь в носовой платок.
Выгнав через некоторое время со своих владений всех гостей и сняв при помоши феи трясущуюся от страха комаину, Рейму наконец смогла насладиться тишиной и спокойствием. Ей почему-то было совсем наплевать на то, что её работа в особняке Ремилии закончилась гораздо раньше, чем она планировала, наоборот, она была рада от того, что эта история завершилась именно так, и жизнь в аристократичном генсокийском коллективе вновь вошла в прежнее русло. Не в деньгах счастье – ещё раз убедилась Рейму – а в умении наслаждаться жизнью. Документальное подтверждение своей правоты жрица получила буквально на следующий день, когда Ремилия в письменной форме уведомила её о том, что именно она, жрица Рейму Хакурей отныне становится внештатным заместителем главной горничной особняка Скарлет по воспитательной работе. Подобное признание своего таланта порадовало Рейму куда больше, чем возможность ежедневно обжираться бесплатными продуктами и гонять фей по бесконечным коридорам Комакана, ведь если дети плачут, то кто-то должен заставить их заткнуться.
103 72313
>>72312
С победным кличем жительницы особняка Скарлет ринулись в бой, принявшись ожесточённо пиздить демонов, как собак. Несмотря на впечатляющую физическую подготовку Хошигумы, численный перевес со стороны вампирско-гайдзинского войска под командованием Хакурейской жрицы возымел преимущество и вскоре рогатые дамы из Ада были отхуячены так, что смотреть на них было неловко даже опытному паталогоанатому. Рейму и компания так увлеклись уствновлением справедливости, что даже не обратили внимания на то, что зрительницами этой баталии оказались не только сидящая в кустах Касен и продолжающая выть от страха на дереве Аун-тян, но и Мариса Кирисаме, которой удалось оглушить охранявшую её фею лопатой, после чего перерубить ею же цепь, которой она была прикована к дереву, и пуститься в погоню за возглавляемой Рейму бандой. Но прервать воцарившееся ненадолго спокойствие она не успела. Причиной этому послужила Сакуя. Сидя в подвале, она неверно истолковала происходящие наверху события. Услышав звуки страшного насилия, сопровождаемые многоэтажным матом её любимой госпожи, Идзаёй-сан решила, что Ремилия настолько жаждет личной мести, что не остановится уже ни перед кем, поэтому, когда внезапно наступившая тишина возвестила о победе над демонами, Сакуя поняла: следующей жертвой беспощадной Алой дьяволицы будет она сама. Мириться с этим она не собиралась и решила спасаться любыми методами, поэтому не нашла ничего лучше, кроме как использовать в качестве живого щита скучавшую рядом с ней в подвале Клоунпис.
- Не подходите, блядь! – заорала госпожа Идзаёй на собравшихся перевести дух девушек, выпрыгивая из подвала с феей, к горлу которой она приставила нож
- А это еще что за хуйня? – расхохоталась Рейму – Сакуя, ты совсем ёбу далась?
- Рейму-сан! – испуганно крикнула Клоунпис – чё вы ржёте? Спасайте меня!
- Не подходите, блядь! – продолжала вопить служанка, сильнее прижимая нож к горлу феи – иначе я выпущу ей кишки!
- Кишки ниже, Сакуя-сан – поправила её Мейлин
- Не пиздеть! – строго прервала её мейдо, опуская нож к животу
- Ну спасибо, блядь! – возмутилась Клоунпис – Рейму, сука, ты спасёшь меня, или нет?!
- Эй, ты, фанера, оставь Письку в покое! – наконец обеспокоившись за судьбу феи, потребовала Рейму – если ты мне с ней чего-нибудь сделаешь, будешь у меня тут зимой кочегаром за еду работать!
- Мне всё равно больше некуда идти! – упиралась горничная
- Сакуя, возвращайся! – взяла наконец слово Ремилия – ты нужна мне! Ты нужна всем в моём доме…
- Госпожа… - растерянно ахнула Идзаёй, опуская руку с ножом и ослабляя хватку
- Сакуя, я жду тебя дома. Все ждут. Я люблю тебя и не держу на тебя зла. Возвращайся, Сакуя. Теперь я точно знаю, чего я хочу. Как минимум, это быть рядом с тобой всегда!
После этих слов Сакуе ничего не оставалось, кроме как отпнуть в сторону ставшую ненужной, Клоунпис и броситься в объятия жительниц Комакана, залившись слезами счастья.
Не выдержав столь трогательной картины, Рейму отвернулась в сторону и, наконец, заметила наблюдавшую за этим Марису, однако не она привлекла её внимание, а внезапно появившийся на территории храма Ринноске Моричика.
- Какие люди?! – ошеломлённо произнесла жрица, глядя на продавца, выглядящего крайне обеспокоенным
- Где, где она? – испуганно прошептал он, бросившись к Рейму, но, заметив стоящую в стороне Марису, метнулся к ней с обнимашками. Обиженно шмыгнув носом, ведьма ответила ему взаимностью, вцепившись в него, как в свой шанс на светлое будущее
- Да что здесь происходит? – недовольно потребовала Рейму объяснений от Корина
- Да вот – ответил он – пришло мне сегодня сообщение на телефон. «Твоя грязная шлюха у нас. Если хочешь её обратно – принеси миллион иен в храм Хакурей» - процитировал продавец пришедшее ему грозное послание – вот я и подумал, с чего это Марису здесь держат в заложниках…
- Блядь, номером ошиблась – прошептала с земли поверженная Суйка – вместо Комакана в Кориндо отправила…
- Значит, выкуп вы требовали за Сакую? – рассмеялась Рейму – дебилы, блядь – эй, Ринноске, я бы на твоём месте не обнимала Марису
- Это ещё почему? – удивился он, прижимая плачущую ведьмочку к себе
- Мы её обоссали – коротко объяснила Рейму
- Это не страшно – ответил Моричика-сан будто бы не Рейму, а скорее Марисе – я буду любить тебя любую, даже обоссаную. Помнишь – начал Ринноске, гладя волшебницу по голове – когда тебе было пять лет, ты была дома одна и выпила у родителей саке? Помнишь, чем это всё закончилось? У тебя же тогда изо всех щелей хлестало, ох, и намучался я тогда, отмывая тебя от ссанья, блевотины и говна…
- Бака Корин! – рыдала Мариса на груди своего спасителя – урусай, урусай, урусай зе!
- Ну ёб твою мать! – ахнула Рейму, глядя вокруг – эта весна не щадит никого.
Все, кто находился в храме Хакурей, пустились в настолько мощные сантименты, что жрица не переставала удивляться, откуда у столь тёмных личностей взялась такая светлая сторона души: получившие по рогам они плакали от боли, личный состав особняка Скарлет, плакал от воссоединения со своей блудной служанкой, Клоунпис и Аун продолжали хныкать от пережитого недавно ужаса и даже по-прежнему сидящая в кустах Касен Ибараки смахивала с глаз слёзы, шумно сморкаясь в носовой платок.
Выгнав через некоторое время со своих владений всех гостей и сняв при помоши феи трясущуюся от страха комаину, Рейму наконец смогла насладиться тишиной и спокойствием. Ей почему-то было совсем наплевать на то, что её работа в особняке Ремилии закончилась гораздо раньше, чем она планировала, наоборот, она была рада от того, что эта история завершилась именно так, и жизнь в аристократичном генсокийском коллективе вновь вошла в прежнее русло. Не в деньгах счастье – ещё раз убедилась Рейму – а в умении наслаждаться жизнью. Документальное подтверждение своей правоты жрица получила буквально на следующий день, когда Ремилия в письменной форме уведомила её о том, что именно она, жрица Рейму Хакурей отныне становится внештатным заместителем главной горничной особняка Скарлет по воспитательной работе. Подобное признание своего таланта порадовало Рейму куда больше, чем возможность ежедневно обжираться бесплатными продуктами и гонять фей по бесконечным коридорам Комакана, ведь если дети плачут, то кто-то должен заставить их заткнуться.
104 72314
немного умер внутри
105 72316
10/10, такой годный трешак. Респектую
106 72317
>>72313

>люблю даже обоссанную


>Помнишь, чем это всё закончилось? У тебя же тогда изо всех щелей хлестало, ох, и намучался я тогда, отмывая тебя от ссанья, блевотины и говна…


Ну еще попизди мне, что тема говна не твоя дюбимая черта, копрофил ты грёбанный. Пишу с главной, не раскрывая тред, ибо боже упаси. Не смешно, грубо, архаично.
bellissimo.jpg186 Кб, 800x900
107 72320
>>72306

>> сон в летний день


На этом месте я понял, что читаю годноту, и немедленно нарисовал.

>> Алая дьяволица тайно чифанит запарики бюджетного ценового сегмента


А здесь я понял это повторно.

>> удачная миссия


???

>> маленькая вампирша залипает в монитор, в тысячный раз пытаясь вьнести саму себя на лунатике


Bellissimo x 3.

>> но давайте её хотя бы обоссым!


>> отмывая тебя от ссанья, блевотины и говна…


М-да, без туалетного юмора ты, конечно, никак не мог обойтись.

>> в соблазнительной позе


http://www.taihou.nl/p/sketchewaru.png ?

>> томно поинтересовалась она у Ремилии, водя пальчиком по плоской, как саратовская степь, груди своей старшей сестры


Что ты делаешь, прекрати... продолжай...
http://2draw.me/i/459c152d5d8375609cc6deb8252b375b.png

На ШИН из-за всяких недочётов не тянет, но для развлекательного чтива уже норм.
108 72323
>>72320
А мне больше всего про Бьякурен понравилось, там и порнухи по минимуму, и сюжет более ортодоксальный.
3217231321.jpg167 Кб, 388x500
109 72324
>>72323
А ЕЩЁ ТАМ ЕСТЬ МИКО!!!
66635402p19master1200.jpg107 Кб, 647x1199
110 72329
>>72316
Если это ты мне, то спасибо.
>>72317
Если бы ты всё-таки зашёл в тред, то понял бы, что я люблю не только говно. Точнее, шутки не только про него, пусть они и мало кому кажутся смешными.
>>72320

>пикрелейтед


>bellissimo


Схоронил? спасибо.

>М-да, без туалетного юмора ты, конечно, никак не мог обойтись.


Да, никак не получается не касаться этой темы. Да и не очень хочется. Ну быдло же. Ты, вот, в МГТУ не поступил потому что физику не очень любишь (я тоже ненавижу), а я после девятого класса в ПТУ ушёл, потому что меня чуть из школы не выгнали за хуёвую успеваемость и ещё более хуёвое поведение. Ожидать адекватного юмора от такого ничтожества - это слишком оптимистично.

>http://www.taihou.nl/p/sketchewaru.png ?


Примерно так. Я всё понимаю, но увидев пробел перед знаком вопроса, орнул.

>http://2draw.me/i/459c152d5d8375609cc6deb8252b375b.png


This!
>>72323
Ну и тут у меня порнухи немного, да и не порнуха это, товарищ майор. Вообще я ожидал всяких постов в духе МОЧЕРАТОР! ЦОПЕ!!!1ОДИНОДИН, а меня опять обвинили в говноедстве. Впрочем, это не стало для меня неожиданностью.
З.Ы. Где ОП?
1509995983065.png28 Кб, 900x700
111 72336
>>72329

>Схоронил? спасибо.


Slowfix
Схоронил. Спасибо! Проебал разметку? Проеби ещё раз, разметка сама не проебётся.
112 72345
>>72306
по
>>72313

Ну ты жжёшь. Почти на уровне старой, доброй "Основы" с Ычана. И до этого была годнота, аж завидки берут.
113 72346
>>72306
>>72307
>>72308
>>72309
>>72310
>>72311
>>72312
>>72313
Наверни-ка говна, пиздоглазое хуйло.
1523304806328.png1019 Кб, 700x1036
114 72347
>>72345
Аригато!
>>72346
Хуяссе рвануло! Что-нибудь кроме оскорблений будет?
1525278772224.jpg244 Кб, 1600x1200
115 72354
>>72346
Чего так грубо то? Мне понравилось читать. Ну, есть мат, сленг двача. Возможно, немного грубо, но ведь у каждого свои вкусы. Не создавать же тепличные условия здесь.
116 72361
>>72347
>>72354

>Ну, есть мат, сленг двача. Возможно, немного грубо, но ведь у каждого свои вкусы.


Ну так какое «творчество», такая и критика. Сперва возникла мысль вроде «неплохо так, задорненько, лол, малаца», а потом перевесила мысль «ну и говно же в целом, ну нахуй».
А так, раз автор неистово могёт, то флаг ему в руки а не туда, откуда вываливается источник вдохновения.
117 72363
>>72329
Не то чтобы не любил, просто недостаточно ей занимался. Я не буду рассказывать, что сам делал в школьные годы, потому что инциденты были достаточно громкие (в локальном масштабе), и если кто-то здесь о них знает, то сдеанонят меня в два счёта. Скажу так: чтобы измениться в лучшую сторону, практически всегда нужно просто захотеть этого всерьёз.
0e633493c197741d20a0d9be822288d9.png499 Кб, 1012x787
118 72371
На небе вновь луна сияет
И ветер шелестит в ветвях
Ах, до чего ж прекрасны ночи
В любимых наших Генсокях!
Но почему ёкаи снова
Ворчат, как старый дед Пихто,
И в чём причина недовольства?
Что именно опять «не то»?
Твердят «Луна другою стала,
Ненастоящая она,
А лишь картонная дурилка
Меж звезд теперь закреплена.»
Кто виноват? Кто прав? Что делать?
Кто разрешит сей инцидент?
Кто покарает негодяев,
Как шлюху – участковый мент?
Достойных много на районе,
Согласья между ними нет.
У каждого своя идея –
Кому и как пробить в еблет.
Получат все, тут нет сомнений,
Трещат ебальники в лесу!
То – Рейму, берега попутав,
Отпиздить хочет МарисУ.
Лежит томбойка Светлячкова,
Схватив отменных пиздюлей,
И предвкушает ту же участь
Для гордой птицы Лорелей.
Порубят Мистию на части
И завернут её в лаваш,
Чтоб охуел полковник Сандерс,
Как Ююко впадает в раж.
И вот – черёд простой училки,
Кто испугавшись, что влетит,
Готова навести на хату
Где злоумышленник сидит.
Пусть зайцы мечутся в угаре,
С ума пусть сводят чужаков
Придётся их запечь в духовке
(Добавив перец и морковь).
Не в силах будет и врачиха
Сдержать напора местных дам,
Ведь их единственным кумиром
Когда-то был Жан-Клод Ван Дамм.
Пускай сидит, как сыч, Кагуя,
Её судьба предрешена –
С вертушки в щщи! И вот на небе
Сияет полная луна.
Хохочут радостно девицы,
Рыгает Рейму, как свинья,
Нажравшись пива в честь победы
Над бандой лунного зверья.
Нас не пугает лес во мраке,
Как песня нам – ёкаев крик,
Мы Фудживару не боимся,
Нехай сурова, как мужик.
И даже если у училки
На голове рога попрут –
Едва ль кого-то забодает,
Ведь пиздюли её найдут.
Не останавливайся, время!
Лети, пусть молодость прошла,
Любой ёкай у нас получит
За свои тёмные дела!
0e633493c197741d20a0d9be822288d9.png499 Кб, 1012x787
118 72371
На небе вновь луна сияет
И ветер шелестит в ветвях
Ах, до чего ж прекрасны ночи
В любимых наших Генсокях!
Но почему ёкаи снова
Ворчат, как старый дед Пихто,
И в чём причина недовольства?
Что именно опять «не то»?
Твердят «Луна другою стала,
Ненастоящая она,
А лишь картонная дурилка
Меж звезд теперь закреплена.»
Кто виноват? Кто прав? Что делать?
Кто разрешит сей инцидент?
Кто покарает негодяев,
Как шлюху – участковый мент?
Достойных много на районе,
Согласья между ними нет.
У каждого своя идея –
Кому и как пробить в еблет.
Получат все, тут нет сомнений,
Трещат ебальники в лесу!
То – Рейму, берега попутав,
Отпиздить хочет МарисУ.
Лежит томбойка Светлячкова,
Схватив отменных пиздюлей,
И предвкушает ту же участь
Для гордой птицы Лорелей.
Порубят Мистию на части
И завернут её в лаваш,
Чтоб охуел полковник Сандерс,
Как Ююко впадает в раж.
И вот – черёд простой училки,
Кто испугавшись, что влетит,
Готова навести на хату
Где злоумышленник сидит.
Пусть зайцы мечутся в угаре,
С ума пусть сводят чужаков
Придётся их запечь в духовке
(Добавив перец и морковь).
Не в силах будет и врачиха
Сдержать напора местных дам,
Ведь их единственным кумиром
Когда-то был Жан-Клод Ван Дамм.
Пускай сидит, как сыч, Кагуя,
Её судьба предрешена –
С вертушки в щщи! И вот на небе
Сияет полная луна.
Хохочут радостно девицы,
Рыгает Рейму, как свинья,
Нажравшись пива в честь победы
Над бандой лунного зверья.
Нас не пугает лес во мраке,
Как песня нам – ёкаев крик,
Мы Фудживару не боимся,
Нехай сурова, как мужик.
И даже если у училки
На голове рога попрут –
Едва ль кого-то забодает,
Ведь пиздюли её найдут.
Не останавливайся, время!
Лети, пусть молодость прошла,
Любой ёкай у нас получит
За свои тёмные дела!
119 72372
>>72371
Хорош, хорош. Втройне хорош по причине умелого избегания глагольных рифм.
Momi.jpg659 Кб, 870x1306
120 72373
>>72371
Реймуфаг упал
В стихи. Что стоит за
Этим? Работа
На адском заводе. О,
Тохо, поэта храни!
121 72375
>>72371
Не плохо, не плохо.
1443978255908.png1,2 Мб, 1200x1200
122 72394
>>72375

>Не плохо, не плохо.


Ну ладно хоть не "За ебись, за ебись". Чему вас только учат? Пробелы тут не нужны. Или тоже, как я, с восьмого класса в школу нажратым приходил? в любом случае, спасибо ^__^
IMG0340.JPG158 Кб, 1054x1286
123 72397
Я вот начал книжку изучать про то как строится драматическое повествование, запомнил пару схем и вот: смотрю короче анимцо про ведьмочк и охуеваю бгаат, меня внатуре залепило - там все прям по этой книге. Минимум персонажей, чтобы покрыть весь спектр драматических ролей, внаглую представлен мотив главного героя, "диалог действий", перепитии сюжета (счастье/несчастье) так вообще каждую минуту. Ну и трёхчастная структура разумеется.
Так вот перепитийности действий не хватает последнему рассказу. Персонажи в нем есть, но вот перепитий как-то и не вспомнить.
124 72457
>>72394
Не плохо, а хуево, гы.
125 72465
>>72457

Критикан до хуя, да? Сами что-нибудь годное написть не могём, а кто пишет, того дерьмом обольём, да? Или напишут фигню вроде этой >>69934, которую прочитаешь и думаешь: Нахуя здесь этот высер школоты, перечитавшийся Гарри мать его Поттера и фантастическо-космических бредней, мать их.
Не нравиться творчество Реймуфага-так молчи в тряпочку, сжав зубки, либо иди на Фикбук в раздел Тохо к долбанным аутистам. Но если ты мальчик с шариками, то через 3 месяца ты свалишь оттуда
или захочешь найти аффторов фиков и провести с ними разъяснительную беседу. Я гарантирую это.
Я вот ничего ещё не написал, молча завидую и скриплю зубами.
126 72470
>>72465

>я вот ещё ничего не написал


Даже шизик пишет хоть редко, а ты нет.
127 72485
>>72465
Ебать бабахнуло. Ты на стендап комиков часом не обижаешься?
мимо
55185254p0.jpg898 Кб, 1025x1000
128 72486
>>72397

>Я вот начал книжку изучать про то как строится драматическое повествование


Надеюсь, она пойдёт тебе на пользу и ты порадуешь нас своими охуительными историями собственного сочинения. Я вот никаких умных мануалов не читал, а просто писал всякую дичь. Очень, кстати, охуел с того, что кому-то она понравилась, когда я решил выложить её здесь.

>трёхчастная структура


Без неё никуда, ага.

>перепитийности действий не хватает последнему рассказу


Да и не только последнему, чего уж. Но ведь сам формат относительно коротких рассказиков не подразумевает наличия ебически закрученного сюжета. Перипетии хороши в длинных произведениях, а в них я, увы, не могу, хотя и пытался.
>>72465

>Критикан до хуя, да?


Да ладно, похуй, человек петросянит прост.

>Нахуя здесь этот высер школоты


Ну это ОП постил из неопубликованного. Если бы я ебанул сюда чего-нибудь из того, что писал "в стол" ты бы и меня отхуесосил, как последнюю сучку. Я-то знаю (да и не только я), что ОП очень могёт, только не хочет. Ты гдеааа?

>молча завидую


Не надо. Я тут недавно опять художникам завидовал, так они мне сказали, мол, я хуйнёй занимаюсь. А я верю.
И вообще
- Мальчик, где ты так научился ругаться матом?
- Этому нельзя научиться. Это Божий дар!
129 72491
>>72465
Лол, я вообще мимо проходил, смотрю граммасрач, ну и пофиксил маленько, чтоб соответствовало правилу. Ебать ты бомбишь, гы.
130 72493
>>72486
Кстати, предыдущий бомбино >>72465 упомянул пару слов про фикбук и я вспомнил винрарнейший рассказ стилистикой, похожий на твой, но до уровня которого ты не достаешь, как какуля до попы в сельском туалете. В нем точно подобраны моменты ИМХО лололо КОГДА И ГДЕ следует использовать ненормативную лексику, трактирный слэнг, тюремный жаргон и упоминаение так тобой горячо любимых продуктов жизнедеятельности человека и ёкаев, иными словами, кала, мочи и прочих выделений. При этом не доводя это до абсруда а-ля "кривое зеркало в гостях у камеди клаб". Не знаю, может ты уже с ним знаком, но вот она, ссыль:
https://ficbook.net/readfic/5801135#part_content
Hakurei.Reimu.full.360733.jpg213 Кб, 843x596
131 72494
>>72493

>до уровня которого ты не достаешь, как какуля до попы в сельском туалете


>так тобой горячо любимых продуктов жизнедеятельности человека и ёкаев, иными словами, кала, мочи и прочих выделений


Ах, ты, ж...

>Не знаю, может ты уже с ним знаком


Нет, не знаком. Щас заценим. Итадакимас!
1443102311894.png881 Кб, 1700x1100
132 72525
>>72493
>>72494
Частично ознакомился. Ну что тут скажешь, почти божественно. Почему "почти"? Потому что этот монументальный труд обязательно надо будет прочитать от начала до конца, чтобы убедиться в правильности поставленной оценки. Надеюсь, он вдохновит меня на новые свершения.
DcgNnImV4AASJiM.jpg581 Кб, 2048x1536
133 72536
>>72525
Если ты не как я и не начинаешь читать с последних глав, то последние главы там заебок по меркам фанфиков, хотя к тохо отношения почти никакого.
134 72538
>>72525
Надеюсь, это привьет тебе хороший вкус.
1486249734859.jpg209 Кб, 900x920
135 72597
>>72536

>Если ты не как я и не начинаешь читать с последних глав


Я с середины начал. Там тоже тохоты немного.
>>72538
Нет, мою любовь к говну так просто не победить.
136 72606
>>72597

>с середины


>с последних глав


Непонимаю таких людей. В чем смысл? Зачем? Почему не с начала?
Алсо, там есть эпизод с Ремилией, а также присутствуют моменты с Сакуей, Фланей и Мейлин (там, до куда я дочитал). Впрочем, мне и оригинальные персонажи доставляют.

>Нет, мою любовь к говну так просто не победить.


Скринанул для потомков.
137 72640
>>72606

>Алсо, там есть эпизод с Ремилией, а также присутствуют моменты с Сакуей, Фланей и Мейлин



Только эпизод и моменты? Если так, то большая ПИЧАЛЬ. Вот если бы в этом фике было всё то же, но это было бы чистое Тохо, без всяких Энциклопедий Монстров и Гёлов, то это был бы лютейший ВИН, я-так-щщитаю. Но, наверно, это уже из разряда "если бы да кабы, да во рту росли грибы..." и "если бы у бабки был йух...".
ИМХО: кроссоверы-это есть паркетники. Нет комфорта легкового авто и нет проходимости внедорожника. Зато есть ЦЕНА.
138 72675
>>72640

>лютейший ВИН


Хитрец, остальную годноту сам копай. Благо она там неглубоко.
15022907851520.jpg518 Кб, 850x598
139 72980
Не надо шутить с Морийцами, блядь. Здесь другие девчата. Это не Эйентей, это не Комакан. Рейму, тебя и твою подругу здесь порвут на части. Это три отборных богини из Внешнего мира блядь! Они всё разнесут! Они весь Генсокё пройдут за один час! Они взорвут всех твоих фей, всех твоих собутыльников, прихожан. Рейму, ты — жрица. Ты остановись, блядь, ты кончай, ты патроны спрячь подальше на склад. И забудь про своего Зуна. У нас был один мудак, отомстил за брата, блядь — и рухнула великая Российская империя. И другой чудак был, за своего дедушку отомстил — и рухнул Советский Союз. И ты повторишь ту же ошибку. Ты Зуна забудь, Зун твой отработал своё, блядь. Ты подумай о будущем Тохо: оно гибнет! Твоя молодёжь бежит из твоего фэндома. Там никто не хочет жить, в Генсокё, никто! У тебя барахолка, блядь! Данмаку, данмаку, данмаку! Это… тупая 2D-стрелялка, блядь! Ни души, блядь, ни музыки нету у тебя, нет писателей у тебя! Весь мир играет в KanColle, Nekopara, блядь. Фестивали, спорт — только Внешний мир, блядь. И Внешний мир здесь — Генсокё! Вот здесь любят Санае, а тебя — презирают, блядь, презирают! Твоя начальница, блядь — Якумо, блядь, — ей портал расстегнули прямо в рабочем кабинете! Это совсем уже нужно охуеть, блядь, чтобы какой-то ПТУшник, блядь, в кабинете Ёкая барьеров её старухой называл! Это что, Япония?! Вам пиздец давно уже, блядь! Вы что делаете, блядь?! Ачтоесли-кун, блядь! Какой, на хуй, Хакурейский барьер?! Какая война?! Какой Дальний Восток, блядь?! Анимешники чёртовы, блядь! ТНН-щики, педофилы, блядь!
Рейму, Рейму! Посмотри Grisaia no Kajitsu. Посмотри, сколько трупов, сколько крови, блядь! И там убили, и здесь убили. Ты здесь… Я тебе здесь говорю: посмотри, блядь, какое небо, блядь, Генсокё! Генсокё — это не Токио. Это не Владивосток! Ты никогда здесь не достигнешь победы. Потому что мы знаем этих девочек. Мы знаем эту жрицу. Она одна на весь Генсокё тебя посылает нахуй! Одна! Все остальные, блядь, лебезят перед тобой. Выстроились в строй, чтобы тебе поклониться. А она одна здесь сидит одиннадцать лет! Одиннадцать лет тебе сопротивляется, а ты со своей мощной хреновой интуицией, со своим гохеем, со своими спеллкартами, блядь, ни хера не можешь сделать. Ты бомбишь Гору Ёкаев каждый день. Ты убиваешь тенгу, а богини храма Мория сидят, готовые к бою. Ты боишься сюда идти. И ты боялась одиннадцать лет назад, Зун тоже боялся отправлять тебя туда. А лепесток от сакуры недалеко падает. Ты никогда не победишь! Это будет твоё последнее поражение! Ремилия проиграла EoSD. И Ююко проиграла PCB. Ты проиграешь храму Мория. Храм Мория — твоя могила. Поняла? Ты, Рейму, сраная жрица, блядь! Тебе в Кориндо обратно, к Ринноске, пей чай и беседуй на экзистенциальные темы.. А деревня людей уже говорит на языке имиджборд. Мы направим в Генсокё еще 10 миллионов девочек из Внешнего мира и изберем там свою лучшую жрицу.
А ты, Рейму, получишь хорошую камеру в подвале Комакана.
Ты поняла, Рейму? Вовремя остановись… И ты никогда здесь не сможешь добиться победы. Все анимешники мира, все тохоёбы мира, все 2D-девочки, Тоходевочки — против тебя. Тоходевочки, Тоходевочки не хотят этой войны, и тебе твоя отшельница это ясно по-японски сказала: не сметь стрелять по Морийцам! Лучше вместе ебанём по бывшему Аду.
Мёрен! Другие локации! Мы найдём цели на этой земле! Столько земли, блядь! Хочешь, Чирейден нахуй опустим, блядь, на дно океана?! Давай! Показать тебе наши способности, блядь? Хочешь, блядь? У нас есть оружие, блядь: ночью наши каппы чуть-чуть изменят гравитационное поле Земли, и твой храм будет под водой. 24 часа, блядь, и весь твой храм будет под водой! Тихого океана. Ты с кем шутишь, блядь? Ты подумай, блядь! Ты поняла, чем кончила Скарлет? Чем кончила Сайгёдзи? Все остальные? Ты совершишь историческую ошибку. Твой Зун тебе благодарен не будет. Забудь его, твоего Зуна! Твои феи тебе говорят: не начинай войну. Ещё не поздно! Ещё 21 июня 41-го года! Но если завтра утром ты пойдешь на Гору Ёкаев — Гора Ёкаев твоя собственная могила, ты сама сдохнешь в этой войне. И тебя не будут хоронить, потому что ты ударишь по всему Генсокё, по всему Тохо. Семь миллиардов людей не хотят этой войны. Семь. Семь миллиардов! Ты, малограмотная, можешь считать? Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Миллиардов. Вся планета против тебя. Ты одна хочешь войны и эта блядь, Мариса Кирисаме. Эта черно-белая блядь, которой нужен Корин, блядь. Мы… пришли сюда — у нас в /to/, блядь, ребята её успокоят, блядь. Успокоят, блядь. Успокоят в General-треде за ночь! И она не будет хотеть войны, блядь. Она захлебнётся в русском щитпостинге, блядь. Из ушей попрёт. Это не Ачтоесли-кун — он раз обозвал Юкари старухой, блядь, а здесь так её обзовут нахуй, что она на карачках уползёт в /jp/ Форчана, блядь.
Рейму, остановись. Цуки ни ва муракумо-о-о, ха-а-на ни ва казе то-о-о… Дара пам парам пара пара па ра… Рейму, давай в Мелонбукс, в Акихабару, и всё заканчиваем. В Генсокё всё спокойно.
15022907851520.jpg518 Кб, 850x598
139 72980
Не надо шутить с Морийцами, блядь. Здесь другие девчата. Это не Эйентей, это не Комакан. Рейму, тебя и твою подругу здесь порвут на части. Это три отборных богини из Внешнего мира блядь! Они всё разнесут! Они весь Генсокё пройдут за один час! Они взорвут всех твоих фей, всех твоих собутыльников, прихожан. Рейму, ты — жрица. Ты остановись, блядь, ты кончай, ты патроны спрячь подальше на склад. И забудь про своего Зуна. У нас был один мудак, отомстил за брата, блядь — и рухнула великая Российская империя. И другой чудак был, за своего дедушку отомстил — и рухнул Советский Союз. И ты повторишь ту же ошибку. Ты Зуна забудь, Зун твой отработал своё, блядь. Ты подумай о будущем Тохо: оно гибнет! Твоя молодёжь бежит из твоего фэндома. Там никто не хочет жить, в Генсокё, никто! У тебя барахолка, блядь! Данмаку, данмаку, данмаку! Это… тупая 2D-стрелялка, блядь! Ни души, блядь, ни музыки нету у тебя, нет писателей у тебя! Весь мир играет в KanColle, Nekopara, блядь. Фестивали, спорт — только Внешний мир, блядь. И Внешний мир здесь — Генсокё! Вот здесь любят Санае, а тебя — презирают, блядь, презирают! Твоя начальница, блядь — Якумо, блядь, — ей портал расстегнули прямо в рабочем кабинете! Это совсем уже нужно охуеть, блядь, чтобы какой-то ПТУшник, блядь, в кабинете Ёкая барьеров её старухой называл! Это что, Япония?! Вам пиздец давно уже, блядь! Вы что делаете, блядь?! Ачтоесли-кун, блядь! Какой, на хуй, Хакурейский барьер?! Какая война?! Какой Дальний Восток, блядь?! Анимешники чёртовы, блядь! ТНН-щики, педофилы, блядь!
Рейму, Рейму! Посмотри Grisaia no Kajitsu. Посмотри, сколько трупов, сколько крови, блядь! И там убили, и здесь убили. Ты здесь… Я тебе здесь говорю: посмотри, блядь, какое небо, блядь, Генсокё! Генсокё — это не Токио. Это не Владивосток! Ты никогда здесь не достигнешь победы. Потому что мы знаем этих девочек. Мы знаем эту жрицу. Она одна на весь Генсокё тебя посылает нахуй! Одна! Все остальные, блядь, лебезят перед тобой. Выстроились в строй, чтобы тебе поклониться. А она одна здесь сидит одиннадцать лет! Одиннадцать лет тебе сопротивляется, а ты со своей мощной хреновой интуицией, со своим гохеем, со своими спеллкартами, блядь, ни хера не можешь сделать. Ты бомбишь Гору Ёкаев каждый день. Ты убиваешь тенгу, а богини храма Мория сидят, готовые к бою. Ты боишься сюда идти. И ты боялась одиннадцать лет назад, Зун тоже боялся отправлять тебя туда. А лепесток от сакуры недалеко падает. Ты никогда не победишь! Это будет твоё последнее поражение! Ремилия проиграла EoSD. И Ююко проиграла PCB. Ты проиграешь храму Мория. Храм Мория — твоя могила. Поняла? Ты, Рейму, сраная жрица, блядь! Тебе в Кориндо обратно, к Ринноске, пей чай и беседуй на экзистенциальные темы.. А деревня людей уже говорит на языке имиджборд. Мы направим в Генсокё еще 10 миллионов девочек из Внешнего мира и изберем там свою лучшую жрицу.
А ты, Рейму, получишь хорошую камеру в подвале Комакана.
Ты поняла, Рейму? Вовремя остановись… И ты никогда здесь не сможешь добиться победы. Все анимешники мира, все тохоёбы мира, все 2D-девочки, Тоходевочки — против тебя. Тоходевочки, Тоходевочки не хотят этой войны, и тебе твоя отшельница это ясно по-японски сказала: не сметь стрелять по Морийцам! Лучше вместе ебанём по бывшему Аду.
Мёрен! Другие локации! Мы найдём цели на этой земле! Столько земли, блядь! Хочешь, Чирейден нахуй опустим, блядь, на дно океана?! Давай! Показать тебе наши способности, блядь? Хочешь, блядь? У нас есть оружие, блядь: ночью наши каппы чуть-чуть изменят гравитационное поле Земли, и твой храм будет под водой. 24 часа, блядь, и весь твой храм будет под водой! Тихого океана. Ты с кем шутишь, блядь? Ты подумай, блядь! Ты поняла, чем кончила Скарлет? Чем кончила Сайгёдзи? Все остальные? Ты совершишь историческую ошибку. Твой Зун тебе благодарен не будет. Забудь его, твоего Зуна! Твои феи тебе говорят: не начинай войну. Ещё не поздно! Ещё 21 июня 41-го года! Но если завтра утром ты пойдешь на Гору Ёкаев — Гора Ёкаев твоя собственная могила, ты сама сдохнешь в этой войне. И тебя не будут хоронить, потому что ты ударишь по всему Генсокё, по всему Тохо. Семь миллиардов людей не хотят этой войны. Семь. Семь миллиардов! Ты, малограмотная, можешь считать? Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Миллиардов. Вся планета против тебя. Ты одна хочешь войны и эта блядь, Мариса Кирисаме. Эта черно-белая блядь, которой нужен Корин, блядь. Мы… пришли сюда — у нас в /to/, блядь, ребята её успокоят, блядь. Успокоят, блядь. Успокоят в General-треде за ночь! И она не будет хотеть войны, блядь. Она захлебнётся в русском щитпостинге, блядь. Из ушей попрёт. Это не Ачтоесли-кун — он раз обозвал Юкари старухой, блядь, а здесь так её обзовут нахуй, что она на карачках уползёт в /jp/ Форчана, блядь.
Рейму, остановись. Цуки ни ва муракумо-о-о, ха-а-на ни ва казе то-о-о… Дара пам парам пара пара па ра… Рейму, давай в Мелонбукс, в Акихабару, и всё заканчиваем. В Генсокё всё спокойно.
140 72988
>>72980
Сначала не узнал Жирика под гриммом. Благо гравитационное поле земли помогло. Вроде годно, а вроде и нет, хз короч, наверно можно и получше.
1511060076005.png410 Кб, 760x1250
141 73141
Деревня людей поздней ночью – не самое оживлённое место в Генсокё. Если говорить прямо, то на улицах не бывает ни души. Это Внешний мир давно не боится темноты, а здесь, где люди живут бок о бок с ёкаями, всё ещё сильны традиции прошлого, предписывающие гражданам не высовываться из своих сычевален, когда это нахрен не надо. Конечно, все знают, что данные инструкции уже давно устарели – ёкаи и сами не суются к людям по ночам по вполне очевидным причинам: что им делать в населенном пункте, где ночью невозможно приобрести выпивку? Таким образом, в Генсокё сложилась совершенно дивная ситуация: жители сидят дома, боясь ёкаев, а ёкаи обходят стороной деревню, не видя в ней ничего интересного. По крайней мере, до 7 утра, пока не откроется первая разливайка.
Тем не менее, этой ночью некоторые жители деревни могли бы, посмотрев в окно, увидеть одинокого ёкая, крадущегося во мраке. Вообще-то для этой особы громкий титул «ёкай» был слегка избыточен. Примерно настолько же, как наименование «Межконтинентальная баллистическая ракета» для китайской шутихи. Нарушительницей общественного порядка, невозбранно бесчинствующей глухой порой в отсутствии свидетелей сегодня была Санни Милк.
Осторожно озираясь по сторонам, фея подошла к стене одного из зданий на центральной улице деревни и сняла крышку с аэрозольного баллончика с краской. Ещё раз оглядевшись, Санни встряхнула ёмкость. Внутри предательски загремели металлические шарики.
- Ну, понеслась! – сказала фея и принялась за своё чёрное дело.
Начиналось всё довольно обыденно. Санни втроём с Луной и Стар коротали вечер за игрой в карты. Играть просто так вскоре им стало неинтересно, и феечки решили поиграть на различные наказания. Санни везло, поэтому уже через час, изнемогая от боли, причиной которых были увесистые пиздюли, которые в наказание за проигрыш щедро раздавала своим подругам фея солнечного света, Луна и Стар предложили закончить турнир, сыграв ещё одну партию на какое-нибудь желание. И тут удача, словно надеясь тоже получить пендель, повернулась к Санни жопой. Финальная партия была проиграна, и теперь судьба Рыженькой полностью перешла под контроль её подруг. Санни была готова к чему угодно, но Стар и Луна, обезумев от свалившегося на них счастья, никак не могли придумать достойный квест. В итоге, вместо того, чтобы заставить фею солнечного света дать подзатыльник Рейму, насрать под дверь Кориндо или, на худой конец, украсть трусы у Юкари и сигануть с ними с верхушки дерева, как с парашютом феи решили: Санни пойдёт в деревню и сделает на видном месте оскорбительную надпись про какую-нибудь местную знаменитость. Санни, осознав, что легко отделалась, тут же с воодушевлением инициировала дискуссию, на тему что и про кого писать. Решали долго, но, перебрав кучу вариантов от классического «СЫРНО - БАКА» до общественно-политического «ЯКУМО – КЛАН ЖУЛИКОВ И ВОРОВ», феи остановились на идеологически нейтральной фразе «ХИДЗИРИ – БЛЯДЬ». Свой выбор озорницы мотивировали теоретической возможностью того, что автор надписи будет найден и подвергнут страшным анальным карам. Вероятность этого феи рассчитывали, как невысокую, но всё же решили перестраховаться и выбрать в качестве жертвы лицо, не привыкшее, в отличие, например, от их красно-белой соседки, решать любые вопросы пиздюлями.
Таким образом, Стар и Луна, снабдили свою подругу баллончиком с черной краской и отправили «на дело». Данное мероприятие в итоге доставило Санни немалое удовольствие. Вернувшись через некоторое время назад, она отрапортовала о том, что никаких серьёзных происшествий за время проведения операции не случилось и поставленная задача выполнена на все сто процентов. Единственной неприятностью, омрачившей успех, оказалось то, что Санни не сразу совладала с предоставленным ей орудием, и первые порции краски полетели куда угодно, только не на стену. В темноте было невозможно разглядеть масштабы бедствия, но дома, при свете лампы Санни обнаружила у себя на лице пятно неслабых размеров.
- Да ладно, утром смоешь – успокоили её подруги – время позднее, спать пора.
Время действительно было позднее, и спать пора была уже не только феям, но и всем остальным людям и ёкаям. Тем не менее, был сейчас в Генсокё ещё один человек, кому не спалось. Им являлась ни о чём пока не подозревающая жертва наших фей, Бьякурен Хидзири.
В последнее время душа Бьякурен пребывала в совершенно противоестественном для любого буддиста смятении. Причин тому была масса: от новых морщин на лице и постукивающих клапанов в двигателе мотоцикла до замедления роста доходов её храма и падения боевого духа и дисциплины личного состава, находящегося под её командованием. Последние две причины беспокоили Бяшу больше всего, особенно с прошлого утра, когда Нуэ Ходжу в ответ на похвалу произнесла фразу «Служу храму Мёрена» интонацией, которая больше бы подошла выражению «пошла на хуй, старая потаскуха». Пытаясь совладать с противоречивыми чувствами, Бьякурен пролежала без сна несколько часов, но в итоге ей всё-таки удалось уснуть – наутро у неё была запланирована поездка в деревню, а показываться на людях с опухшим от недосыпа ебальником Хидзири боялась: людская молва вполне могла интерпретировать негативные перемены во внешности буддийской монахини по-своему – старуха запила по-чёрному – вот, что они подумают, эти деревенские безбожники.
1511060076005.png410 Кб, 760x1250
141 73141
Деревня людей поздней ночью – не самое оживлённое место в Генсокё. Если говорить прямо, то на улицах не бывает ни души. Это Внешний мир давно не боится темноты, а здесь, где люди живут бок о бок с ёкаями, всё ещё сильны традиции прошлого, предписывающие гражданам не высовываться из своих сычевален, когда это нахрен не надо. Конечно, все знают, что данные инструкции уже давно устарели – ёкаи и сами не суются к людям по ночам по вполне очевидным причинам: что им делать в населенном пункте, где ночью невозможно приобрести выпивку? Таким образом, в Генсокё сложилась совершенно дивная ситуация: жители сидят дома, боясь ёкаев, а ёкаи обходят стороной деревню, не видя в ней ничего интересного. По крайней мере, до 7 утра, пока не откроется первая разливайка.
Тем не менее, этой ночью некоторые жители деревни могли бы, посмотрев в окно, увидеть одинокого ёкая, крадущегося во мраке. Вообще-то для этой особы громкий титул «ёкай» был слегка избыточен. Примерно настолько же, как наименование «Межконтинентальная баллистическая ракета» для китайской шутихи. Нарушительницей общественного порядка, невозбранно бесчинствующей глухой порой в отсутствии свидетелей сегодня была Санни Милк.
Осторожно озираясь по сторонам, фея подошла к стене одного из зданий на центральной улице деревни и сняла крышку с аэрозольного баллончика с краской. Ещё раз оглядевшись, Санни встряхнула ёмкость. Внутри предательски загремели металлические шарики.
- Ну, понеслась! – сказала фея и принялась за своё чёрное дело.
Начиналось всё довольно обыденно. Санни втроём с Луной и Стар коротали вечер за игрой в карты. Играть просто так вскоре им стало неинтересно, и феечки решили поиграть на различные наказания. Санни везло, поэтому уже через час, изнемогая от боли, причиной которых были увесистые пиздюли, которые в наказание за проигрыш щедро раздавала своим подругам фея солнечного света, Луна и Стар предложили закончить турнир, сыграв ещё одну партию на какое-нибудь желание. И тут удача, словно надеясь тоже получить пендель, повернулась к Санни жопой. Финальная партия была проиграна, и теперь судьба Рыженькой полностью перешла под контроль её подруг. Санни была готова к чему угодно, но Стар и Луна, обезумев от свалившегося на них счастья, никак не могли придумать достойный квест. В итоге, вместо того, чтобы заставить фею солнечного света дать подзатыльник Рейму, насрать под дверь Кориндо или, на худой конец, украсть трусы у Юкари и сигануть с ними с верхушки дерева, как с парашютом феи решили: Санни пойдёт в деревню и сделает на видном месте оскорбительную надпись про какую-нибудь местную знаменитость. Санни, осознав, что легко отделалась, тут же с воодушевлением инициировала дискуссию, на тему что и про кого писать. Решали долго, но, перебрав кучу вариантов от классического «СЫРНО - БАКА» до общественно-политического «ЯКУМО – КЛАН ЖУЛИКОВ И ВОРОВ», феи остановились на идеологически нейтральной фразе «ХИДЗИРИ – БЛЯДЬ». Свой выбор озорницы мотивировали теоретической возможностью того, что автор надписи будет найден и подвергнут страшным анальным карам. Вероятность этого феи рассчитывали, как невысокую, но всё же решили перестраховаться и выбрать в качестве жертвы лицо, не привыкшее, в отличие, например, от их красно-белой соседки, решать любые вопросы пиздюлями.
Таким образом, Стар и Луна, снабдили свою подругу баллончиком с черной краской и отправили «на дело». Данное мероприятие в итоге доставило Санни немалое удовольствие. Вернувшись через некоторое время назад, она отрапортовала о том, что никаких серьёзных происшествий за время проведения операции не случилось и поставленная задача выполнена на все сто процентов. Единственной неприятностью, омрачившей успех, оказалось то, что Санни не сразу совладала с предоставленным ей орудием, и первые порции краски полетели куда угодно, только не на стену. В темноте было невозможно разглядеть масштабы бедствия, но дома, при свете лампы Санни обнаружила у себя на лице пятно неслабых размеров.
- Да ладно, утром смоешь – успокоили её подруги – время позднее, спать пора.
Время действительно было позднее, и спать пора была уже не только феям, но и всем остальным людям и ёкаям. Тем не менее, был сейчас в Генсокё ещё один человек, кому не спалось. Им являлась ни о чём пока не подозревающая жертва наших фей, Бьякурен Хидзири.
В последнее время душа Бьякурен пребывала в совершенно противоестественном для любого буддиста смятении. Причин тому была масса: от новых морщин на лице и постукивающих клапанов в двигателе мотоцикла до замедления роста доходов её храма и падения боевого духа и дисциплины личного состава, находящегося под её командованием. Последние две причины беспокоили Бяшу больше всего, особенно с прошлого утра, когда Нуэ Ходжу в ответ на похвалу произнесла фразу «Служу храму Мёрена» интонацией, которая больше бы подошла выражению «пошла на хуй, старая потаскуха». Пытаясь совладать с противоречивыми чувствами, Бьякурен пролежала без сна несколько часов, но в итоге ей всё-таки удалось уснуть – наутро у неё была запланирована поездка в деревню, а показываться на людях с опухшим от недосыпа ебальником Хидзири боялась: людская молва вполне могла интерпретировать негативные перемены во внешности буддийской монахини по-своему – старуха запила по-чёрному – вот, что они подумают, эти деревенские безбожники.
142 73142
>>73141
Прохладное солнечное утро слегка развеяло мрак ночных мыслей Бьякурен, и она даже могла улыбаться своим подопечным на утреннем осмотре. Приведя себя в порядок не без труда и не без крепкого словца, Хидзири окончательно повеселела, раздала указания личному составу и, оседлав свой верный мотоцикл бездуховной марки Harley-Davidson, не спеша покатила в деревню. С каждым метром настроение буддистки улучшалось всё больше и больше, не зря ведь говорят, что если автомобиль везёт тело, то байк – душу. Особенно, если он мощный, дорогой и охуенно булькает выхлопом. В деревню Бяша въезжала, словно Путин в Кремль, но неожиданно, весь её мажорный настрой сдуло, как хуем. На одном из зданий красовалась чудовищная надпись «ХИДЗИРИ - БЛЯТЬ». Ситуацию усугубляло то, что здание это находилось на весьма оживлённом перекрёстке. Не веря своим глазам, Бьякурен заглушила двигатель байка, слезла с него и подошла поближе к стене, на которой было написано оскорбление. «Хидзири – блять» - задумчиво произнесла она. Пребывая в некотором ступоре, она продолжала некоторое время стоять, разглядывая стену со зловещим посланием, адресованным – в этом она почти не сомневалась – именно ей, и неизвестно, насколько бы затянулось это залипалово, если бы не звук, внезапно донесшийся из недр здания. Совершенно случайно, Санни Милк выбрала для своего акта бесчинства местную школу. Школьный звонок, сообщавший о начале перемены, помог Бьякурен немного обрести связь с реальностью, а повалившая в курилку за углом толпа школяров, окончательно привела её в чувства.
- Безобразие – вздохнула Хидзири, обращаясь в пустоту.
- Эй, Бяш, чего это ты тут отираешься? – неожиданно ответила пустота чьим-то знакомым голосом. Посмотрев в сторону главного входа, Бьякурен увидела Кейне Камиширасаву, идущую к ней – что, на старости лет на молоденькое мясо потянуло, да? Ах ты, развратница!
- Да нет, Кейне – ты вот на это посмотри – развратница махнула рукой в сторону стены
- ХИДЗИРИ - БЛЯТЬ! – громко и с выражением, как и подобает опытному педагогу, продекламировала Кейне – действительно безобразие – ты думаешь, это кто-то из моих написал?
- Ну, я не утверждаю… - смутилась Бьякурен
- Вообще, сомнительно, конечно, хотя… - с этими словами учительница начала внимательно вглядываться в сборище курящей неподалёку школоты – вот! – она очень профессионально выдернула из толпы какого-то парнишку и, держа его за ухо, подтащила к испорченной стене.
- Ой-ёй-ёй! – простонал школьник
- Вот, Бяш, полюбуйся. Единственный ученик нашей школы, имеющий трояк по японскому языку – сообщила Кейне – ну, Хирасака-кун, признавайся: твоих рук дело?
- ХИДЗИРИ – БЛЯТЬ? – прочитал ученик - Конечно же нет! Это же ошибка первого класса, ну, что же вы меня так недооцениваете, Камиширасава-сенсей? Я что, по-вашему, элементарных павил не знаю? Правильно будет «Хидзири – бляДь». Проверочное слово – блядища. Правильно же?
- Правильно, Хирисака-кун – похвалила его учительница и в награду даже прекратила выкручивать ему ухо, за которое держала – вот видишь, Бяш, это не мои ученики. Неспособны они на такое. Но ты не переживай, надпись мы исправим.
- Спасибо – смущенно поблагодарила её Бьякурен и, сфотографировав на Айфон оскорбительное послание, отправилась назад, к припаркованному мотоциклу.
Ей было трудно принять это, но раз авторами надписи оказались не школьники, то под подозрение теперь попадали только её непосредственные подчинённые. Похоже – думала она, позабыв обо всех запланированных делах по дороге обратно в храм Мёрена – уровень дисциплины личного состава упал ниже плинтуса, достигнув критического уровня. Так и до саботажа недалеко – ужасалась собственным мыслям Бьякурен – нужно срочно провести с ними воспитательную работу.
Подлетев к храму и спрыгнув с мотоцикла, Бьякурен быстрым шагом направилась внутрь, пребывая в полной решимости навести порядок во вверенном её коллективе.
- Дневальный, блядь, ори всех строиться! – рявкнула Хидзири дремавшей на тумбочке Ичирин
- Отделение, строиться на центральном проходе – протяжно и громко начала Кумой – форма одежды номер… - она вопросительно посмотрела на командиршу
- Да мне до пизды! – заорала та – давай быстро всех сюда, Мурасу-хуясу, Кёку-хуёку, всех, блядь.
- Форма одежды номер любая! – закончила дневальная.
Вскоре жительницы Мёрена уже стояли на взлётке по стойке смирно, с кислым видом глядя на метавшуюся из стороны в сторону командиршу.
- Где Футацуива? – страшным голосом спросила Бьякурен, не заметив среди личного состава тануки
- Спит после наряда, вы же сами ей утром разрешили отбиться – уведомила её Ичирин
- Разбудить нахуй! – скомандовала монахиня
- Так она же бухая в говно, от неё толку- то… - попробовала оспорить приказ Кумой
- Чё, блять, приказы не ебут что ли? – Хидзири заорала так, что Ичирин ничего не оставалось, кроме как побежать в сторону спального расположения, где мирно дрыхла ужратая в сопли Мамидзо.
- Есть! – крикнула она в ответ, но её действия разозлили Бяшу еще сильнее
- Дневальный, блядь, ты охуела при командире с тумбочки срываться? Уебалась обратно! – скомандовала буддистка, после чего схватила Ичирин за шиворот и, угрожая отобранной у Кёко Касодани метлой, заставила стражницу залезть внутрь тумбочки. Этого Бяше показалось мало, поэтому она схватила этот нехитрый предмет интерьера и выкинула его в окно. Естественно, вместе с находящейся внутри Ичирин.
Стоящие в строю девочки, увидев такую картину пришли к неутешительному выводу, что дело – дрянь и теперь выражение их лиц сменилось с тоскливо-скучающего на испуганное. Бьякурен тем временем, войдя во вкус продолжала проводить воспитательную работу.
142 73142
>>73141
Прохладное солнечное утро слегка развеяло мрак ночных мыслей Бьякурен, и она даже могла улыбаться своим подопечным на утреннем осмотре. Приведя себя в порядок не без труда и не без крепкого словца, Хидзири окончательно повеселела, раздала указания личному составу и, оседлав свой верный мотоцикл бездуховной марки Harley-Davidson, не спеша покатила в деревню. С каждым метром настроение буддистки улучшалось всё больше и больше, не зря ведь говорят, что если автомобиль везёт тело, то байк – душу. Особенно, если он мощный, дорогой и охуенно булькает выхлопом. В деревню Бяша въезжала, словно Путин в Кремль, но неожиданно, весь её мажорный настрой сдуло, как хуем. На одном из зданий красовалась чудовищная надпись «ХИДЗИРИ - БЛЯТЬ». Ситуацию усугубляло то, что здание это находилось на весьма оживлённом перекрёстке. Не веря своим глазам, Бьякурен заглушила двигатель байка, слезла с него и подошла поближе к стене, на которой было написано оскорбление. «Хидзири – блять» - задумчиво произнесла она. Пребывая в некотором ступоре, она продолжала некоторое время стоять, разглядывая стену со зловещим посланием, адресованным – в этом она почти не сомневалась – именно ей, и неизвестно, насколько бы затянулось это залипалово, если бы не звук, внезапно донесшийся из недр здания. Совершенно случайно, Санни Милк выбрала для своего акта бесчинства местную школу. Школьный звонок, сообщавший о начале перемены, помог Бьякурен немного обрести связь с реальностью, а повалившая в курилку за углом толпа школяров, окончательно привела её в чувства.
- Безобразие – вздохнула Хидзири, обращаясь в пустоту.
- Эй, Бяш, чего это ты тут отираешься? – неожиданно ответила пустота чьим-то знакомым голосом. Посмотрев в сторону главного входа, Бьякурен увидела Кейне Камиширасаву, идущую к ней – что, на старости лет на молоденькое мясо потянуло, да? Ах ты, развратница!
- Да нет, Кейне – ты вот на это посмотри – развратница махнула рукой в сторону стены
- ХИДЗИРИ - БЛЯТЬ! – громко и с выражением, как и подобает опытному педагогу, продекламировала Кейне – действительно безобразие – ты думаешь, это кто-то из моих написал?
- Ну, я не утверждаю… - смутилась Бьякурен
- Вообще, сомнительно, конечно, хотя… - с этими словами учительница начала внимательно вглядываться в сборище курящей неподалёку школоты – вот! – она очень профессионально выдернула из толпы какого-то парнишку и, держа его за ухо, подтащила к испорченной стене.
- Ой-ёй-ёй! – простонал школьник
- Вот, Бяш, полюбуйся. Единственный ученик нашей школы, имеющий трояк по японскому языку – сообщила Кейне – ну, Хирасака-кун, признавайся: твоих рук дело?
- ХИДЗИРИ – БЛЯТЬ? – прочитал ученик - Конечно же нет! Это же ошибка первого класса, ну, что же вы меня так недооцениваете, Камиширасава-сенсей? Я что, по-вашему, элементарных павил не знаю? Правильно будет «Хидзири – бляДь». Проверочное слово – блядища. Правильно же?
- Правильно, Хирисака-кун – похвалила его учительница и в награду даже прекратила выкручивать ему ухо, за которое держала – вот видишь, Бяш, это не мои ученики. Неспособны они на такое. Но ты не переживай, надпись мы исправим.
- Спасибо – смущенно поблагодарила её Бьякурен и, сфотографировав на Айфон оскорбительное послание, отправилась назад, к припаркованному мотоциклу.
Ей было трудно принять это, но раз авторами надписи оказались не школьники, то под подозрение теперь попадали только её непосредственные подчинённые. Похоже – думала она, позабыв обо всех запланированных делах по дороге обратно в храм Мёрена – уровень дисциплины личного состава упал ниже плинтуса, достигнув критического уровня. Так и до саботажа недалеко – ужасалась собственным мыслям Бьякурен – нужно срочно провести с ними воспитательную работу.
Подлетев к храму и спрыгнув с мотоцикла, Бьякурен быстрым шагом направилась внутрь, пребывая в полной решимости навести порядок во вверенном её коллективе.
- Дневальный, блядь, ори всех строиться! – рявкнула Хидзири дремавшей на тумбочке Ичирин
- Отделение, строиться на центральном проходе – протяжно и громко начала Кумой – форма одежды номер… - она вопросительно посмотрела на командиршу
- Да мне до пизды! – заорала та – давай быстро всех сюда, Мурасу-хуясу, Кёку-хуёку, всех, блядь.
- Форма одежды номер любая! – закончила дневальная.
Вскоре жительницы Мёрена уже стояли на взлётке по стойке смирно, с кислым видом глядя на метавшуюся из стороны в сторону командиршу.
- Где Футацуива? – страшным голосом спросила Бьякурен, не заметив среди личного состава тануки
- Спит после наряда, вы же сами ей утром разрешили отбиться – уведомила её Ичирин
- Разбудить нахуй! – скомандовала монахиня
- Так она же бухая в говно, от неё толку- то… - попробовала оспорить приказ Кумой
- Чё, блять, приказы не ебут что ли? – Хидзири заорала так, что Ичирин ничего не оставалось, кроме как побежать в сторону спального расположения, где мирно дрыхла ужратая в сопли Мамидзо.
- Есть! – крикнула она в ответ, но её действия разозлили Бяшу еще сильнее
- Дневальный, блядь, ты охуела при командире с тумбочки срываться? Уебалась обратно! – скомандовала буддистка, после чего схватила Ичирин за шиворот и, угрожая отобранной у Кёко Касодани метлой, заставила стражницу залезть внутрь тумбочки. Этого Бяше показалось мало, поэтому она схватила этот нехитрый предмет интерьера и выкинула его в окно. Естественно, вместе с находящейся внутри Ичирин.
Стоящие в строю девочки, увидев такую картину пришли к неутешительному выводу, что дело – дрянь и теперь выражение их лиц сменилось с тоскливо-скучающего на испуганное. Бьякурен тем временем, войдя во вкус продолжала проводить воспитательную работу.
143 73143
>>73142
- Где Ходжу? – еще более страшно спросила она, повернувшись в ту сторону, где ещё минуту назад был пост дневального. Обнаружив там пустоту, Бьякурен переадресовала вопрос Кёко, повторив его ещё раз.
- В санчасть отпросилась – ответила трясущаяся от страха Касодани
- Пизда ей после вечерней поверки, так и передайте – мрачно отреагировала Хидзири – вы чё, девочки, охуели что ли, блядь? Вы чё творите, а? Кто это сделал, а, Касодани, блядь, ты?
- Ч-что сделал? – поинтересовалась ямабико
- Тут я сейчас вопросы задаю! – заорала командирша и несколько раз ёбнула Кёко её же собственной метлой. Взвыв от боли и унижения, Касодани выскочила из строя и, не обращая внимания на недовольство Бьякурен, выражавшееся в пятиэтажых матюках, выпрыгнула в то же окно, куда недавно улетела тумбочка, фаршированная дневальным.
- Так – продолжила Бьякурен, отбрасывая метлу в сторону – Торамару!
- Я! – звонко ответила она, всем своим видом пытаясь показать, что не боится ни оскорблений, ни пиздюлей
- Залупа от хуя! – передразнила её монахиня – кто это сделал? Кто написал эту ебанину, с которой в ахуе даже Хирасака?
- Нисио Исин? – предположила Торамару
- Хуесин, блядь, ты меня дрочишь что ли? – не на шутку возмутилась Бяша и, схватив с пожарного щита ведро, пизданула им по голове доверенное лицо самого Вайшраваны. От такого недружественного жеста Сё упала без чувств, выронив своё копьё.
Подобрав оружие, Бьякурен вплотную приблизилась к Назрин, посеревшей от ужаса настолько, что даже для мыши это было уже слишком.
- Ну, мышь позорная – начала Хидзири – давай, сдавай своих подельниц, ты ведь точно знаешь, чей это косяк. Ты ведь всё знаешь, да?
- Нет – разочаровала она Бяшу – не знаю, Хидзири-сан. Честно говоря, даже не понимаю, о чём вы говорите…
- Пиздеть полюбила?- возмутилась Бьякурен и принялась дуплить Назрин копьём. Честно выдержав несколько ударов и начав подозревать, что останавливаться Хидзири не намерена, Назрин решила спасаться бегством, рассудив, что строевой устав это, конечно, хорошо, но жизнь и здоровье – важнее. Она сорвалась с места и побежала в сторону спального расположения. Бьякурен, проклиная всё на свете, рванула за ней, но Назрин, к счастью, успела создать небольшой отрыв и когда её мучительница влетала в располагу, мышка уже успела спрятаться под одной из кроватей в дальнем углу. Однако Бьякурен заметила это и, пребывая в полной уверенности, что без труда выгонит свою жертву из укрытия при помощи пиздюнов, в два шага подскочила к шконарю и резко наклонилась, чтобы как следует ткнуть Назрин копьём в задницу. В мышиный туз, как выразился бы один покойный ныне русский шансонье. В эту же секунду тело Бьякурен пронзил мощный разряд боли и она с криком «Ебаный радикулит!» охая упала на пол, держась за поясницу. Так тебе и надо, дура старая – злорадно прошептала Назрин, чудом избежавшая продолжения издевательств.
Немного придя в себя, Бьякурен встала с пола и, опираясь на копьё, побрела обратно к выходу из спального расположения, туда, где на центральном проходе её ждала Мураса Минамицу.
- Ну что, товарищ гвардии капитан-лейтенант, якорь вам в задницу – мрачно обратилась к ней Хидзири – докладывайте.
- Слушай, Бяш, может хватит, а? – с робкой надеждой в голосе спросила Мураса, но подобная фамильярность и переставшая болеть спина спровоцировали у монахини новый приступ ярости. Заломав капитанше руки, Бьякурен потащила её в туалет. Там, открыв с грохотом одну из кабинок, Бьякурен не без труда, но всё же засунула Мурасу головой в унитаз.
- Кто это сделал? – вновь спросила Хидзири
- Не знаю – ответила Минамицу, но фаянсовое сантехническое изделие исказило звуки её голоса и вместо этого Бьякурен услышала что-то вроде «сдохни в теплотрассе, подзаборная шалава». После таких слов ей ничего не оставалось, кроме как ёбнуть несколько раз Мурасу по голове её ковшом, который она, в отличие от своего якоря, не успела спрятать. Как ни странно, сдаваться капитанша не собиралась, и с каждым ударом норовила вырваться из своего плена, поэтому Бьякурен в порыве злости отбросила орудие пыток в сторону, несколько раз подряд нажала на кнопку смывного бачка и, дав Мурасе контрольный пендель, вышла из санузла под недовольное бульканье.
Не найдя в помещении никого из личного состава, кроме мирно храпящей Мамидзо, Бьякурен вышла во двор. Все её подопечные были там и встретили её обеспокоенным взглядом.
- Бяш, ну чё там у тебя стряслось, рассказывай давай – заботливо попросила Ичирин Кумой.
- Да вот… - Бьякурен показала фото, сделанное на телефон. Девушки задумчиво посмотрели на экран.
- «Хидзири – блять» - со вкусом произнесла Кёко – и что, вы подумали, что это наших рук дело?
- Извините, девочки, но… - буддистка густо покраснела и опустила глаза.
- Да ладно тебе извиняться-то – отмахнулась Торамару, давайте лучше подумаем, кому это выгодно.
- Может быть это вон, она? – предположила Назрин, указывая на сидящую на заборе Тоёсатомими-но-Мико, которая, услышав шум со стороны Мёрена, пришла понаблюдать за бесплатным шоу.
- А я-то с чего? – удивилась Мико – подобные выходки присущи лишь жалким трусливым созданиям, а я, если бы захотела обозвать Бьякурен блядью, не побоялась бы сделать это, глядя ей в глаза. Не веришь мне, Хидзири? Тогда я скажу тебе: Ты – блядь. Блядская блядь, Хидзири, я бы даже сказала, блядюга. Слышишь меня, блядь?
Поняв, что монолог даосистки мало того, что затягивается, так ещё и становится слегка однообразным, Бьякурен схватила первый попавшийся под руку предмет и с силой швырнула его в сторону заклятой подруги. Предметом этим оказалась Кёко, но она быстро сориентировалась в ситуации и, моментально оценив ускорение, которое ей придала начальница, прямо в полёте оседлала свою метлу и атаковала Тоёсатомими, как камикадзе. К несчастью, ямабико немного ошиблась с курсом и прошла чуть левее цели, но враг всё равно оказался повержен: увидев подлетающую Кёко, даосистка решила протарабанить ей с вертушки в щщи, но тоже промахнулась и рухнула с забора.
-Короче, иди-ка ты к Рейму – в один голос заявили Бьякурен Торамару, Назрин и вышедшая проветриться после водных процедур Минамицу – это определённо инцидент, и кто, как не она поможет тебе его решить.
Согласившись с предложением личного состава, хозяйка храма Мёрена отправилась к своей хакурейской коллеге, в то время, как её подчинённые вызвались решить вопрос с непосредственно надписью, порочащей честь и достоинство одной из самых благородных девушек Генсокё.
Тем временем, виновницы инцидента тоже решали свои насущные проблемы. Точнее, пока только одну.
- Ну, и что будем делать? – возмущенно спросила Санни, переводя взгляд с Луны на Стар и обратно – не отмывается эта ебучая краска!
- Да, блин, угораздило же тебя – хором ответили они.
- Угораздило же меня! – продолжала разоряться Санни – такое пятно прямо на лице это же жуткое палево.
- Может, само сойдёт? – предположила Луна
- Конечно, блядь, сойдёт! – крикнула рыженькая – месяца через два сойдет. Обязательно, нахуй! Но мне бы ускорить процесс. Ну, есть идеи?!
- Краску можно попробовать стереть бензином – начала перебирать возможные варианты Стар – керосином, ацетоном, серной кислотой…
- Спасибо, блядь – поблагодарила её Санни – ты бы ещё Охоту Крепкую предложила, или Балтику Девятку…
- Вот, кстати, спиртом можно – продолжила Стар.
- Ну, тогда пойдём, у Рейму пошмонаем чего-нибудь – согласилась Санни – сомневаюсь, что у неё в хозяйстве есть ацетон, но что-нибуль алкогольное найдётся наверняка.
Подходя к храму Хакурей, феи заметили, что его хозяйка явно куда-то собралась. Отлично – решили они – никто не помешает, можно даже свои глушилки не включать. Дождавшись момента, когда Рейму покинет территорию храма, лихая троица ввалилась внутрь здания, чтобы навести там свой собственный порядок.
143 73143
>>73142
- Где Ходжу? – еще более страшно спросила она, повернувшись в ту сторону, где ещё минуту назад был пост дневального. Обнаружив там пустоту, Бьякурен переадресовала вопрос Кёко, повторив его ещё раз.
- В санчасть отпросилась – ответила трясущаяся от страха Касодани
- Пизда ей после вечерней поверки, так и передайте – мрачно отреагировала Хидзири – вы чё, девочки, охуели что ли, блядь? Вы чё творите, а? Кто это сделал, а, Касодани, блядь, ты?
- Ч-что сделал? – поинтересовалась ямабико
- Тут я сейчас вопросы задаю! – заорала командирша и несколько раз ёбнула Кёко её же собственной метлой. Взвыв от боли и унижения, Касодани выскочила из строя и, не обращая внимания на недовольство Бьякурен, выражавшееся в пятиэтажых матюках, выпрыгнула в то же окно, куда недавно улетела тумбочка, фаршированная дневальным.
- Так – продолжила Бьякурен, отбрасывая метлу в сторону – Торамару!
- Я! – звонко ответила она, всем своим видом пытаясь показать, что не боится ни оскорблений, ни пиздюлей
- Залупа от хуя! – передразнила её монахиня – кто это сделал? Кто написал эту ебанину, с которой в ахуе даже Хирасака?
- Нисио Исин? – предположила Торамару
- Хуесин, блядь, ты меня дрочишь что ли? – не на шутку возмутилась Бяша и, схватив с пожарного щита ведро, пизданула им по голове доверенное лицо самого Вайшраваны. От такого недружественного жеста Сё упала без чувств, выронив своё копьё.
Подобрав оружие, Бьякурен вплотную приблизилась к Назрин, посеревшей от ужаса настолько, что даже для мыши это было уже слишком.
- Ну, мышь позорная – начала Хидзири – давай, сдавай своих подельниц, ты ведь точно знаешь, чей это косяк. Ты ведь всё знаешь, да?
- Нет – разочаровала она Бяшу – не знаю, Хидзири-сан. Честно говоря, даже не понимаю, о чём вы говорите…
- Пиздеть полюбила?- возмутилась Бьякурен и принялась дуплить Назрин копьём. Честно выдержав несколько ударов и начав подозревать, что останавливаться Хидзири не намерена, Назрин решила спасаться бегством, рассудив, что строевой устав это, конечно, хорошо, но жизнь и здоровье – важнее. Она сорвалась с места и побежала в сторону спального расположения. Бьякурен, проклиная всё на свете, рванула за ней, но Назрин, к счастью, успела создать небольшой отрыв и когда её мучительница влетала в располагу, мышка уже успела спрятаться под одной из кроватей в дальнем углу. Однако Бьякурен заметила это и, пребывая в полной уверенности, что без труда выгонит свою жертву из укрытия при помощи пиздюнов, в два шага подскочила к шконарю и резко наклонилась, чтобы как следует ткнуть Назрин копьём в задницу. В мышиный туз, как выразился бы один покойный ныне русский шансонье. В эту же секунду тело Бьякурен пронзил мощный разряд боли и она с криком «Ебаный радикулит!» охая упала на пол, держась за поясницу. Так тебе и надо, дура старая – злорадно прошептала Назрин, чудом избежавшая продолжения издевательств.
Немного придя в себя, Бьякурен встала с пола и, опираясь на копьё, побрела обратно к выходу из спального расположения, туда, где на центральном проходе её ждала Мураса Минамицу.
- Ну что, товарищ гвардии капитан-лейтенант, якорь вам в задницу – мрачно обратилась к ней Хидзири – докладывайте.
- Слушай, Бяш, может хватит, а? – с робкой надеждой в голосе спросила Мураса, но подобная фамильярность и переставшая болеть спина спровоцировали у монахини новый приступ ярости. Заломав капитанше руки, Бьякурен потащила её в туалет. Там, открыв с грохотом одну из кабинок, Бьякурен не без труда, но всё же засунула Мурасу головой в унитаз.
- Кто это сделал? – вновь спросила Хидзири
- Не знаю – ответила Минамицу, но фаянсовое сантехническое изделие исказило звуки её голоса и вместо этого Бьякурен услышала что-то вроде «сдохни в теплотрассе, подзаборная шалава». После таких слов ей ничего не оставалось, кроме как ёбнуть несколько раз Мурасу по голове её ковшом, который она, в отличие от своего якоря, не успела спрятать. Как ни странно, сдаваться капитанша не собиралась, и с каждым ударом норовила вырваться из своего плена, поэтому Бьякурен в порыве злости отбросила орудие пыток в сторону, несколько раз подряд нажала на кнопку смывного бачка и, дав Мурасе контрольный пендель, вышла из санузла под недовольное бульканье.
Не найдя в помещении никого из личного состава, кроме мирно храпящей Мамидзо, Бьякурен вышла во двор. Все её подопечные были там и встретили её обеспокоенным взглядом.
- Бяш, ну чё там у тебя стряслось, рассказывай давай – заботливо попросила Ичирин Кумой.
- Да вот… - Бьякурен показала фото, сделанное на телефон. Девушки задумчиво посмотрели на экран.
- «Хидзири – блять» - со вкусом произнесла Кёко – и что, вы подумали, что это наших рук дело?
- Извините, девочки, но… - буддистка густо покраснела и опустила глаза.
- Да ладно тебе извиняться-то – отмахнулась Торамару, давайте лучше подумаем, кому это выгодно.
- Может быть это вон, она? – предположила Назрин, указывая на сидящую на заборе Тоёсатомими-но-Мико, которая, услышав шум со стороны Мёрена, пришла понаблюдать за бесплатным шоу.
- А я-то с чего? – удивилась Мико – подобные выходки присущи лишь жалким трусливым созданиям, а я, если бы захотела обозвать Бьякурен блядью, не побоялась бы сделать это, глядя ей в глаза. Не веришь мне, Хидзири? Тогда я скажу тебе: Ты – блядь. Блядская блядь, Хидзири, я бы даже сказала, блядюга. Слышишь меня, блядь?
Поняв, что монолог даосистки мало того, что затягивается, так ещё и становится слегка однообразным, Бьякурен схватила первый попавшийся под руку предмет и с силой швырнула его в сторону заклятой подруги. Предметом этим оказалась Кёко, но она быстро сориентировалась в ситуации и, моментально оценив ускорение, которое ей придала начальница, прямо в полёте оседлала свою метлу и атаковала Тоёсатомими, как камикадзе. К несчастью, ямабико немного ошиблась с курсом и прошла чуть левее цели, но враг всё равно оказался повержен: увидев подлетающую Кёко, даосистка решила протарабанить ей с вертушки в щщи, но тоже промахнулась и рухнула с забора.
-Короче, иди-ка ты к Рейму – в один голос заявили Бьякурен Торамару, Назрин и вышедшая проветриться после водных процедур Минамицу – это определённо инцидент, и кто, как не она поможет тебе его решить.
Согласившись с предложением личного состава, хозяйка храма Мёрена отправилась к своей хакурейской коллеге, в то время, как её подчинённые вызвались решить вопрос с непосредственно надписью, порочащей честь и достоинство одной из самых благородных девушек Генсокё.
Тем временем, виновницы инцидента тоже решали свои насущные проблемы. Точнее, пока только одну.
- Ну, и что будем делать? – возмущенно спросила Санни, переводя взгляд с Луны на Стар и обратно – не отмывается эта ебучая краска!
- Да, блин, угораздило же тебя – хором ответили они.
- Угораздило же меня! – продолжала разоряться Санни – такое пятно прямо на лице это же жуткое палево.
- Может, само сойдёт? – предположила Луна
- Конечно, блядь, сойдёт! – крикнула рыженькая – месяца через два сойдет. Обязательно, нахуй! Но мне бы ускорить процесс. Ну, есть идеи?!
- Краску можно попробовать стереть бензином – начала перебирать возможные варианты Стар – керосином, ацетоном, серной кислотой…
- Спасибо, блядь – поблагодарила её Санни – ты бы ещё Охоту Крепкую предложила, или Балтику Девятку…
- Вот, кстати, спиртом можно – продолжила Стар.
- Ну, тогда пойдём, у Рейму пошмонаем чего-нибудь – согласилась Санни – сомневаюсь, что у неё в хозяйстве есть ацетон, но что-нибуль алкогольное найдётся наверняка.
Подходя к храму Хакурей, феи заметили, что его хозяйка явно куда-то собралась. Отлично – решили они – никто не помешает, можно даже свои глушилки не включать. Дождавшись момента, когда Рейму покинет территорию храма, лихая троица ввалилась внутрь здания, чтобы навести там свой собственный порядок.
144 73144
>>73143
На их беду, уйти далеко Рейму не успела. Едва она спустилась по лестнице, ведущей с вершины холма, на котором располагалось её культовое заведение, к дороге в деревню, как увидела Бьякурен, идущую навстречу. Хидзири уже успела запарковать свой байк и, заметив коллегу, тут же полезла в карман за телефоном.
- Какие люди… – недовольно проворчала Рейму, убедившись в том, что Бьякурен здесь не случайно
- Здравствуй, Рейму-сан – начала буддистка – хочу тебе показать кое-что…
- Я тебе ёбну щас чем-нибудь тяжелым, кобыла старая – вздохнула Красно-белая, увидев в руке у своей гостьи новенький Айфон – совсем охренела тут передо мной выпендриваться своей яблопарашей? Мне, как владелице Сяоми, просто придётся отпиздить тебя, ибо нехуй.
- Да нет, ты на фотку посмотри - терпеливо продолжила Хидзири, протягивая телефон Рейму
- Хидзири блядь – прочитала Рейму громко и радостно – и что тут такого?
- Инцидент же – пояснила Бьякурен – и я хочу, чтобы ты помогла мне найти виновников.
- Ну, пойдём – кивнула Рейму, приглашая Бяшу к себе в логово – расскажешь всё, как было.
Бьякурен закончила свой короткий рассказ как раз в тот момент, когда они с Рейму подошли к храму.
- Такие дела… - задумчиво отреагировала хакурейская жрица, приглашая Хидзири войти внутрь – давай хоть чайку с тобой выпьем, тут без поллитры не разберешься.
- А давай – согласилась монашка, слегка кланяясь, при входе в помещение храма.
В следующую секунду девушки стали свидетельницами весьма занимательной картины: трио фей, радостно выносило из кухни бутылку пива «ДВ Классическое», которая мирно стояла в холодильнике, дожидаясь своего часа. Они воодушевленно матерились, громко хохоча, но увидев внезапно вернувшуюся Рейму, феи замерли от страха, а когда до них дошло, что рядом с хозяйкой храма стоит Бьякурен, им поплохело окончательно.
- Так, опять хуйнёй страдаем? – строго спросила хакурейская жрица – сколько это ещё будет продолжаться, а?
- Че, девки, опять вас Рейму-сан вцепила? – хохотнула сидящая в подвале Клоунпис, услышав недовольный голос хозяйки храма Хакурей, который всегда являлся верным предвестником того, что кто-то скоро отхватит по ебальнику
- Ты там ещё попизди – крикнула Рейму и топнула ногой.
- Это не мы – испуганно ответили наконец феи
- А кто, блять, я что ли? – возмутилась Красно-белая. Это была её последняя бутылка пива, и ей было очень неприятно лишиться её таким глупым образом. Однако феи были ещё глупее обстоятельств, и не поняли истинную причину гнева жрицы.
- Это не мы - повторили они нестройным хором – ничего мы не делали, и ничего ни про кого не писали, в том числе и про госпожу Хидзири мы тоже не писали, что она блядь…
- Ну вот, Бяш – радостно констатировала Рейму, схватив фей так, чтобы они не смогли убежать – решен твой инцидент. Вы только посмотрите, что это у Санни за чёрное пятно на лице! Уж не краска ли? Или ты с негром целовалась, пизда малосольная? Охренеть, такая маленькая, а уже чернильница…
- Э-э-э! Натаща! – прорычала откуда-то снизу Клоунпис, имитируя голос анталийского шаурмейстера.
- Пись, заткнись – рявкнула Хакурей, снова топнув ногой – по-хорошему прошу.
Заломав феям руки и уложив мордами в пол, Рейму связала их веревкой и торжествующе посмотрела на Бьякурен.
- Вот, прошу – усмехнулась она – виновницы найдены, инцидент решен. С вас сто тысяч иен в кассу. Этих троих – Рейму легонько пнула связанных по рукам и ногам фей – можешь забрать себе.
- Конечно заберу – мило улыбнулась Бьякурен и, отдав Рейму озвученную сумму, потащила своих жертв к выходу. Красно-белая с абсолютно счастливым видом проводила свою гостью взглядом, но, отхлебнув из бутылки, отобранной у фей, окрикнула удаляющуюся Хидзири:
- Эй, Бяш, чё ты их, бить будешь?
- Нет – ответила она – вести среди них разъяснительную работу.
Пребывая в состоянии эйфории от внезапно восторжествовавшей справедливости, Бьякурен погрузила связанных фей на свой мотоцикл и помчалась обратно к себе, в храм Мёрена. Уровень удовлетворённости жизнью рос у неё с каждой секундой, и морщины на лице, целлюлит на заднице и какой-то уж совсем неприличный грохот клапанов в движке байка теперь казались ей проблемами, совершенно не достойными внимания истинного последователя Будды, особенно после того, как проезжая деревню, она заметила, что оскорбительная надпись на стене школы была закрашена, а на её месте теперь красовалось другое, более приятное взгляду Бяши утверждение «МЁРЕН ЖИВ!».
Этим же вечером три феи света были избиты в мясо и помещены на мёренскую гауптвахту, где всю последующую ночь слушали лекцию по роли Японии во Второй мировой войне в исполнении Нуэ Ходжу, мужественно проебавшей весь движняк в лазарете с жалобами на головную боль.
Наутро Бьякурен отпустила весь личный состав храма Мёрена в увольнение, а сама принялась за перевоспитание заблудших душ. Весь день феи, облачённые в костюмы ОЗК и противогазы, чистили туалет и умывальник зубными щётками, красили масляной краской траву на газонах и подметали лужи ломами. Хидзири внимательно контролировала процесс становления фей на путь исправления, периодически поддерживая их энтузиазм путем опиздюливания старой выхлопной трубой с прогоревшим глушителем.
Таким образом, Санни Милк, Луна Чайлд и Стар Сапфир полностью искупили свою вину перед храмом Мёрена, на всю жизнь усвоив давно известную всему миру истину, которая гласит, что добро должно быть с кулаками. Намусан.
144 73144
>>73143
На их беду, уйти далеко Рейму не успела. Едва она спустилась по лестнице, ведущей с вершины холма, на котором располагалось её культовое заведение, к дороге в деревню, как увидела Бьякурен, идущую навстречу. Хидзири уже успела запарковать свой байк и, заметив коллегу, тут же полезла в карман за телефоном.
- Какие люди… – недовольно проворчала Рейму, убедившись в том, что Бьякурен здесь не случайно
- Здравствуй, Рейму-сан – начала буддистка – хочу тебе показать кое-что…
- Я тебе ёбну щас чем-нибудь тяжелым, кобыла старая – вздохнула Красно-белая, увидев в руке у своей гостьи новенький Айфон – совсем охренела тут передо мной выпендриваться своей яблопарашей? Мне, как владелице Сяоми, просто придётся отпиздить тебя, ибо нехуй.
- Да нет, ты на фотку посмотри - терпеливо продолжила Хидзири, протягивая телефон Рейму
- Хидзири блядь – прочитала Рейму громко и радостно – и что тут такого?
- Инцидент же – пояснила Бьякурен – и я хочу, чтобы ты помогла мне найти виновников.
- Ну, пойдём – кивнула Рейму, приглашая Бяшу к себе в логово – расскажешь всё, как было.
Бьякурен закончила свой короткий рассказ как раз в тот момент, когда они с Рейму подошли к храму.
- Такие дела… - задумчиво отреагировала хакурейская жрица, приглашая Хидзири войти внутрь – давай хоть чайку с тобой выпьем, тут без поллитры не разберешься.
- А давай – согласилась монашка, слегка кланяясь, при входе в помещение храма.
В следующую секунду девушки стали свидетельницами весьма занимательной картины: трио фей, радостно выносило из кухни бутылку пива «ДВ Классическое», которая мирно стояла в холодильнике, дожидаясь своего часа. Они воодушевленно матерились, громко хохоча, но увидев внезапно вернувшуюся Рейму, феи замерли от страха, а когда до них дошло, что рядом с хозяйкой храма стоит Бьякурен, им поплохело окончательно.
- Так, опять хуйнёй страдаем? – строго спросила хакурейская жрица – сколько это ещё будет продолжаться, а?
- Че, девки, опять вас Рейму-сан вцепила? – хохотнула сидящая в подвале Клоунпис, услышав недовольный голос хозяйки храма Хакурей, который всегда являлся верным предвестником того, что кто-то скоро отхватит по ебальнику
- Ты там ещё попизди – крикнула Рейму и топнула ногой.
- Это не мы – испуганно ответили наконец феи
- А кто, блять, я что ли? – возмутилась Красно-белая. Это была её последняя бутылка пива, и ей было очень неприятно лишиться её таким глупым образом. Однако феи были ещё глупее обстоятельств, и не поняли истинную причину гнева жрицы.
- Это не мы - повторили они нестройным хором – ничего мы не делали, и ничего ни про кого не писали, в том числе и про госпожу Хидзири мы тоже не писали, что она блядь…
- Ну вот, Бяш – радостно констатировала Рейму, схватив фей так, чтобы они не смогли убежать – решен твой инцидент. Вы только посмотрите, что это у Санни за чёрное пятно на лице! Уж не краска ли? Или ты с негром целовалась, пизда малосольная? Охренеть, такая маленькая, а уже чернильница…
- Э-э-э! Натаща! – прорычала откуда-то снизу Клоунпис, имитируя голос анталийского шаурмейстера.
- Пись, заткнись – рявкнула Хакурей, снова топнув ногой – по-хорошему прошу.
Заломав феям руки и уложив мордами в пол, Рейму связала их веревкой и торжествующе посмотрела на Бьякурен.
- Вот, прошу – усмехнулась она – виновницы найдены, инцидент решен. С вас сто тысяч иен в кассу. Этих троих – Рейму легонько пнула связанных по рукам и ногам фей – можешь забрать себе.
- Конечно заберу – мило улыбнулась Бьякурен и, отдав Рейму озвученную сумму, потащила своих жертв к выходу. Красно-белая с абсолютно счастливым видом проводила свою гостью взглядом, но, отхлебнув из бутылки, отобранной у фей, окрикнула удаляющуюся Хидзири:
- Эй, Бяш, чё ты их, бить будешь?
- Нет – ответила она – вести среди них разъяснительную работу.
Пребывая в состоянии эйфории от внезапно восторжествовавшей справедливости, Бьякурен погрузила связанных фей на свой мотоцикл и помчалась обратно к себе, в храм Мёрена. Уровень удовлетворённости жизнью рос у неё с каждой секундой, и морщины на лице, целлюлит на заднице и какой-то уж совсем неприличный грохот клапанов в движке байка теперь казались ей проблемами, совершенно не достойными внимания истинного последователя Будды, особенно после того, как проезжая деревню, она заметила, что оскорбительная надпись на стене школы была закрашена, а на её месте теперь красовалось другое, более приятное взгляду Бяши утверждение «МЁРЕН ЖИВ!».
Этим же вечером три феи света были избиты в мясо и помещены на мёренскую гауптвахту, где всю последующую ночь слушали лекцию по роли Японии во Второй мировой войне в исполнении Нуэ Ходжу, мужественно проебавшей весь движняк в лазарете с жалобами на головную боль.
Наутро Бьякурен отпустила весь личный состав храма Мёрена в увольнение, а сама принялась за перевоспитание заблудших душ. Весь день феи, облачённые в костюмы ОЗК и противогазы, чистили туалет и умывальник зубными щётками, красили масляной краской траву на газонах и подметали лужи ломами. Хидзири внимательно контролировала процесс становления фей на путь исправления, периодически поддерживая их энтузиазм путем опиздюливания старой выхлопной трубой с прогоревшим глушителем.
Таким образом, Санни Милк, Луна Чайлд и Стар Сапфир полностью искупили свою вину перед храмом Мёрена, на всю жизнь усвоив давно известную всему миру истину, которая гласит, что добро должно быть с кулаками. Намусан.
1446913101418.png295 Кб, 545x812
145 73153
>>72313
Ета шидивер!
146 73276
>>73153
Скорее shitever.
Hakurei.Reimu.full.784121.jpg227 Кб, 897x700
147 73277
>>73153
Спасибо.
>>73276
То ли ещё будет.
статик картинка.webm5,4 Мб, webm,
850x836, 4:15
148 73998
Мариса ебашит вообще адовые зелья.
Берёт всё, что сперла накануне, кидает в котёл, жарит всё это до ДЫМА, добавляет каких-то трав, грибов. Потом начинает всё это УПОТРЕБЛЯТЬ, и приговаривает полушепотом: "Ух, зё!"
Предлагает жрице, но та вежливо отказывается. Надо ли говорить, какие потом у неё мастерспарки выходят, аж барьер разрывается
65879591p0.png1,7 Мб, 1329x1632
149 74162
>>73998
Постил прошлой осенью в General
Моя Мариса ебашит вообще адовые блюда.
Ну такой вот примерно рецепт усредненный, потому что вариаций масса.
Берутся съедобные грибы, они не варятся, варить - это не про мою Марису. Она берет эти грибы, вываливает их на сковороду и начинает жарить. Добавляет в них огромное количество поганок, мухоморов, кокса и хмурого, ВАСАБИ! для вязкости, терияки сверху. Все это жарится до дыма. Потом снимается с огня и остужается на пороге. Потом Мариса заносит и щедро полив ацетоном начинает есть. При этом ест со сковороды шкрябая по ней палочками. Ест и приговаривает полушепотом ярэ-ярэ да зэ. При этом у неё на шляпе аж пот выступает. Любезно мне иногда предлагает, но я отказываюсь. Надо ли говорить о том как дичайше колбасит её потом? Угар такой, что спеллкарты от стен отклеиваются.
150 74218
Ворона и Ворон наблюдали, как баклан ныряет за рыбой. «Хотела бы я уметь нырять», – сказала Ворона, – «Я люблю кушать рыбку». «Что?» – спросил Ворон. «Ты говоришь, что баклан умеет делать такое, чего ты не умеешь? Абсурд. Как птица, ты стоишь двух бакланов». «Ты прав», – сказала ворона и нырнула глубоко в воду. Спустя полминуты она потрёпанная выкарабкалась на поверхность. Ворон был рядом. «Ворон!» – задыхаясь прохрипела она. «Зачем ты так сказал? Я чуть не утонула!». Ворон пожал крыльями и ответил: «Я люблю кушать птичек».

Ворона и Ворон наблюдали, как горлица купается в мелком прудике. «Думаю, мне тоже следует принять ванну», – сказала Ворона. Она полетела, плюхнулась в пруд, а затем прилетела назад к Ворону. «Намного лучше!» – сказала Ворона. «Чем лучше?» – спросил Ворон. «Твои перья, клюв и глаза такие же чёрные, как были до этого». «Верно», – ответила Ворона, – «но когда я подлетела к пруду, то вспугнула горлицу, и она улетела на своё гнездо. Теперь я знаю, где оно». «К завтраку будут яйца!» – воскликнул Ворон.

Ворона и Ворон сидели на дереве у придорожного трактира, прямо над перегонщиком скота, мирно похрапывающим в пьяном забытии. Ворона нахохлилась и заявила: «У этого спящего блестящий значок на рубашке». «Это награда», – отвечал Ворон. «Получил за то, что выпил много эля. Если допьёшь остаток эля из его кружки, ты тоже получишь блестящий значок». «Блестящий значок!» – воскликнула ворона. Она подлетела к столу, допила эль, а после свалилась, не в силах больше подняться. Ворон подлетел и сдёрнул значок с рубашки перегонщика. «Блестящий значок!» – промолвил он и улетел.
reiuji utsuho and shameimaru aya (touhou) drawn by kikimifu[...].png5,4 Мб, 1760x1760
151 74222
>>74218
кокие злодейки!
152 74279
>>74218
Подозреваю, что в этих притчах есть какой-то глубокий философский смысл. Правда не пойму, какой. По философии у меня была двойка, которую мне в последний момент с ужаснейшим ёбом удалось исправить на "удовлетворительно".
92209f99bad38981cf1706636dd29743aca23010.jpg85 Кб, 480x640
153 74370
Пока обычные аноны
Не могут съехать от мамаш,
Один художник с тохочанов
Решил отправиться в Крымнаш.
Стучат колёса, ветер воет,
Бежит по рельсам паровоз
На черноморский полуостров,
Куда буржуй не сунет нос.
И пусть сосед на верхней полке
Пердел сквозь вонь своих носков,
Наш демиург добрался к цели
Не натворивши косяков.
Тепло морское рисоваке
Дарил тот райский уголок,
Но вот наш друг забрёл в деревню,
Где оказаться раньше мог
Он лишь в мечтаньях сокровенных,
Когда ночами засыпал,
И видел сны, где он заходит,
Как танк, в якумовский портал.
«Ужель я в этом славном месте,
Куда дороги не ведут,
И не летают самолёты,
Неужто шизики не врут?» -
Он размышлял, не веря счастью,
Идя долиной, что меж гор,
К той, что разбила его сердце
Как форточку – квартирный вор.
Осилив трудную дорогу,
Пройдя сквозь множество преград
Увидел он в лучах восхода
Заветный тот колхозный сад.
Наш друг, горя от нетерпенья,
Вошел сквозь древние врата
Туда, где, как и ожидалось,
Давно жила его мечта.
Идёт в смятении ужасном –
Он видит девушку с зонтом:
Пред ним стоит хозяйка сада,
Она же – главный агроном.
«Ты кто такой? Чего тут надо?
Зачем ты выпилил мне дверь?» -
Спросила дерзкая красотка,
Суровая, как дикий зверь.
«Тебя люблю я больше жизни» -
Ей отвечал художник наш –
«Позволь побыть с тобой недолго,
Понять, что это не мираж».
«Ну что ж, позволю, коль поможешь» -
С улыбкой молвила она,
И вместо кисти рисоваке
Уже лопата вручена.
«Легко» - художник усмехнулся –
«Чтоб доказать свою любовь,
Я этой ёбаной лопатой
Любого расхуярю в кровь!»
«Ты подожди творить бесчинства,
Сначала грядочки вскопай» -
Ответила ему Казами –
«Ведь ты ж не очень злой ёкай?
Потом окучишь ты картошку
И соберёшь с неё жуков,
Что выглядят, как патриоты
Страны дорог и дураков.
Полей капусту с кабачками,
И прополи зелёный лук,
В теплице вянут помидоры,
Не дай погибнуть им, мой друг.
Заботу любят все растенья,
Чтоб колосился сад и рос,
Ты не забудь про удобренья,
Короче, вон про тот навоз.
Ещё давно поспел крыжовник,
Его неплохо бы собрать…»
«Я понял» - Юкафаг ответил –
«Всё будет в лучшем виде, мать.»
Хуярит наш творец, как трактор,
За счастье для него сей труд
И в сердце теплится надежда
Подольше задержаться тут.
Но, зная Юкино коварство,
В смущеньи пребывает он:
Не закатает ли Казами
Его впоследствии в бетон?
Но гонит страх любовь слепая
«Как будто вновь шестнадцать лет» -
Заметил он, копая грядку,
«И никаких сомнений нет.
Ведь я – художник с тохочанов,
Каратель шизиков навек,
И угнетатель псин надменных,
И просто добрый человек.
Возможно, зря я так стараюсь,
Хуяча здесь, как блядский конь,
Но есть ещё в запасе силы,
Ещё горит в душе огонь».
Глядит Казами, как художник
Стрижёт смородиновый куст,
А у самой – на сердце буря
Неведомых доселе чувств.
«Весьма неглуп, на месте руки,
Хорош собой, здоров, как бык –
Найдётся ли ещё в деревне
Такой хозяйственный мужик?
Теперь он будет мой навеки,
Жить в одиночку не хочу,
Пусть завершится моя битва
С тоской по сильному плечу!»
Ласкал прохладой майский вечер,
Была вся сакура в цветках,
Казами, кажется, влюбилась! –
Кричали тенгу в кабаках.
Об этой новости в деревне
Не слышал разве что глухой,
Пришли на свадьбу все ёкаи
И жрица с ведьмою грибной.
Сычуй, анон, пусть мамка пилит,
Пусть батя снова травы пьёт,
Ведь если ты достоин счастья,
Оно само тебя найдёт.
Но, покидая сычевальню,
Приблизишь ты сей дивный миг,
Ведь в Генсокё твою красотку
Не хочет ни один мужик.
Никто не знает, где Юкари
Откроет свой портал в мечту,
Так выпьем, чтоб случилось это
Пред тем, кто любит Тохоту.
Нам остаётся верить в чудо,
Пусть всё суровей наш режим,
Настанет день, и мы свободно
Мечте навстречу побежим.
92209f99bad38981cf1706636dd29743aca23010.jpg85 Кб, 480x640
153 74370
Пока обычные аноны
Не могут съехать от мамаш,
Один художник с тохочанов
Решил отправиться в Крымнаш.
Стучат колёса, ветер воет,
Бежит по рельсам паровоз
На черноморский полуостров,
Куда буржуй не сунет нос.
И пусть сосед на верхней полке
Пердел сквозь вонь своих носков,
Наш демиург добрался к цели
Не натворивши косяков.
Тепло морское рисоваке
Дарил тот райский уголок,
Но вот наш друг забрёл в деревню,
Где оказаться раньше мог
Он лишь в мечтаньях сокровенных,
Когда ночами засыпал,
И видел сны, где он заходит,
Как танк, в якумовский портал.
«Ужель я в этом славном месте,
Куда дороги не ведут,
И не летают самолёты,
Неужто шизики не врут?» -
Он размышлял, не веря счастью,
Идя долиной, что меж гор,
К той, что разбила его сердце
Как форточку – квартирный вор.
Осилив трудную дорогу,
Пройдя сквозь множество преград
Увидел он в лучах восхода
Заветный тот колхозный сад.
Наш друг, горя от нетерпенья,
Вошел сквозь древние врата
Туда, где, как и ожидалось,
Давно жила его мечта.
Идёт в смятении ужасном –
Он видит девушку с зонтом:
Пред ним стоит хозяйка сада,
Она же – главный агроном.
«Ты кто такой? Чего тут надо?
Зачем ты выпилил мне дверь?» -
Спросила дерзкая красотка,
Суровая, как дикий зверь.
«Тебя люблю я больше жизни» -
Ей отвечал художник наш –
«Позволь побыть с тобой недолго,
Понять, что это не мираж».
«Ну что ж, позволю, коль поможешь» -
С улыбкой молвила она,
И вместо кисти рисоваке
Уже лопата вручена.
«Легко» - художник усмехнулся –
«Чтоб доказать свою любовь,
Я этой ёбаной лопатой
Любого расхуярю в кровь!»
«Ты подожди творить бесчинства,
Сначала грядочки вскопай» -
Ответила ему Казами –
«Ведь ты ж не очень злой ёкай?
Потом окучишь ты картошку
И соберёшь с неё жуков,
Что выглядят, как патриоты
Страны дорог и дураков.
Полей капусту с кабачками,
И прополи зелёный лук,
В теплице вянут помидоры,
Не дай погибнуть им, мой друг.
Заботу любят все растенья,
Чтоб колосился сад и рос,
Ты не забудь про удобренья,
Короче, вон про тот навоз.
Ещё давно поспел крыжовник,
Его неплохо бы собрать…»
«Я понял» - Юкафаг ответил –
«Всё будет в лучшем виде, мать.»
Хуярит наш творец, как трактор,
За счастье для него сей труд
И в сердце теплится надежда
Подольше задержаться тут.
Но, зная Юкино коварство,
В смущеньи пребывает он:
Не закатает ли Казами
Его впоследствии в бетон?
Но гонит страх любовь слепая
«Как будто вновь шестнадцать лет» -
Заметил он, копая грядку,
«И никаких сомнений нет.
Ведь я – художник с тохочанов,
Каратель шизиков навек,
И угнетатель псин надменных,
И просто добрый человек.
Возможно, зря я так стараюсь,
Хуяча здесь, как блядский конь,
Но есть ещё в запасе силы,
Ещё горит в душе огонь».
Глядит Казами, как художник
Стрижёт смородиновый куст,
А у самой – на сердце буря
Неведомых доселе чувств.
«Весьма неглуп, на месте руки,
Хорош собой, здоров, как бык –
Найдётся ли ещё в деревне
Такой хозяйственный мужик?
Теперь он будет мой навеки,
Жить в одиночку не хочу,
Пусть завершится моя битва
С тоской по сильному плечу!»
Ласкал прохладой майский вечер,
Была вся сакура в цветках,
Казами, кажется, влюбилась! –
Кричали тенгу в кабаках.
Об этой новости в деревне
Не слышал разве что глухой,
Пришли на свадьбу все ёкаи
И жрица с ведьмою грибной.
Сычуй, анон, пусть мамка пилит,
Пусть батя снова травы пьёт,
Ведь если ты достоин счастья,
Оно само тебя найдёт.
Но, покидая сычевальню,
Приблизишь ты сей дивный миг,
Ведь в Генсокё твою красотку
Не хочет ни один мужик.
Никто не знает, где Юкари
Откроет свой портал в мечту,
Так выпьем, чтоб случилось это
Пред тем, кто любит Тохоту.
Нам остаётся верить в чудо,
Пусть всё суровей наш режим,
Настанет день, и мы свободно
Мечте навстречу побежим.
154 74374
>>74370
До слез.
155 74378
>>74370

>> >>74374


Это прекрасно. Растроган до глубины души.
Подарил бы тебе бельгийского пива или бутылку крымского вина, не будь мы на двачах.
1414398157739.gif897 Кб, 480x360
156 74379
157 74409
>>74374
>>74379
Да я, котаны, и сам прослезился, когда это писал.
>>74378
Спасибо, рад, что тебе понравилось. Что характерно, стишок этот я начинал писать ещё месяц назад, и там по сюжету ты приезжал на Дальний Восток или вообще в Японию. И вот когда всё было почти готово оказалось, что ты едешь в Крым. Сначала хотел запостить как есть, но в последний момент передумал, и изменил начало на более актуальное. Алсо, бельгийское пиво, конечно, заебись, как и крымское винище, но для меня куда важнее факт того, что моя писанина хоть немного может, я надеюсь, поднять настроение местному населению. Тем более, когда можно посвятить своё произведение не только тоходевкам, но и наиболее харизматичным /то/варищам.
Устроил сегодня ханами. Сакуру на Урал не завезли, залипал в то, что растёт.
Жук из штата.jpg103 Кб, 604x521
158 74434
>>74370

>Потом окучишь ты картошку


>И соберёшь с неё жуков,


>Что выглядят, как патриоты


>Страны дорог и дураков.



А годная рифма. Очень-очень годная. Если бы на 18 дней пораньше запостил - было бы вообще БИНГО.
1522528865974.jpg208 Кб, 800x600
159 74462
>>74434
Тохота лучше вытиранов! Я хожу по охуенно тонкому льду, как те парни, что вяжут ленточки на трёхлучевые звёзды своих Мерседесов. Постить подобные шутёхи в преддверии 9-го мая мне не хотелось хотя бы чисто из-за того, что победобесие последних лет не вызывает у меня ничего, кроме раздражения и желания взять и уебать невесть откуда взявшимся толпам поцреотов, которые слышали о войне только по первому каналу. У меня дед всю войну прошёл на танке, в плену был, бежал оттуда, в Европе воевал. Вернулся на Родину. А Родина в благодарность въебала ему десяточку на Воркуте по 58-й. Ох, что-то я разоткровенничался не к месту...
160 74491
>>74462

>Что вяжут ленточки на трёхлучевые звёзды своих Мерседесов.


Ну, это сейчас модно (а то и денежно - как у "ночных собачек").

>Желание взять и уебать...


Двачую. Ура-патриот и телек - это сила -:).

>В Европе воевал. Вернулся на Родину. А Родина в благодарность въебала ему десяточку на Воркуте по 58-й.


Мог бы в Европе и остаться. Он же знал тогдашних особистов и СМЕРШевцев.
161 74493
>>74462

>въебала ему десяточку на Воркуте по 58-й


Наверное было за что.
162 74499
>>74493
За попадание в плен вместо боя до смерти или совершения судоку. Шпионопаранойя. Известное дело, мой дед так же сидел.
fT9tqd3LLSo.jpg125 Кб, 724x807
163 74500
>>74499

>За попадание в плен


В 58-й статье нет такого подраздела. А вот коллаборационизм, как форма измены родине, попадает сразу под несколько пунктов этой статьи. Бывших узников всегда проверяли на вшивость. О некоторых всплывало всякое.
Да и не только про узников всплывало. Как например про Тоньку-пулеметчицу.
DIKDvpNUQAAjwEp.jpg87 Кб, 533x800
164 74508
>>74500
Маришка разводит пчёл?!
14776813060560.png367 Кб, 604x506
165 74540
>>74508
В шляпе улей носит.
166 74545
>>74508
"...ульи с пчелами. 28 ульев. А в центре — стела. Можно выбить надпись, например, такую: ИСПРАВЛЕНИЕ. Или другую: ВОЗМОЖНОСТЬ. Или просто — СЛАВА СОВЕТСКИМ ГОСПОДАМ."
Hakurei.Reimu.full.1819301.jpg657 Кб, 1024x929
167 74598
>>74545
Тред освятили цитатой Сорокина. Ну всё, следующий рассказ точно будет про говно.
СЛАВА ГЕНСОКЁ! ЁКАЯМ СЛАВА!
reiujiutsuhotouhoudrawnbyayuosu77eae5a3159f9ab1251c95dbe8e2[...].jpg382 Кб, 906x720
168 74674
>>74279
>>74218
Очевидно, что в данном произведении присутствуют различные метафоры на девичью любовь.
1. В первой части баклан ныряет за рыбой - очевидный шиппинг вакасаги с какой-то из тохоптиц.
2. Ворона сама изъявляет желание понырять и скушать рыбку.
3. В итоге ворон читай как Окуу совращает глупую ворону, как еще понять фразу «Я люблю кушать птичек»?
4. Во второй части вообще тройничек получается, после которого у любой тохоптички точно к завтраку будут яйца.
5. В третьей части охоту за блестящим значком стоит воспринимать как очередную метафору, кто же будет сверху. Глупая ворона напилась как же без пива в тохо и позволила ворону сорвать её значок.
Экий Тодд, однако, затейник!
bb9af4e6f37fede06726e177b3ef659baceb18c9.jpg1,3 Мб, 1000x1703
169 74710
>>74674
Спасибо за разъяснение. С метафорами у меня ещё больший пиздец, чем с философией.

>Окуу совращает глупую ворону


Лол, думал, что глупее Унюши только те парни, что додумались строить АЭС в сейсмически активной зоне на берегу моря, а потом охуели с ВНЕЗАПНО ебанувшего (кто бы мог предположить) цунами.
170 74716
>>74710

>строить АЭС в сейсмически активной зоне на берегу моря


Вощето норм.
Если строить с расчетом на такие катаклизмы и без распилов на этом самом строительстве. Правда с последним у япошек что-то незаладилось.
171 74754
Даже не знаю, так до конца и не дописал, лишь дочиркал вводную часть.
Весна. Прекрасное время года, когда все живое начинает вести себя в разы активнее, чем обычно. Кричащие на балконах коськи, девушки в коротких мини юбках, ищущие очередную жертву с большим кошельком. Даже психбольницы открывают двери для своих старых знакомых, у которых началось весеннее обострение. Естественно, все это не обходит и паранормальную сторону. Просто огромное количество приворотов всех видов и мастей, малолетние сатанисты, пытающиеся найти козла подешевле, дабы зарезать оного в мрачном подвале. Люди далекие от всех этих ритуалов со своим вечным нытьем, несомненно, оказывают влияние на реальность. Но, чаще всего в обратную сторону.
В генсоке весна знаменуется цветением вишни и, довольно часто, инцидентами от обезумевших екаев, множеством съеденных попаданцев, а также поездами, влетающими в особо буйных. На удивление, даже бессмертные слабы перед весенним безумием, на что указывала горящая, посреди ночи, крыша Эйентея.
— НАЧАЛЬНИК, ГОРИМ! — в операционную ворвалась Рейсен, с покрасневшими глазами.
Эйрин на секунду повернулась к своей подчиненной, подозревая оную в употреблении каннабиса. Почуяв возможность свалить, вскрытая на операционном столе иноземная туша начала подавать признаки жизни.
— Ну, туши давай. Не видишь, у меня важные, — хирург схватила баллон с анестезией и парой ударов отправила своего "клиента" в отключку. — Дела, мать его у меня!
Рейсен, подгоняя перед собой проснувшуюся Теви, поднималась по лестнице с двенадцатилитровым ведром, полным воды. Дым валил из комнаты Кагуи. Теви медленно начала открывать дверь, как ВНЕЗАПНО, дверь разлетелась в щепки, за счет прилетевшей туда после хорошей опиздюлины, Моко. Теви, едва сохранявшая сознание после столкновения со стеной на скорости в 20км/ч, лишь панически крикнула: "КРИТФЕЙЛ!", — после чего без чувств осела на землю.
— ГРАЖДАНСКИЙ РАНЕН, КАГУЯ, СМОТРИ КУДА КИДАЕШЬ! — Моко, в очередной раз самовоспламенившись, будто облитая спизженным с аэродрома капп, керосином, метнулась в дверной проем, но, к удивлению бессмертной девушки феникса, в полете её встретила Кагуя. Встреча деревянного сандалика и челюсти не прошла бесследно, в Рейсен прилетел десяток выбитых зубов, с торчавшими кусочками плоти.
— Гаси её! — лунная принцесса заламывала ногу своей сопернице, словно показушные рестлеры из внешнего мира.
Содержимое ведра с характерным шипением окатило дерущихся дев, на секунду прекратив драку. Рейсен уж было собралась помочь своей ушастой подруге, но вечно молодые идиотки даже не планировали заканчивать резню.
— СПЕЛЛКАРТА — кто-то решил использовать козыри в закрытом помещении. Даже Сырне понятно, что такое плохо кончится для всех обитателей. Рейсен рывком достала из кобуры слегка ржавый наган, со спиленной на (от) всякий (Шикиёки) случай (наказаний за хранение веществ) мушкой, честно полученный в Кориндо путем обмена веществ со склада медикаментов. — Самосожжение! — шесть пуль, выпущенных из револьвера, моментально превратили голову Фудживары в неаппетитный фарш из мозгов, костей и свинца заместо пряностей.
— Отличный выстрел! — подметила Кагуя, наблюдая за заковыванием трупа в наручники. — А теперь пиздуй тушить мои покои! Они же сгорят дотла, — но вместо ожидаемой покорности, лунная принцесса получила пустое ведро, и, пока привыкшая к роскоши Кагуя доставала из ведра отвалившуюся челюсть, Рейсен закинула бездыханное тело в красных штанах на плечи.
— Тебе надо, ты и туши. Я эту дуреху Якумовским сдам.
//Утро этого же дня//
— Госпожа, к вам гости пожаловали! — Ран с трудом растолкала спящую хозяйку.
— Шли их нахуй, еще даже не полдень! — Какой бы могущественной Юкари не была, желание поспать было сильнее. Зевнув, вечносемнадцатилетняя девушка спряталась под одеялко, закрывая глаза. Не прошло и пяти минут, как обеспокоенная кицуне вновь растолкала хозяйку.
— Госпожа, дело срочное, вставайте!
— Да пристрели их с антиматериальной винтовки уже. И да, как они нашли наш дом?
— Так, госпожа, вы же вчера сами решили остаться у Рейму после того случая.
Юкари задумчиво почесала репу, вспоминая вчерашний вечер.
— Погоди, я вчера пришла храм, закинула пару тысяч Йен, выпила с Рейму и Суйкой пару литров саке... Дальше все как в тумане, — Юкари жадно схватила стаканчик с водой, опустошая содержимое в горящие трубы.
— Потом вы пили Российскую самогонку. И когда решили вернуться домой... — Ран нервно начала перебирать пальцы. — Вы открывали порталы куда угодно, но не домой. И да, это Эйентеевские.
— И чо, пусть кандехают отсюда, я сплю, — отмахнулась Юкари, пряча голову под одеялко.
— Но, Госпожа, у нас заканчивается снотворное. Нерационально ссориться с ними прямо сейчас.
— Ладно, неси одежду. Послушаем твой голос разума, — Юкари приоткрыла глаза, наблюдая убежавшую вглубь храма, кицуне. Маленький стаканчик воды не потушил трубы, разгораюшиеся с новой силой. Спасение было прямо перед глазами: полная ваза живительной жидкости с парой цветущих веток сакуры. Ветки на пол, воду в очаг пожара. Ран вернулась в комнату с платьем в одной руке, и стаканчиком воды в другой.
— Проверь, как там Рейму, я скоро выйду, — Юкари забрала свою одежду и спряталась за парой барьеров от любопытных глаз.
//Пять минут спустя//
Рейму сладко спит на футоне, абсолютно игнорируя факт того, что он вусмерть заблеван. Юкари протерла срыгню с губ жрицы. Ей лишь предстоит испытать утренний сушняк. И верная собутыльница позаботилась об этом, оставив на столе стаканчик и вазу с водой.
Выйдя на улицу, Юкари стала свидетельницей очередной выходки Моко, сжигающей себе руки, дабы выбраться из оков. Рейсен тяжко вздыхала, наблюдая за происходящим.
— Разберитесь, а? Она уже всех заебала!
Ёкай границ лишь молчаливо прикрылась веером. Протягивая руку вперед. Рейсен спешно вручила ей флакон с синеватой жидкостью.
— Вот с этого и надо было начинать. Ран, случайное число от одного до двадцати.
— Один.
— Ну, поживешь недельку в рашке без пирокинеза, — Юкари пинком отправила девушку в портал, даже не снимая наручники. — Все, шоу закончено, можете идти по домам.
171 74754
Даже не знаю, так до конца и не дописал, лишь дочиркал вводную часть.
Весна. Прекрасное время года, когда все живое начинает вести себя в разы активнее, чем обычно. Кричащие на балконах коськи, девушки в коротких мини юбках, ищущие очередную жертву с большим кошельком. Даже психбольницы открывают двери для своих старых знакомых, у которых началось весеннее обострение. Естественно, все это не обходит и паранормальную сторону. Просто огромное количество приворотов всех видов и мастей, малолетние сатанисты, пытающиеся найти козла подешевле, дабы зарезать оного в мрачном подвале. Люди далекие от всех этих ритуалов со своим вечным нытьем, несомненно, оказывают влияние на реальность. Но, чаще всего в обратную сторону.
В генсоке весна знаменуется цветением вишни и, довольно часто, инцидентами от обезумевших екаев, множеством съеденных попаданцев, а также поездами, влетающими в особо буйных. На удивление, даже бессмертные слабы перед весенним безумием, на что указывала горящая, посреди ночи, крыша Эйентея.
— НАЧАЛЬНИК, ГОРИМ! — в операционную ворвалась Рейсен, с покрасневшими глазами.
Эйрин на секунду повернулась к своей подчиненной, подозревая оную в употреблении каннабиса. Почуяв возможность свалить, вскрытая на операционном столе иноземная туша начала подавать признаки жизни.
— Ну, туши давай. Не видишь, у меня важные, — хирург схватила баллон с анестезией и парой ударов отправила своего "клиента" в отключку. — Дела, мать его у меня!
Рейсен, подгоняя перед собой проснувшуюся Теви, поднималась по лестнице с двенадцатилитровым ведром, полным воды. Дым валил из комнаты Кагуи. Теви медленно начала открывать дверь, как ВНЕЗАПНО, дверь разлетелась в щепки, за счет прилетевшей туда после хорошей опиздюлины, Моко. Теви, едва сохранявшая сознание после столкновения со стеной на скорости в 20км/ч, лишь панически крикнула: "КРИТФЕЙЛ!", — после чего без чувств осела на землю.
— ГРАЖДАНСКИЙ РАНЕН, КАГУЯ, СМОТРИ КУДА КИДАЕШЬ! — Моко, в очередной раз самовоспламенившись, будто облитая спизженным с аэродрома капп, керосином, метнулась в дверной проем, но, к удивлению бессмертной девушки феникса, в полете её встретила Кагуя. Встреча деревянного сандалика и челюсти не прошла бесследно, в Рейсен прилетел десяток выбитых зубов, с торчавшими кусочками плоти.
— Гаси её! — лунная принцесса заламывала ногу своей сопернице, словно показушные рестлеры из внешнего мира.
Содержимое ведра с характерным шипением окатило дерущихся дев, на секунду прекратив драку. Рейсен уж было собралась помочь своей ушастой подруге, но вечно молодые идиотки даже не планировали заканчивать резню.
— СПЕЛЛКАРТА — кто-то решил использовать козыри в закрытом помещении. Даже Сырне понятно, что такое плохо кончится для всех обитателей. Рейсен рывком достала из кобуры слегка ржавый наган, со спиленной на (от) всякий (Шикиёки) случай (наказаний за хранение веществ) мушкой, честно полученный в Кориндо путем обмена веществ со склада медикаментов. — Самосожжение! — шесть пуль, выпущенных из револьвера, моментально превратили голову Фудживары в неаппетитный фарш из мозгов, костей и свинца заместо пряностей.
— Отличный выстрел! — подметила Кагуя, наблюдая за заковыванием трупа в наручники. — А теперь пиздуй тушить мои покои! Они же сгорят дотла, — но вместо ожидаемой покорности, лунная принцесса получила пустое ведро, и, пока привыкшая к роскоши Кагуя доставала из ведра отвалившуюся челюсть, Рейсен закинула бездыханное тело в красных штанах на плечи.
— Тебе надо, ты и туши. Я эту дуреху Якумовским сдам.
//Утро этого же дня//
— Госпожа, к вам гости пожаловали! — Ран с трудом растолкала спящую хозяйку.
— Шли их нахуй, еще даже не полдень! — Какой бы могущественной Юкари не была, желание поспать было сильнее. Зевнув, вечносемнадцатилетняя девушка спряталась под одеялко, закрывая глаза. Не прошло и пяти минут, как обеспокоенная кицуне вновь растолкала хозяйку.
— Госпожа, дело срочное, вставайте!
— Да пристрели их с антиматериальной винтовки уже. И да, как они нашли наш дом?
— Так, госпожа, вы же вчера сами решили остаться у Рейму после того случая.
Юкари задумчиво почесала репу, вспоминая вчерашний вечер.
— Погоди, я вчера пришла храм, закинула пару тысяч Йен, выпила с Рейму и Суйкой пару литров саке... Дальше все как в тумане, — Юкари жадно схватила стаканчик с водой, опустошая содержимое в горящие трубы.
— Потом вы пили Российскую самогонку. И когда решили вернуться домой... — Ран нервно начала перебирать пальцы. — Вы открывали порталы куда угодно, но не домой. И да, это Эйентеевские.
— И чо, пусть кандехают отсюда, я сплю, — отмахнулась Юкари, пряча голову под одеялко.
— Но, Госпожа, у нас заканчивается снотворное. Нерационально ссориться с ними прямо сейчас.
— Ладно, неси одежду. Послушаем твой голос разума, — Юкари приоткрыла глаза, наблюдая убежавшую вглубь храма, кицуне. Маленький стаканчик воды не потушил трубы, разгораюшиеся с новой силой. Спасение было прямо перед глазами: полная ваза живительной жидкости с парой цветущих веток сакуры. Ветки на пол, воду в очаг пожара. Ран вернулась в комнату с платьем в одной руке, и стаканчиком воды в другой.
— Проверь, как там Рейму, я скоро выйду, — Юкари забрала свою одежду и спряталась за парой барьеров от любопытных глаз.
//Пять минут спустя//
Рейму сладко спит на футоне, абсолютно игнорируя факт того, что он вусмерть заблеван. Юкари протерла срыгню с губ жрицы. Ей лишь предстоит испытать утренний сушняк. И верная собутыльница позаботилась об этом, оставив на столе стаканчик и вазу с водой.
Выйдя на улицу, Юкари стала свидетельницей очередной выходки Моко, сжигающей себе руки, дабы выбраться из оков. Рейсен тяжко вздыхала, наблюдая за происходящим.
— Разберитесь, а? Она уже всех заебала!
Ёкай границ лишь молчаливо прикрылась веером. Протягивая руку вперед. Рейсен спешно вручила ей флакон с синеватой жидкостью.
— Вот с этого и надо было начинать. Ран, случайное число от одного до двадцати.
— Один.
— Ну, поживешь недельку в рашке без пирокинеза, — Юкари пинком отправила девушку в портал, даже не снимая наручники. — Все, шоу закончено, можете идти по домам.
1527390093152.png73 Кб, 420x314
172 74755
>>74754

>двенадцатилитровым ведром


>на скорости в 20км/ч


Будто читаю протокол, составленный ироничным оперативным сотрудником, прибывшим на место происшествия в самый разгар событий.

>наблюдая за заковыванием трупа в наручники


Охуенный уровень предусмотрительности.

>Рейму сладко спит на футоне, абсолютно игнорируя факт того, что он вусмерть заблеван. Юкари протерла срыгню с губ жрицы.


Орнул в голосину на свою дымящую шишку.
Моар треша и безумия, продолжай!
173 74756
>>74755
К твоему сожалению, дальше будет проживание Моко в РФ.
1402111238700.jpg560 Кб, 700x700
174 74757
>>74756
Офигенно же. Особенно, если это будет за пределами ДС-ов.
175 74758
>>74757
Могу разбавить историю поездочкой НА ОГОРОДЫ.
176 74838
Сап, тохоаноны.
Несколько лет назад один анон здесь подал идею о том, каким образом связан реальный мир и Генсокё. Писака из меня никакой (даже тут, в /to/ по большей части сижу в ридонли), так что я просто запомнил эту идею и не стал её развивать. Почему решил написать сейчас? Не знаю. Наверное, потому, что после двух (а может и трех) лет перерыва снова появился здесь. Ну и ВН Алкоголик-куна (добра ему и ящик пива) подействовала. Я долго искал тот тред, но нигде не мог его найти, что неудивительно - ведь прошло столько лет.
И чтобы эта мысль так же не сгинула - я и написал это. Заодно немного развил данную идею и добавил графоманства от себя. Косноязычие, рваное повествование, громоздкие фразы, плохой сюжет - присутствует.

Думаете, что попасть в Генсокё можно только через Хакурейский храм? Это верно только отчасти. Точнее это официальная(тм) информация, и даётся она для вашего же блага - обычно результатом проникновения в Землю Иллюзий иными путями является гибель (зачастую не самая быстрая) незадачливого попаданца. А в храме хотя бы есть жрица, которая поможет вернуться в реальный мир тем, кто попал сюда по ошибке, и вас не сожрёт какой-нибудь мимоёкай. Если же вам не посчастливилось застать мико на месте (решает инцидент там, или просто отошла в Деревню Людей по какому-нибудь делу), то можно просто посидеть внутри храма. В любом случае - данное место более-менее безопасно, особенно для пришельцев из-за Барьера.
Однако, есть способы проникновения в Генсокё, так сказать, НЕофициальные. Все они довольно рискованны, и не только по вышеупомянутой причине. Сесть на электричку и поехать, набраться пивом (самый правильный способ) или же просто-напросто потеряться. Последний, кстати, самый действенный, ибо известно, что все пропавшие вещи (и, вероятно, люди) в итоге перемещаются туда. Конечно, для этого нужно по-настоящему потеряться, чтобы о тебе при этом все окончательно позабыли, а это на самом деле не так просто.
Но если, по какой-то причине, ни один из вышеназванных путей вам не подходит - есть ещё способ. Особенно он подойдет для жителей Дальнего Востока, но в принципе, и остальные тоже могут им воспользоваться, если доедут в этот регион. Дело в том, что недалеко от Владивостока, где-то в горах местного заповедника находится еще один (помимо Хакурейского храма) физический вход в Генсокё. Удивительно? Да. Причины образования второго входа неизвестны, и, похоже, даже Юкари не смогла (или не захотела?) ликвидировать его. Найти этот портал непросто. Во-первых, его точное географическое расположение знают только два ёкая - Юкари и ещё один (о нём ниже). Во-вторых, его нельзя увидеть просто так. Нужны определенные условия его наблюдения (возможно это время, фаза Луны, наблюдение с определенной точки/расстояния и т.д). В-третьих, даже если все условия соблюдены, его сможет увидеть только тот, кто действительно нуждается в Земле Иллюзий. И, наконец, в-четвертых - его истинный вид неизвестен. Ходили странные слухи о небольшом горном туннеле, ущелье, и даже о неприметной горной тропе, которые то появлялись, то исчезали, из чего можно сделать вывод, что этот проход выглядит для каждого наблюдателя по-разному.

Теперь стоит рассказать про второго ёкая, которому известен этот вход. Кто же он? Для ответа на этот вопрос проведу небольшой исторический экскурс.

1976 год, Приморье, СССР. Под Владивостоком смонтирована мощная радиолокационная станция с покрытием по всей акватории Японского моря, включая Японию (центральные префектуры), Корейский полуостров и Северный Китай. Сразу же после запуска военные стали наблюдать странные помехи в некоем гористом районе. Эти помехи не были похожи ни на природные, ни на известные на тот момент исскуственные. Излучение РЛС как будто бы взаимодействовало с невидимой многокилометровой поверхностью, однако ничего похожего в том районе конечно же не существовало. Было отправлено несколько разведывательных экспедиций, но все они возвращались ни с чем. Кроме последней, в которой при загадочных обстоятельствах пропал один из её участников. Очевидцы утверждали, что тот просто "исчез в толще горы", "провалился сквозь землю", или вообще "сгинул за странной завесой". Несколько дней спустя этот пропавший участник, совершенно седой с безумным взглядом объявился на окраине Владивостока. Он утверждал, что был в стране "зеленых лугов и белых облаков", "земле своей души", "мире грёз" и тому подобное. Военное командование сразу же засекретило этот инцидент, а бедолагу поскорее перевели в другую часть. После этого по городу поползли слухи об этой "нехорошей" местности, и простые люди старались не ходить туда без нужды, а военные продолжили свои поиски.

В этот момент Юкари поняла, что нужно действовать.

1978 год, где-то на границе Генсокё. Молодая женщина в длинном фиолетовом платье сидела на террасе одинокого одноэтажного домика. Теплый летний ветерок слегка трепал её золотистые волосы, а утреннее солнце, ещё нежаркое, но уже такое яркое - заливало светом зеленую лужайку перед домом. Поодаль от нее неподвижно, слегка склонив голову, стоял пятихвостый кицунэ в белом одеянии шикигами.
-Юкари-сама? - желтые глаза с вертикальными зрачками внимательно смотрели на хозяйку.
-А, вот и ты - женщина улыбнулась, переведя взгляд на ёкая. - У меня есть для тебя одно дельце.. Мне нужно, чтобы ты сделал кое-что во Внешнем Мире. За Барьером.
-За Барьером? - голос шикигами звучал неуверенно. - Вы уверены?
-Да. И я думаю, ты вполне с ним справишся. Дело в том, что люди Внешнего Мира, похоже, пытаются обнаружить один из порталов, ведущих к нам..
-Один из? - ёкай затряс головой от непонимания. - Но ведь существует только..
-...один? - Юкари весело рассмеялась. - Нет конечно, их явно больше одного. И я думаю, лично тебе полезно будет узнать, где расположен второй портал. Я расскажу о нем перед там как ты отправишься, а пока вот то, что ты должен сделать... Хотя, думаю, ты и сам уже догадался?
Якумо весело посмотрела на него.
-Да, Юкари-сама.. Похоже, мне нужно сделать так, чтобы люди перестали интересоваться этим порталом, в идеале - забыли про него совсем.
-Хи-хи, я не зря поручила эту ответственную миссию именно тебе! - мелодичный смех зазвенел над лужайкой. - Именно это и нужно сделать. И чем раньше, тем лучше.
Далее Ёкай Границ отвела взгляд на горизонт и продолжила более серьёзным тоном.
-Тебе придется установить контакт с людьми. Жить с ними какое-то время. Не волнуйся, я буду периодически навещать тебя. А как выполнишь это задание - сразу заберу тебя обратно. Вот возьми это.
В руки шикигами опустился небольшой круглый амулет в виде знака инь-ян.
-Это позволит тебе связываться со мной напрямую..

Так на той злосчастной радарной станции появился молодой офицер, якобы направленный сюда на службу из какого-то московского гарнизона. Все документы были в полном порядке, служба шла своим чередом и начальство особо не обращало на него внимания. И только ранним утром в лучах восходящего солнца в какой-то момент можно было разглядеть его желтые глаза с вертикальными зрачками, которые через мгновение становились обыкновенными человеческими. Но никто не обращал внимание на такие секундные метаморфозы.
Особо ничем не выделяясь, он тем временем делал свою полезную работу. Уже через месяц после его прибытия все экспедиции в "нехороший" район прекратились, и командование стало сомневаться в целесообразности дальнейших исследований этой аномалии. А через полгода перестали отслеживать и те помехи, которые создавал Барьер в районе портала. Ещё через какое-то время все материалы по этому делу были сданы в архив, после чего бесследно исчезли. Никто их не хватился, более того, стали говорить "зачем столько времени занимались какой-то ерундой", а ещё через год все полностью забыли об этом инциденте, и стали воспринимать те помехи как что-то нормальное, естественное, как то, что здесь было всегда.
176 74838
Сап, тохоаноны.
Несколько лет назад один анон здесь подал идею о том, каким образом связан реальный мир и Генсокё. Писака из меня никакой (даже тут, в /to/ по большей части сижу в ридонли), так что я просто запомнил эту идею и не стал её развивать. Почему решил написать сейчас? Не знаю. Наверное, потому, что после двух (а может и трех) лет перерыва снова появился здесь. Ну и ВН Алкоголик-куна (добра ему и ящик пива) подействовала. Я долго искал тот тред, но нигде не мог его найти, что неудивительно - ведь прошло столько лет.
И чтобы эта мысль так же не сгинула - я и написал это. Заодно немного развил данную идею и добавил графоманства от себя. Косноязычие, рваное повествование, громоздкие фразы, плохой сюжет - присутствует.

Думаете, что попасть в Генсокё можно только через Хакурейский храм? Это верно только отчасти. Точнее это официальная(тм) информация, и даётся она для вашего же блага - обычно результатом проникновения в Землю Иллюзий иными путями является гибель (зачастую не самая быстрая) незадачливого попаданца. А в храме хотя бы есть жрица, которая поможет вернуться в реальный мир тем, кто попал сюда по ошибке, и вас не сожрёт какой-нибудь мимоёкай. Если же вам не посчастливилось застать мико на месте (решает инцидент там, или просто отошла в Деревню Людей по какому-нибудь делу), то можно просто посидеть внутри храма. В любом случае - данное место более-менее безопасно, особенно для пришельцев из-за Барьера.
Однако, есть способы проникновения в Генсокё, так сказать, НЕофициальные. Все они довольно рискованны, и не только по вышеупомянутой причине. Сесть на электричку и поехать, набраться пивом (самый правильный способ) или же просто-напросто потеряться. Последний, кстати, самый действенный, ибо известно, что все пропавшие вещи (и, вероятно, люди) в итоге перемещаются туда. Конечно, для этого нужно по-настоящему потеряться, чтобы о тебе при этом все окончательно позабыли, а это на самом деле не так просто.
Но если, по какой-то причине, ни один из вышеназванных путей вам не подходит - есть ещё способ. Особенно он подойдет для жителей Дальнего Востока, но в принципе, и остальные тоже могут им воспользоваться, если доедут в этот регион. Дело в том, что недалеко от Владивостока, где-то в горах местного заповедника находится еще один (помимо Хакурейского храма) физический вход в Генсокё. Удивительно? Да. Причины образования второго входа неизвестны, и, похоже, даже Юкари не смогла (или не захотела?) ликвидировать его. Найти этот портал непросто. Во-первых, его точное географическое расположение знают только два ёкая - Юкари и ещё один (о нём ниже). Во-вторых, его нельзя увидеть просто так. Нужны определенные условия его наблюдения (возможно это время, фаза Луны, наблюдение с определенной точки/расстояния и т.д). В-третьих, даже если все условия соблюдены, его сможет увидеть только тот, кто действительно нуждается в Земле Иллюзий. И, наконец, в-четвертых - его истинный вид неизвестен. Ходили странные слухи о небольшом горном туннеле, ущелье, и даже о неприметной горной тропе, которые то появлялись, то исчезали, из чего можно сделать вывод, что этот проход выглядит для каждого наблюдателя по-разному.

Теперь стоит рассказать про второго ёкая, которому известен этот вход. Кто же он? Для ответа на этот вопрос проведу небольшой исторический экскурс.

1976 год, Приморье, СССР. Под Владивостоком смонтирована мощная радиолокационная станция с покрытием по всей акватории Японского моря, включая Японию (центральные префектуры), Корейский полуостров и Северный Китай. Сразу же после запуска военные стали наблюдать странные помехи в некоем гористом районе. Эти помехи не были похожи ни на природные, ни на известные на тот момент исскуственные. Излучение РЛС как будто бы взаимодействовало с невидимой многокилометровой поверхностью, однако ничего похожего в том районе конечно же не существовало. Было отправлено несколько разведывательных экспедиций, но все они возвращались ни с чем. Кроме последней, в которой при загадочных обстоятельствах пропал один из её участников. Очевидцы утверждали, что тот просто "исчез в толще горы", "провалился сквозь землю", или вообще "сгинул за странной завесой". Несколько дней спустя этот пропавший участник, совершенно седой с безумным взглядом объявился на окраине Владивостока. Он утверждал, что был в стране "зеленых лугов и белых облаков", "земле своей души", "мире грёз" и тому подобное. Военное командование сразу же засекретило этот инцидент, а бедолагу поскорее перевели в другую часть. После этого по городу поползли слухи об этой "нехорошей" местности, и простые люди старались не ходить туда без нужды, а военные продолжили свои поиски.

В этот момент Юкари поняла, что нужно действовать.

1978 год, где-то на границе Генсокё. Молодая женщина в длинном фиолетовом платье сидела на террасе одинокого одноэтажного домика. Теплый летний ветерок слегка трепал её золотистые волосы, а утреннее солнце, ещё нежаркое, но уже такое яркое - заливало светом зеленую лужайку перед домом. Поодаль от нее неподвижно, слегка склонив голову, стоял пятихвостый кицунэ в белом одеянии шикигами.
-Юкари-сама? - желтые глаза с вертикальными зрачками внимательно смотрели на хозяйку.
-А, вот и ты - женщина улыбнулась, переведя взгляд на ёкая. - У меня есть для тебя одно дельце.. Мне нужно, чтобы ты сделал кое-что во Внешнем Мире. За Барьером.
-За Барьером? - голос шикигами звучал неуверенно. - Вы уверены?
-Да. И я думаю, ты вполне с ним справишся. Дело в том, что люди Внешнего Мира, похоже, пытаются обнаружить один из порталов, ведущих к нам..
-Один из? - ёкай затряс головой от непонимания. - Но ведь существует только..
-...один? - Юкари весело рассмеялась. - Нет конечно, их явно больше одного. И я думаю, лично тебе полезно будет узнать, где расположен второй портал. Я расскажу о нем перед там как ты отправишься, а пока вот то, что ты должен сделать... Хотя, думаю, ты и сам уже догадался?
Якумо весело посмотрела на него.
-Да, Юкари-сама.. Похоже, мне нужно сделать так, чтобы люди перестали интересоваться этим порталом, в идеале - забыли про него совсем.
-Хи-хи, я не зря поручила эту ответственную миссию именно тебе! - мелодичный смех зазвенел над лужайкой. - Именно это и нужно сделать. И чем раньше, тем лучше.
Далее Ёкай Границ отвела взгляд на горизонт и продолжила более серьёзным тоном.
-Тебе придется установить контакт с людьми. Жить с ними какое-то время. Не волнуйся, я буду периодически навещать тебя. А как выполнишь это задание - сразу заберу тебя обратно. Вот возьми это.
В руки шикигами опустился небольшой круглый амулет в виде знака инь-ян.
-Это позволит тебе связываться со мной напрямую..

Так на той злосчастной радарной станции появился молодой офицер, якобы направленный сюда на службу из какого-то московского гарнизона. Все документы были в полном порядке, служба шла своим чередом и начальство особо не обращало на него внимания. И только ранним утром в лучах восходящего солнца в какой-то момент можно было разглядеть его желтые глаза с вертикальными зрачками, которые через мгновение становились обыкновенными человеческими. Но никто не обращал внимание на такие секундные метаморфозы.
Особо ничем не выделяясь, он тем временем делал свою полезную работу. Уже через месяц после его прибытия все экспедиции в "нехороший" район прекратились, и командование стало сомневаться в целесообразности дальнейших исследований этой аномалии. А через полгода перестали отслеживать и те помехи, которые создавал Барьер в районе портала. Ещё через какое-то время все материалы по этому делу были сданы в архив, после чего бесследно исчезли. Никто их не хватился, более того, стали говорить "зачем столько времени занимались какой-то ерундой", а ещё через год все полностью забыли об этом инциденте, и стали воспринимать те помехи как что-то нормальное, естественное, как то, что здесь было всегда.
177 74839
>>74838
В 90-е с общим упадком страны, РЛС была закрыта и разграблена, а персонал - уволен в запас. Уволили и нашего офицера-ёкая, к тому времени дослужившегося до подполковника. Обратившись к Юкари с резонным вопросом, когда он сможет вернуться обратно в Генсокё, он получил такой ответ: "Я подправила кое-что в структуре Барьера в том районе, так что эти огромные тарелки больше не смогут повредить или как-то обнаружить его. Ты хорошо справился со своим заданием, однако некоторые слухи всё же просочились к людям. Но так даже веселее, хи-хи. По этому порталу в самом деле могут пройти только те, кому это действительно нужно. Так что ты посиди там ещё немного, лет 20, и понаблюдай за этим местом. После чего можешь вернуться обратно".
Что ж, приказы хозяйки не обсуждаются, подумал он - и поселился в центре города в квартире, что осталась еще со времен его "службы" на станции. Так родилась легенда про странного отставного офицера, живущего во Владивостоке, который знает Юкари.
Возможно, он всё ещё там. А может быть, уже вернулся к своей хозяйке. Если вам посчастливится найти его - можете попытаться выяснить местоположение портала. Он сразу задаст вопрос: "Зачем тебе нужно в наш мир, человек?". Что отвечать - решать только вам. Но имейте ввиду - ваш ответ должен быть предельно искренним, поскольку ёкай тут же распознает ложь. И упаси вас Мория ляпнуть что-то про "няшек". Сразу последует фраза типа "Ты что, в России бабу себе не найдешь что-ли?", и больше вы не увидите ни его, ни той квартиры, ни, естественно, портала. Как бы вы не искали, вход в Землю Иллюзий будет для вас закрыт. По крайней мере, этот.
Если же он сочтет, что Генсокё вам действительно нужно, то расскажет, где искать портал. Однако, следует помнить - этот проход будет в один конец. То есть, пройдя на другую сторону, обратно уже не выберешься - портал односторонний, работает только на вход. Где именно в Генсокё расположен выход из него неизвестно. Возможно, это место, кишащее ёкаями. А может, недалеко от Деревни Людей. Но, впрочем, если вы твердо знаете, что именно хотите - вы обязательно придёте туда, куда нужно и найдёте то, что ищете.
177 74839
>>74838
В 90-е с общим упадком страны, РЛС была закрыта и разграблена, а персонал - уволен в запас. Уволили и нашего офицера-ёкая, к тому времени дослужившегося до подполковника. Обратившись к Юкари с резонным вопросом, когда он сможет вернуться обратно в Генсокё, он получил такой ответ: "Я подправила кое-что в структуре Барьера в том районе, так что эти огромные тарелки больше не смогут повредить или как-то обнаружить его. Ты хорошо справился со своим заданием, однако некоторые слухи всё же просочились к людям. Но так даже веселее, хи-хи. По этому порталу в самом деле могут пройти только те, кому это действительно нужно. Так что ты посиди там ещё немного, лет 20, и понаблюдай за этим местом. После чего можешь вернуться обратно".
Что ж, приказы хозяйки не обсуждаются, подумал он - и поселился в центре города в квартире, что осталась еще со времен его "службы" на станции. Так родилась легенда про странного отставного офицера, живущего во Владивостоке, который знает Юкари.
Возможно, он всё ещё там. А может быть, уже вернулся к своей хозяйке. Если вам посчастливится найти его - можете попытаться выяснить местоположение портала. Он сразу задаст вопрос: "Зачем тебе нужно в наш мир, человек?". Что отвечать - решать только вам. Но имейте ввиду - ваш ответ должен быть предельно искренним, поскольку ёкай тут же распознает ложь. И упаси вас Мория ляпнуть что-то про "няшек". Сразу последует фраза типа "Ты что, в России бабу себе не найдешь что-ли?", и больше вы не увидите ни его, ни той квартиры, ни, естественно, портала. Как бы вы не искали, вход в Землю Иллюзий будет для вас закрыт. По крайней мере, этот.
Если же он сочтет, что Генсокё вам действительно нужно, то расскажет, где искать портал. Однако, следует помнить - этот проход будет в один конец. То есть, пройдя на другую сторону, обратно уже не выберешься - портал односторонний, работает только на вход. Где именно в Генсокё расположен выход из него неизвестно. Возможно, это место, кишащее ёкаями. А может, недалеко от Деревни Людей. Но, впрочем, если вы твердо знаете, что именно хотите - вы обязательно придёте туда, куда нужно и найдёте то, что ищете.
15064654865593.jpg2,1 Мб, 2000x1411
178 74843
>>74839
З.А.Е.Б.И.С.Ь. Ближе к вечеру попробую разобрать по частям тобою написанное, а пока не могу, надо прийти в себя после вчерашнего.
69554846.jpg64 Кб, 460x616
179 74844
>>74843
Спасибо, Реймуфаг, буду ждать твою критику.
180 74845
>>74843
Он же этими лапками какули убирал?
181 74846
>>74845
В Генсоке нет какулей
Hakurei.Reimu.full.1573993.jpg2,3 Мб, 1772x2657
182 74848
>>74844
Так, Реймуёб не без приключений опохмелился в полевых лесных условиях и щас начнёт дохера пиздеть. Критики не будет. Кто я такой, чтобы критиковать чужие произведения? Просто пройдусь по тем моментам, которые мне понравились. Вообще хорошо написано, документальненько так, люблю читать такое.

>Писака из меня никакой


Збс, вообще норм.

>по большей части сижу в ридонли


Раздел колом стоит, а он в ридонли сидит!
>ВН Алкоголик-куна (добра ему и ящик пива)
Люто, бешено тохочую. И мне пару бутылочек.

>Если же вам не посчастливилось застать мико на месте


То лучше бы вы дальше сидели в своём Зажопинске. Представил, как я оказываюсь в храме Хакурей, и тут вдруг приходит его хозяйка. И видит лохматого бородатого гайдзина, сидящего с наглой рожей. Рейму-сан, ну не стукай!

>если доедут в этот регион.


Министерство Обороны готово доставить любого тохоёба хоть на родину Кагуи. ЧСХ, совершенно бесплатно.

>Военное командование сразу же засекретило этот инцидент


Там, кстати, постоянно какая-нибудь хуйня происходит.

>Так на той злосчастной радарной станции появился молодой офицер


Жиза. Я служил на ДВ, так там что ни офицер - то злой ёкай, побил бы их хотя срочники-долбоёбы были ещё хуже.

>После чего можешь вернуться обратно


Да пошла ты на хуй со своим Генсокё - ответил он - у меня тут трёхэтажный особняк на Седанке и чёрный Крузак с блатными номерами.
Годно, короче. Пиши ещё. И да, твой рассказ меня вдохновил на очередную охуительную историю на похожую тему. Заебеню через пару месяцев, если не забуду.
>>74845
А потом ещё говорят, что я - говноёб. Мне вот в голову такое прийти не могло.
>>74846
Скоро будут :3
Hakurei.Reimu.full.238381.jpg610 Кб, 1000x707
183 74850
>>74848
И ещё в догонку вот этому >>74845
За свою жизнь я неоднократно наблюдал срущих кошек, но ни разу не видел, чтобы они трогали руками своё говно. Насколько же всё-таки кошаки - эстетичная скотиняка! Они даже срут красиво: с воинственно оттопыренным хвостом и крайне глубокомысленной мордой. А потом ещё то, что насрано, песочком засыпают, ну или землёй там, или листьями, а то и вовсе щебёнкой, ну тут конечно зависит от того, где приспичило. Не то, что блядские собаки, которые срут, мерзко раскорячась, причём стараются делать это исключительно посреди пешеходных дорожек. Сволочи, блядь, ёбаные.
image.png742 Кб, 783x810
184 74863
>>74850
Ожидание:

>эстетичная скотиняка! Они даже срут красиво: с воинственно оттопыренным хвостом и крайне глубокомысленной мордой.


<-Реальность
25e496fc8560d5cd0dba13ed62f0258e.jpg351 Кб, 1000x816
185 74865
>>74848
Благодарю. Есть у меня и другие идейки для рассказов, а раз кому-то понравилось - буду пилить ещё. Да и в ридонли теперь уже не сижу, хоть и пощу не много. Как раз под стать неспешному /to/.
186 74879
>>74850

>Не то, что блядские собаки, которые срут, мерзко раскорячась, причём стараются делать это исключительно посреди пешеходных дорожек. Сволочи, блядь, ёбаные.



Двачую люто, бешенно.
>>74838
>>74839
Хороший рассказик, дающий Великую Надежду тохофагу. А что, а вдруг попадём. Спасибо.
187 74884
>>74879

>А что, а вдруг попадём.


Ага, в составе первой волны пушечного мяса и под soviet march из red alert`а, стране нужны ресурсы и технологии товарищ! Каждому выжившему по тоходевке и земельный участок гиктар!
188 74900
>>74865
люблю эту девочку.
189 75124
// Маленький грустный и не очень высококачественный контент. //
— Как, и главное, нахуя? — Джунко смотрела на молодого человека с огромным стальным крестом, стоящего прямо перед ней. — Серьезно, что ты забыл в Аду? На ёкая или призрака ты не похож. А на божество и подавно. Больше на чудика. И как ты только не умер?
В это время к вторгшемуся в Ад парню со спины подошла фея. Молодой человек обернулся, высоко поднимая крест. Воздух вокруг вторженца засветился различными цветами, после чего парень ловко дал феечке леща с вертухи, отправляя оную на очередное возрождение. Стоящая у стены Джунко иронично похлопала в ладоши. Закатав рукава, она медленно подошла к парню.
— Куда только не заведут дураков легкие деньги. Ну вот, очередной малец приперся сразить меня по приказу Чанье. Всегда ненавидела эту суку, — раздался хруст костяшек. — Ну давай, подходи, я тебя порву голыми ру... — договорить она не успела. Незнакомец резко обнял недружелюбную особу. Та с трудом извернулась, испуганно извлекая спеллкарту из короны.
— Ты драться сюда пришел или как? — Джунко бросила горящий кусок пергамента перед собой. — Спелл карта: «Антимагическое очищение»! — помещение быстро заполонили белоснежные лепестки, изящно пролетающие вокруг двух потенциальных противников. — Если хоть кто-то из нас использует магию, его моментально пронзят тысячи игл. Теперь только ты, я и наши кулаки. Давай, подходи, — Джунко сбросила корону на пол, и поманила рукой своего противника.
Кулак парня пролетел Джунко, поднырнувшей прямо под него. Колено девушки стремительно вписалось в пах парня. Превозмогая боль и опираясь на кулаки, незванный гость встал на ноги и двинулся на свою обидчицу. Снова замах и очередная контратака от Джунко, только... На встречу её лицу прилетела хорошая пощечина, в которую вложили все силы.
— Я, конечно, хоть и предлагаю это совсем не вовремя, но может поговорим? — парень извлек из кармана блистер таблеток и закинулся парой колес. — Яйца теперь будут до второго пришествия болеть, последний раз меня так в школе били.
— Ха, после слабенького удара по мешочку уже закидываешься лунными стимуляторами. Слабак? — Джунко поднялась на ноги, опираясь об стенку, вытерла рукавом платья кровь с разбитой губы. — Они тебе не помогут.
И вновь девушка бросилась в атаку с намерением покалечить своего оппонента. В ход шло всё: ногти, пинки, камни, валяющиеся под ногами. Парень с трудом оборонялся, лишь изредка нанося болезненные удары по рукам.
— Остановись, я поговорить пришел, блядь! — молодой человек в очередной раз увернулся от удара. — Мне очень не хочется разбивать тебе лицо!
— Веры вам нет, лунные псы. Каждый из вас должен сдохнуть в муках, — Джунко извлекла стальной кинжал из под полы платья, бросаясь в очередную атаку. — Никто не уйдет от праведной мести! — парень безуспешно пытался остановить её. Острый клинок смачно вошел в плечо, брызнула кровь, но парень стиснул зубы, и в очередной раз обнял Джунко, горящую желанием его убить.
— Ну, молодец. Только вот не туда ты бьешь. В шею надо.
— Хва-ваааа-тит! Где твои мольбы о пощаде? Где страх?
— Знаешь, если я дошел до сюда сам и по своей воле, то почему я должен просить пощады?
— Т-ты не лунный наемник?
— Разве это не было понятно с самого начала? — парень схватился за рукоять торчащего клинка и резким движением вытащил его. — Даже не задела ничего, ну вот и нахуя им было бить? Вас, женщин, вообще возможно понять?
Девушка молчала, наблюдая за сочащейся из пробитого плеча жидкостью темно-бордового цвета.
— И ты не из этого мира. Пришел поговорить, а я... — Джунко осела на землю, закрывая лицо руками. — Почему я не могу жить самой обыкновенной жизнью? Скажи мне, незнакомец, — юноша держал пробитое плечо, заливая его спиртом из небольшой баночки. Он присел напротив и посмотрел в заплаканные красные глаза.
— Может тебе никто не предлагал обычной жизни? — парень скинул куртку, оголив окровавленный торс. — Мне же наоборот, она просто осточертела, — он извлек бинты и начал перевязывать плечо. — Вот я и решил навестить людей, которые хотят просто жить нормальном обществе, без всех паранормальных явлений, — мышцы на лице молодого человека невольно дрогнули. — Черт, кажется все намного хуже, чем я думал, — затянув бинты потуже, парень закинул еще пару колес. Кровь продолжала вытекать. Остаток блистера он протянул сидящей напротив Джунко. — Бери, я же знаю, что тебе больно, — зажав таблетки в руке ошеломленной богини, парень попытался встать, но его глаза уже застилала кровавая пелена.
— Знаешь, я ни о чем не жалею.
Бессознательное тело глухо упало на землю.
Белые осколки медленно оседают на пол. Посреди помещения лежит свежий труп пришельца из внешнего мира. Рядом с трупом сидит и плачет одна из самых могущественных личностей луны. Возле неё охуевшая от поворота событий Гекатия. И никто не может понять, как обычный человек мог пользоваться самым обычным бутафорным крестом с изображением Рика Эстли. И лишь Юкари, наблюдавшая за сим концертом, понимала, что парень всех зарикроллил.
189 75124
// Маленький грустный и не очень высококачественный контент. //
— Как, и главное, нахуя? — Джунко смотрела на молодого человека с огромным стальным крестом, стоящего прямо перед ней. — Серьезно, что ты забыл в Аду? На ёкая или призрака ты не похож. А на божество и подавно. Больше на чудика. И как ты только не умер?
В это время к вторгшемуся в Ад парню со спины подошла фея. Молодой человек обернулся, высоко поднимая крест. Воздух вокруг вторженца засветился различными цветами, после чего парень ловко дал феечке леща с вертухи, отправляя оную на очередное возрождение. Стоящая у стены Джунко иронично похлопала в ладоши. Закатав рукава, она медленно подошла к парню.
— Куда только не заведут дураков легкие деньги. Ну вот, очередной малец приперся сразить меня по приказу Чанье. Всегда ненавидела эту суку, — раздался хруст костяшек. — Ну давай, подходи, я тебя порву голыми ру... — договорить она не успела. Незнакомец резко обнял недружелюбную особу. Та с трудом извернулась, испуганно извлекая спеллкарту из короны.
— Ты драться сюда пришел или как? — Джунко бросила горящий кусок пергамента перед собой. — Спелл карта: «Антимагическое очищение»! — помещение быстро заполонили белоснежные лепестки, изящно пролетающие вокруг двух потенциальных противников. — Если хоть кто-то из нас использует магию, его моментально пронзят тысячи игл. Теперь только ты, я и наши кулаки. Давай, подходи, — Джунко сбросила корону на пол, и поманила рукой своего противника.
Кулак парня пролетел Джунко, поднырнувшей прямо под него. Колено девушки стремительно вписалось в пах парня. Превозмогая боль и опираясь на кулаки, незванный гость встал на ноги и двинулся на свою обидчицу. Снова замах и очередная контратака от Джунко, только... На встречу её лицу прилетела хорошая пощечина, в которую вложили все силы.
— Я, конечно, хоть и предлагаю это совсем не вовремя, но может поговорим? — парень извлек из кармана блистер таблеток и закинулся парой колес. — Яйца теперь будут до второго пришествия болеть, последний раз меня так в школе били.
— Ха, после слабенького удара по мешочку уже закидываешься лунными стимуляторами. Слабак? — Джунко поднялась на ноги, опираясь об стенку, вытерла рукавом платья кровь с разбитой губы. — Они тебе не помогут.
И вновь девушка бросилась в атаку с намерением покалечить своего оппонента. В ход шло всё: ногти, пинки, камни, валяющиеся под ногами. Парень с трудом оборонялся, лишь изредка нанося болезненные удары по рукам.
— Остановись, я поговорить пришел, блядь! — молодой человек в очередной раз увернулся от удара. — Мне очень не хочется разбивать тебе лицо!
— Веры вам нет, лунные псы. Каждый из вас должен сдохнуть в муках, — Джунко извлекла стальной кинжал из под полы платья, бросаясь в очередную атаку. — Никто не уйдет от праведной мести! — парень безуспешно пытался остановить её. Острый клинок смачно вошел в плечо, брызнула кровь, но парень стиснул зубы, и в очередной раз обнял Джунко, горящую желанием его убить.
— Ну, молодец. Только вот не туда ты бьешь. В шею надо.
— Хва-ваааа-тит! Где твои мольбы о пощаде? Где страх?
— Знаешь, если я дошел до сюда сам и по своей воле, то почему я должен просить пощады?
— Т-ты не лунный наемник?
— Разве это не было понятно с самого начала? — парень схватился за рукоять торчащего клинка и резким движением вытащил его. — Даже не задела ничего, ну вот и нахуя им было бить? Вас, женщин, вообще возможно понять?
Девушка молчала, наблюдая за сочащейся из пробитого плеча жидкостью темно-бордового цвета.
— И ты не из этого мира. Пришел поговорить, а я... — Джунко осела на землю, закрывая лицо руками. — Почему я не могу жить самой обыкновенной жизнью? Скажи мне, незнакомец, — юноша держал пробитое плечо, заливая его спиртом из небольшой баночки. Он присел напротив и посмотрел в заплаканные красные глаза.
— Может тебе никто не предлагал обычной жизни? — парень скинул куртку, оголив окровавленный торс. — Мне же наоборот, она просто осточертела, — он извлек бинты и начал перевязывать плечо. — Вот я и решил навестить людей, которые хотят просто жить нормальном обществе, без всех паранормальных явлений, — мышцы на лице молодого человека невольно дрогнули. — Черт, кажется все намного хуже, чем я думал, — затянув бинты потуже, парень закинул еще пару колес. Кровь продолжала вытекать. Остаток блистера он протянул сидящей напротив Джунко. — Бери, я же знаю, что тебе больно, — зажав таблетки в руке ошеломленной богини, парень попытался встать, но его глаза уже застилала кровавая пелена.
— Знаешь, я ни о чем не жалею.
Бессознательное тело глухо упало на землю.
Белые осколки медленно оседают на пол. Посреди помещения лежит свежий труп пришельца из внешнего мира. Рядом с трупом сидит и плачет одна из самых могущественных личностей луны. Возле неё охуевшая от поворота событий Гекатия. И никто не может понять, как обычный человек мог пользоваться самым обычным бутафорным крестом с изображением Рика Эстли. И лишь Юкари, наблюдавшая за сим концертом, понимала, что парень всех зарикроллил.
190 75128
>>75124
Спасибо, проиграл.
1507414369317.jpg56 Кб, 555x485
191 75129
>>75124
Кекнул с концовки. Лойс.
СырноСтих.jpg192 Кб, 1280x800
192 75135
>>75124

Непонятные слова:

>Рика Эстли


>зарикроллил


Непонятный смысл (если он есть):

>— Как, и главное, нахуя? — Джунко смотрела на молодого человека с огромным стальным крестом, стоящего прямо перед ней. — Серьезно, что ты забыл в Аду?


И главное. Непонятно, зачем это произведение.
193 75141
>>75135

>Непонятные слова:


>Рика Эстли


>зарикроллил


А туда ли ты зашел?
a1dceda0a29249eb93a8ca5d8a86d771.png755 Кб, 900x1300
194 75143
>>75124
Идея неплохая, концовка только грустнаянесмотря на рикролл.
195 75148
>>75135
Знаешь, когда чешется графоманская железа, то бывает сложно остановиться.
196 75151
>>75141

>А туда ли ты зашел?



Ну, как-то полтора года было терпимо.
Хоть иногда и скрипел зубами.
Что только ради Тохи не вынесешь, не так ли? Это уже садомазо, пожалуй.
1498391913374.jpg225 Кб, 966x967
197 75246
Тишина на тохочанах,
Тохочаны все пусты,
Но зато в джейпи Форчана:
«Zdravstvuy, Youmu, eto ti?»
Развлекаются аноны,
По-английски все пиздят,
И Хататер с Юкафагом
В одном тредике сидят.
Не понять мозгам буржуйским,
Что сподвигло нас прийти.
It’s because of «we are ruski»
И нам скучно взаперти.
Не ругайся, Нишимура,
Не пизди в сторонке, moot –
Если слышишь «Тохо – круто!»,
Значит русские идут.
Мы круты, как наши вайфу,
Вам, задроты, далеко.
Suck my dick, пиндос-ноулайфер,
Будет наш и Генсеко.
198 75301
>>75246

>Будет наш и Генсекё


Вот только не надо этого! Не превращайте Генсоке в эрефию! А то пыня еще хорайского элексира напьется и усе, пиздец.
СкрепнаяСеть.jpg173 Кб, 1600x796
199 75317
>>75301

>А то пыня еще хорайского элексира напьется и усе, пиздец.



Двачую люто, бешенно.
А потом подъедут бутылочки, педоистерия и духовные скрепы. Может даже пикрилейтед.
В-общем, это только через НАШ труп, хе - хе.
IMG0417.JPG10 Кб, 202x249
200 75319
>>75317

>только через НАШ труп, хе - хе.

1391190909957.jpg220 Кб, 1280x1024
201 75333
>>75301

>А то пыня еще хорайского элексира напьется и усе, пиздец.


Я, вот, на него смотрю, и мне кажется, что он уже его отхлебнул.
202 75338
>>75333
Да не, над ним просто трудятся пара десятков врачей и косметологов, он ботексом обколот поди похлеще чем самая гламурная тп.
1416310890871.jpg262 Кб, 910x1043
203 75362
ВНИМАНИЕ! ДАННЫЙ ТЕКСТ СОДЕРЖИТ ЗАШКАЛИВАЮЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО ГОВНА! ЕСЛИ ВАМ НЕПРИЯТНА ЭТА ТЕМА, ПОЖАЛУЙСТА, ВОЗДЕРЖИТЕСЬ!

Для любого человека беспокоиться о своём будущем – совершенно естественно. Разумеется, есть те, у кого беспокойство это перерастает в чуть ли не панический страх, причём даже тогда, когда для этого нет никаких предпосылок. Некоторые наоборот, исполнены оптимизма, который, как известно, является признаком недостаточной информированности индивида. Большинство же людей, по крайней мере в нашей стране, смотрят в завтрашний день с изрядной долей похуизма, мол, не такое ещё пережили, авось и завтра пронесёт. Однако в каких бы красках не представлялось будущее разным людям, все они, будь то тревожный невротик, разъебай-фаталист или сказочный долбоёб в розовых очках не по размеру, скорее всего сойдутся во мнении относительно дня сегодняшнего: тенденции современного мира таковы, что подавляющее большинство людей, ознакомившись с последними новостями, единогласно заявит: творится какой-то пиздец, причём в большинстве уголков мира. Сложно сказать, что является истинной причиной этому – заговор жидомасонов, распиздяйство глав государств или обычная человеческая скука, но одно ясно точно: мир меняется весьма стремительно и зачастую совсем не в ту сторону, в которую бы хотелось некоторым особо нравственным натурам. Пока негры в Африке (опять) страдают от неурожая бананов, Китай нюхает живительный смог своих мегаполисов, индийцы плещутся в лужах собственножопно высранного говна и роются в кучах собственноручно выкинутого мусора, пока вся Юго-восточная Азия пытается раскрутить белого человека на деньги, а потом не отсосать, как договаривались, а безутешные бородатые парни во имя Аллаха бороздят на Хайлаксах ближневосточные просторы в поисках хоть какого-нибудь желающего расстаться со своей головой, Золотой миллиард продолжает морально разлагаться в роскоши, диктуя свои тренды всему миру. Одним из наиболее отвратительных примеров «тлетворного влияния Запада» в последние годы остаётся яростная пропаганда гомосексуализма, захлестнувшая весь мир. Благодаря стараниям гомосексуальных жидопидорасов, разгул содомии во многих странах приобрёл поистине угрожаюшие масштабы, и даже в тех местах, где ещё пару десятков лет назад за пристрастие к баловству под хвост можно было легко отхватить наваристых пиздюнов, теперь безраздельно властвуют тошнотики в розовых трусах и колготках, размахивающие во все стороны своими разъёбаными жопами и радужными флажками. Приличному человеку страшно от одной мысли, что сегодня во всём цивилизованном мире стало модно сосать хуй и ебаться в жопу, и с каждым днём всё больше государств попадают в пучину содомского беспредела. К нашему счастью, одним из немногочисленных оплотов духовности и традиционных ценностей в погрязшем в анальных утехах мире, по-прежнему является наша великая Родина – Россия. Не в последнюю очередь это заслуга нашего национального лидера, Владимира Владимировича Путина, который вот уже много лет стоит на страже моральных принципов и духовных идеалов нашего общества. И хотя в последнее время, благодаря поползновениям внесистемной оппозиции, влачащей жалкое существование на подачки Госдепа США, и в нашей стране появилось некоторое количество анально настроенных граждан с неокрепшей психикой, которые днями напролёт сидят в /b/ , дёргая пиструны на порно с трапами и пидорюгами, заёбывая всех постами в духе «КАК ЖЕ ХОЧЕТСЯ KOONCHIKA!» в то время, когда нормальные люди въёбывают на заводах за долю малую, развивая реальный сектор экономики и снижая её зависимость от сырьевого экспорта, можно сказать, что в целом ситуация в нашей стране находится под контролем, а лучшим подтверждением этому будет тот факт, что в некоторых регионах нашей Необъятной геев нет совсем. И никогда не было. Ещё одним оазисом стабильности на этой планете до недавнего времени можно было назвать и Генсокё, но, к несчастью, бесценный опыт «западных партнёров» проник и туда.
В этом году Юкари Якумо окончательно выжила из ума и к огромному удивлению многих жителей Генсокё единогласно (хотя правильнее будет сказать «единолично») приняла закон, разрешающий регистрацию однополых браков. Что характерно, закон был принят сразу в трёх чтениях, проходивших одновременно: за первое чтение отвечала Чен, за второе – Ран, а за третье – сама автор законопроекта, госпожа Юкари. Обычные деревенские жители, далёкие как от новомодных европейских ценностей, так и от средневековой самурайской долбёжки вяленьким в туза, отнеслись к нововведению весьма похуистично, а вот некоторые фигурантки различных инцидентов сразу же принялись использовать этот сомнительный нормативно-правовой акт в хвост и в гриву, заёбывая своих приятельниц на редкость непристойными предложениями руки и сердца. Одной из наиболее пострадавших от узаконенных сексуальных домогательств гражданок оказалась жрица Рейму Хакурей, в первые же дни после вступления закона в силу, атакованная пусть немногочисленными, но очень настойчивыми великовозрастными любительницами худеньких брюнеток, воняющих перегаром. Первой претенденткой на подмышки и костлявую задницу райской жрицы закономерно явилась та, от кого и исходила содомская законодательная инициатива. Придя в храм Хакурей при полном параде, Юкари Якумо начала на полном серьёзе просить Рейму выйти за неё замуж, чем привела жрицу в бешенство: Иди и трахайся со своей ебаной лисой! – орала жрица, не обращая внимания на то, что эта самая «ёбаная лиса» стоит рядом с Юкари и всё слышит – Совсем уже пизданулась, старая шлюха?! К несчастью для Рейму, Якумо-сан в силу богатого жизненного опыта была совершенно невосприимчива к оскорблениям, тем более в том случае, когда они исходили из уст её ненаглядной жрицы. Ситуацию усугубляло ещё и то, что вид разгневанной Рейму был истинной усладой для её взора – зачастую Юкари вела себя некорректно по отношению к ней лишь для того, чтобы ещё раз позлить её, любуясь тем, как жрица в порыве ярости сверкает глазами и краснеет сквозь смуглый оттенок кожи. Кроме того, госпожа Якумо свято исповедовала древнюю, как она сама японскую мудрость, гласящую, что если долго сидеть на холодном камне, то в конечном итоге он нагреется, даже если сидящий на нём человек не будет посещать баттхёрт-треды, этим и можно было объяснить её настойчивость. Однако все её попытки нагреть камень по имени Рейму Хакурей оказались безрезультатны: промучавшись неделю, Юкари признала, что бессильна против воли Рейму сохранить свою драгоценную свободу. Не помог даже проект брачного контракта, согласно которому жрице, согласившейся связать себя узами брака с главой Генсокийского сельского поселения, предоставлялось не только ежедневное (!) четырёхразовое (!!!) питание, но и реструктуризация многолетней задолженности храма Хакурей перед энергоснабжающими компаниями Генсокё, постоянно грозящими оставить храм Красно-белой без света, взорвав к собачьим хуям идущую к нему ЛЭП и прекратить поставки каменного угля и дров, отправив в бессрочный запой всех местных шахтёров, лесорубов и водил с грузовой категорией в правах, попутно разъебав в непроходимый пиздец и без того хреновенькие дороги, ведущие к храму, чтобы сорвать таким образом отопительный сезон.
1416310890871.jpg262 Кб, 910x1043
203 75362
ВНИМАНИЕ! ДАННЫЙ ТЕКСТ СОДЕРЖИТ ЗАШКАЛИВАЮЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО ГОВНА! ЕСЛИ ВАМ НЕПРИЯТНА ЭТА ТЕМА, ПОЖАЛУЙСТА, ВОЗДЕРЖИТЕСЬ!

Для любого человека беспокоиться о своём будущем – совершенно естественно. Разумеется, есть те, у кого беспокойство это перерастает в чуть ли не панический страх, причём даже тогда, когда для этого нет никаких предпосылок. Некоторые наоборот, исполнены оптимизма, который, как известно, является признаком недостаточной информированности индивида. Большинство же людей, по крайней мере в нашей стране, смотрят в завтрашний день с изрядной долей похуизма, мол, не такое ещё пережили, авось и завтра пронесёт. Однако в каких бы красках не представлялось будущее разным людям, все они, будь то тревожный невротик, разъебай-фаталист или сказочный долбоёб в розовых очках не по размеру, скорее всего сойдутся во мнении относительно дня сегодняшнего: тенденции современного мира таковы, что подавляющее большинство людей, ознакомившись с последними новостями, единогласно заявит: творится какой-то пиздец, причём в большинстве уголков мира. Сложно сказать, что является истинной причиной этому – заговор жидомасонов, распиздяйство глав государств или обычная человеческая скука, но одно ясно точно: мир меняется весьма стремительно и зачастую совсем не в ту сторону, в которую бы хотелось некоторым особо нравственным натурам. Пока негры в Африке (опять) страдают от неурожая бананов, Китай нюхает живительный смог своих мегаполисов, индийцы плещутся в лужах собственножопно высранного говна и роются в кучах собственноручно выкинутого мусора, пока вся Юго-восточная Азия пытается раскрутить белого человека на деньги, а потом не отсосать, как договаривались, а безутешные бородатые парни во имя Аллаха бороздят на Хайлаксах ближневосточные просторы в поисках хоть какого-нибудь желающего расстаться со своей головой, Золотой миллиард продолжает морально разлагаться в роскоши, диктуя свои тренды всему миру. Одним из наиболее отвратительных примеров «тлетворного влияния Запада» в последние годы остаётся яростная пропаганда гомосексуализма, захлестнувшая весь мир. Благодаря стараниям гомосексуальных жидопидорасов, разгул содомии во многих странах приобрёл поистине угрожаюшие масштабы, и даже в тех местах, где ещё пару десятков лет назад за пристрастие к баловству под хвост можно было легко отхватить наваристых пиздюнов, теперь безраздельно властвуют тошнотики в розовых трусах и колготках, размахивающие во все стороны своими разъёбаными жопами и радужными флажками. Приличному человеку страшно от одной мысли, что сегодня во всём цивилизованном мире стало модно сосать хуй и ебаться в жопу, и с каждым днём всё больше государств попадают в пучину содомского беспредела. К нашему счастью, одним из немногочисленных оплотов духовности и традиционных ценностей в погрязшем в анальных утехах мире, по-прежнему является наша великая Родина – Россия. Не в последнюю очередь это заслуга нашего национального лидера, Владимира Владимировича Путина, который вот уже много лет стоит на страже моральных принципов и духовных идеалов нашего общества. И хотя в последнее время, благодаря поползновениям внесистемной оппозиции, влачащей жалкое существование на подачки Госдепа США, и в нашей стране появилось некоторое количество анально настроенных граждан с неокрепшей психикой, которые днями напролёт сидят в /b/ , дёргая пиструны на порно с трапами и пидорюгами, заёбывая всех постами в духе «КАК ЖЕ ХОЧЕТСЯ KOONCHIKA!» в то время, когда нормальные люди въёбывают на заводах за долю малую, развивая реальный сектор экономики и снижая её зависимость от сырьевого экспорта, можно сказать, что в целом ситуация в нашей стране находится под контролем, а лучшим подтверждением этому будет тот факт, что в некоторых регионах нашей Необъятной геев нет совсем. И никогда не было. Ещё одним оазисом стабильности на этой планете до недавнего времени можно было назвать и Генсокё, но, к несчастью, бесценный опыт «западных партнёров» проник и туда.
В этом году Юкари Якумо окончательно выжила из ума и к огромному удивлению многих жителей Генсокё единогласно (хотя правильнее будет сказать «единолично») приняла закон, разрешающий регистрацию однополых браков. Что характерно, закон был принят сразу в трёх чтениях, проходивших одновременно: за первое чтение отвечала Чен, за второе – Ран, а за третье – сама автор законопроекта, госпожа Юкари. Обычные деревенские жители, далёкие как от новомодных европейских ценностей, так и от средневековой самурайской долбёжки вяленьким в туза, отнеслись к нововведению весьма похуистично, а вот некоторые фигурантки различных инцидентов сразу же принялись использовать этот сомнительный нормативно-правовой акт в хвост и в гриву, заёбывая своих приятельниц на редкость непристойными предложениями руки и сердца. Одной из наиболее пострадавших от узаконенных сексуальных домогательств гражданок оказалась жрица Рейму Хакурей, в первые же дни после вступления закона в силу, атакованная пусть немногочисленными, но очень настойчивыми великовозрастными любительницами худеньких брюнеток, воняющих перегаром. Первой претенденткой на подмышки и костлявую задницу райской жрицы закономерно явилась та, от кого и исходила содомская законодательная инициатива. Придя в храм Хакурей при полном параде, Юкари Якумо начала на полном серьёзе просить Рейму выйти за неё замуж, чем привела жрицу в бешенство: Иди и трахайся со своей ебаной лисой! – орала жрица, не обращая внимания на то, что эта самая «ёбаная лиса» стоит рядом с Юкари и всё слышит – Совсем уже пизданулась, старая шлюха?! К несчастью для Рейму, Якумо-сан в силу богатого жизненного опыта была совершенно невосприимчива к оскорблениям, тем более в том случае, когда они исходили из уст её ненаглядной жрицы. Ситуацию усугубляло ещё и то, что вид разгневанной Рейму был истинной усладой для её взора – зачастую Юкари вела себя некорректно по отношению к ней лишь для того, чтобы ещё раз позлить её, любуясь тем, как жрица в порыве ярости сверкает глазами и краснеет сквозь смуглый оттенок кожи. Кроме того, госпожа Якумо свято исповедовала древнюю, как она сама японскую мудрость, гласящую, что если долго сидеть на холодном камне, то в конечном итоге он нагреется, даже если сидящий на нём человек не будет посещать баттхёрт-треды, этим и можно было объяснить её настойчивость. Однако все её попытки нагреть камень по имени Рейму Хакурей оказались безрезультатны: промучавшись неделю, Юкари признала, что бессильна против воли Рейму сохранить свою драгоценную свободу. Не помог даже проект брачного контракта, согласно которому жрице, согласившейся связать себя узами брака с главой Генсокийского сельского поселения, предоставлялось не только ежедневное (!) четырёхразовое (!!!) питание, но и реструктуризация многолетней задолженности храма Хакурей перед энергоснабжающими компаниями Генсокё, постоянно грозящими оставить храм Красно-белой без света, взорвав к собачьим хуям идущую к нему ЛЭП и прекратить поставки каменного угля и дров, отправив в бессрочный запой всех местных шахтёров, лесорубов и водил с грузовой категорией в правах, попутно разъебав в непроходимый пиздец и без того хреновенькие дороги, ведущие к храму, чтобы сорвать таким образом отопительный сезон.
204 75363
>>75362
Другой особой, желающей создать с Рейму новую ячейку общества с соблюдением современных мировых стандартов оказалась отшельница Касен Ибараки. Сначала жрица упорно отказывалась верить в происходящее, но после того, как Ибара, решив продемонстрировать серьёзность своих намерений, попыталась поцеловать Рейму взасос, попутно запустив левую руку в трусики своей жертвы, Красно-белая вышла из себя, в результате чего бинты пришлось накладывать почти на все части тела госпожи Ибараки, а количества зелёнки, потраченной на обработку ран, вполне хватило бы, чтобы покрасить пару-тройку БТР-ов. Однако некоторое время спустя, Рейму, к своему крайнему неудовольствию выяснила, что пиздюли на отшельницу действуют примерно так же эффективно, как на солдат-срочников, призванных из Чукотского Автономного Округа, то есть чуть менее, чем никак: слегка оправившись от последствий мощного физического воздействия, Касен вновь предстала перед жрицей с той же делюгой.
- Ты что, ёбнутая? – с трудом пытаясь сохранять спокойствие, поинтересовалась мико – я тебе в прошлый раз японским языком сказала «нет». Какого хуя тебе ещё надо?
- Но Рейму!.. – не унималась Ибара
- Заткнись, блядь, пока я не убила тебя нахрен – прервала её жрица, не желая слушать доводы в пользу необходимости узаконить не тарахтящие ей в пизду отношения – Ты кто? Отшельница. Вот и сиди в своей хибаре, отшельничай. Я вообще с тебя хуею, ходит, блядь, по деревне целыми днями, глаза всем мозолит, жрёт как не в себя, ебёт людям мозги, как замполит. Теперь ещё и жениться собралась. А главное, на ком? На мне! На жрице! Совсем уже головой поехала! Давай ещё во внешнем мире пару спидозных негров с синдромом Дауна удочерим, а пожертвования в храм будем в гривнах принимать!
После таких слов госпоже Ибараки пришлось, во избежание новой порции пиздюлей, съехать с темы, а потом и вовсе покинуть несговорчивую жрицу, однако, отказываться от своего желания сделать Рейму своей женой она не собиралась. Трудно сказать, какие именно цели преследовала Касен, но подождав ещё несколько дней, она в третий раз решила попытать счастья. Третий раз оказался последним: отшельницу угораздило заявиться в храм Хакурей в тот момент, когда его хозяйка, раздосадованная бесследной пропажей одного килограмма риса и бутылки растительного масла из своих и без того скудных запасов, проводила воспитательную беседу со своей комаину. Делала она это в свойственной ей манере, немногословно хуяча несчастную Аун-тян огромным дрыном. Конечно, Рейму прекрасно знала, кто именно виновен во внезапной пропаже продуктов питания, но в силу природной лени, не захотела устраивать расправу над злоумышленницей, притаившейся в Волшебном лесу, до которого ещё надо было дойти, а решила наказать ту, на кого вроде как возложены обязанности по охране святилища, тем более, что Комано путалась под ногами жрицы с возмутительно беспечным видом, который на пороге очередного продовольственного кризиса был совершенно неуместен и вызывал у хозяйки храма едва ли не больше раздражения, чем факт бесследного исчезновения корма. Заметив, что Ибараки вновь объявилась в храме, Рейму, мгновенно сориентировавшись в ситуации повернулась к гостье и многозначительно махнув дубиной в сторону Аун, которая каталась по траве, корчась от боли, рявкнула: «Если я выйду за тебя замуж, с твоим зоопарком будет то же самое! Всех перехуячу, и тигру твою, и покемона электрического. И тебя пиздить буду каждый вечер! Не доводи до греха, рогатая! Уёбывай по-хорошему!» Такая аргументация вмиг разубедила Касен в необходимости официального брака с Рейму. Обеспокоившись за судьбу своих непуганых питомцев, отшельница оставила эту затею, рассудив что жрица вполне может замучить её бессловесную скотину до смерти, а то и вовсе сожрать. Прочитав Красно-белой короткую лекцию о недопустимости насилия над живыми существами и скормив плачущей Аун печеньку в качестве успокоительного, Ибараки-сан отступила, признав своё поражение.
На фоне таких событий Рейму из беспечной разгильдяйки потихоньку начала превращаться в очень подозрительную особу с явными симптомами тревожного расстройства личности. После настырных домогательств со стороны своих духовных наставниц она в любой посетительнице храма начала видеть потенциальную расшатывательницу местных духовных скреп, поэтому, когда через пару дней она издалека заметила идущую к ней в гости Марису, решила всеми возможными способами спасать их дружбу, которая, как она подумала, вот-вот могла оказаться разрушенной неприличным предложением руки и сердца от ведьмы. Из всех доступных вариантов предупреждения возможной катастрофы мудрая не по годам священница выбрала следующий: схватив топор, она с нечленораздельными воплями бросилась навстречу своей любимой подруге. Мариса, не подозревавшая об истинных причинах глубоких душевных переживаний Рейму, истолковала прохладный приём в храме Хакурей по своему: «Наверное всё ещё бесится по поводу риса и масла» - решила она – «Ладно, хуй с ней, сегодня придётся ограбить кого-нибудь другого». Прогнав подругу столь нехитрым, но весьма эффективным способом, Рейму ненадолго успокоилась, но вскоре мрачные мысли снова взяли верх над шатким душевным равновесием Хакурейской жрицы, ведь сложившаяся ситуация всё сильнее напоминала замкнутый круг: и без того скромный поток пожертвований от прихожан готов был прекратиться в любой момент, потому что жрице теперь в первую очередь было необходимо защищать свою честь от многочисленных извращенок, концентрация которых в Генсокё, как она выяснила на собственном опыте, оказалась едва ли не выше, чем в каком-нибудь Амстердаме. Таким образом – размышляла Рейму – если я буду кидаться на гостей с топором, то вполне могу умереть с голода, зато сохраню свою честь. Погибать мучительной смертью во имя нравственности жрице не очень-то хотелось, да и вообще, ей льстил сексуальный интерес к своей персоне. Более того, приставания со стороны той же Юкари были ей в некотором роде даже приятны, а строго негативная реакция на них была обусловлена лишь тем, что Рейму по неведомым никому (возможно даже ей самой) причинам стеснялась столь тесного физического контакта. Короче, жрица решила немного умерить пыл и прекратить подозревать всех встречных персон в непристойном интересе к ней, ну или хотя бы не нападать на граждан с оружием в руках, если для этого нет достаточных оснований.
Первой, кто оценил новую политику Хакурейской жрицы в отношении прихожан, стала Алиса Маргатройд, явившаяся к Рейму на следующий день после того, как та во имя вечной дружбы прогнала Марису из храма при помощи топора. Увидев идущую по дорожке волшебницу, мико по привычке вскочила на ноги, схватив топор, но вовремя вспомнила о данном самой себе обещании держать себя в руках перед лицом содомской угрозы, после чего приняла исходное положение и начала громко и безостановочно посылать гостью на хуй, угрожая физической расправой. К своей чести, Алиса, как обладательница стойкого нордического характера, не придала истеричным воплям обезумевшей от нищеты японки никакого значения, и, подойдя к хозяйке храма на дистанцию разговора, внимательно дослушала её страстный монолог, состоящий из слова «хуй» и его производных примерно на восемьдесят процентов.
204 75363
>>75362
Другой особой, желающей создать с Рейму новую ячейку общества с соблюдением современных мировых стандартов оказалась отшельница Касен Ибараки. Сначала жрица упорно отказывалась верить в происходящее, но после того, как Ибара, решив продемонстрировать серьёзность своих намерений, попыталась поцеловать Рейму взасос, попутно запустив левую руку в трусики своей жертвы, Красно-белая вышла из себя, в результате чего бинты пришлось накладывать почти на все части тела госпожи Ибараки, а количества зелёнки, потраченной на обработку ран, вполне хватило бы, чтобы покрасить пару-тройку БТР-ов. Однако некоторое время спустя, Рейму, к своему крайнему неудовольствию выяснила, что пиздюли на отшельницу действуют примерно так же эффективно, как на солдат-срочников, призванных из Чукотского Автономного Округа, то есть чуть менее, чем никак: слегка оправившись от последствий мощного физического воздействия, Касен вновь предстала перед жрицей с той же делюгой.
- Ты что, ёбнутая? – с трудом пытаясь сохранять спокойствие, поинтересовалась мико – я тебе в прошлый раз японским языком сказала «нет». Какого хуя тебе ещё надо?
- Но Рейму!.. – не унималась Ибара
- Заткнись, блядь, пока я не убила тебя нахрен – прервала её жрица, не желая слушать доводы в пользу необходимости узаконить не тарахтящие ей в пизду отношения – Ты кто? Отшельница. Вот и сиди в своей хибаре, отшельничай. Я вообще с тебя хуею, ходит, блядь, по деревне целыми днями, глаза всем мозолит, жрёт как не в себя, ебёт людям мозги, как замполит. Теперь ещё и жениться собралась. А главное, на ком? На мне! На жрице! Совсем уже головой поехала! Давай ещё во внешнем мире пару спидозных негров с синдромом Дауна удочерим, а пожертвования в храм будем в гривнах принимать!
После таких слов госпоже Ибараки пришлось, во избежание новой порции пиздюлей, съехать с темы, а потом и вовсе покинуть несговорчивую жрицу, однако, отказываться от своего желания сделать Рейму своей женой она не собиралась. Трудно сказать, какие именно цели преследовала Касен, но подождав ещё несколько дней, она в третий раз решила попытать счастья. Третий раз оказался последним: отшельницу угораздило заявиться в храм Хакурей в тот момент, когда его хозяйка, раздосадованная бесследной пропажей одного килограмма риса и бутылки растительного масла из своих и без того скудных запасов, проводила воспитательную беседу со своей комаину. Делала она это в свойственной ей манере, немногословно хуяча несчастную Аун-тян огромным дрыном. Конечно, Рейму прекрасно знала, кто именно виновен во внезапной пропаже продуктов питания, но в силу природной лени, не захотела устраивать расправу над злоумышленницей, притаившейся в Волшебном лесу, до которого ещё надо было дойти, а решила наказать ту, на кого вроде как возложены обязанности по охране святилища, тем более, что Комано путалась под ногами жрицы с возмутительно беспечным видом, который на пороге очередного продовольственного кризиса был совершенно неуместен и вызывал у хозяйки храма едва ли не больше раздражения, чем факт бесследного исчезновения корма. Заметив, что Ибараки вновь объявилась в храме, Рейму, мгновенно сориентировавшись в ситуации повернулась к гостье и многозначительно махнув дубиной в сторону Аун, которая каталась по траве, корчась от боли, рявкнула: «Если я выйду за тебя замуж, с твоим зоопарком будет то же самое! Всех перехуячу, и тигру твою, и покемона электрического. И тебя пиздить буду каждый вечер! Не доводи до греха, рогатая! Уёбывай по-хорошему!» Такая аргументация вмиг разубедила Касен в необходимости официального брака с Рейму. Обеспокоившись за судьбу своих непуганых питомцев, отшельница оставила эту затею, рассудив что жрица вполне может замучить её бессловесную скотину до смерти, а то и вовсе сожрать. Прочитав Красно-белой короткую лекцию о недопустимости насилия над живыми существами и скормив плачущей Аун печеньку в качестве успокоительного, Ибараки-сан отступила, признав своё поражение.
На фоне таких событий Рейму из беспечной разгильдяйки потихоньку начала превращаться в очень подозрительную особу с явными симптомами тревожного расстройства личности. После настырных домогательств со стороны своих духовных наставниц она в любой посетительнице храма начала видеть потенциальную расшатывательницу местных духовных скреп, поэтому, когда через пару дней она издалека заметила идущую к ней в гости Марису, решила всеми возможными способами спасать их дружбу, которая, как она подумала, вот-вот могла оказаться разрушенной неприличным предложением руки и сердца от ведьмы. Из всех доступных вариантов предупреждения возможной катастрофы мудрая не по годам священница выбрала следующий: схватив топор, она с нечленораздельными воплями бросилась навстречу своей любимой подруге. Мариса, не подозревавшая об истинных причинах глубоких душевных переживаний Рейму, истолковала прохладный приём в храме Хакурей по своему: «Наверное всё ещё бесится по поводу риса и масла» - решила она – «Ладно, хуй с ней, сегодня придётся ограбить кого-нибудь другого». Прогнав подругу столь нехитрым, но весьма эффективным способом, Рейму ненадолго успокоилась, но вскоре мрачные мысли снова взяли верх над шатким душевным равновесием Хакурейской жрицы, ведь сложившаяся ситуация всё сильнее напоминала замкнутый круг: и без того скромный поток пожертвований от прихожан готов был прекратиться в любой момент, потому что жрице теперь в первую очередь было необходимо защищать свою честь от многочисленных извращенок, концентрация которых в Генсокё, как она выяснила на собственном опыте, оказалась едва ли не выше, чем в каком-нибудь Амстердаме. Таким образом – размышляла Рейму – если я буду кидаться на гостей с топором, то вполне могу умереть с голода, зато сохраню свою честь. Погибать мучительной смертью во имя нравственности жрице не очень-то хотелось, да и вообще, ей льстил сексуальный интерес к своей персоне. Более того, приставания со стороны той же Юкари были ей в некотором роде даже приятны, а строго негативная реакция на них была обусловлена лишь тем, что Рейму по неведомым никому (возможно даже ей самой) причинам стеснялась столь тесного физического контакта. Короче, жрица решила немного умерить пыл и прекратить подозревать всех встречных персон в непристойном интересе к ней, ну или хотя бы не нападать на граждан с оружием в руках, если для этого нет достаточных оснований.
Первой, кто оценил новую политику Хакурейской жрицы в отношении прихожан, стала Алиса Маргатройд, явившаяся к Рейму на следующий день после того, как та во имя вечной дружбы прогнала Марису из храма при помощи топора. Увидев идущую по дорожке волшебницу, мико по привычке вскочила на ноги, схватив топор, но вовремя вспомнила о данном самой себе обещании держать себя в руках перед лицом содомской угрозы, после чего приняла исходное положение и начала громко и безостановочно посылать гостью на хуй, угрожая физической расправой. К своей чести, Алиса, как обладательница стойкого нордического характера, не придала истеричным воплям обезумевшей от нищеты японки никакого значения, и, подойдя к хозяйке храма на дистанцию разговора, внимательно дослушала её страстный монолог, состоящий из слова «хуй» и его производных примерно на восемьдесят процентов.
205 75364
>>75363
- Здравствуй, Рейму! – поприветствовала Алиса свою активно-неконструктивную собеседницу, воспользовавшись небольшой паузой в её хуесловии
- Хули тебе надо тут, а? – мрачно поинтересовалась Рейму в ответ, демонстративно положив руку на рукоятку лежащего рядом с ней топора – пиздуй-ка ты отсюда на хуй
- Мне нужен твой совет, Рейму – стараясь сохранять спокойствие, продолжила госпожа Маргатройд, несмотря совершенно неяпонское хамство, более характерное не для синтоистских священниц, а для работниц вонючих забегаловок-разливаек советского образца, до сих пор встречающихся на окраинах спальных районов очень провинциальных городов нашей страны
- Ну чё там у тебя? – недоверчиво буркнула Красно-белая
- Это насчёт Марисы – слегка волнуясь начала волшебница – я надеюсь, ты в курсе нового закона о регистрации о-о-одн-н-нополых браков?..
- Чё ты там мурчишь себе под нос? – грозно спросила Рейму, заметив смущение собеседницы – говори чётко и разборчиво!
- Т-т-ты слышала о новом законе?.. – чуть громче повторила Алиса, но жрица не дала ей закончить
- Я такие законы на хую видела! – категорично заявила мико – и не собираюсь их обсуждать. Нехуй превращать мой храм в лесбийский блядюжник! Ебать вас в рот, это же святое место! А вы сюда это блядство тащите, ни стыда у вас, ни совести нет, все, блядь, в аду сгорите, греховодницы хуевы. Ни хера святого у вас нет!
- Рейму, послушай меня – жалобно гнула свою линию Алиса – мне нужен твой совет. Ты, конечно, уже посоветовала мне пойти на хуй, но это не совсем то, о чём я хотела бы у тебя спросить.
- Ну так докладывай, коротко и по существу – проворчала Красно-белая – а то ходит вокруг да около!
- Рейму, я хочу сделать предложение Марисе – заявила госпожа Маргатройд – я хочу выйти за неё замуж
- А какого хуя ты ко мне-то припёрлась? Благословения что ли просить? – удивилась жрица – так хуй с вами, благословляю, женитесь, ебитесь, только меня в свою канитель не втягивайте
- Ну вообще, в первую очередь я хотела узнать, не будешь ли ты против нашей свадьбы – объяснила Алиса
- Да мне похуй – честно ответила Рейму – с чего бы мне быть против? Тем более что я не уверена, что Мариса примет твоё предложение
- Но попробовать-то стоит! – решительно заявила волшебница, заметив, что Рейму вроде бы начала вести себя адекватнее
- Слушай, Алиса – задумчиво спросила мико – а ты что, в самом деле так сильно любишь эту ведьму?
- Да! – ответила она, не раздумывая
- И ты что, готова прожить с ней всю жизнь, ежедневно видеть её наглую рожу, делить с ней одну постель, спать с ней под одним одеялом?.. – продолжала Рейму
- Я мечтаю об этом! – так же молниеносно ответила Маргатройд
- Если бы ты знала, как эта сволочь пердит по ночам – мрачно усмехнулась жрица – ты бы мечтала о чём нибудь другом. Вонища стоит такая, что глаза режет! Нажрётся, блядь, своих ебучих грибов…
- Рейму! – прервала Алиса свою собеседницу, резко скатившую дискуссию о романтических переживаниях в непристойный натурализм – перестань!
- А чё перестань? – не унималась хозяйка храма, которая неожиданно для самой себя задела давно наболевшую тему – я тебе говорю, пердотой пасёт так, что тараканов травить можно. Вот лучше бы наша ёбаная Юкари не законы дурацкие принимала, а присоединилась к Конвенции ООН о запрете химоружия. Тогда бы Марисе сразу пиздец пришёл. То, что источает её жопа сразу бы встало в один ряд с Зарином и Зоманом, не говоря уж об Иприте с Люизитом. Короче, страшная хуйня, а ещё она…
- РЕЙМУ! – возмутилась Алиса, залившись краской от смущения - пожалуйста, перестань говорить гадости про Марису. Вы же подруги. Если тебе насрать на неё с высокой тории, то уважай хотя бы мои чувства!
- Это я просто к тому – начала объяснять жрица – чтобы ты поняла, что Мариса самая обычная девка с огромным количеством недостатков, которые ты не хочешь замечать, втрескавшись в неё по уши. Если вы действительно поженитесь, то совет вам, как говорится, да любовь, только не жалуйся мне потом на то, что твоя ненаглядная из обыкновенной волшебницы после свадьбы превратилась в нагло валяющуюся на диване паскуду, жрущую пиво и разбрасывающую по всему дому свои носки. Мне сложно понять, чего такого ты в ней нашла, но я ещё раз попробую снять с тебя розовые очки – Мариса мало того, что ёбнутая, так еще и значительную часть времени проводит в обхуяченном состоянии. Она рыгает, пердит, начинает страшно вонять, если её долго не мыть, а её несчастная пиздёнка, добраться до которой ты так вожделеешь, чтобы потрудиться над ней своим языком, не благоухает тонким ароматом ландышей и незабудок, как бы тебе этого хотелось, а фонит тухлой селёдкой, так же как у тебя, у меня и у всех остальных. Есть ещё вопросы?
- Д-да… - не унималась волшебница, изо всех сил старавшаяся не придавать значения вопросам, затронутым Рейму – я бы хотела попросить у тебя совета, раз уж ты не против нашей свадьбы. Ты ведь знаешь Марису, как никто другой, подскажи, как мне лучше признаться ей в своих чувствах и сделать предложение? Мне, честно говоря, не приходит в голову ничего, кроме романтического ужина.
- А что, нормальная идея – неожиданно спокойно ответила жрица, чей обычный ужин сегодня был под большим вопросом – нестареющая классика же. Только постарайтесь обойтись без выпивки, иначе эта ведьма опять нажрётся и будет творить хуйню. В этом случае мало того, что ты сможешь забыть о какой-либо романтике, так ещё и Мариса запросто может забыть факт того, что согласилась на тебе жениться, а наутро, когда ты ей напомнишь про это, велика вероятность, что она пошлёт тебя на хуй, несмотря на обещания вечной любви, данные тебе накануне под воздействием халявного бухла
- Это я понимаю, мне и самой нравится эта идея, но всё-таки хочется чего-то необычного – согласилась Алиса
- Фейерверк устрой – усмехнулась Рейму – под это дело и признаешься. И предложение сделаешь. Ты что, аниме не смотрела никогда?
- Смотрела – честно ответила Алиса – но такого ни разу не видела, хотя мысль хорошая!
- Что же ты за аниме-то смотришь, если не видела сопливых сцен на фоне салютов в ночном небе? – удивилась жрица
- Strawberry Panic – начала перечислять гостья – Valkyrie Drive, Sakura Trick… Наруто ещё, и Моногатари. И Мадоку.
- Навернула говна и рада – прокомментировала Рейму – ещё вопросы будут?
- Нет, у меня всё – ответила Алиса - Спасибо тебе, Рейму, и за советы, и за понимание. Если всё сложится удачно, придёшь на нашу свадьбу в качестве ВИП-гостьи?
- Конечно приду, но только в этом качестве – категорично согласилась жрица – ни тамадой, ни свидетельницей я в этом балагане не буду.
205 75364
>>75363
- Здравствуй, Рейму! – поприветствовала Алиса свою активно-неконструктивную собеседницу, воспользовавшись небольшой паузой в её хуесловии
- Хули тебе надо тут, а? – мрачно поинтересовалась Рейму в ответ, демонстративно положив руку на рукоятку лежащего рядом с ней топора – пиздуй-ка ты отсюда на хуй
- Мне нужен твой совет, Рейму – стараясь сохранять спокойствие, продолжила госпожа Маргатройд, несмотря совершенно неяпонское хамство, более характерное не для синтоистских священниц, а для работниц вонючих забегаловок-разливаек советского образца, до сих пор встречающихся на окраинах спальных районов очень провинциальных городов нашей страны
- Ну чё там у тебя? – недоверчиво буркнула Красно-белая
- Это насчёт Марисы – слегка волнуясь начала волшебница – я надеюсь, ты в курсе нового закона о регистрации о-о-одн-н-нополых браков?..
- Чё ты там мурчишь себе под нос? – грозно спросила Рейму, заметив смущение собеседницы – говори чётко и разборчиво!
- Т-т-ты слышала о новом законе?.. – чуть громче повторила Алиса, но жрица не дала ей закончить
- Я такие законы на хую видела! – категорично заявила мико – и не собираюсь их обсуждать. Нехуй превращать мой храм в лесбийский блядюжник! Ебать вас в рот, это же святое место! А вы сюда это блядство тащите, ни стыда у вас, ни совести нет, все, блядь, в аду сгорите, греховодницы хуевы. Ни хера святого у вас нет!
- Рейму, послушай меня – жалобно гнула свою линию Алиса – мне нужен твой совет. Ты, конечно, уже посоветовала мне пойти на хуй, но это не совсем то, о чём я хотела бы у тебя спросить.
- Ну так докладывай, коротко и по существу – проворчала Красно-белая – а то ходит вокруг да около!
- Рейму, я хочу сделать предложение Марисе – заявила госпожа Маргатройд – я хочу выйти за неё замуж
- А какого хуя ты ко мне-то припёрлась? Благословения что ли просить? – удивилась жрица – так хуй с вами, благословляю, женитесь, ебитесь, только меня в свою канитель не втягивайте
- Ну вообще, в первую очередь я хотела узнать, не будешь ли ты против нашей свадьбы – объяснила Алиса
- Да мне похуй – честно ответила Рейму – с чего бы мне быть против? Тем более что я не уверена, что Мариса примет твоё предложение
- Но попробовать-то стоит! – решительно заявила волшебница, заметив, что Рейму вроде бы начала вести себя адекватнее
- Слушай, Алиса – задумчиво спросила мико – а ты что, в самом деле так сильно любишь эту ведьму?
- Да! – ответила она, не раздумывая
- И ты что, готова прожить с ней всю жизнь, ежедневно видеть её наглую рожу, делить с ней одну постель, спать с ней под одним одеялом?.. – продолжала Рейму
- Я мечтаю об этом! – так же молниеносно ответила Маргатройд
- Если бы ты знала, как эта сволочь пердит по ночам – мрачно усмехнулась жрица – ты бы мечтала о чём нибудь другом. Вонища стоит такая, что глаза режет! Нажрётся, блядь, своих ебучих грибов…
- Рейму! – прервала Алиса свою собеседниц