1548191345042.jpg169 Кб, 542x351
Графомании тред №3 96591 В конец треда | Веб
Добро пожаловать в ТРЕТИЙ тред дикой графомании местного разлива. Тут не умеют в логику, вычитку и alt+0151. Зато у нас иногда есть в ламповые текстики, юмор и, конечно же, ПОПАДАНЦЫ. Куда же без них?
Прошлый убегает от поезда тут: https://2ch.hk/to/res/83774.html (М)
Архив двух тредов https://drive.google.com/drive/folders/10BC7Hb9OtUiv0bC9Ijm_vwGQpJhVR1y6 Если что проебал, сообщите
Гайд прямиком из /izd/ (Хоть немного, но стоит обратить внимание) https://github.com/romacode/izd
2 96595
>>96591 (OP)
Покекано с ёблы реймы
Yuuka is disappoint.jpg458 Кб, 600x800
3 96640
К твоему сведению, «Юкич» — это «вольный перевод анона», а тот пиздец на рунглише принадлежит кому-то другому.
4 96641
>>96640
Поправлю.
# OP 5 96642
>>96640
Fixed, ebat
6 96643
>>96591 (OP)
Историю попаланца омеги екая на двачи не добавил.
7 96644
>>96591 (OP)
ОП, ты проебал мой рассказ:
>>91217
8 96645
>>96591 (OP)
Кто выглядит криповее: Алукард с глазами поглащенных душ или Юкари с поезадми и разрывом пространства?
6e4b6c17b2064dceb0f63110166125ff2d33079d.jpg492 Кб, 600x729
9 96647
>>96595
Я с таким еблом перебегаю дорогу перед дорогими машинами и китайскими самосвалами.
Вкотился. ОПу, как всегда, благодарность и, как и остальным писакам - пожелание вдохновения, а читателям и критикам - ЧИТАЙ ЩО ДАЮТЬ!
15452039622720.jpg113 Кб, 599x535
10 96648
Меж двух миров

Воздух был наполнен ароматом цветов и запахом нагретой на солнце травы. Сумиреко сделала глубокий вдох, стараясь втянуть в себя побольше этой экологически чистой атмосферы Генсокё и прибавила шаг, стремясь побыстрее оказаться в Кориндо. Она подозревала, что время её очередного визита во владения Юкари Якумо подходит к концу, поэтому очень хотела попрощаться с Ринноске по-человечески. Способность попадать в Генсокё в своих снах имеет весьма скверную особенность: очевидно, что во сне предугадать момент пробуждения почти невозможно, поэтому Сумиреко всегда исчезала для генсокийских жителей ещё более внезапно, чем появлялась. Усами-сан прекрасно понимала, что в этом нет её вины, она знала, что её здешние друзья тоже это понимают, но всё равно каждый раз по пробуждении во Внешнем мире начинала испытывать чувство вины, а оказавшись в Генсокё вновь, начинала свои разговоры с извинений перед теми, кому в прошлый раз посчастливилось стать свидетелями внезапного «дисконнекта». Вот поэтому сейчас ей и хотелось добраться до обители продавца антиквариата как можно скорее, тем более, что во время своего предыдущего визита Усами-сан неожиданно исчезла как раз в тот момент, когда Ринноске послал её за пивом. Но несмотря на жгучее желание объясниться перед Корином, Сумиреко испытывала ещё одно чувство, почти противоположное первому. На самом деле ей не хотелось никуда спешить, ей просто хотелось наслаждаться прекрасным солнечным днём, сладким воздухом и всеобщим умиротворением, в общем, всем тем, с чем во Внешнем мире у Усами-сан была напряжёнка. Тихая, размеренная жизнь в Генсокё, которую Сумиреко видела во сне, настолько мощно контрастировала с изматывающей суетой Токио в реальной жизни, что каждое пробуждение для школьницы превращалось в небольшую трагедию, хотя, справедливости ради стоит отметить, что в Генсокё Усами-сан чувствовала себя лучше не только по причине своего неприятия условий жизни в мегаполисе.
Сумиреко шла по дороге в сторону Магического леса, стараясь насладиться каждой секундой пребывания в мире своей мечты и теплый ласковый ветер, бушующие в воздухе ароматы растений и льющееся со всех сторон пение птиц позволяли ей это. Однако внезапно Усами-сан почувствовала, что голос одной из пернатых тварей в изобилии надрывающихся в высокой траве, в кустах и кронах деревьев начинает выделяться из общего ансамбля сначала своим идиотским тембром, затем громкостью и наконец какой-то вопиющей, словно у первой Мику Хацуне, неестественностью. Почувствовав знакомое мерзкое чувство потери связи с «реальностью» Сумиреко поняла, в чём дело: уже в следующую секунду Генсокийский пейзаж перед её глазами исчез и вместо дороги, ведущей из деревни людей в сторону Кориндо школьница обнаружила себя в своей комнате, оглашаемой сигналом будильника, предательски замаскировавшегося в Генсокё под ухающего в придорожных зарослях фазана и безжалостно сообщавшего о том, что во Внешнем мире начался новый день. «Твою мать, снова утро!» - недовольно проворчала Усами-сан, нехотя вставая с постели - «Добро пожаловать в наш дерьмовый мир обратно!».
Несмотря на свой юный возраст, Сумиреко была одной из тех, кто не привык наслаждаться драгоценной порой цветущей молодости, да и вообще реальную жизнь она недолюбливала, хоть со стороны и казалось, что у Усами-сан нет никаких поводов для недовольства. Как и подобает почти обыкновенной школьнице из Внешнего мира, Сумиреко жила в небольшом доме, расположенном в одном из тихих районов Токио, до неприличия плотно застроенном подобными хибарами представителей японского среднего класса. Разумеется, дом принадлежал её родителям, которых сама Сумиреко почти не видела, ведь они, как и положено родителям обыкновенных японских школьников, усиленно работали с самого раннего утра и до позднего вечера, чудом избежав незавидной участи своих менее удачливых товарищей погибнуть в какой-нибудь катастрофе или отправиться в многолетнюю командировку за границу. Иногда Сумиреко становилось даже немного стыдно перед самой собой, когда она осознавала, что с некоторым трудом припоминает имена своих стариков и имеет весьма смутное представление об их внешности. Порой Усами-сан задумывалась, а нет ли у неё ещё каких-нибудь близких родственников. Подобные мысли нередко приводили её к мечтам о внезапно появляющемся в её жизни добром, заботливом, красивом и, разумеется, не родном старшем брате, способном раз и навсегда поставить жирную точку в вопросе по обустройству её сумиречьей личной жизни. Но все мечты Сумиреко об онии-чане так и оставались мечтами, равно как и род деятельности её родителей годами продолжал быть тайной за семью печатями и даже ежедневно лежащий во дворе её дома кот упорно делал вид, что не имеет с семьёй Усами ничего общего, хоть и с завидной регулярностью норовил вполне по-хозяйски пробраться в избу для совершения каких-либо противоправных действий. Тем не менее, нельзя сказать, что Сумиреко тяготилась одиночеством, ведь благодаря способности попадать в Генсокё в своих снах, она могла здорово разнообразить свой нехитрый досуг в основном состоящий из сычевания в своей комнате, перемежаемого сеансами кухонного кишкоблудства. Поэтому пока её распиздяи-одноклассники бухали на адовых вписонах, устраивая жуткие групповухи под воздействием запрещённых веществ, Суми-тян, нажравшись снотворного, и пользуясь тем, что не обязана никому объяснять мотивы своих действий, нещадно чудила по ту сторону барьера, ощущая себя по-настоящему счастливой в своей свободе от несовершенства Внешнего мира.
Выглянув в окно, Сумиреко заметила, что день обещает быть пасмурным, под стать её собственному хмурому настроению. Печально вздохнув и задумчиво почесав задницу, девушка зашлёпала тапками в сторону выхода их комнаты. Оказавшись на кухне, Усами-сан принялась нехотя запихивать в себя завтрак, старательно рационализируя свое стремление сбежать из школы пораньше, не дожидаясь конца занятий. Не то, чтобы Суми-тян была лентяйкой и не стремилась к знаниям, просто сама атмосфера обыкновенной токийской школы действовала на неё угнетающим образом. По этой причине, например, Сумиреко не могла смотреть аниме жанра «повседневность», где школьная жизнь героев, окрашенная в розово-оранжевые цвета заката и цветущей сакуры, состояла исключительно из любви, дружбы, бункасаев и поездок на море с сисястыми училками. Возможно, именно этот контраст с реальностью и стал причиной неожиданной любви Усами-сан к Проекту Восток, причём настолько сильной, что в итоге наша героиня смогла, пусть и во сне, но всё-таки примерить на себя вожделенную роль попаданца.
15452039622720.jpg113 Кб, 599x535
10 96648
Меж двух миров

Воздух был наполнен ароматом цветов и запахом нагретой на солнце травы. Сумиреко сделала глубокий вдох, стараясь втянуть в себя побольше этой экологически чистой атмосферы Генсокё и прибавила шаг, стремясь побыстрее оказаться в Кориндо. Она подозревала, что время её очередного визита во владения Юкари Якумо подходит к концу, поэтому очень хотела попрощаться с Ринноске по-человечески. Способность попадать в Генсокё в своих снах имеет весьма скверную особенность: очевидно, что во сне предугадать момент пробуждения почти невозможно, поэтому Сумиреко всегда исчезала для генсокийских жителей ещё более внезапно, чем появлялась. Усами-сан прекрасно понимала, что в этом нет её вины, она знала, что её здешние друзья тоже это понимают, но всё равно каждый раз по пробуждении во Внешнем мире начинала испытывать чувство вины, а оказавшись в Генсокё вновь, начинала свои разговоры с извинений перед теми, кому в прошлый раз посчастливилось стать свидетелями внезапного «дисконнекта». Вот поэтому сейчас ей и хотелось добраться до обители продавца антиквариата как можно скорее, тем более, что во время своего предыдущего визита Усами-сан неожиданно исчезла как раз в тот момент, когда Ринноске послал её за пивом. Но несмотря на жгучее желание объясниться перед Корином, Сумиреко испытывала ещё одно чувство, почти противоположное первому. На самом деле ей не хотелось никуда спешить, ей просто хотелось наслаждаться прекрасным солнечным днём, сладким воздухом и всеобщим умиротворением, в общем, всем тем, с чем во Внешнем мире у Усами-сан была напряжёнка. Тихая, размеренная жизнь в Генсокё, которую Сумиреко видела во сне, настолько мощно контрастировала с изматывающей суетой Токио в реальной жизни, что каждое пробуждение для школьницы превращалось в небольшую трагедию, хотя, справедливости ради стоит отметить, что в Генсокё Усами-сан чувствовала себя лучше не только по причине своего неприятия условий жизни в мегаполисе.
Сумиреко шла по дороге в сторону Магического леса, стараясь насладиться каждой секундой пребывания в мире своей мечты и теплый ласковый ветер, бушующие в воздухе ароматы растений и льющееся со всех сторон пение птиц позволяли ей это. Однако внезапно Усами-сан почувствовала, что голос одной из пернатых тварей в изобилии надрывающихся в высокой траве, в кустах и кронах деревьев начинает выделяться из общего ансамбля сначала своим идиотским тембром, затем громкостью и наконец какой-то вопиющей, словно у первой Мику Хацуне, неестественностью. Почувствовав знакомое мерзкое чувство потери связи с «реальностью» Сумиреко поняла, в чём дело: уже в следующую секунду Генсокийский пейзаж перед её глазами исчез и вместо дороги, ведущей из деревни людей в сторону Кориндо школьница обнаружила себя в своей комнате, оглашаемой сигналом будильника, предательски замаскировавшегося в Генсокё под ухающего в придорожных зарослях фазана и безжалостно сообщавшего о том, что во Внешнем мире начался новый день. «Твою мать, снова утро!» - недовольно проворчала Усами-сан, нехотя вставая с постели - «Добро пожаловать в наш дерьмовый мир обратно!».
Несмотря на свой юный возраст, Сумиреко была одной из тех, кто не привык наслаждаться драгоценной порой цветущей молодости, да и вообще реальную жизнь она недолюбливала, хоть со стороны и казалось, что у Усами-сан нет никаких поводов для недовольства. Как и подобает почти обыкновенной школьнице из Внешнего мира, Сумиреко жила в небольшом доме, расположенном в одном из тихих районов Токио, до неприличия плотно застроенном подобными хибарами представителей японского среднего класса. Разумеется, дом принадлежал её родителям, которых сама Сумиреко почти не видела, ведь они, как и положено родителям обыкновенных японских школьников, усиленно работали с самого раннего утра и до позднего вечера, чудом избежав незавидной участи своих менее удачливых товарищей погибнуть в какой-нибудь катастрофе или отправиться в многолетнюю командировку за границу. Иногда Сумиреко становилось даже немного стыдно перед самой собой, когда она осознавала, что с некоторым трудом припоминает имена своих стариков и имеет весьма смутное представление об их внешности. Порой Усами-сан задумывалась, а нет ли у неё ещё каких-нибудь близких родственников. Подобные мысли нередко приводили её к мечтам о внезапно появляющемся в её жизни добром, заботливом, красивом и, разумеется, не родном старшем брате, способном раз и навсегда поставить жирную точку в вопросе по обустройству её сумиречьей личной жизни. Но все мечты Сумиреко об онии-чане так и оставались мечтами, равно как и род деятельности её родителей годами продолжал быть тайной за семью печатями и даже ежедневно лежащий во дворе её дома кот упорно делал вид, что не имеет с семьёй Усами ничего общего, хоть и с завидной регулярностью норовил вполне по-хозяйски пробраться в избу для совершения каких-либо противоправных действий. Тем не менее, нельзя сказать, что Сумиреко тяготилась одиночеством, ведь благодаря способности попадать в Генсокё в своих снах, она могла здорово разнообразить свой нехитрый досуг в основном состоящий из сычевания в своей комнате, перемежаемого сеансами кухонного кишкоблудства. Поэтому пока её распиздяи-одноклассники бухали на адовых вписонах, устраивая жуткие групповухи под воздействием запрещённых веществ, Суми-тян, нажравшись снотворного, и пользуясь тем, что не обязана никому объяснять мотивы своих действий, нещадно чудила по ту сторону барьера, ощущая себя по-настоящему счастливой в своей свободе от несовершенства Внешнего мира.
Выглянув в окно, Сумиреко заметила, что день обещает быть пасмурным, под стать её собственному хмурому настроению. Печально вздохнув и задумчиво почесав задницу, девушка зашлёпала тапками в сторону выхода их комнаты. Оказавшись на кухне, Усами-сан принялась нехотя запихивать в себя завтрак, старательно рационализируя свое стремление сбежать из школы пораньше, не дожидаясь конца занятий. Не то, чтобы Суми-тян была лентяйкой и не стремилась к знаниям, просто сама атмосфера обыкновенной токийской школы действовала на неё угнетающим образом. По этой причине, например, Сумиреко не могла смотреть аниме жанра «повседневность», где школьная жизнь героев, окрашенная в розово-оранжевые цвета заката и цветущей сакуры, состояла исключительно из любви, дружбы, бункасаев и поездок на море с сисястыми училками. Возможно, именно этот контраст с реальностью и стал причиной неожиданной любви Усами-сан к Проекту Восток, причём настолько сильной, что в итоге наша героиня смогла, пусть и во сне, но всё-таки примерить на себя вожделенную роль попаданца.
11 96649
>>96648
Из задумчивости Сумиреко вывел внезапный взгляд на часы, висящие на стене. «Ёб твою мать, я же на электричку опоздаю!» - испуганно воскликнула Усами-сан, подскакивая на стуле и принимаясь спешно собираться в храм знаний, расположенный чуть ли не в получасе езды от её дома. Спешно напялив на себя школьную форму и закинув бенто в сумку с учебниками, Суми-тян выбежала из дома, запнувшись о кота, нагло разлёгшегося прямо на дорожке, ведущей от входной двери к воротам. Обругав мохнатого бездельника «жирным разъебаем» и покинув территорию своего домовладения, Усами-сан помчалась по улице в сторону станции, по всем законам жанра на бегу доедая бутерброд в лучах восходящего солнца, решившего ради такого дела даже ненадолго выглянуть из за плотной облачности. Подбегая к платформе, школьница к своей радости заметила, что электричка ещё не ушла, и более того, у Сумиреко даже есть шанс вбежать в вагон не самой последней. Так в общем-то и вышло, только вот на этом дневной лимит радостных событий для Усами-сан оказался исчерпан. Оказавшись в переполненном вагоне, школьница почувствовала, как в самый последний момент, уже в закрывающиеся у неё за спиной двери, с радостным криком «Слава Богу, успел!» вслед за ней бронебойным снарядом влетел довольно крупный по японским меркам мужик средних лет с внешностью типичного менеджера очень среднего звена. Порадовавшись за удачу корпоративного самурая, Сумиреко почувствовала себя несколько уютнее, ведь теперь ей предстояло ехать, будучи прижатой не к холодному стеклу и металлу дверей вагона, а к мягкому пивному животу незнакомца. Однако, как только поезд набрал скорость, Усами почувствовала неладное. То, что ситуация складывается не лучшим образом стало понятно, когда офисному самураю, прижатому к юной прелестнице неожиданно изменила его самурайская выдержка и он, мгновенно перевоплотившись из воина бизнеса в обычного грязного извращугу, начал бессовестно тискать несчастную Сумиреко своими наглыми руками. Сначала Усами-сан старалась не обращать на это внимания, успокаивая себя надеждой на то, что приармянившийся к ней хмырь не обнаглеет в край, но когда рука незнакомца скользнула ей под юбку, школьница испугалась по-настоящему. Дрожа от страха, Сумиреко не могла поверить в то, что стала жертвой столь наглого домогалова. Начинать день с сексуального скандала Суми-тян просто не могла, особенно в общественном месте, да ещё и в таком, где могли оказаться ученики из её школы, а в худшем случае, даже одноклассники, поэтому ей оставалось лишь затаив дыхание, терпеть, как замаскировавшийся под саларимана извращенец бессовестно жмякает её задницу, как свою собственную. Лучшим выходом из этой ситуации для Усами-сан было решение покинуть вагон на ближайшей станции, но до неё надо было ещё добраться, а время поджимало, ведь вконец распоясавшийся извращенец, восприняв дрожь школьницы как признак не столько страха, сколько сексуального возбуждения, принялся бесчинствовать в полную силу. Почувствовав, как пальцы незнакомца уверенным движением оттянув трусики, устремляются прямо в промежность, Сумиреко похолодела от ужаса: больше всего ей хотелось закричать, но страх, буквально сковавший девушку, полностью парализовал её волю. Однако когда Суми-тян была уже практически готова расстаться со своей невинностью посреди переполненного вагона, произошло нечто неожиданное:
-Ты что, мать, совсем уже охренела?! - возмущённо зашептал извращенец в ухо Усами, брезгливо отдёргивая руку, ещё мгновение назад изучавшую неизведанные прелести — пизду за тебя кто будет брить? Что у тебя там за джунгли?!
-Извините — испуганно прошептала Сумиреко, сгорая от стыда за свою привычку не слишком тщательно следить за своими интимными зонами
-В жопу себе засунь свои извинения — со злобой прошептал мужик — ну и молодёжь пошла, совсем уже обнаглели!
Поразившись неожиданному развитию ситуации, Усами-сан вновь лишилась дара речи под недовольное урчание возмущенного гражданина за спиной. Ей очень хотелось немедленно выскочить из электрички, однако, к её облегчению, на ближайшей станции эстетствующий извращенец, обругав напоследок школьницу «грязной чуханкой» оставил её в покое, покинув вагон. Немного переведя дух, Сумиреко вздохнула, продолжив путь в школу, на всякий случай, прикрыв задницу сумкой. По мере приближения к нужной ей станции Суми-тян привычно замечала, что её вагон постепенно пустеет и последний перегон ей как обычно удалось проехать с некоторым комфортом, немного нарушаемым лишь галдением каких-то семиклассников, ололокающих над утренним засмеялся-на катану намотался тредом на дваче.
Добравшись, наконец, до нужной станции, Усами-сан покинула недружелюбно встретившую её этим утром электричку. До школы оставалось пройти всего несколько кварталов и вероятность напороться на какие-нибудь неприятности здесь традиционно была невелика, но судьба сегодня явно не собиралась баловать Сумиреко босяцким фартом. За пару сотен метров до школьного двора Усами-сан услышала за спиной до боли знакомый звук, представляющий собой смесь низкого гудения многолитрового турбомотора и ритмичной долбёжки сабвуфера. Оглянувшись, Суми увидела неумолимо приближающийся в её сторону чёрный Мерседес, несущий в своих кожано-деревянных недрах её якудза-одноклассника, Ёрохи Ивадзу, сына местного смотрящего за районом. «Хоккайдовский центра-ал! Ветер северный!» - расслышала Сумиреко льющуюся изнутри Мерседеса музыку - «Этапом в Вакканай, зла немеряно!..». Как любая скромная девушка из среднего класса, Усами-сан немного опасалась подобных ребят, поэтому, едва заметив настигающий её гайдзинский вундерваген Ивадзу-сана, поспешила прижаться к идущему вдоль тротуара забору, однако на её беду якудза-Мерс поравнялся с ней как раз в том месте, где на асфальте ещё не успела высохнуть лужа, образовавшаяся в результате прошедшего ночью дождя. Поскольку персональный водитель отпрыска местного криминального авторитета ездить медленно был не обучен, фонтан брызг из-под колёс его тонированной в хламину варварской колесницы получился весьма эффектным, обрушившись на несчастную Сумиреко локальным цунами. «Ну спасибо тебе, Ивадзу-сан!» - обескураженно прошептала Усами вслед стремительно удаляющемуся бандитскому Мерсу, спешно стряхивая с одежды капли воды, ещё не успевшие полностью впитаться в плотную ткань школьной формы. Оценив масштабы бедствия, Сумиреко чуть было не впала в отчаяние: если её пиджак остался относительно сухим, то вот складчатая юбка оказалась основательно испорчена внезапными водными процедурами. О том, чтобы быстро высушить одежду не могло идти и речи, а значит теперь незадачливой путешественнице в параллельный мир предстояло минимум полдня терпеть под задницей мокрую тряпку, сидя на уроках.
11 96649
>>96648
Из задумчивости Сумиреко вывел внезапный взгляд на часы, висящие на стене. «Ёб твою мать, я же на электричку опоздаю!» - испуганно воскликнула Усами-сан, подскакивая на стуле и принимаясь спешно собираться в храм знаний, расположенный чуть ли не в получасе езды от её дома. Спешно напялив на себя школьную форму и закинув бенто в сумку с учебниками, Суми-тян выбежала из дома, запнувшись о кота, нагло разлёгшегося прямо на дорожке, ведущей от входной двери к воротам. Обругав мохнатого бездельника «жирным разъебаем» и покинув территорию своего домовладения, Усами-сан помчалась по улице в сторону станции, по всем законам жанра на бегу доедая бутерброд в лучах восходящего солнца, решившего ради такого дела даже ненадолго выглянуть из за плотной облачности. Подбегая к платформе, школьница к своей радости заметила, что электричка ещё не ушла, и более того, у Сумиреко даже есть шанс вбежать в вагон не самой последней. Так в общем-то и вышло, только вот на этом дневной лимит радостных событий для Усами-сан оказался исчерпан. Оказавшись в переполненном вагоне, школьница почувствовала, как в самый последний момент, уже в закрывающиеся у неё за спиной двери, с радостным криком «Слава Богу, успел!» вслед за ней бронебойным снарядом влетел довольно крупный по японским меркам мужик средних лет с внешностью типичного менеджера очень среднего звена. Порадовавшись за удачу корпоративного самурая, Сумиреко почувствовала себя несколько уютнее, ведь теперь ей предстояло ехать, будучи прижатой не к холодному стеклу и металлу дверей вагона, а к мягкому пивному животу незнакомца. Однако, как только поезд набрал скорость, Усами почувствовала неладное. То, что ситуация складывается не лучшим образом стало понятно, когда офисному самураю, прижатому к юной прелестнице неожиданно изменила его самурайская выдержка и он, мгновенно перевоплотившись из воина бизнеса в обычного грязного извращугу, начал бессовестно тискать несчастную Сумиреко своими наглыми руками. Сначала Усами-сан старалась не обращать на это внимания, успокаивая себя надеждой на то, что приармянившийся к ней хмырь не обнаглеет в край, но когда рука незнакомца скользнула ей под юбку, школьница испугалась по-настоящему. Дрожа от страха, Сумиреко не могла поверить в то, что стала жертвой столь наглого домогалова. Начинать день с сексуального скандала Суми-тян просто не могла, особенно в общественном месте, да ещё и в таком, где могли оказаться ученики из её школы, а в худшем случае, даже одноклассники, поэтому ей оставалось лишь затаив дыхание, терпеть, как замаскировавшийся под саларимана извращенец бессовестно жмякает её задницу, как свою собственную. Лучшим выходом из этой ситуации для Усами-сан было решение покинуть вагон на ближайшей станции, но до неё надо было ещё добраться, а время поджимало, ведь вконец распоясавшийся извращенец, восприняв дрожь школьницы как признак не столько страха, сколько сексуального возбуждения, принялся бесчинствовать в полную силу. Почувствовав, как пальцы незнакомца уверенным движением оттянув трусики, устремляются прямо в промежность, Сумиреко похолодела от ужаса: больше всего ей хотелось закричать, но страх, буквально сковавший девушку, полностью парализовал её волю. Однако когда Суми-тян была уже практически готова расстаться со своей невинностью посреди переполненного вагона, произошло нечто неожиданное:
-Ты что, мать, совсем уже охренела?! - возмущённо зашептал извращенец в ухо Усами, брезгливо отдёргивая руку, ещё мгновение назад изучавшую неизведанные прелести — пизду за тебя кто будет брить? Что у тебя там за джунгли?!
-Извините — испуганно прошептала Сумиреко, сгорая от стыда за свою привычку не слишком тщательно следить за своими интимными зонами
-В жопу себе засунь свои извинения — со злобой прошептал мужик — ну и молодёжь пошла, совсем уже обнаглели!
Поразившись неожиданному развитию ситуации, Усами-сан вновь лишилась дара речи под недовольное урчание возмущенного гражданина за спиной. Ей очень хотелось немедленно выскочить из электрички, однако, к её облегчению, на ближайшей станции эстетствующий извращенец, обругав напоследок школьницу «грязной чуханкой» оставил её в покое, покинув вагон. Немного переведя дух, Сумиреко вздохнула, продолжив путь в школу, на всякий случай, прикрыв задницу сумкой. По мере приближения к нужной ей станции Суми-тян привычно замечала, что её вагон постепенно пустеет и последний перегон ей как обычно удалось проехать с некоторым комфортом, немного нарушаемым лишь галдением каких-то семиклассников, ололокающих над утренним засмеялся-на катану намотался тредом на дваче.
Добравшись, наконец, до нужной станции, Усами-сан покинула недружелюбно встретившую её этим утром электричку. До школы оставалось пройти всего несколько кварталов и вероятность напороться на какие-нибудь неприятности здесь традиционно была невелика, но судьба сегодня явно не собиралась баловать Сумиреко босяцким фартом. За пару сотен метров до школьного двора Усами-сан услышала за спиной до боли знакомый звук, представляющий собой смесь низкого гудения многолитрового турбомотора и ритмичной долбёжки сабвуфера. Оглянувшись, Суми увидела неумолимо приближающийся в её сторону чёрный Мерседес, несущий в своих кожано-деревянных недрах её якудза-одноклассника, Ёрохи Ивадзу, сына местного смотрящего за районом. «Хоккайдовский центра-ал! Ветер северный!» - расслышала Сумиреко льющуюся изнутри Мерседеса музыку - «Этапом в Вакканай, зла немеряно!..». Как любая скромная девушка из среднего класса, Усами-сан немного опасалась подобных ребят, поэтому, едва заметив настигающий её гайдзинский вундерваген Ивадзу-сана, поспешила прижаться к идущему вдоль тротуара забору, однако на её беду якудза-Мерс поравнялся с ней как раз в том месте, где на асфальте ещё не успела высохнуть лужа, образовавшаяся в результате прошедшего ночью дождя. Поскольку персональный водитель отпрыска местного криминального авторитета ездить медленно был не обучен, фонтан брызг из-под колёс его тонированной в хламину варварской колесницы получился весьма эффектным, обрушившись на несчастную Сумиреко локальным цунами. «Ну спасибо тебе, Ивадзу-сан!» - обескураженно прошептала Усами вслед стремительно удаляющемуся бандитскому Мерсу, спешно стряхивая с одежды капли воды, ещё не успевшие полностью впитаться в плотную ткань школьной формы. Оценив масштабы бедствия, Сумиреко чуть было не впала в отчаяние: если её пиджак остался относительно сухим, то вот складчатая юбка оказалась основательно испорчена внезапными водными процедурами. О том, чтобы быстро высушить одежду не могло идти и речи, а значит теперь незадачливой путешественнице в параллельный мир предстояло минимум полдня терпеть под задницей мокрую тряпку, сидя на уроках.
12 96651
>>96649
Но самой страшной перспективой для Суми-тян был сейчас вовсе не возможный дискомфорт в области пятой точки, а весьма высокая вероятность попасться в столь непрезентабельном виде на глаза президенту учебного совета, и опасения эти имели под собой вполне реальную почву. Дело было в том, что глава местного сейтокая имела идиотскую привычку каждое утро отираться у входа в школу, придирчиво разглядывая спешащих на уроки учеников на предмет какой-либо неопрятности в одежде, слишком вызывающего макияжа или выпирающих из сумок бутылок с выпивкой, которую некоторые особо ушлые ученики проносили на занятия, завернув в конспекты и методички. Сумиреко понимала, что её шансы проскочить в таком виде не замеченной бдительным взором председательницы крайне малы, однако, ситуация не оставляла ей выбора: время неумолимо приближалось к началу занятий, а за опоздание на урок в этой школе могли устроить пропиздон пострашнее, чем за некоторые недочёты во внешнем виде. «Да и в рот она ебись, президентша эта» - решила Усами-сан, забегая в школьный двор - «как-никак, мы тут не на строевом смотре, если что — отмажусь!». Однако, когда Суми, победоносно прячась за спинами младшеклассников, случайно пересеклась взглядом со стоящей на крыльце главой учебного совета, весь её боевой задор в одночасье сник. Причиной этому была сама президентша, одним своим видом готовая деморализовать даже самого гомосексуального импотента. Первейшая красавица школы, отличница, спортсменка, предмет всеобщего обожания, способная с одинаковой лёгкостью находить общий язык со всеми от заведующей районным отделом народного образования до тупорылого водилы Ёрохи Ивадзу, любящего парковаться на школьном газоне, этим утром как всегда была неотразима, находясь на своём посту и мило приветствуя идущих на уроки учеников. Президентша была настолько безупречна в своём внешнем воплощении, что ей хотелось подражать, не дожидаясь замечаний по поводу внешнего вида. Своим ежедневным бдением у входа в школу эта стройная и не по-японски высокая красавица буквально молча мотивировала остальных учеников на крайнюю степень внешней напидоренности, и когда Сумиреко поймала на себе её придирчивый взгляд, ей стало понятно, что неприятного разговора, увы, не избежать.
-Эй, Усами, сюда иди — вместо приветствия потребовала председательница учебного совета, заметив, что Суми-тян словно пытается раствориться в воздухе
-Д-доброе утро, президент — поприветствовала Усами красавицу, в чьём взгляде заинтересованная приёбистость уступила место брезгливости
-Чё у тебя с юбкой? - мрачно поинтересовалась глава сейтокая — обоссалась что ли?
-Н-нет — смущённо ответила Сумиреко, решив рассказать всю правду — дело в том, что когда я шла в школу, мимо проезжал Ивадзу-сан, и...
-И ты, словно похотливая сучка — перебила её президентша — настолько перевозбудилась от его Мерседеса, что твоя несчастная пиздёнка извергла из себя такое огромное количество жидкости, что теперь твою юбку можно выжимать? Грязная шлюха, как ты смеешь испытывать сексуальное возбуждение по дороге в школу?
-Н-нет... - попыталась Суми-тян оспорить непристойное предположение главы учебного совета, однако та, войдя во вкус, не дала ей возможности оправдаться:
-Сегодня после уроков придёшь в комнату учсовета — заявила президентша, грозно глядя на охуевающую Усами-сан
-Зачем?! - испуганно поинтересовалась запуганная до уссачки школьница
-Ебать тебя будем — уведомила её красавица — не всем сейтокаем, конечно. Этим займётся мой заместитель, жуткий кобель, блядун и извращенец. Уж он-то оприходует тебя так, что ты запомнишь это надолго. И только попробуй не прийти — строго добавила президент — иначе будем ставить вопрос о твоём отчислении на основании твоего аморального поведения, приведшего к неудовлетворительному внешнему виду. А теперь вон с глаз моих.
-Х-хай! - взвизгнула Сумиреко, забегая внутрь школы, стремясь как можно быстрее убежать подальше от безжалостной главы учсовета, имевшей странную привычку сводить любые разговоры к непристойностям. Немного придя в себя в раздевалке, Усами-сан облачилась в сменную обувь и, удостоверившись в том, что до начала урока есть ещё целая минута, неспешно побрела в сторону класса.
Несмотря на то, что Суми-тян была весьма милой девочкой, она никогда не была особенно популярна в школе. Скорее даже наоборот, её можно было считать одной из тех, кого недолюбливали как ученики, так и учителя, причём без каких-либо особенных на то причин. Достаточно сказать, что в своём классе у неё никогда не было друзей или даже приятелей, поэтому она и старалась приходить в кабинет на урок строго по звонку, а во время перемен предпочитала слоняться в одиночестве где-нибудь подальше от всех. Ни в каких клубах Сумиреко, естественно, тоже не состояла, хотя и считала себя бессменной главой некоего Клуба Тайной Печати. Надо признать, что данный клуб некоторое время действительно функционировал и даже присутствовал в официальном реестре клубов школы, однако, его бурная деятельность закончилась так же бесславно, как и началась. В один прекрасный день в клубную комнату неожиданно нагрянули ревизоры в лице членов учебного совета под предводительством завуча. Уважаемую делегацию угораздило завалиться с проверкой как раз в тот момент, когда глава Клуба Тайной Печати, ученица первого класса старшей школы, Усами Сумиреко, самозабвенно распечатывала найденную в одном из шкафов коробку с яойной мангой. Ознакомившись с освобожденными из картонных оков артефактами, Комиссия пришла в ужас, а заодно и к выводу о необходимости немедленной ликвидации загадочного клуба, участники которого, как оказалось, под видом изучения парапсихологии практиковали обычный онанизм. Оставшись таким образом не понятой на самом высоком уровне, Усами-сан окончательно разочаровалась в школьной жизни, лишившись попутно и тяги к знаниям. Теперь её единственной мечтой было худо-бедно дотянуть до выпускного, предварительно не выпилившись от несовершенства мира заодно перехуячив долбоёбов-одноклассников, после чего тихонько засычевать дома, чередуя путешествия в Генсокё с ракованием на двачах и задрачиванием Тохоты.
Сумиреко вошла в класс под сигнал о начале уроков, мелодично полившийся одновременно из всех матюгальников на территории школы, и стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, добралась до своей парты. Первым уроком сегодня была история и вскоре после того, как Суми-тян уселась на своё место в кабинет вошёл учитель. Встав и поклонившись сенсею, школота вновь прижала свои беспокойные задницы к стульям, приготовившись внимать пламенным речам преподавателя.
12 96651
>>96649
Но самой страшной перспективой для Суми-тян был сейчас вовсе не возможный дискомфорт в области пятой точки, а весьма высокая вероятность попасться в столь непрезентабельном виде на глаза президенту учебного совета, и опасения эти имели под собой вполне реальную почву. Дело было в том, что глава местного сейтокая имела идиотскую привычку каждое утро отираться у входа в школу, придирчиво разглядывая спешащих на уроки учеников на предмет какой-либо неопрятности в одежде, слишком вызывающего макияжа или выпирающих из сумок бутылок с выпивкой, которую некоторые особо ушлые ученики проносили на занятия, завернув в конспекты и методички. Сумиреко понимала, что её шансы проскочить в таком виде не замеченной бдительным взором председательницы крайне малы, однако, ситуация не оставляла ей выбора: время неумолимо приближалось к началу занятий, а за опоздание на урок в этой школе могли устроить пропиздон пострашнее, чем за некоторые недочёты во внешнем виде. «Да и в рот она ебись, президентша эта» - решила Усами-сан, забегая в школьный двор - «как-никак, мы тут не на строевом смотре, если что — отмажусь!». Однако, когда Суми, победоносно прячась за спинами младшеклассников, случайно пересеклась взглядом со стоящей на крыльце главой учебного совета, весь её боевой задор в одночасье сник. Причиной этому была сама президентша, одним своим видом готовая деморализовать даже самого гомосексуального импотента. Первейшая красавица школы, отличница, спортсменка, предмет всеобщего обожания, способная с одинаковой лёгкостью находить общий язык со всеми от заведующей районным отделом народного образования до тупорылого водилы Ёрохи Ивадзу, любящего парковаться на школьном газоне, этим утром как всегда была неотразима, находясь на своём посту и мило приветствуя идущих на уроки учеников. Президентша была настолько безупречна в своём внешнем воплощении, что ей хотелось подражать, не дожидаясь замечаний по поводу внешнего вида. Своим ежедневным бдением у входа в школу эта стройная и не по-японски высокая красавица буквально молча мотивировала остальных учеников на крайнюю степень внешней напидоренности, и когда Сумиреко поймала на себе её придирчивый взгляд, ей стало понятно, что неприятного разговора, увы, не избежать.
-Эй, Усами, сюда иди — вместо приветствия потребовала председательница учебного совета, заметив, что Суми-тян словно пытается раствориться в воздухе
-Д-доброе утро, президент — поприветствовала Усами красавицу, в чьём взгляде заинтересованная приёбистость уступила место брезгливости
-Чё у тебя с юбкой? - мрачно поинтересовалась глава сейтокая — обоссалась что ли?
-Н-нет — смущённо ответила Сумиреко, решив рассказать всю правду — дело в том, что когда я шла в школу, мимо проезжал Ивадзу-сан, и...
-И ты, словно похотливая сучка — перебила её президентша — настолько перевозбудилась от его Мерседеса, что твоя несчастная пиздёнка извергла из себя такое огромное количество жидкости, что теперь твою юбку можно выжимать? Грязная шлюха, как ты смеешь испытывать сексуальное возбуждение по дороге в школу?
-Н-нет... - попыталась Суми-тян оспорить непристойное предположение главы учебного совета, однако та, войдя во вкус, не дала ей возможности оправдаться:
-Сегодня после уроков придёшь в комнату учсовета — заявила президентша, грозно глядя на охуевающую Усами-сан
-Зачем?! - испуганно поинтересовалась запуганная до уссачки школьница
-Ебать тебя будем — уведомила её красавица — не всем сейтокаем, конечно. Этим займётся мой заместитель, жуткий кобель, блядун и извращенец. Уж он-то оприходует тебя так, что ты запомнишь это надолго. И только попробуй не прийти — строго добавила президент — иначе будем ставить вопрос о твоём отчислении на основании твоего аморального поведения, приведшего к неудовлетворительному внешнему виду. А теперь вон с глаз моих.
-Х-хай! - взвизгнула Сумиреко, забегая внутрь школы, стремясь как можно быстрее убежать подальше от безжалостной главы учсовета, имевшей странную привычку сводить любые разговоры к непристойностям. Немного придя в себя в раздевалке, Усами-сан облачилась в сменную обувь и, удостоверившись в том, что до начала урока есть ещё целая минута, неспешно побрела в сторону класса.
Несмотря на то, что Суми-тян была весьма милой девочкой, она никогда не была особенно популярна в школе. Скорее даже наоборот, её можно было считать одной из тех, кого недолюбливали как ученики, так и учителя, причём без каких-либо особенных на то причин. Достаточно сказать, что в своём классе у неё никогда не было друзей или даже приятелей, поэтому она и старалась приходить в кабинет на урок строго по звонку, а во время перемен предпочитала слоняться в одиночестве где-нибудь подальше от всех. Ни в каких клубах Сумиреко, естественно, тоже не состояла, хотя и считала себя бессменной главой некоего Клуба Тайной Печати. Надо признать, что данный клуб некоторое время действительно функционировал и даже присутствовал в официальном реестре клубов школы, однако, его бурная деятельность закончилась так же бесславно, как и началась. В один прекрасный день в клубную комнату неожиданно нагрянули ревизоры в лице членов учебного совета под предводительством завуча. Уважаемую делегацию угораздило завалиться с проверкой как раз в тот момент, когда глава Клуба Тайной Печати, ученица первого класса старшей школы, Усами Сумиреко, самозабвенно распечатывала найденную в одном из шкафов коробку с яойной мангой. Ознакомившись с освобожденными из картонных оков артефактами, Комиссия пришла в ужас, а заодно и к выводу о необходимости немедленной ликвидации загадочного клуба, участники которого, как оказалось, под видом изучения парапсихологии практиковали обычный онанизм. Оставшись таким образом не понятой на самом высоком уровне, Усами-сан окончательно разочаровалась в школьной жизни, лишившись попутно и тяги к знаниям. Теперь её единственной мечтой было худо-бедно дотянуть до выпускного, предварительно не выпилившись от несовершенства мира заодно перехуячив долбоёбов-одноклассников, после чего тихонько засычевать дома, чередуя путешествия в Генсокё с ракованием на двачах и задрачиванием Тохоты.
Сумиреко вошла в класс под сигнал о начале уроков, мелодично полившийся одновременно из всех матюгальников на территории школы, и стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, добралась до своей парты. Первым уроком сегодня была история и вскоре после того, как Суми-тян уселась на своё место в кабинет вошёл учитель. Встав и поклонившись сенсею, школота вновь прижала свои беспокойные задницы к стульям, приготовившись внимать пламенным речам преподавателя.
13 96652
>>96651
-Так, начнём как обычно с проверки того, как вы усвоили материал предыдущего урока — начал препод, расхаживая перед доской из стороны в сторону — Усами, встать! Слушаем тебя.
Такого поворота Сумиреко не ожидала. На свою беду, прошлый урок истории она бессовестно прогуляла, загасившись в медпункте, и сейчас не имела не малейшего представления о том, что именно хочет услышать от неё учитель, поэтому единственное, что ей оставалось, это молча встать, опустив взгляд
-И это выпускница? — услышала Суми-тян смешок откуда-то сзади — говно какое-то...
-Ну чё, всё шутки шутишь? - ехидно спросил сенсей у переминающейся с ноги на ногу прогульщицы
-Д-да не... Нет — испуганно ответила она
-Ну, щас тогда я тебе лекцию прочитаю — недовольно проворчал преподаватель — постой, послушай. Помолчи, пасть свою закрой...
-А? - переспросила Сумиреко, не расслышав слова сенсея
-Я говорю ПАСТЬ СВОЮ ЗАКРОЙ! - любезно повторил старик и после небольшой паузы начал медленно выдавать материал прогулявшей урок ученице — Значит, доблестные японские вооружённые силы перед второй мировой войной, а именно, адмирал Ямамото задумали расхуячить американский флот на Гавайских островах, что позже вошло в историю, как Величайшая Победа Японской Империи в Перл-Харбор. Слушай и запоминай. Командующим налёта на Перл-Харбор был адмирал Нагумо. Выдающийся офицер на самом деле, а главное, исполнительный. Профессионал. А кроме того, с безграничной фантазией. Великая японская нация вообще славится своей фантазией... Дерьмо на палочке — задумчиво прервал свой исторический экскурс учитель, посмотрев на Сумиреко — ничего не знаешь, ничего не можешь... Что ты вообще, блядь, в школе делаешь?..
-Я... - хотела что-то сказать в своё оправдание девушка, но озверевший препод лишил её этой возможности:
-Молчать! - заорал он, после чего решив вернуться к теме урока, вновь понизил голос — Какие самолёты были на этих авианосцах?
-А? - вновь переспросила Суми-тян, неудержимо потея от ужаса
-Не «А»! - раздражённо поправил её учитель — самолёты какие? Какой самый известный самолёт на тихоокеанском театре военных действий?!
-Тигр — после некоторой паузы выпалила Усами-сан на радость одноклассникам, принявшимся со всех сторон шептать «Сколько истребителей, сука?» и «Сколько, блять, истребителей, скотина, блять?».
Убедившись, что вести хоть сколько-нибудь осмысленный диалог Сумиреко не способна даже пользуясь подсказками одноклассников, учитель, разочарованно покачав головой, потерял к ней всякий интерес и, въебав незадачливой специалистке по парапсихологии двойку, с позором выгнал с урока.
Оказавшись в пустом коридоре, Усами-сан почувствовала себя заметно лучше, несмотря на только что пережитый позор. За пределами учебного класса было слегка прохладнее, а главное тут было совершенно безлюдно. Немного успокоившись, Суми-тян почувствовала жажду и решила воспользоваться возможностью спокойно купить себе какой-нибудь напиток в автомате на первом этаже. Обычно Усами пользовалась им крайне редко в виду того, что возле него каждую перемену было слишком оживлённо, предпочитая носить с собой бутылку воды, однако сейчас окружающая обстановка и пересохшее от волнения горло просто провоцировали девушку купить баночку холодненькой газировки. Дойдя до автомата, Суми-тян не теряя времени выбрала подходящий напиток и скормив устройству сто йен с радостью приняла из его недр прохладную банку, с приятным грохотом выкатившуюся на свет Божий. Однако, не успев открыть сосуд с драгоценным напитком, Усами услышала за спиной чьи-то голоса. Оглянувшись, девушка ужаснулась в очередной раз: в её сторону неумолимо приближался главный школьный задира, ученик по обмену из Америки Рамон Кадерьенде, прогуливающий уроки в компании своих дружков-дзюдоистов. Дистанция между весёлой компанией местных альфачей и до смерти перепуганной Сумиреко сократилась до минимума настолько стремительно, что Суми-тян даже не успела пошевелиться, в один момент оказавшись наглухо заблокированной между стеной, автоматом и героическими спортсменами.
-Э, япошка — с насмешливой ухмылкой произнёс Рамон, поигрывая в руке бутылкой Кока-колы — скажи «Нью-Мексико — круто»!
-Н-нью-М-мексико — круто! - не слишком уверенно ответила Усами, стараясь не пересекаться с колючим взглядом заокеанского гостя
-Леээ! Громче говори! Чё так тихо? - возмутился гайдзин под глумливое гыканье дзюдоистов
-НЬЮ-МЕКСИКО — КРУТО! - истошно запищала Сумиреко на весь этаж, чем немедленно привлекла внимание крутившейся неподалёку уборщицы
-Эй, Усами — устало вздохнула техничка, оперевшись на свою швабру — ты чего там орёшь, как потерпевшая? Уроки же идут!
-В Амэрику, говорит, хочу уехать — смеясь объяснил Рамон, повернувшись к уборщице
-Ой, да нужна она там кому-то, шаболда эта! - отмахнулась техничка, возвращаясь к мытью пола
-Леээ, шаболда — попробовал американец на вкус новое слово, погрозив Сумиреко на прощание бутылкой — давай, ещё встретимся жи.
13 96652
>>96651
-Так, начнём как обычно с проверки того, как вы усвоили материал предыдущего урока — начал препод, расхаживая перед доской из стороны в сторону — Усами, встать! Слушаем тебя.
Такого поворота Сумиреко не ожидала. На свою беду, прошлый урок истории она бессовестно прогуляла, загасившись в медпункте, и сейчас не имела не малейшего представления о том, что именно хочет услышать от неё учитель, поэтому единственное, что ей оставалось, это молча встать, опустив взгляд
-И это выпускница? — услышала Суми-тян смешок откуда-то сзади — говно какое-то...
-Ну чё, всё шутки шутишь? - ехидно спросил сенсей у переминающейся с ноги на ногу прогульщицы
-Д-да не... Нет — испуганно ответила она
-Ну, щас тогда я тебе лекцию прочитаю — недовольно проворчал преподаватель — постой, послушай. Помолчи, пасть свою закрой...
-А? - переспросила Сумиреко, не расслышав слова сенсея
-Я говорю ПАСТЬ СВОЮ ЗАКРОЙ! - любезно повторил старик и после небольшой паузы начал медленно выдавать материал прогулявшей урок ученице — Значит, доблестные японские вооружённые силы перед второй мировой войной, а именно, адмирал Ямамото задумали расхуячить американский флот на Гавайских островах, что позже вошло в историю, как Величайшая Победа Японской Империи в Перл-Харбор. Слушай и запоминай. Командующим налёта на Перл-Харбор был адмирал Нагумо. Выдающийся офицер на самом деле, а главное, исполнительный. Профессионал. А кроме того, с безграничной фантазией. Великая японская нация вообще славится своей фантазией... Дерьмо на палочке — задумчиво прервал свой исторический экскурс учитель, посмотрев на Сумиреко — ничего не знаешь, ничего не можешь... Что ты вообще, блядь, в школе делаешь?..
-Я... - хотела что-то сказать в своё оправдание девушка, но озверевший препод лишил её этой возможности:
-Молчать! - заорал он, после чего решив вернуться к теме урока, вновь понизил голос — Какие самолёты были на этих авианосцах?
-А? - вновь переспросила Суми-тян, неудержимо потея от ужаса
-Не «А»! - раздражённо поправил её учитель — самолёты какие? Какой самый известный самолёт на тихоокеанском театре военных действий?!
-Тигр — после некоторой паузы выпалила Усами-сан на радость одноклассникам, принявшимся со всех сторон шептать «Сколько истребителей, сука?» и «Сколько, блять, истребителей, скотина, блять?».
Убедившись, что вести хоть сколько-нибудь осмысленный диалог Сумиреко не способна даже пользуясь подсказками одноклассников, учитель, разочарованно покачав головой, потерял к ней всякий интерес и, въебав незадачливой специалистке по парапсихологии двойку, с позором выгнал с урока.
Оказавшись в пустом коридоре, Усами-сан почувствовала себя заметно лучше, несмотря на только что пережитый позор. За пределами учебного класса было слегка прохладнее, а главное тут было совершенно безлюдно. Немного успокоившись, Суми-тян почувствовала жажду и решила воспользоваться возможностью спокойно купить себе какой-нибудь напиток в автомате на первом этаже. Обычно Усами пользовалась им крайне редко в виду того, что возле него каждую перемену было слишком оживлённо, предпочитая носить с собой бутылку воды, однако сейчас окружающая обстановка и пересохшее от волнения горло просто провоцировали девушку купить баночку холодненькой газировки. Дойдя до автомата, Суми-тян не теряя времени выбрала подходящий напиток и скормив устройству сто йен с радостью приняла из его недр прохладную банку, с приятным грохотом выкатившуюся на свет Божий. Однако, не успев открыть сосуд с драгоценным напитком, Усами услышала за спиной чьи-то голоса. Оглянувшись, девушка ужаснулась в очередной раз: в её сторону неумолимо приближался главный школьный задира, ученик по обмену из Америки Рамон Кадерьенде, прогуливающий уроки в компании своих дружков-дзюдоистов. Дистанция между весёлой компанией местных альфачей и до смерти перепуганной Сумиреко сократилась до минимума настолько стремительно, что Суми-тян даже не успела пошевелиться, в один момент оказавшись наглухо заблокированной между стеной, автоматом и героическими спортсменами.
-Э, япошка — с насмешливой ухмылкой произнёс Рамон, поигрывая в руке бутылкой Кока-колы — скажи «Нью-Мексико — круто»!
-Н-нью-М-мексико — круто! - не слишком уверенно ответила Усами, стараясь не пересекаться с колючим взглядом заокеанского гостя
-Леээ! Громче говори! Чё так тихо? - возмутился гайдзин под глумливое гыканье дзюдоистов
-НЬЮ-МЕКСИКО — КРУТО! - истошно запищала Сумиреко на весь этаж, чем немедленно привлекла внимание крутившейся неподалёку уборщицы
-Эй, Усами — устало вздохнула техничка, оперевшись на свою швабру — ты чего там орёшь, как потерпевшая? Уроки же идут!
-В Амэрику, говорит, хочу уехать — смеясь объяснил Рамон, повернувшись к уборщице
-Ой, да нужна она там кому-то, шаболда эта! - отмахнулась техничка, возвращаясь к мытью пола
-Леээ, шаболда — попробовал американец на вкус новое слово, погрозив Сумиреко на прощание бутылкой — давай, ещё встретимся жи.
14 96653
>>96652
Молча проводив взглядом направившуюся в сторону спортзала лихую компанию, Усами-сан вспомнила об изначальной цели своего визита к автомату и слегка дрожащими руками открыла купленную чуть ранее банку газировки. На её беду, сильногазированый напиток неожиданно ебанул из банки настоящим фонтаном, стремясь вырваться наружу со зловещим шипением. Наученной сегодняшним горьким опытом Сумиреко удалось увернуться от большей части сладких брызг, ломанувшихся из металлического плена на волю, словно дождавшиеся безвизового режима украинцы в Евросоюз, однако легче её положение от этого не стало. Звуки локальной катастрофы немедленно привлекли внимание уборщицы, продолжавшей тем временем натирать пол неподалёку. Когда многоопытная техработница увидела, что своими неосторожными действиями мечтающая о переезде в Соединённые Штаты школьница залила белоснежный пол шипящей жижей красного цвета, её ярости не было предела. Проклиная Сумиреко последними словами, техничка воинственно взмахнула шваброй и бросилась в атаку на неаккуратную старшеклассницу. Заметив такое дело, Суми-тян приняла единственно верное решение спасаться бегством: с силовыми видами спорта у неё были проблемы, а уборщица имела тридцатилетний опыт в карательных операциях против бесчинствующей школоты, а кроме того была вооружена, поэтому свои шансы на победу в рукопашной схватке с техничкой Сумиреко сразу оценила весьма призрачными и решительно бросилась наутёк.
Оторвавшись через какое-то время от преследования и, как следствие, избавившись от перспективы получить пиздюлей мокрой шваброй, Усами-сан с некоторым облегчением взгромоздилась на подоконник в коридоре, решив хоть немного насладиться тишиной до начала перемены.
Когда школьные матюгальники вновь ожили, сообщая об окончании урока, Сумиреко спешно решила вернуться в класс. Оставаться в коридоре она не собиралась, а прятаться по безлюдным закоулкам в свете её конфликта с уборщицей сейчас было небезопасно. Усами-сан надеялась, что на перемене в кабинете будет спокойнее просто потому, что часть её дорогих одноклассников отправится покурить или, как минимум, поссать, однако, добравшись до пункта назначения, наша героиня стала свидетельницей поистине эпической картины. Суть разыгравшегося перед её взором перформанса заключалась в том, что её одноклассники-бейсболисты на потеху публике затеяли импровизированный бейсбольный матч прямо в кабинете. Ситуация усугублялась тем, что в качестве бейсбольного мяча лихие спортсмены решили использовать сумку Сумиреко, которую она, будучи с позором депортированной с лекции по истории, оставила на своём месте. Усами-сан перешагнула порог кабинета именно в тот момент, когда стоящий в дальнем углу класса питчер осуществил подачу в сторону расположившегося на учительском столе парня с битой. Удар вышел настолько хорошим, что всё содержимое сумиречьего ридикюля вмиг разлетелось по всей площади кабинета к бурному восторгу наблюдавших за спортивным шоу зрителей. Увидев такое дело, Усами-сан подобрала с пола чудом уцелевшую сумку и принялась ползать по полу, спешно собирая обратно выпавшие учебно-методические материалы. Сначала она не отнеслась к произошедшему с достаточной серьёзностью, ведь подобные шутки были вполне в стиле её одноклассников и Суми-тян давно уже научилась не обращать на них внимания, однако, в процессе спасения своих тетрадей и учебников Усами вспомнила, что среди прочего в её сумке должен был лежать купленный накануне том Отшельницы, который Сумиреко по своему собственному разгильдяйству забыла выложить. От мысли о том, что её увлечение может стать достоянием общественности, девушке стало не по себе, но она, мужественно сражаясь с собственной слабостью, начала с удвоенной скоростью подбирать с пола вылетевшие из её сумки пожитки, однако злосчастная манга всё никак не попадалась ей на глаза. «Может, всё-таки дома оставила?» - с надеждой предположила Усами, однако в ту же секунду её взгляд зацепился за цветастую обложку, любовно нарисованную Аей Адзумой. «Нашла!» - молча обрадовалась Сумиреко, как можно более незаметно подкрадываясь к лежащей на полу книге, но в тот момент когда она уже протянула руку к своему «запретному свитку», одна из её одноклассниц, дерзкая красавица-гяру неожиданно поставила ногу на сокровище Сумиреко, разом продырявив обложку и первые несколько страниц каблуком своего Лабутена.
-Это твоё, Усами? — с усмешкой и как можно громче спросила крашеная сука в ответ на просьбу Суми-тян прекратить беспредел — Разве ты не знаешь, что манга в школе запрещена?
-Знаю, но... - смутилась Сумиреко, осознавая правоту копчёной курицы — отдай, пожалуйста!
-Что? Манга? У Усами? - дружно загалдели одноклассники, окружая Суми-тян — Усами принесла в школу мангу?! Совсем ебанулась?! Неужели она не просто неудачница, но ещё и отаку?! Какой позор для класса!
-Ну-ка, посмотрим, что ты там читаешь — издевательски продолжила свои наезды гяру, с презрением взяв в руки трофей — про пидорасов наверное?
-Нет, смотри-ка, про тёлок! - хохотнул один из бейсболистов, выхватывая Ибаракасен из рук гламурной шкуры — Эй, Усами, а ты, случайно не из «этих»?
-Усами, блядь, хули ты наш класс-то позоришь, дура ёбаная! - хором начали возмущаться школьники, разрывая плод трудов Зуна и Аи Адзумы на отдельные страницы и выбрасывая их в открытое окно — ну ничего, мы сделаем из тебя человека, тварь!
-Э, блядь, кому там делать нехуй? - неожиданно послышался с улицы недовольный голос школьного дворника, не оценившего всех прелестей удивительных историй о похождениях Касен Ибараки, разлетавшихся по вверенной ему территории — щас быстро пиздюлей у меня получите, ублюдки малолетние!
-Это Усами! - захохотали школьники, подталкивая Сумиреко к окну
-Усами, блядь, я тебя метлой выебу, поняла?! - зарычал дворник, увидев виновницу беспорядка — пизда тебе после уроков!
-А-а! - восторженно заорала школота, продолжая издеваться над Сумиреко — Усами сегодня выебут! Наконец-то!
В ту секунду Суми-тян казалось, что время остановилось и этот пиздец будет продолжаться вечно, однако прервавшее галдёж школоты мурлыканье матюгальников, возвещающее о начале следующего урока, напомнило ей о неумолимости времени и о том, что всему в этой жизни рано или поздно приходит конец.
14 96653
>>96652
Молча проводив взглядом направившуюся в сторону спортзала лихую компанию, Усами-сан вспомнила об изначальной цели своего визита к автомату и слегка дрожащими руками открыла купленную чуть ранее банку газировки. На её беду, сильногазированый напиток неожиданно ебанул из банки настоящим фонтаном, стремясь вырваться наружу со зловещим шипением. Наученной сегодняшним горьким опытом Сумиреко удалось увернуться от большей части сладких брызг, ломанувшихся из металлического плена на волю, словно дождавшиеся безвизового режима украинцы в Евросоюз, однако легче её положение от этого не стало. Звуки локальной катастрофы немедленно привлекли внимание уборщицы, продолжавшей тем временем натирать пол неподалёку. Когда многоопытная техработница увидела, что своими неосторожными действиями мечтающая о переезде в Соединённые Штаты школьница залила белоснежный пол шипящей жижей красного цвета, её ярости не было предела. Проклиная Сумиреко последними словами, техничка воинственно взмахнула шваброй и бросилась в атаку на неаккуратную старшеклассницу. Заметив такое дело, Суми-тян приняла единственно верное решение спасаться бегством: с силовыми видами спорта у неё были проблемы, а уборщица имела тридцатилетний опыт в карательных операциях против бесчинствующей школоты, а кроме того была вооружена, поэтому свои шансы на победу в рукопашной схватке с техничкой Сумиреко сразу оценила весьма призрачными и решительно бросилась наутёк.
Оторвавшись через какое-то время от преследования и, как следствие, избавившись от перспективы получить пиздюлей мокрой шваброй, Усами-сан с некоторым облегчением взгромоздилась на подоконник в коридоре, решив хоть немного насладиться тишиной до начала перемены.
Когда школьные матюгальники вновь ожили, сообщая об окончании урока, Сумиреко спешно решила вернуться в класс. Оставаться в коридоре она не собиралась, а прятаться по безлюдным закоулкам в свете её конфликта с уборщицей сейчас было небезопасно. Усами-сан надеялась, что на перемене в кабинете будет спокойнее просто потому, что часть её дорогих одноклассников отправится покурить или, как минимум, поссать, однако, добравшись до пункта назначения, наша героиня стала свидетельницей поистине эпической картины. Суть разыгравшегося перед её взором перформанса заключалась в том, что её одноклассники-бейсболисты на потеху публике затеяли импровизированный бейсбольный матч прямо в кабинете. Ситуация усугублялась тем, что в качестве бейсбольного мяча лихие спортсмены решили использовать сумку Сумиреко, которую она, будучи с позором депортированной с лекции по истории, оставила на своём месте. Усами-сан перешагнула порог кабинета именно в тот момент, когда стоящий в дальнем углу класса питчер осуществил подачу в сторону расположившегося на учительском столе парня с битой. Удар вышел настолько хорошим, что всё содержимое сумиречьего ридикюля вмиг разлетелось по всей площади кабинета к бурному восторгу наблюдавших за спортивным шоу зрителей. Увидев такое дело, Усами-сан подобрала с пола чудом уцелевшую сумку и принялась ползать по полу, спешно собирая обратно выпавшие учебно-методические материалы. Сначала она не отнеслась к произошедшему с достаточной серьёзностью, ведь подобные шутки были вполне в стиле её одноклассников и Суми-тян давно уже научилась не обращать на них внимания, однако, в процессе спасения своих тетрадей и учебников Усами вспомнила, что среди прочего в её сумке должен был лежать купленный накануне том Отшельницы, который Сумиреко по своему собственному разгильдяйству забыла выложить. От мысли о том, что её увлечение может стать достоянием общественности, девушке стало не по себе, но она, мужественно сражаясь с собственной слабостью, начала с удвоенной скоростью подбирать с пола вылетевшие из её сумки пожитки, однако злосчастная манга всё никак не попадалась ей на глаза. «Может, всё-таки дома оставила?» - с надеждой предположила Усами, однако в ту же секунду её взгляд зацепился за цветастую обложку, любовно нарисованную Аей Адзумой. «Нашла!» - молча обрадовалась Сумиреко, как можно более незаметно подкрадываясь к лежащей на полу книге, но в тот момент когда она уже протянула руку к своему «запретному свитку», одна из её одноклассниц, дерзкая красавица-гяру неожиданно поставила ногу на сокровище Сумиреко, разом продырявив обложку и первые несколько страниц каблуком своего Лабутена.
-Это твоё, Усами? — с усмешкой и как можно громче спросила крашеная сука в ответ на просьбу Суми-тян прекратить беспредел — Разве ты не знаешь, что манга в школе запрещена?
-Знаю, но... - смутилась Сумиреко, осознавая правоту копчёной курицы — отдай, пожалуйста!
-Что? Манга? У Усами? - дружно загалдели одноклассники, окружая Суми-тян — Усами принесла в школу мангу?! Совсем ебанулась?! Неужели она не просто неудачница, но ещё и отаку?! Какой позор для класса!
-Ну-ка, посмотрим, что ты там читаешь — издевательски продолжила свои наезды гяру, с презрением взяв в руки трофей — про пидорасов наверное?
-Нет, смотри-ка, про тёлок! - хохотнул один из бейсболистов, выхватывая Ибаракасен из рук гламурной шкуры — Эй, Усами, а ты, случайно не из «этих»?
-Усами, блядь, хули ты наш класс-то позоришь, дура ёбаная! - хором начали возмущаться школьники, разрывая плод трудов Зуна и Аи Адзумы на отдельные страницы и выбрасывая их в открытое окно — ну ничего, мы сделаем из тебя человека, тварь!
-Э, блядь, кому там делать нехуй? - неожиданно послышался с улицы недовольный голос школьного дворника, не оценившего всех прелестей удивительных историй о похождениях Касен Ибараки, разлетавшихся по вверенной ему территории — щас быстро пиздюлей у меня получите, ублюдки малолетние!
-Это Усами! - захохотали школьники, подталкивая Сумиреко к окну
-Усами, блядь, я тебя метлой выебу, поняла?! - зарычал дворник, увидев виновницу беспорядка — пизда тебе после уроков!
-А-а! - восторженно заорала школота, продолжая издеваться над Сумиреко — Усами сегодня выебут! Наконец-то!
В ту секунду Суми-тян казалось, что время остановилось и этот пиздец будет продолжаться вечно, однако прервавшее галдёж школоты мурлыканье матюгальников, возвещающее о начале следующего урока, напомнило ей о неумолимости времени и о том, что всему в этой жизни рано или поздно приходит конец.
15 96654
>>96653
За время следующих нескольких уроков жизненная ситуация Сумиреко несколько стабилизировалась. Без особых происшествий дотянув до большой перемены, Суми-тян, ещё пару часов назад планировавшая сбежать из школы пораньше, немного приободрилась и решила-таки досидеть почти до конца занятий, слиняв лишь с последнего урока, дабы не попасться в лапы учебному совету или дворнику, имевшим сейчас схожие виды на будущее Усами-сан. Большая перемена традиционно была совмещена для нормальных учащихся с долгожданным обеденным перерывом, а для людей вроде Сумиреко была сопряжена с некоторыми дополнительными проблемами, возникавшими на этой почве. Главной трудностью для Суми-тян издавна был вопрос по обеспечению спокойного поглощения своего бенто, совершенно немыслимый для любого социально-адаптированного человека. В виду весьма натянутых отношений с социумом банальная процедура пожирания еды в школьных стенах оборачивалась для Усами-сан настоящим квестом, основанным на невозможности спокойно пообедать в каком-либо из предназначенных для этого мест. Дело было в том, что школьная столовая, например, давно стала излюбленным местом пребывания школьной элиты, предпочитавшей не только обедать там, но и прогуливая уроки, с утра до вечера решать какие-то вопросы с жутко пафосным видом русских олигархов. Крыша школы была тоже не самым подходящим вариантом, привлекая в первую очередь шумные компании и, что было для Сумиреко особенно обидно, влюблённые парочки, обожавшие принимать корм в романтической обстановке с видом на Токио. Просто пожрать в классе, как это делало большинство нормальных людей, Усами-сан тоже не могла по причине того, что её дружный класс каждую большую перемену сооружал из парт один огромный обеденный стол, за который её никто не приглашал, а сама она не решалась подсесть за него без приглашения. Обедать в одном помещении, но отдельно от остальных было унизительно, поэтому и от этого варианта Сумиреко давно была вынуждена отказаться. Таким образом, учитывая запрет на приём пищи в школьных коридорах, для Усами-сан оставалось лишь одно место, где она могла спокойно поесть вдали от посторонних глаз.
Осторожно озираясь по сторонам, Сумиреко подошла к своему шкафу для сменки и, звякнув металлической дверцей, извлекла из его недр своё бенто. В отличие от нормальных людей, привыкших носить ланчбокс в сумке, Усами-сан предпочитала хранить свой «продовольственный паёк» пусть и по соседству с грязной обувью, зато под замком, обеспечивающим неприкосновенность её стратегического запаса. Не то, чтобы Сумиреко страдала паранойей в этом стремлении защитить свою еду от посягательств третьих лиц, просто ей лучше, чем кому-либо в школе было известно, что оставленное в сумке без присмотра бенто, очень быстро может занять своё место в мусорном ведре или оказаться размазанным по полу, стараниями дорогих одноклассников. Запихнув коробку с едой в немного похудевшую после утраты томика тохоманги сумку, Усами-сан спешно покинула раздевалку, дабы не попасться на глаза кому-нибудь из знакомых. Проскользнув невидимой тенью по нескольким коридорам и лестничным пролётам, Сумиреко, наконец, добралась до конечной точки своего маршрута. Убедившись в отсутствии свидетелей в пустом коридоре, девушка решительно вошла в помещение женского туалета и, не теряя ни секунды, заняла самую дальнюю от выхода кабинку. Оказавшись, наконец, вдали от посторонних глаз, Усами-сан, перевела дыхание и прислушалась к окружающей обстановке. На её радость, клозет был пуст и она с оптимизмом принялась разворачивать свой ланчбокс сгорая от желания наконец пожрать. Однако едва Суми-тян приступила к трапезе, как судьба, будто вернувшись с затянувшегося перекура, вновь начала хуёвничать в полную силу. Неожиданно Усами услышала, как в толчок ввалилась шумная компания из трёх девиц. Прислушавшись, Сумиреко мгновенно узнала их: туалет в этот крайне неудобный для нашей героини час, почтила своим вниманием местная фотомодель, одна из главных красоток школы в компании двух своих подсирал, таскавшихся за ней по пятам с утра до вечера. Захлопав дверцами соседних кабинок, девки, не прекращая оживлённую болтовню, начали шумно ссать, периодически тихонько попёрдывая, что привело Усами-сан в бешенство и мигом отбило приличную часть аппетита. Однако больше всего Суми-тян оказалась деморализована не законным, в общем-то процессом справления физиологических потребностей, а разговорами, которые девушки походя вели, не догадываясь о прослушке.
-Ах, Сенджогахара-сама, а вы уже решили, чем займётесь после выпуска из школы? — подобострастно поинтересовалась одна из подсирал у своей предводительницы
-Конечно — гордо ответила красавица, опорожняя мочевой пузырь с каким-то неблагородным бульканьем — у меня почти в кармане контракт с одним крупным модельным агентством, поэтому сразу после выпускного я улетаю в Америку!
-Вау! Сугой! - хором воскликнули подсиралы — а что за агентство? Как называется?
-Браззерс! - гордо заявила Сенджогахара, с тихим шелестом протирая обоссаную пизду влажной салфеткой — это едва ли не самое успешное модельное агентство в Штатах. Господин Шекельмахер сказал, что там моя карьера взлетит до небес!
-Так вашего менеджера зовут Шекельмахер-сан? - восторженно переспросили девушки — это так круто и так по-американски! Как же мы вам завидуем, Сенджогахара-сама! Как жаль, что вы скоро оставите нас!
-Ой, девочки, я вас умоляю — раздуваясь от гордости, промурлыкала Хитаги, покидая сортир— каких бы неземных высот я не достигла, я никогда вас не забуду и при первой же возможности приглашу вас на свою виллу в Малибу, где-нибудь через годик после выпускного...
«Суки ёбаные» - сокрушённо прошептала Сумиреко, возвращаясь к еде после того, как начинающая фотомодель сомнительного жанра вышла из толчка - «Пожрать не дают, подстилки жидовские.» Вновь оставшись наедине с собой, Усами-сан решила как можно быстрее разделаться с бенто во избежание ещё чьего-нибудь визита, однако именно в тот момент, когда она набрала максимально возможную скорость поглощения еды, случилось страшное. В туалет, звонко цокая каблуками Лабутенов, буквально ворвалась та самая гяру-одноклассница Сумиреко, не так давно уничтожившая драгоценный томик Отшельницы при активном участии других школьных товарищей. Судя по стремительному темпу шагов, Копчёная явно пришла в туалет по очень серьёзной нужде и в следующую секунду худшие опасения Усами-сан касательно целей визита гламурной шлюхи в сортир катастрофически подтвердились. Заняв соседнюю с Суми-тян кабинку, гяру закурила, торопливо щёлкая зажигалкой, после чего, с облегчённым пыхтением начала срать. В красках представив картину, разыгравшуюся за тонкой перегородкой, Усами рефлекторно закрыла глаза и уши, попутно задержав дыхание. Однако надолго её не хватило и, продержавшись немногим дольше полуминуты, Сумиреко была вынуждена сделать вдох. Того короткого времени, что девушка сопротивлялась негативным факторам внешней среды с лихвой хватило для того, чтобы сраная вонь вперемешку с табачным дымом распространилась по всему туалету, поэтому когда измученная Усами-сан сделала вдох, в нос ей ударило такое амбре, что она едва не лишилась рассудка. «Не может быть» - поражённо заметила Сумиреко - «Такая красивая, но до чего же срёт вонюче!». Вообще, любой нормальный человек, оказавшийся на месте Усами-сан, в таком случае поступил бы радикально: возмущённо постучав по перегородке, потребовал бы немедленно прекратить процесс сранья в том месте, где осуществляется приём пищи, однако, Суми-тян не обладала достаточным уровнем наглости, чтобы призвать к порядку обнаглевшую гяру. Кроме того, и сама гламурная засранка, как и положено девушке её уровня, пользовалась слишком серьёзным авторитетом среди учащихся для того, чтобы кто-то решил идти против её воли, особенно в последнее время.
15 96654
>>96653
За время следующих нескольких уроков жизненная ситуация Сумиреко несколько стабилизировалась. Без особых происшествий дотянув до большой перемены, Суми-тян, ещё пару часов назад планировавшая сбежать из школы пораньше, немного приободрилась и решила-таки досидеть почти до конца занятий, слиняв лишь с последнего урока, дабы не попасться в лапы учебному совету или дворнику, имевшим сейчас схожие виды на будущее Усами-сан. Большая перемена традиционно была совмещена для нормальных учащихся с долгожданным обеденным перерывом, а для людей вроде Сумиреко была сопряжена с некоторыми дополнительными проблемами, возникавшими на этой почве. Главной трудностью для Суми-тян издавна был вопрос по обеспечению спокойного поглощения своего бенто, совершенно немыслимый для любого социально-адаптированного человека. В виду весьма натянутых отношений с социумом банальная процедура пожирания еды в школьных стенах оборачивалась для Усами-сан настоящим квестом, основанным на невозможности спокойно пообедать в каком-либо из предназначенных для этого мест. Дело было в том, что школьная столовая, например, давно стала излюбленным местом пребывания школьной элиты, предпочитавшей не только обедать там, но и прогуливая уроки, с утра до вечера решать какие-то вопросы с жутко пафосным видом русских олигархов. Крыша школы была тоже не самым подходящим вариантом, привлекая в первую очередь шумные компании и, что было для Сумиреко особенно обидно, влюблённые парочки, обожавшие принимать корм в романтической обстановке с видом на Токио. Просто пожрать в классе, как это делало большинство нормальных людей, Усами-сан тоже не могла по причине того, что её дружный класс каждую большую перемену сооружал из парт один огромный обеденный стол, за который её никто не приглашал, а сама она не решалась подсесть за него без приглашения. Обедать в одном помещении, но отдельно от остальных было унизительно, поэтому и от этого варианта Сумиреко давно была вынуждена отказаться. Таким образом, учитывая запрет на приём пищи в школьных коридорах, для Усами-сан оставалось лишь одно место, где она могла спокойно поесть вдали от посторонних глаз.
Осторожно озираясь по сторонам, Сумиреко подошла к своему шкафу для сменки и, звякнув металлической дверцей, извлекла из его недр своё бенто. В отличие от нормальных людей, привыкших носить ланчбокс в сумке, Усами-сан предпочитала хранить свой «продовольственный паёк» пусть и по соседству с грязной обувью, зато под замком, обеспечивающим неприкосновенность её стратегического запаса. Не то, чтобы Сумиреко страдала паранойей в этом стремлении защитить свою еду от посягательств третьих лиц, просто ей лучше, чем кому-либо в школе было известно, что оставленное в сумке без присмотра бенто, очень быстро может занять своё место в мусорном ведре или оказаться размазанным по полу, стараниями дорогих одноклассников. Запихнув коробку с едой в немного похудевшую после утраты томика тохоманги сумку, Усами-сан спешно покинула раздевалку, дабы не попасться на глаза кому-нибудь из знакомых. Проскользнув невидимой тенью по нескольким коридорам и лестничным пролётам, Сумиреко, наконец, добралась до конечной точки своего маршрута. Убедившись в отсутствии свидетелей в пустом коридоре, девушка решительно вошла в помещение женского туалета и, не теряя ни секунды, заняла самую дальнюю от выхода кабинку. Оказавшись, наконец, вдали от посторонних глаз, Усами-сан, перевела дыхание и прислушалась к окружающей обстановке. На её радость, клозет был пуст и она с оптимизмом принялась разворачивать свой ланчбокс сгорая от желания наконец пожрать. Однако едва Суми-тян приступила к трапезе, как судьба, будто вернувшись с затянувшегося перекура, вновь начала хуёвничать в полную силу. Неожиданно Усами услышала, как в толчок ввалилась шумная компания из трёх девиц. Прислушавшись, Сумиреко мгновенно узнала их: туалет в этот крайне неудобный для нашей героини час, почтила своим вниманием местная фотомодель, одна из главных красоток школы в компании двух своих подсирал, таскавшихся за ней по пятам с утра до вечера. Захлопав дверцами соседних кабинок, девки, не прекращая оживлённую болтовню, начали шумно ссать, периодически тихонько попёрдывая, что привело Усами-сан в бешенство и мигом отбило приличную часть аппетита. Однако больше всего Суми-тян оказалась деморализована не законным, в общем-то процессом справления физиологических потребностей, а разговорами, которые девушки походя вели, не догадываясь о прослушке.
-Ах, Сенджогахара-сама, а вы уже решили, чем займётесь после выпуска из школы? — подобострастно поинтересовалась одна из подсирал у своей предводительницы
-Конечно — гордо ответила красавица, опорожняя мочевой пузырь с каким-то неблагородным бульканьем — у меня почти в кармане контракт с одним крупным модельным агентством, поэтому сразу после выпускного я улетаю в Америку!
-Вау! Сугой! - хором воскликнули подсиралы — а что за агентство? Как называется?
-Браззерс! - гордо заявила Сенджогахара, с тихим шелестом протирая обоссаную пизду влажной салфеткой — это едва ли не самое успешное модельное агентство в Штатах. Господин Шекельмахер сказал, что там моя карьера взлетит до небес!
-Так вашего менеджера зовут Шекельмахер-сан? - восторженно переспросили девушки — это так круто и так по-американски! Как же мы вам завидуем, Сенджогахара-сама! Как жаль, что вы скоро оставите нас!
-Ой, девочки, я вас умоляю — раздуваясь от гордости, промурлыкала Хитаги, покидая сортир— каких бы неземных высот я не достигла, я никогда вас не забуду и при первой же возможности приглашу вас на свою виллу в Малибу, где-нибудь через годик после выпускного...
«Суки ёбаные» - сокрушённо прошептала Сумиреко, возвращаясь к еде после того, как начинающая фотомодель сомнительного жанра вышла из толчка - «Пожрать не дают, подстилки жидовские.» Вновь оставшись наедине с собой, Усами-сан решила как можно быстрее разделаться с бенто во избежание ещё чьего-нибудь визита, однако именно в тот момент, когда она набрала максимально возможную скорость поглощения еды, случилось страшное. В туалет, звонко цокая каблуками Лабутенов, буквально ворвалась та самая гяру-одноклассница Сумиреко, не так давно уничтожившая драгоценный томик Отшельницы при активном участии других школьных товарищей. Судя по стремительному темпу шагов, Копчёная явно пришла в туалет по очень серьёзной нужде и в следующую секунду худшие опасения Усами-сан касательно целей визита гламурной шлюхи в сортир катастрофически подтвердились. Заняв соседнюю с Суми-тян кабинку, гяру закурила, торопливо щёлкая зажигалкой, после чего, с облегчённым пыхтением начала срать. В красках представив картину, разыгравшуюся за тонкой перегородкой, Усами рефлекторно закрыла глаза и уши, попутно задержав дыхание. Однако надолго её не хватило и, продержавшись немногим дольше полуминуты, Сумиреко была вынуждена сделать вдох. Того короткого времени, что девушка сопротивлялась негативным факторам внешней среды с лихвой хватило для того, чтобы сраная вонь вперемешку с табачным дымом распространилась по всему туалету, поэтому когда измученная Усами-сан сделала вдох, в нос ей ударило такое амбре, что она едва не лишилась рассудка. «Не может быть» - поражённо заметила Сумиреко - «Такая красивая, но до чего же срёт вонюче!». Вообще, любой нормальный человек, оказавшийся на месте Усами-сан, в таком случае поступил бы радикально: возмущённо постучав по перегородке, потребовал бы немедленно прекратить процесс сранья в том месте, где осуществляется приём пищи, однако, Суми-тян не обладала достаточным уровнем наглости, чтобы призвать к порядку обнаглевшую гяру. Кроме того, и сама гламурная засранка, как и положено девушке её уровня, пользовалась слишком серьёзным авторитетом среди учащихся для того, чтобы кто-то решил идти против её воли, особенно в последнее время.
16 96655
>>96654
Причиной этому стал её новый бойфренд. Как и подобает настоящей гяру, копчёная красотка старалась массово затевать исключительно с богатыми гайдзинами и несколько месяцев назад умудрилась стать пассией какого-то русского мафиози. Когда новость о романе красавицы с российским бандитом разнеслась по школе, даже самые закоренелые поборники традиционной морали прониклись к Копчёной уважением, и даже якудза Ёрохи Ивадзу изменив своим принципам, начал при встрече приветствовать местную королеву гламура небольшим поклоном. Но как бы не вырос её статус в глазах окружающих, любовница русского бандита так и осталась обычной девушкой со всеми присущими ей недостатками, включая и ядрёную вонь в процессе сранья, в чём и смогла к своему удивлению, убедиться Усами-сан. Разумеется, ни о каком продолжении трапезы в такой атмосфере не могло быть и речи, однако Сумиреко продолжала назло протестующему организму запихивать в себя еду под немыслимую вонищу, которую гяру, пользуясь моментом, сопровождала болтовнёй по телефону со своим ёбарем. «Привет, котик» - мурлыкала Копчёная, закуривая очередную сигарету - «Да... Скучаю, мой сладкий... В школке сегодня вообще тоска! Да... Порожняк галимый, да... А, хочешь прикол расскажу? Помнишь, я тебе про Усами рассказывала? Ну чуханка у нас в классе учится, ну... Короче, прикинь, эта дура сегодня мангу в школу притащила! Ага! Про каких-то рогатых лесбиянок! Как «чё»? Разорвали нахуй и в окно выбросили! Ко-отик! Ну чё ты ругаешься? Что значит малолетки ебанутые? Что значит, в Магадане с нас бы за такой беспредел спросили? Мы же в Токио!». От подобных речей продолжающей сражаться с рвотными позывами Сумиреко поплохело окончательно и теперь ссавшая некоторое время назад фотомодель, мечтающая о головокружительной карьере в Штатах, казалась ей чуть ли не ангелом во плоти в отличие от явно надолго засевшей в соседней кабинке гламурной потаскухи, устроившей в туалете настоящую газовую атаку. «Гламурная потаскуха» тем временем действительно не спешила покидать гостеприимные стены сортира, будучи увлечённой зажигательными разговорами со своим принцем: «Ко-отик, сладкий...» - продолжала она - «А ты заберёшь меня сегодня после школки? Няяя! Люблю тебя! А можешь подъехать на своём Гелендвагене прямо к главному входу? Мм... И чё, что там парковка запрещена? Ну, просто чтобы все видели, какой ты у меня классный!.. Да... Сразу к тебе?.. Котик, я не знаю... У меня мурсики, поэтому только нямушки. Да... В попик? Можно и в попик... Да, люблю тебя, давай, чмоки!». Таких откровений организм Сумиреко вынести оказался уже не в состоянии. Разговоры о грязном сексе в атмосфере сраной вонищи в конечном итоге привели к тому, что Усами-сан, не совладав с приступами тошноты, начала неудержимо блевать, причём не как нормальные люди, страстно обняв унитаз, а совершенно хаотично орошая срыгнёй стены своего убежища. Ей очень не хотелось привлекать к себе какое-либо внимание, однако блевать бесшумно Суми-тян была не обучена, заставив сидящую по соседству гяру обеспокоенно закончить не только болтовню по телефону, но и процесс сранья. Копчёную сколько угодно можно было обвинять в аморальном образе жизни, но она всё-таки была не совсем пропащей душой и ей были не чужды такие ценные человеческие качества, как отзывчивость и сострадание. Поэтому, едва услышав за перегородкой какие-то инфернальные звуки, явно принадлежащие страдающему живому существу, Копчёная, спешно вытерев задницу, бросилась на помощь, в стремлении предотвратить возможную трагедию или хотя бы разобраться в деталях разбушевавшейся рядом с ней катастрофы. Однако когда гяру мощным рывком открыла дверь в соседнюю кабинку, весь её благородный порыв оказался проёбан в одно мгновение ударом тугой струи блевотины, вырвавшейся из недр Сумиреко прямо на одежду спасительнице.
-У-усами, блядь, гнида подмудная! - ошарашенно прошептала красавица, переводя взгляд со своей в одночасье испорченной школьной формы на трясущуюся от страха Суми-тян и краснея сквозь искусственный загар — ты понимаешь, что теперь тебе пиздец?!
-Гоменасай!!! - в панике заорала Сумиреко, осознав весь ужас происшествия и, бесцеремонно оттолкнув заблёванную красотку, выскочила из туалета, пребывая в состоянии, близком к обморочному. Находиться на территории школы после такого безобразия для Усами-сан теперь было смерти подобно, поэтому она, послав нахуй всё на свете, бросилась подальше из этого ада.
Придя в себя только на станции, Сумиреко, собравшись с мыслями, подвела предварительный итог тех событий, что случились с ней за первую половину сегодняшнего дня. Картина вырисовывалась довольно скверная, а о своих дальнейших перспективах Усами боялась даже думать. Одно для неё было совершенно ясно: следующий поход в школу вполне может закончиться для Суми-тян самым печальным образом. В очередной раз поразившись жестокости и несправедливости внешнего мира, школьница едва сдержала слёзы. Ах, если бы она только могла навечно остаться в Генсокё! Все жизненные проблемы раз и навсегда можно было бы забыть, попрощавшись и с орущим по утрам будильником, и с переполненными электричками , и с дурацкой школой, и прочими прелестями жизни в тесном, неудобном, крайне недружелюбном и очень дорогом Токио. Вспомнив о Генсокё, а заодно решив немного отвлечься от тягостных мыслей в ожидании поезда, Сумиреко, пересчитав имеющуюся наличность, решила восполнить сегодняшнюю утрату в виде тома Отшельницы и отправилась в расположенную недалеко от станции Тораноану. Пребывая в некотором беспокойстве по поводу наличия в продаже нужного ей томика манги о похождениях своей генсокийской подруги, Сумиреко несколько ослабила контроль за окружающей обстановкой, пользуясь ещё и тем, что в этот час в торговом квартале было не слишком многолюдно и в очередной раз чуть не стала жертвой роковых обстоятельств. При входе в магазин она неожиданно для себя столкнулась в дверях с чем-то массивным и мягким. Подняв глаза, девушка увидела перед собой трёх огромных мордоворотов-отаку, основательно затарившихся в Тораноане препохабнейшим хентаем.
-Смотри, куда прёшь, шкура 3D-шная! - возмутился тот, что, судя по всему, был у них за главного
-Извините! - испуганно пискнула Сумиреко, продолжая охуевать от непрекращающейся череды неприятностей
-Э-э-э! - с неожиданной заинтересованностью протянул один из анимешников, разглядев школьницу повнимательнее — это чё у тебя за косплей такой хуёвый?
-Это не... - попробовала оправдаться Суми, однако возмущённые мордовороты не дали ей такой возможности
-Ты, засранка — наперебой начали позорить девушку поклонники 2D-богинь — позволяешь себе наглость примерить образ великолепнейшей Усами Сумиреко из Проекта «Восток»! Так вот и соответствуй её светлому имени! А ты? Посмотри на себя! Юбка мятая, гольфы спущены, туфли не начищены, голова лохматая... Ещё и воняет от тебя... Стыдно должно быть! Не позорь Тохо-сообщество!
-Извините! - чуть не плача, прошептала Сумиреко
-Ещё раз увидим тебя здесь в таком виде — строго напутствовал школьницу главарь троицы отакунов — получишь пиздюлей! Ну что, братва — обратился он к своим подельникам, потеряв интерес к Усами и подходя к припаркованному у магазина Веллфайру, с бортов которого улыбались миру героини Mountain of Faith – теперь до Акибы сквозанём? На нормальных косплеерш посмотрим, а не на это убожество...
16 96655
>>96654
Причиной этому стал её новый бойфренд. Как и подобает настоящей гяру, копчёная красотка старалась массово затевать исключительно с богатыми гайдзинами и несколько месяцев назад умудрилась стать пассией какого-то русского мафиози. Когда новость о романе красавицы с российским бандитом разнеслась по школе, даже самые закоренелые поборники традиционной морали прониклись к Копчёной уважением, и даже якудза Ёрохи Ивадзу изменив своим принципам, начал при встрече приветствовать местную королеву гламура небольшим поклоном. Но как бы не вырос её статус в глазах окружающих, любовница русского бандита так и осталась обычной девушкой со всеми присущими ей недостатками, включая и ядрёную вонь в процессе сранья, в чём и смогла к своему удивлению, убедиться Усами-сан. Разумеется, ни о каком продолжении трапезы в такой атмосфере не могло быть и речи, однако Сумиреко продолжала назло протестующему организму запихивать в себя еду под немыслимую вонищу, которую гяру, пользуясь моментом, сопровождала болтовнёй по телефону со своим ёбарем. «Привет, котик» - мурлыкала Копчёная, закуривая очередную сигарету - «Да... Скучаю, мой сладкий... В школке сегодня вообще тоска! Да... Порожняк галимый, да... А, хочешь прикол расскажу? Помнишь, я тебе про Усами рассказывала? Ну чуханка у нас в классе учится, ну... Короче, прикинь, эта дура сегодня мангу в школу притащила! Ага! Про каких-то рогатых лесбиянок! Как «чё»? Разорвали нахуй и в окно выбросили! Ко-отик! Ну чё ты ругаешься? Что значит малолетки ебанутые? Что значит, в Магадане с нас бы за такой беспредел спросили? Мы же в Токио!». От подобных речей продолжающей сражаться с рвотными позывами Сумиреко поплохело окончательно и теперь ссавшая некоторое время назад фотомодель, мечтающая о головокружительной карьере в Штатах, казалась ей чуть ли не ангелом во плоти в отличие от явно надолго засевшей в соседней кабинке гламурной потаскухи, устроившей в туалете настоящую газовую атаку. «Гламурная потаскуха» тем временем действительно не спешила покидать гостеприимные стены сортира, будучи увлечённой зажигательными разговорами со своим принцем: «Ко-отик, сладкий...» - продолжала она - «А ты заберёшь меня сегодня после школки? Няяя! Люблю тебя! А можешь подъехать на своём Гелендвагене прямо к главному входу? Мм... И чё, что там парковка запрещена? Ну, просто чтобы все видели, какой ты у меня классный!.. Да... Сразу к тебе?.. Котик, я не знаю... У меня мурсики, поэтому только нямушки. Да... В попик? Можно и в попик... Да, люблю тебя, давай, чмоки!». Таких откровений организм Сумиреко вынести оказался уже не в состоянии. Разговоры о грязном сексе в атмосфере сраной вонищи в конечном итоге привели к тому, что Усами-сан, не совладав с приступами тошноты, начала неудержимо блевать, причём не как нормальные люди, страстно обняв унитаз, а совершенно хаотично орошая срыгнёй стены своего убежища. Ей очень не хотелось привлекать к себе какое-либо внимание, однако блевать бесшумно Суми-тян была не обучена, заставив сидящую по соседству гяру обеспокоенно закончить не только болтовню по телефону, но и процесс сранья. Копчёную сколько угодно можно было обвинять в аморальном образе жизни, но она всё-таки была не совсем пропащей душой и ей были не чужды такие ценные человеческие качества, как отзывчивость и сострадание. Поэтому, едва услышав за перегородкой какие-то инфернальные звуки, явно принадлежащие страдающему живому существу, Копчёная, спешно вытерев задницу, бросилась на помощь, в стремлении предотвратить возможную трагедию или хотя бы разобраться в деталях разбушевавшейся рядом с ней катастрофы. Однако когда гяру мощным рывком открыла дверь в соседнюю кабинку, весь её благородный порыв оказался проёбан в одно мгновение ударом тугой струи блевотины, вырвавшейся из недр Сумиреко прямо на одежду спасительнице.
-У-усами, блядь, гнида подмудная! - ошарашенно прошептала красавица, переводя взгляд со своей в одночасье испорченной школьной формы на трясущуюся от страха Суми-тян и краснея сквозь искусственный загар — ты понимаешь, что теперь тебе пиздец?!
-Гоменасай!!! - в панике заорала Сумиреко, осознав весь ужас происшествия и, бесцеремонно оттолкнув заблёванную красотку, выскочила из туалета, пребывая в состоянии, близком к обморочному. Находиться на территории школы после такого безобразия для Усами-сан теперь было смерти подобно, поэтому она, послав нахуй всё на свете, бросилась подальше из этого ада.
Придя в себя только на станции, Сумиреко, собравшись с мыслями, подвела предварительный итог тех событий, что случились с ней за первую половину сегодняшнего дня. Картина вырисовывалась довольно скверная, а о своих дальнейших перспективах Усами боялась даже думать. Одно для неё было совершенно ясно: следующий поход в школу вполне может закончиться для Суми-тян самым печальным образом. В очередной раз поразившись жестокости и несправедливости внешнего мира, школьница едва сдержала слёзы. Ах, если бы она только могла навечно остаться в Генсокё! Все жизненные проблемы раз и навсегда можно было бы забыть, попрощавшись и с орущим по утрам будильником, и с переполненными электричками , и с дурацкой школой, и прочими прелестями жизни в тесном, неудобном, крайне недружелюбном и очень дорогом Токио. Вспомнив о Генсокё, а заодно решив немного отвлечься от тягостных мыслей в ожидании поезда, Сумиреко, пересчитав имеющуюся наличность, решила восполнить сегодняшнюю утрату в виде тома Отшельницы и отправилась в расположенную недалеко от станции Тораноану. Пребывая в некотором беспокойстве по поводу наличия в продаже нужного ей томика манги о похождениях своей генсокийской подруги, Сумиреко несколько ослабила контроль за окружающей обстановкой, пользуясь ещё и тем, что в этот час в торговом квартале было не слишком многолюдно и в очередной раз чуть не стала жертвой роковых обстоятельств. При входе в магазин она неожиданно для себя столкнулась в дверях с чем-то массивным и мягким. Подняв глаза, девушка увидела перед собой трёх огромных мордоворотов-отаку, основательно затарившихся в Тораноане препохабнейшим хентаем.
-Смотри, куда прёшь, шкура 3D-шная! - возмутился тот, что, судя по всему, был у них за главного
-Извините! - испуганно пискнула Сумиреко, продолжая охуевать от непрекращающейся череды неприятностей
-Э-э-э! - с неожиданной заинтересованностью протянул один из анимешников, разглядев школьницу повнимательнее — это чё у тебя за косплей такой хуёвый?
-Это не... - попробовала оправдаться Суми, однако возмущённые мордовороты не дали ей такой возможности
-Ты, засранка — наперебой начали позорить девушку поклонники 2D-богинь — позволяешь себе наглость примерить образ великолепнейшей Усами Сумиреко из Проекта «Восток»! Так вот и соответствуй её светлому имени! А ты? Посмотри на себя! Юбка мятая, гольфы спущены, туфли не начищены, голова лохматая... Ещё и воняет от тебя... Стыдно должно быть! Не позорь Тохо-сообщество!
-Извините! - чуть не плача, прошептала Сумиреко
-Ещё раз увидим тебя здесь в таком виде — строго напутствовал школьницу главарь троицы отакунов — получишь пиздюлей! Ну что, братва — обратился он к своим подельникам, потеряв интерес к Усами и подходя к припаркованному у магазина Веллфайру, с бортов которого улыбались миру героини Mountain of Faith – теперь до Акибы сквозанём? На нормальных косплеерш посмотрим, а не на это убожество...
17 96656
>>96655
Электричка неудержимо набирала ход. Сумиреко сидела в почти пустом вагоне, прижимая к груди томик Отшельницы и отсутствующим взглядом смотрела в пол. Что ей делать дальше она не знала. Ей казалось что жизнь загнала её в тупик, выхода из которого просто не было. Сумиреко понимала — так жить дальше нельзя. Всё равно не получится. Убежать, уехать, улететь, раствориться, исчезнуть для всех бесследно и навсегда, но как? Даже компромиссный, но по меркам обычных людей весьма радикальный вариант перевестись ни с того ни с сего в другую школу посреди учебного года совершенно не удовлетворял Усами-сан, ведь никто не давал ей гарантии, что на новом месте будет лучше, чем на старом. Вот если бы найти портал в Генсокё... Прийти туда не во сне, а наяву с твёрдым решением остаться там навсегда. От этой мысли в груди у Суми-тян защемило, а на глазах выступили слёзы. Осознание факта, что ей всю жизнь придётся терпеть ужасы жизни в Японии, соприкасаясь с миром своей мечты лишь во снах сейчас было для девушки гораздо страшнее перспективы завтрашнего пропиздона в школе. Реальность казалась невыносимо ужасной и совершенно безнадёжной, но внутренний голос вопреки упадническому настрою школьницы, настойчиво продолжал твердить Сумиреко, что безвыходных ситуаций не бывает. «В этом мире, похоже, бывают» - попробовала оспорить очевидную истину Усами-сан, как неожиданно для самой себя продолжила - «А вот в Генсокё...».
От внезапного озарения Суми-тян буквально подпрыгнула на своём месте и принялась ожесточённо ёрзать, нетерпеливо поглядывая в окно вагона. На её счастье, пребывая во власти тягостных чувств, школьница потеряла чувство времени, а когда на неё снизошло просветление, электричка уже подъезжала к нужной ей станции. Выскочив из вагона, Сумиреко со всех ног бросилась домой в порыве стремления немедленно привести в действие озаривший её разум коварный план по решению своих насущных проблем. Суть спонтанно разработанной Усами-сан спецоперации со стороны казалась столь же примитивной и очевидной, сколь и практически невыполнимой, однако доведённой до отчаяния девушке было не до раздумий, касающихся степени вероятности положительного исхода спланированного ей мероприятия. Решив, что оставаться во Внешнем мире больше невозможно, а искать портал в страну своей мечты слишком долго и затратно, Сумиреко решила по старинке отправиться в Генсокё во сне, чтобы на этот раз остаться там навсегда. Сам процесс проникновения во владения Юкари Якумо был ей уже давно отлажен, но только сейчас Суми-тян поняла, что нужно сделать для того, чтобы там её через некоторое время не «выкинуло» обратно: за то короткое время, которое отведено ей сном, Сумиреко должна была избавиться в Генсокё от статуса «попаданца», перевоплотившись в местную жительницу. А поскольку проклятая бюрократия даже в мире нашей мечты не позволяла решить этот вопрос за несколько часов, Усами-сан с поистине юношеским максимализмом решила действовать радикально: разум девушки, доведённой до крайней степени отчаяния подсказал ей, что лучшим способом осесть в Генсокё навсегда будет осуществление процедуры силового захвата главной местной святыни, путём страшного опиздюливания её нынешнего руководства с последующим выкидыванием его на мороз. Говоря простым крестьянским языком, обыкновенная японская школьница, Усами Сумиреко на полном серьёзе собралась при первой же возможности собственноручно разъебать в клочья жрицу храма Хакурей и отжать у неё должность хранительницы Барьера, обеспечив таким образом контроль над своим пребыванием в Генсокё. «Ничего, с голоду не сдохнет» - рассудила Сумиреко, размшляя о судьбе Рейму по пути домой - «пойдёт дворничихой хуярить к Ринноске-сану, заодно и мой долг отработает.» Вбежав в дом под недоумевающим взглядом лежащего во дворе кота, не привыкшего видеть Суми-тян в столь воодушевлённых чувствах, школьница пулей влетела в свою комнату и, бросив свою сумку в угол комнаты принялась спешно рыться в ящике стола. Найдя упаковку со снотворным, девушка решительно закинула в себя сразу несколько таблеток и, забулькав их недопитым вчера чаем из стоявшей на столе грязной кружки, плашмя рухнула на кровать, будучи полностью готовой к очередному «погружению» в мир своей мечты.
Вскоре темнота перед глазами Сумиреко ожидаемо сменилась знакомым пейзажем Генсокё. Свой новый визит в чудесную восточную страну школьнице на этот раз удалось начать с того же места, на котором её безжалостно «выкинуло» во Внешний мир сегодня утром. «Сохраняться научилась, что ли?» - вскользь заметила Усами-сан, оглядываясь по сторонам. Убедившись, что она находится на полпути к Кориндо, Сумиреко, решительно развернувшись, направилась в противоположную магазину сторону. Откладывать в долгий ящик расправу над Хакурейской священницей она не собиралась, а в свете своей предстоящей победы попутно избавилась от планов по возмещению Корину тех двух тысяч йен, с которыми она в позапрошлый раз бесследно исчезла, отправившись по его просьбе в магазин за пивом. «Теперь, когда я повергну Рейму и стану жрицей храма Хакурей, Ринноске-сан сам будет вынужден платить мне деньги» - отчаянно рассуждала Сумиреко, стремительно приближаясь к главному храму Генсокё - «Я пойду на всё ради этого, ведь пути назад во Внешний мир у меня нет.»
В отличие от Сумиреко Усами, в край заёбанную жизненными неурядицами, Райская жрица Рейму Хакурей пребывала сегодня в нехарактерно приподнятом настроении, чему, впрочем, имелось вполне достойное объяснение. Дело было в том, что предыдущей ночью некие неустановленные лица, вероломно пробравшись на территорию храма, оставили в ящике для пожертвований целых пять тысяч йен с мелочью. Открыв утром крышку ящика и не поверив своему счастью, Рейму решительно сгребла все деньги в кучу и тут же помчалась в деревню за продуктами, пока чудное видение не растаяло словно мираж. На её счастье, однако, все деньги оказались абсолютно настоящими и уже через час после на редкость удачного начала дня Красно-белая, мурлыча от удовольствия, вернулась в свою обитель с полными пакетами продуктов. В одночасье пополнив свои скудные запасы провизии, Рейму на радостях не отказала себе в удовольствии приготовить полноценный обед в лучших традициях комбинатов питания на крупных производствах Внешнего мира. Она очень надеялась, что ей удастся насладиться изысканными яствами в одиночестве, но в тот момент, когда всё было почти готово, на пороге храма Хакурей появилась нежданная гостья.
Первое, что бросилось в глаза Сумиреко, когда она пришла в логово Рейму, была полная безлюдность во дворе. Не то, чтобы храм Хакурей когда-то славился своей популярностью, просто его хозяйка почти всё свободное время днём проводила на территории или просто сидя на крыльце, причём даже в не слишком хорошую погоду. Отсутствие Рейму на своём посту тёплым солнечным днём говорило только о том, что жрица явно отправилась по делам, и такой вариант развития событий не сулил для Сумиреко ничего хорошего, поэтому Усами-сан, на всякий случай решила заглянуть внутрь здания. Войдя в помещение храма, школьница к своему изумлению, почувствовала совершенно нехарактерный для этого места запах готовящейся еды. Не поверив собственному обонянию, но затаив надежду, Усами-сан тихонько позвала:
-Рейму-сан! Ты дома? Ре-ейму-сан!
-Кто здесь?! - с крайне недовольной интонацией отреагировала жрица, выходя из кухни на голос. Приём посетителей сейчас совершенно не входил в её планы, поэтому Рейму, скорчив угрожающее выражение лица и взяв в руки половник приготовилась немедленно послать нахуй непрошеную гостью, кем бы она не оказалась
17 96656
>>96655
Электричка неудержимо набирала ход. Сумиреко сидела в почти пустом вагоне, прижимая к груди томик Отшельницы и отсутствующим взглядом смотрела в пол. Что ей делать дальше она не знала. Ей казалось что жизнь загнала её в тупик, выхода из которого просто не было. Сумиреко понимала — так жить дальше нельзя. Всё равно не получится. Убежать, уехать, улететь, раствориться, исчезнуть для всех бесследно и навсегда, но как? Даже компромиссный, но по меркам обычных людей весьма радикальный вариант перевестись ни с того ни с сего в другую школу посреди учебного года совершенно не удовлетворял Усами-сан, ведь никто не давал ей гарантии, что на новом месте будет лучше, чем на старом. Вот если бы найти портал в Генсокё... Прийти туда не во сне, а наяву с твёрдым решением остаться там навсегда. От этой мысли в груди у Суми-тян защемило, а на глазах выступили слёзы. Осознание факта, что ей всю жизнь придётся терпеть ужасы жизни в Японии, соприкасаясь с миром своей мечты лишь во снах сейчас было для девушки гораздо страшнее перспективы завтрашнего пропиздона в школе. Реальность казалась невыносимо ужасной и совершенно безнадёжной, но внутренний голос вопреки упадническому настрою школьницы, настойчиво продолжал твердить Сумиреко, что безвыходных ситуаций не бывает. «В этом мире, похоже, бывают» - попробовала оспорить очевидную истину Усами-сан, как неожиданно для самой себя продолжила - «А вот в Генсокё...».
От внезапного озарения Суми-тян буквально подпрыгнула на своём месте и принялась ожесточённо ёрзать, нетерпеливо поглядывая в окно вагона. На её счастье, пребывая во власти тягостных чувств, школьница потеряла чувство времени, а когда на неё снизошло просветление, электричка уже подъезжала к нужной ей станции. Выскочив из вагона, Сумиреко со всех ног бросилась домой в порыве стремления немедленно привести в действие озаривший её разум коварный план по решению своих насущных проблем. Суть спонтанно разработанной Усами-сан спецоперации со стороны казалась столь же примитивной и очевидной, сколь и практически невыполнимой, однако доведённой до отчаяния девушке было не до раздумий, касающихся степени вероятности положительного исхода спланированного ей мероприятия. Решив, что оставаться во Внешнем мире больше невозможно, а искать портал в страну своей мечты слишком долго и затратно, Сумиреко решила по старинке отправиться в Генсокё во сне, чтобы на этот раз остаться там навсегда. Сам процесс проникновения во владения Юкари Якумо был ей уже давно отлажен, но только сейчас Суми-тян поняла, что нужно сделать для того, чтобы там её через некоторое время не «выкинуло» обратно: за то короткое время, которое отведено ей сном, Сумиреко должна была избавиться в Генсокё от статуса «попаданца», перевоплотившись в местную жительницу. А поскольку проклятая бюрократия даже в мире нашей мечты не позволяла решить этот вопрос за несколько часов, Усами-сан с поистине юношеским максимализмом решила действовать радикально: разум девушки, доведённой до крайней степени отчаяния подсказал ей, что лучшим способом осесть в Генсокё навсегда будет осуществление процедуры силового захвата главной местной святыни, путём страшного опиздюливания её нынешнего руководства с последующим выкидыванием его на мороз. Говоря простым крестьянским языком, обыкновенная японская школьница, Усами Сумиреко на полном серьёзе собралась при первой же возможности собственноручно разъебать в клочья жрицу храма Хакурей и отжать у неё должность хранительницы Барьера, обеспечив таким образом контроль над своим пребыванием в Генсокё. «Ничего, с голоду не сдохнет» - рассудила Сумиреко, размшляя о судьбе Рейму по пути домой - «пойдёт дворничихой хуярить к Ринноске-сану, заодно и мой долг отработает.» Вбежав в дом под недоумевающим взглядом лежащего во дворе кота, не привыкшего видеть Суми-тян в столь воодушевлённых чувствах, школьница пулей влетела в свою комнату и, бросив свою сумку в угол комнаты принялась спешно рыться в ящике стола. Найдя упаковку со снотворным, девушка решительно закинула в себя сразу несколько таблеток и, забулькав их недопитым вчера чаем из стоявшей на столе грязной кружки, плашмя рухнула на кровать, будучи полностью готовой к очередному «погружению» в мир своей мечты.
Вскоре темнота перед глазами Сумиреко ожидаемо сменилась знакомым пейзажем Генсокё. Свой новый визит в чудесную восточную страну школьнице на этот раз удалось начать с того же места, на котором её безжалостно «выкинуло» во Внешний мир сегодня утром. «Сохраняться научилась, что ли?» - вскользь заметила Усами-сан, оглядываясь по сторонам. Убедившись, что она находится на полпути к Кориндо, Сумиреко, решительно развернувшись, направилась в противоположную магазину сторону. Откладывать в долгий ящик расправу над Хакурейской священницей она не собиралась, а в свете своей предстоящей победы попутно избавилась от планов по возмещению Корину тех двух тысяч йен, с которыми она в позапрошлый раз бесследно исчезла, отправившись по его просьбе в магазин за пивом. «Теперь, когда я повергну Рейму и стану жрицей храма Хакурей, Ринноске-сан сам будет вынужден платить мне деньги» - отчаянно рассуждала Сумиреко, стремительно приближаясь к главному храму Генсокё - «Я пойду на всё ради этого, ведь пути назад во Внешний мир у меня нет.»
В отличие от Сумиреко Усами, в край заёбанную жизненными неурядицами, Райская жрица Рейму Хакурей пребывала сегодня в нехарактерно приподнятом настроении, чему, впрочем, имелось вполне достойное объяснение. Дело было в том, что предыдущей ночью некие неустановленные лица, вероломно пробравшись на территорию храма, оставили в ящике для пожертвований целых пять тысяч йен с мелочью. Открыв утром крышку ящика и не поверив своему счастью, Рейму решительно сгребла все деньги в кучу и тут же помчалась в деревню за продуктами, пока чудное видение не растаяло словно мираж. На её счастье, однако, все деньги оказались абсолютно настоящими и уже через час после на редкость удачного начала дня Красно-белая, мурлыча от удовольствия, вернулась в свою обитель с полными пакетами продуктов. В одночасье пополнив свои скудные запасы провизии, Рейму на радостях не отказала себе в удовольствии приготовить полноценный обед в лучших традициях комбинатов питания на крупных производствах Внешнего мира. Она очень надеялась, что ей удастся насладиться изысканными яствами в одиночестве, но в тот момент, когда всё было почти готово, на пороге храма Хакурей появилась нежданная гостья.
Первое, что бросилось в глаза Сумиреко, когда она пришла в логово Рейму, была полная безлюдность во дворе. Не то, чтобы храм Хакурей когда-то славился своей популярностью, просто его хозяйка почти всё свободное время днём проводила на территории или просто сидя на крыльце, причём даже в не слишком хорошую погоду. Отсутствие Рейму на своём посту тёплым солнечным днём говорило только о том, что жрица явно отправилась по делам, и такой вариант развития событий не сулил для Сумиреко ничего хорошего, поэтому Усами-сан, на всякий случай решила заглянуть внутрь здания. Войдя в помещение храма, школьница к своему изумлению, почувствовала совершенно нехарактерный для этого места запах готовящейся еды. Не поверив собственному обонянию, но затаив надежду, Усами-сан тихонько позвала:
-Рейму-сан! Ты дома? Ре-ейму-сан!
-Кто здесь?! - с крайне недовольной интонацией отреагировала жрица, выходя из кухни на голос. Приём посетителей сейчас совершенно не входил в её планы, поэтому Рейму, скорчив угрожающее выражение лица и взяв в руки половник приготовилась немедленно послать нахуй непрошеную гостью, кем бы она не оказалась
18 96657
Блядь, нельзя кидать сюда только название рассказа, а продолжение — на Patebin?
19 96658
>>96656
-Рейму-сан, ты дома! - обрадовалась Сумиреко, увидев жрицу, вставшую в дверном проёме с суровым видом заводской буфетчицы — Как здорово! Я к тебе по делу!
-Чё те надо, школота? - мрачно поинтересовалась Красно-белая, сгорая от желания как можно быстрее выпроводить гостью и приступить к еде — давай, быстро говори и уёбывай нахрен
-Рейму-сан! - с апломбом заявила Сумиреко — я вызываю тебя на дуэль!
-Чего?! - не поверив своим ушам, презрительно усмехнулась священница — иди нахуй отсюда, сопля! Дуэль ей, блядь. Хуель!
-Рейму-сан, я совершенно серьёзно! - не унималась Сумиреко, оттесняя поражённую жрицу на кухню — и ты обязана принять мой вызов!
-Да с какой радости? - возмутилась Красно-белая, всплеснув руками — с чего вдруг такое стремление подраться со мной?
-Рейму-сан — строго начала Усами объяснять свою позицию — мне, да и не только мне, а всем уже очевидно, что ты засиделась на своём посту. Сколько можно? Тебе уже давно пора уйти. Вся прогрессивная молодёжь Внешнего мира выступает против несменяемости власти...
-Вот и расшатывай лодку во Внешнем мире — огрызнулсь Хакурейская мико — чего ты до меня-то доебалась?
-Я вызываю тебя на дуэль — повторила Сумиреко — я одержу над тобой верх и встану во главе храма Хакурей! Я стану новой хранительницей Барьера, а тебе придётся уйти
-Юкари!!! - неожиданно заорала Рейму, после некоторой паузы, которая понадобилась ей, чтобы оценить сказанное школьницей — Юкари, блядь, что за хуйня?!
-Рейму-тян, чего ты ругаешься? - с ожидаемой оперативностью отозвалась Якумо-сан, появившись из открывшегося в углу кухни портала — ара-ара, Суми-тян, и ты здесь?
-Ну-ка не вылезай полностью! - заворчала жрица, безуспешно стараясь запихнуть свою начальницу обратно хотя бы по пояс, однако несмотря на все её усилия через мгновение Ёкай барьеров стояла на полу кухни в полный рост, доброжелательно разглядывая девушек
-По какому поводу шумим? - поинтересовалась она у собравшихся
-Вот — с наигранной драматичностью ответила Рейму, тыкая в Сумиреко половником — внесистемная оппозиция из Внешнего мира. Отставки моей требуют, Якумо-сан, засиделась, говорят, Рейму на своём посту
-Это правда? - строго спросила Юкари у школьницы тоном воспитательницы в детском саду
-Абсолютная, Якумо-сан — не моргнув глазом соврала Сумиреко — поэтому я хочу вызвать Рейму на дуэль, а она упёрлась, как баран
-Ну так прими вызов, Рейму-тян — обратилась Юкари к своей подчинённой — что тебе мешает? Или ты не уверена в своих силах?
-Да причём тут это? - возмутилась Красно-белая — какая, нахуй, дуэль? У меня тут — продолжила она, кивая в сторону плиты — суп, макароны...
-И компот... — продолжила Юкари, снимая крышку с одной из кастрюлек
-И компот — подтвердила её догадки священница, ударив Якумо-сан руке — дайте хоть раз в месяц пожрать по человечески! Припёрлись тут ко мне со своими дуэлями! И вообще, Сумиреко, я не понимаю, что на тебя нашло. Вроде недавно пиво вместе пили и всё было нормально, а тут вдруг такие наезды! Что у тебя стряслось?
-Ничего — обиженно хмыкнула Суми-тян, опуская глаза
-ГОВОРИ, БЛЯДЬ! - неожиданно слаженно рявкнули Рейму и Юкари, с самого начала не слишком поверившие в оппозиционный настрой школьницы
-Якумо-сан! - взмолилась девушка, и, будучи не в силах больше сдерживаться, упала на колени, залившись слезами — я так больше не могу!
-Что за хуйня, Рейму?! - испуганно зашептала Юкари, глядя на рыдающую Усами — до чего ты ребёнка довела?!
-А чё я-то сразу?! - огрызнулась Красно-белая — вообще-то она к тебе обращается!
-Суми-тян, девочка моя, что у тебя случилось? — Генсокийская начальница наконец-то решила действовать конструктивно, присев рядом с плачущей школьницей и начав гладить её по голове — расскажи нам, вдруг мы сможем тебе помочь?
-Якумо-сан — немного успокоившись, выдвинула свой ультиматум Сумиреко — я хочу навсегда остаться в Генсокё. Позвольте мне жить здесь на постоянной основе, ведь во Внешнем мире моя жизнь похожа на ад, и Генсокё является для меня единственным выходом из сложившейся ситуации! Умоляю вас, Якумо-сан, не погубите! Дайте мне такую возможность!
-Нет — ласково отказала Юкари гостье из Внешнего мира — это исключено. Во-первых, чтобы остаться в Генсокё, нужно попасть в него не во сне, а наяву. А во-вторых, Генсокё — это страна мечты, а не резервация для неудачников из Внешнего мира. Сюда можно попасть случайно, но здесь никогда не будут рады тем, кто приходит сюда осознанно не из любви к этому месту, а для того, чтобы сбежать от проблем в реальной жизни. Проще говоря, если ты научишься жить во Внешнем мире в гармонии с собой, вот тогда велком. А пока ты рассматриваешь мою деревню, как убежище от одноклассников, я не могу дать добро на твоё пребывание здесь на постоянной основе
-Боюсь, что я уже не смогу что-то исправить в своей жизни во Внешнем мире — с отчаянием прошептала Сумиреко, понимая, что её призрачная надежда на счастье только что разлетелась на осколки
-Ну так начни всё с нуля — усмехнулась Юкари — к сожалению, я не могу вертеть чужими судьбами, как некоторые, но у нас в Генсокё есть разные специалисты...
-Что вы имеете в виду? - не поняв намёка, поинтересовалась Усами-сан
-Готова проснуться в другой части Внешнего мира, где-нибудь за пределами Токио? - предложила Юкари охуевающей школьнице — Готова полюбить свою жизнь и саму себя, чтобы в конце концов вернуться к нам другим человеком, причём не во сне, а наяву?
-А можно вообще где-нибудь не в Японии?! - не веря своему счастью, попросила Сумиреко, чувствуя, что её вот-вот «выкинет»
-Хоть на Луне — злорадно хохотнула Рейму, исчезая в тумане пробуждения вместе с Юкари и внутренним убранством Хакурейского храма.
19 96658
>>96656
-Рейму-сан, ты дома! - обрадовалась Сумиреко, увидев жрицу, вставшую в дверном проёме с суровым видом заводской буфетчицы — Как здорово! Я к тебе по делу!
-Чё те надо, школота? - мрачно поинтересовалась Красно-белая, сгорая от желания как можно быстрее выпроводить гостью и приступить к еде — давай, быстро говори и уёбывай нахрен
-Рейму-сан! - с апломбом заявила Сумиреко — я вызываю тебя на дуэль!
-Чего?! - не поверив своим ушам, презрительно усмехнулась священница — иди нахуй отсюда, сопля! Дуэль ей, блядь. Хуель!
-Рейму-сан, я совершенно серьёзно! - не унималась Сумиреко, оттесняя поражённую жрицу на кухню — и ты обязана принять мой вызов!
-Да с какой радости? - возмутилась Красно-белая, всплеснув руками — с чего вдруг такое стремление подраться со мной?
-Рейму-сан — строго начала Усами объяснять свою позицию — мне, да и не только мне, а всем уже очевидно, что ты засиделась на своём посту. Сколько можно? Тебе уже давно пора уйти. Вся прогрессивная молодёжь Внешнего мира выступает против несменяемости власти...
-Вот и расшатывай лодку во Внешнем мире — огрызнулсь Хакурейская мико — чего ты до меня-то доебалась?
-Я вызываю тебя на дуэль — повторила Сумиреко — я одержу над тобой верх и встану во главе храма Хакурей! Я стану новой хранительницей Барьера, а тебе придётся уйти
-Юкари!!! - неожиданно заорала Рейму, после некоторой паузы, которая понадобилась ей, чтобы оценить сказанное школьницей — Юкари, блядь, что за хуйня?!
-Рейму-тян, чего ты ругаешься? - с ожидаемой оперативностью отозвалась Якумо-сан, появившись из открывшегося в углу кухни портала — ара-ара, Суми-тян, и ты здесь?
-Ну-ка не вылезай полностью! - заворчала жрица, безуспешно стараясь запихнуть свою начальницу обратно хотя бы по пояс, однако несмотря на все её усилия через мгновение Ёкай барьеров стояла на полу кухни в полный рост, доброжелательно разглядывая девушек
-По какому поводу шумим? - поинтересовалась она у собравшихся
-Вот — с наигранной драматичностью ответила Рейму, тыкая в Сумиреко половником — внесистемная оппозиция из Внешнего мира. Отставки моей требуют, Якумо-сан, засиделась, говорят, Рейму на своём посту
-Это правда? - строго спросила Юкари у школьницы тоном воспитательницы в детском саду
-Абсолютная, Якумо-сан — не моргнув глазом соврала Сумиреко — поэтому я хочу вызвать Рейму на дуэль, а она упёрлась, как баран
-Ну так прими вызов, Рейму-тян — обратилась Юкари к своей подчинённой — что тебе мешает? Или ты не уверена в своих силах?
-Да причём тут это? - возмутилась Красно-белая — какая, нахуй, дуэль? У меня тут — продолжила она, кивая в сторону плиты — суп, макароны...
-И компот... — продолжила Юкари, снимая крышку с одной из кастрюлек
-И компот — подтвердила её догадки священница, ударив Якумо-сан руке — дайте хоть раз в месяц пожрать по человечески! Припёрлись тут ко мне со своими дуэлями! И вообще, Сумиреко, я не понимаю, что на тебя нашло. Вроде недавно пиво вместе пили и всё было нормально, а тут вдруг такие наезды! Что у тебя стряслось?
-Ничего — обиженно хмыкнула Суми-тян, опуская глаза
-ГОВОРИ, БЛЯДЬ! - неожиданно слаженно рявкнули Рейму и Юкари, с самого начала не слишком поверившие в оппозиционный настрой школьницы
-Якумо-сан! - взмолилась девушка, и, будучи не в силах больше сдерживаться, упала на колени, залившись слезами — я так больше не могу!
-Что за хуйня, Рейму?! - испуганно зашептала Юкари, глядя на рыдающую Усами — до чего ты ребёнка довела?!
-А чё я-то сразу?! - огрызнулась Красно-белая — вообще-то она к тебе обращается!
-Суми-тян, девочка моя, что у тебя случилось? — Генсокийская начальница наконец-то решила действовать конструктивно, присев рядом с плачущей школьницей и начав гладить её по голове — расскажи нам, вдруг мы сможем тебе помочь?
-Якумо-сан — немного успокоившись, выдвинула свой ультиматум Сумиреко — я хочу навсегда остаться в Генсокё. Позвольте мне жить здесь на постоянной основе, ведь во Внешнем мире моя жизнь похожа на ад, и Генсокё является для меня единственным выходом из сложившейся ситуации! Умоляю вас, Якумо-сан, не погубите! Дайте мне такую возможность!
-Нет — ласково отказала Юкари гостье из Внешнего мира — это исключено. Во-первых, чтобы остаться в Генсокё, нужно попасть в него не во сне, а наяву. А во-вторых, Генсокё — это страна мечты, а не резервация для неудачников из Внешнего мира. Сюда можно попасть случайно, но здесь никогда не будут рады тем, кто приходит сюда осознанно не из любви к этому месту, а для того, чтобы сбежать от проблем в реальной жизни. Проще говоря, если ты научишься жить во Внешнем мире в гармонии с собой, вот тогда велком. А пока ты рассматриваешь мою деревню, как убежище от одноклассников, я не могу дать добро на твоё пребывание здесь на постоянной основе
-Боюсь, что я уже не смогу что-то исправить в своей жизни во Внешнем мире — с отчаянием прошептала Сумиреко, понимая, что её призрачная надежда на счастье только что разлетелась на осколки
-Ну так начни всё с нуля — усмехнулась Юкари — к сожалению, я не могу вертеть чужими судьбами, как некоторые, но у нас в Генсокё есть разные специалисты...
-Что вы имеете в виду? - не поняв намёка, поинтересовалась Усами-сан
-Готова проснуться в другой части Внешнего мира, где-нибудь за пределами Токио? - предложила Юкари охуевающей школьнице — Готова полюбить свою жизнь и саму себя, чтобы в конце концов вернуться к нам другим человеком, причём не во сне, а наяву?
-А можно вообще где-нибудь не в Японии?! - не веря своему счастью, попросила Сумиреко, чувствуя, что её вот-вот «выкинет»
-Хоть на Луне — злорадно хохотнула Рейму, исчезая в тумане пробуждения вместе с Юкари и внутренним убранством Хакурейского храма.
20 96659
>>96658
Холодный ветер насквозь пронизывал одежду Сумиреко. Под её ногами пылился плохо уложенный асфальт, сквозь трещины в котором пробивались сорняки. Из-за окружавших её старых покосившихся заборов и мрачноватых подворотен слышался лай собак, перемежаемый виртуозными матюками и блатной феней местных жителей. Из проносящихся мимо автомобилей, большинство которых было сильно старше Усами-сан по возрасту, рекой лился беспородный клубняк, а из их приоткрытых окон настойчиво фонило очень знакомым запахом какого-то дыма. Сумиреко помнила этот запах. Так пахло от её одноклассников, когда они приходили в школу в особенно хорошем настроении. Но сейчас этот запах был едва ли не единственным неприятным напоминанием Суми-тян о её прошлой жизни. В остальном же она была абсолютно довольна. Вот уже почти месяц Усами-сан жила совершенно другой жизнью. Юкари Якумо действительно не обманула её, пообещав неведомым науке образом организовать ей жизнь с чистого листа, и проснувшись, бывшая японская школьница обнаружила себя не в своём токийском доме, а в совершенно незнакомом городе, находящемся, как она и заказывала, за пределами Японии. Был ли выбор её нового места жительства обусловлен какими-то логическими соображениями или «пункт назначения» выбирался методом тыка, Сумиреко не знала, однако факт оставался фактом: вместо заебавшего девушку сверх всякой меры Токио, жить ей теперь предстояло на самой окраине страны медведей-балалаечников, в славном городе Владивосток.
Известная своей невероятной красотой столица Приморья приглянулась Сумиреко почти сразу же. В отличие от унылого Токио, своим пейзажем напоминавшего склад, на котором повеселились не слишком трезвые грузчики, Русский Сан-Франциско поразил Усами-сан невиданным ранее сочетанием старинной архитектуры в центре, разбавленной новостройками, и величественных спальных районов, застроенных бесконечными многоэтажками, извивающимися между сопок исполинскими бетонными червями. Свежий морской воздух, прекрасный климат, идеальная инфраструктура высочайшего мирового уровня, доброжелательные и отзывчивые люди, чистота и порядок на улицах — всё это приятно поразило японскую гостью, привыкшую считать Россию полудикой страной, населённой исключительно бандитами и проститутками. Суми-тян влюбилась во Владивосток практически с первого взгляда и была очень благодарна судьбе за этот подарок. Больше благодарить ей было некого. С того момента, как она обнаружила себя в столице Приморского края, она ни разу не смогла попасть в Генсокё во сне. С одной стороны, ей очень хотелось лично выразить признательность тем, кто учудил для неё такой роскошный подарок, а с другой — после той сцены, что она закатила в храме Хакурей, Суми-тян было безумно стыдно появляться по ту сторону Барьера, что в дополнение к тем двум тысячам йен, которые она невольно спиздила у Ринноске, отбивало значительную долю её стремления вновь оказаться в дивной стране мечты. Тем не менее, по достоинству оценив всё очарование Приморской столицы, вскоре Усами-сан решила перебраться куда-нибудь в пригород: несмотря на все свои плюсы, Владивосток оказался не менее суетным, чем Токио, а в добавок, учитывая сложный рельеф, был слишком требовательным к людям с хуёвенькой физической подготовкой, как у Сумиреко, которая почти сразу поняла, что вряд ли когда-нибудь сможет без постоянной одышки бодро скакать по местным сопкам с грациозностью Лендкрузера.
20 96659
>>96658
Холодный ветер насквозь пронизывал одежду Сумиреко. Под её ногами пылился плохо уложенный асфальт, сквозь трещины в котором пробивались сорняки. Из-за окружавших её старых покосившихся заборов и мрачноватых подворотен слышался лай собак, перемежаемый виртуозными матюками и блатной феней местных жителей. Из проносящихся мимо автомобилей, большинство которых было сильно старше Усами-сан по возрасту, рекой лился беспородный клубняк, а из их приоткрытых окон настойчиво фонило очень знакомым запахом какого-то дыма. Сумиреко помнила этот запах. Так пахло от её одноклассников, когда они приходили в школу в особенно хорошем настроении. Но сейчас этот запах был едва ли не единственным неприятным напоминанием Суми-тян о её прошлой жизни. В остальном же она была абсолютно довольна. Вот уже почти месяц Усами-сан жила совершенно другой жизнью. Юкари Якумо действительно не обманула её, пообещав неведомым науке образом организовать ей жизнь с чистого листа, и проснувшись, бывшая японская школьница обнаружила себя не в своём токийском доме, а в совершенно незнакомом городе, находящемся, как она и заказывала, за пределами Японии. Был ли выбор её нового места жительства обусловлен какими-то логическими соображениями или «пункт назначения» выбирался методом тыка, Сумиреко не знала, однако факт оставался фактом: вместо заебавшего девушку сверх всякой меры Токио, жить ей теперь предстояло на самой окраине страны медведей-балалаечников, в славном городе Владивосток.
Известная своей невероятной красотой столица Приморья приглянулась Сумиреко почти сразу же. В отличие от унылого Токио, своим пейзажем напоминавшего склад, на котором повеселились не слишком трезвые грузчики, Русский Сан-Франциско поразил Усами-сан невиданным ранее сочетанием старинной архитектуры в центре, разбавленной новостройками, и величественных спальных районов, застроенных бесконечными многоэтажками, извивающимися между сопок исполинскими бетонными червями. Свежий морской воздух, прекрасный климат, идеальная инфраструктура высочайшего мирового уровня, доброжелательные и отзывчивые люди, чистота и порядок на улицах — всё это приятно поразило японскую гостью, привыкшую считать Россию полудикой страной, населённой исключительно бандитами и проститутками. Суми-тян влюбилась во Владивосток практически с первого взгляда и была очень благодарна судьбе за этот подарок. Больше благодарить ей было некого. С того момента, как она обнаружила себя в столице Приморского края, она ни разу не смогла попасть в Генсокё во сне. С одной стороны, ей очень хотелось лично выразить признательность тем, кто учудил для неё такой роскошный подарок, а с другой — после той сцены, что она закатила в храме Хакурей, Суми-тян было безумно стыдно появляться по ту сторону Барьера, что в дополнение к тем двум тысячам йен, которые она невольно спиздила у Ринноске, отбивало значительную долю её стремления вновь оказаться в дивной стране мечты. Тем не менее, по достоинству оценив всё очарование Приморской столицы, вскоре Усами-сан решила перебраться куда-нибудь в пригород: несмотря на все свои плюсы, Владивосток оказался не менее суетным, чем Токио, а в добавок, учитывая сложный рельеф, был слишком требовательным к людям с хуёвенькой физической подготовкой, как у Сумиреко, которая почти сразу поняла, что вряд ли когда-нибудь сможет без постоянной одышки бодро скакать по местным сопкам с грациозностью Лендкрузера.
21 96660
>>96659
В конце концов, Усами-сан остановила свой выбор на населённом пункте со странным названием Артём. Несмотря на некоторую провинциальность, этот городок выгодно отличался от Владивостока своей тишиной и умиротворённостью, которую не в силах был потревожить даже расположенный здесь аэропорт. Арендовав в этом райском местечке роскошную «гостинку», странно напоминающую своей продуманной планировкой, простором и комфортом типичное японское жильё эконом-класса для студентов, Сумиреко естественным образом озаботилась вопросом своего дальнейшего обучения. Поскольку становиться школьницей она больше не желала в принципе, наиболее очевидным выбором для девушки, не имеющей полного среднего образования, стала местная путяга, носящая гордое название Промышленный Колледж Энергетики и Связи, где всем вменяемым людям, решившим свинтить из школы после девятого класса, предлагалось овладеть такими инновационными профессиями, как автослесарь, сварщик или даже электромонтёр.
Сумиреко в нерешительности стояла перед входом в здание колледжа, немного подрагивая от прохладного ветра и волнения. Что ждёт её за этими дверями? Сможет ли она начать здесь новую, счастливую жизнь или... О том, что её бесславная история школьных лет может повториться и здесь, Суми-тян боялась даже подумать. Неожиданно из дверей путяги с весёлым многоголосым гудением повалило студенческое братство, дождавшееся, судя по всему, конца занятий. Сумиреко с интересом вглядывалась в лица своих потенциальных семпаев, и никак не могла понять, сможет ли она вписаться в такое общество, совершенно не похожее на то, что окружало её в Японии. Внезапно Усами-сан заметила в толпе студентов встречный заинтересованный взгляд какого-то парня, который, едва встретившись с ней глазами, вздрогнул, будто испугавшись, однако, судя по тому, что вместо того, чтобы убежать, направился к ней, причиной его странной реакции был вовсе не страх.
-Сумиреку ? Это ты ? - поинтересовался молодой человек, с некоторой гайдзинской бесцеремонностью разглядывая девушку — Что ты здесь делаешь ?
-Мы знакомы? - спросила в ответ Усами, недоумевая откуда в этой стране кто-то может её знать
-Н-не совсем — слегка смутился парень — но это ведь ты, да, Сумиреку ? Я тебя сразу узнал
-Сумиреко - поправила девушка незнакомца - а как тебя зовут? И откуда ты меня знаешь?
Парень представился. Услышав сочетание имени и фамилии, японская школьница, невольно наморщила лоб, погрязнув в недоумении, касательно того, как такое можно запомнить, а во-вторых, как ей теперь обращаться к носителю подобного имени
-Тебе необязательно запоминать моё имя — заметив смущение на лице девушки, поспешил объяснить парень — можешь называть меня просто Ши-кун. По крайней мере, так меня называют друзья...
-Друзья? - Сумиреко чуть не расплакалась. Да кто он, ёкай его задери такой, что сразу же предлагает ей обращаться к нему, как к другу? Эти русские, они все такие? И почему ей, как и всем остальным с детства внушали, что русские это дикие чудовища, у которых нет ничего человеческого, если на самом деле вся обстановка в России говорит об обратном? - Счастливый. У тебя, наверное, много друзей?
-Да нет — отмахнулся Ши-кун — во Внешнем мире не очень, более того, некоторых из них я даже ни разу не видел. Зато, как и у тебя, у меня есть много друзей в Генсокё. Мариса, например, Юкари... Сакуя ещё, но она странная...
-Так ты тоже можешь попадать в Генсокё в своих снах? - ошеломлённо спросила Сумиреко, не веря в подобные совпадения
-Зачем в снах ? - усмехнулся Ши-кун — я в реальности могу. Показать ?
Эти слова поражали воображение Сумиреко похлеще моста на остров Русский, однако ещё больше девушку удивляло то, как судьба вообще могла так легко свести её с таким человеком. Реальность казалась настолько нереальной, что краем сознания Усами-сан отметила, что её похождения в Генсокё в своих снах выглядели куда правдоподобнее, чем эта беседа с едва знакомым ей российским студентом.
-А ты не врёшь? - с сомнением поинтересовалась Суми-тян, хотя ей хотелось вцепится в руку парня с требованием немедленно отвести её в мир своей мечты — м-может быть, ты задумал в отношении меня что-нибудь непристойное?
-Вот ещё! - до обидного возмущённо отреагировал Ши-кун — пойдём, тут не слишком далеко. Только сначала зайдём ко мне домой. Надо проверить, вдруг там уже Мариса сидит и меня ждёт. Вот для чего она ко мне во Внешний мир лезет ? Чего ей в Генсокё не сидится ?
-Послушай, Ши-кун — неожиданно вспомнила Сумиреко — а мне точно стоит идти туда с тобой? Просто во время своего последнего визита туда, я наделала там глупостей. Вела себя, как дура, да и Рейму наговорила всякого ненужного...
-Да ерунда — успокоил её студент — вряд ли она на тебя злится. Можем вместе сходить к Рейму вместе с Марисой. Рейму ведь хорошая, хоть мне иногда и хочется побить эту баку за то, что она забывает надевать сараши. Но... Я думаю, она будет рада тебя видеть. Снова.
Парень с девушкой шли по лесу на окраине города, и Внешний мир вокруг них неуловимо таял, уступая место пейзажам Генсокё. Сумиреко понимала, что Ши-кун не обманул, и теперь она действительно сможет попасть в чудесную страну своей мечты наяву, хоть ей и было страшновато принять предложение отправиться в тайгу с малознакомым человеком. Усами-сан слышала, что русские обожают заманивать иностранцев в лес, чтобы пустить их на корм медведям но теперь, когда стало понятно, что её опасения не подтвердились, она наконец почувствовала себя по-настоящему счастливой. А ещё за непринуждённым разговором с русским попаданцем Сумиреко поняла ещё одну, не менее важную вещь: оставаться в Генсокё навсегда вовсе необязательно. Даже Внешний мир порой рискует показаться слишком тесным, несмотря на все свои недостатки, а уж маленький, но прекрасный Генсокё — тем более. Стоит ли, порвав все связи с обычной жизнью, ограничивать себя барьерами, навечно оставшись в мире своей мечты, если барьеры эти открыты для тебя в обе стороны в отличие от тех, кто всю жизнь обречён на поиски своего потерянного рая, будучи не в силах вырваться за пределы своего мира? Наверное, нет. Ведь главный недостаток любой мечты — это её полное осуществление.
21 96660
>>96659
В конце концов, Усами-сан остановила свой выбор на населённом пункте со странным названием Артём. Несмотря на некоторую провинциальность, этот городок выгодно отличался от Владивостока своей тишиной и умиротворённостью, которую не в силах был потревожить даже расположенный здесь аэропорт. Арендовав в этом райском местечке роскошную «гостинку», странно напоминающую своей продуманной планировкой, простором и комфортом типичное японское жильё эконом-класса для студентов, Сумиреко естественным образом озаботилась вопросом своего дальнейшего обучения. Поскольку становиться школьницей она больше не желала в принципе, наиболее очевидным выбором для девушки, не имеющей полного среднего образования, стала местная путяга, носящая гордое название Промышленный Колледж Энергетики и Связи, где всем вменяемым людям, решившим свинтить из школы после девятого класса, предлагалось овладеть такими инновационными профессиями, как автослесарь, сварщик или даже электромонтёр.
Сумиреко в нерешительности стояла перед входом в здание колледжа, немного подрагивая от прохладного ветра и волнения. Что ждёт её за этими дверями? Сможет ли она начать здесь новую, счастливую жизнь или... О том, что её бесславная история школьных лет может повториться и здесь, Суми-тян боялась даже подумать. Неожиданно из дверей путяги с весёлым многоголосым гудением повалило студенческое братство, дождавшееся, судя по всему, конца занятий. Сумиреко с интересом вглядывалась в лица своих потенциальных семпаев, и никак не могла понять, сможет ли она вписаться в такое общество, совершенно не похожее на то, что окружало её в Японии. Внезапно Усами-сан заметила в толпе студентов встречный заинтересованный взгляд какого-то парня, который, едва встретившись с ней глазами, вздрогнул, будто испугавшись, однако, судя по тому, что вместо того, чтобы убежать, направился к ней, причиной его странной реакции был вовсе не страх.
-Сумиреку ? Это ты ? - поинтересовался молодой человек, с некоторой гайдзинской бесцеремонностью разглядывая девушку — Что ты здесь делаешь ?
-Мы знакомы? - спросила в ответ Усами, недоумевая откуда в этой стране кто-то может её знать
-Н-не совсем — слегка смутился парень — но это ведь ты, да, Сумиреку ? Я тебя сразу узнал
-Сумиреко - поправила девушка незнакомца - а как тебя зовут? И откуда ты меня знаешь?
Парень представился. Услышав сочетание имени и фамилии, японская школьница, невольно наморщила лоб, погрязнув в недоумении, касательно того, как такое можно запомнить, а во-вторых, как ей теперь обращаться к носителю подобного имени
-Тебе необязательно запоминать моё имя — заметив смущение на лице девушки, поспешил объяснить парень — можешь называть меня просто Ши-кун. По крайней мере, так меня называют друзья...
-Друзья? - Сумиреко чуть не расплакалась. Да кто он, ёкай его задери такой, что сразу же предлагает ей обращаться к нему, как к другу? Эти русские, они все такие? И почему ей, как и всем остальным с детства внушали, что русские это дикие чудовища, у которых нет ничего человеческого, если на самом деле вся обстановка в России говорит об обратном? - Счастливый. У тебя, наверное, много друзей?
-Да нет — отмахнулся Ши-кун — во Внешнем мире не очень, более того, некоторых из них я даже ни разу не видел. Зато, как и у тебя, у меня есть много друзей в Генсокё. Мариса, например, Юкари... Сакуя ещё, но она странная...
-Так ты тоже можешь попадать в Генсокё в своих снах? - ошеломлённо спросила Сумиреко, не веря в подобные совпадения
-Зачем в снах ? - усмехнулся Ши-кун — я в реальности могу. Показать ?
Эти слова поражали воображение Сумиреко похлеще моста на остров Русский, однако ещё больше девушку удивляло то, как судьба вообще могла так легко свести её с таким человеком. Реальность казалась настолько нереальной, что краем сознания Усами-сан отметила, что её похождения в Генсокё в своих снах выглядели куда правдоподобнее, чем эта беседа с едва знакомым ей российским студентом.
-А ты не врёшь? - с сомнением поинтересовалась Суми-тян, хотя ей хотелось вцепится в руку парня с требованием немедленно отвести её в мир своей мечты — м-может быть, ты задумал в отношении меня что-нибудь непристойное?
-Вот ещё! - до обидного возмущённо отреагировал Ши-кун — пойдём, тут не слишком далеко. Только сначала зайдём ко мне домой. Надо проверить, вдруг там уже Мариса сидит и меня ждёт. Вот для чего она ко мне во Внешний мир лезет ? Чего ей в Генсокё не сидится ?
-Послушай, Ши-кун — неожиданно вспомнила Сумиреко — а мне точно стоит идти туда с тобой? Просто во время своего последнего визита туда, я наделала там глупостей. Вела себя, как дура, да и Рейму наговорила всякого ненужного...
-Да ерунда — успокоил её студент — вряд ли она на тебя злится. Можем вместе сходить к Рейму вместе с Марисой. Рейму ведь хорошая, хоть мне иногда и хочется побить эту баку за то, что она забывает надевать сараши. Но... Я думаю, она будет рада тебя видеть. Снова.
Парень с девушкой шли по лесу на окраине города, и Внешний мир вокруг них неуловимо таял, уступая место пейзажам Генсокё. Сумиреко понимала, что Ши-кун не обманул, и теперь она действительно сможет попасть в чудесную страну своей мечты наяву, хоть ей и было страшновато принять предложение отправиться в тайгу с малознакомым человеком. Усами-сан слышала, что русские обожают заманивать иностранцев в лес, чтобы пустить их на корм медведям но теперь, когда стало понятно, что её опасения не подтвердились, она наконец почувствовала себя по-настоящему счастливой. А ещё за непринуждённым разговором с русским попаданцем Сумиреко поняла ещё одну, не менее важную вещь: оставаться в Генсокё навсегда вовсе необязательно. Даже Внешний мир порой рискует показаться слишком тесным, несмотря на все свои недостатки, а уж маленький, но прекрасный Генсокё — тем более. Стоит ли, порвав все связи с обычной жизнью, ограничивать себя барьерами, навечно оставшись в мире своей мечты, если барьеры эти открыты для тебя в обе стороны в отличие от тех, кто всю жизнь обречён на поиски своего потерянного рая, будучи не в силах вырваться за пределы своего мира? Наверное, нет. Ведь главный недостаток любой мечты — это её полное осуществление.
71312701p0.jpg371 Кб, 2480x2787
22 96661
>>96657
Блядь, хуй знает. Можно наверное. Можно даже в мэдскиллз-треде, например, картинку не постить, а тупо кидать ссылку на piiv. И вообще, в пизду эти двачи, давайте тут вместо постов буквами будем ссылочки на свои инстагмчики и твттры кидать.
23 96670

>сумиреко


Даже читать не хочу про худшего персонажа тохоты
24 96673
>>96644
poshel nahoou senior
25 96674
>>96660
Дядя, блядь, ты дурак? НУ ГДЕ ТОЧКИ В КОНЦЕ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С ПРЯМОЙ РЕЧЬЮ, АААААА?
26 96675
>>96642
Khorosho!

>>96648
Blet, ja hotel sam lishit tred nevinnosti lewdrasskazom o nezhnoy druzhbe luchshey tohodevochki i kakoyto nishezhricy. Nu davaj pochitaem... kak budet vremya.
27 96677
>>96673
Ер ведь моё стихотворение вы же заархивировали...
28 96699
жесть
29 96713
>>96660
А что дальше было?
1832141.jpeg19 Кб, 678x112
30 96721
31 96722
>>96660
Начало и середина - скотство полное, а финал 10 из 10.
32 96723
>>96722
Раньше Реймуфаг лучше писал, а сейчас пошла тягомотина уровня /b/ Достоевского.
Хотя Достоевский сам /b/итард, да и писал про них...
Неточка Незванова вообще сёдзё-ай.
caydychen reimu touhou animekida.jpg106 Кб, 640x448
33 96736
>>96670
Норм персонаж, не гони на школоту.
>>96674
Юкари втихаря подрезала. Бака. Побью её. Вот для чего они ей?
>>96675

>Nu davaj pochitaem


Da ladno, ne nado. Po hodu opyat kakaya-to hooynya poluchilas.
>>96722
Ясно, спасибо.
>>96723
Вообще пиздец, прямо не знаю, что с собой делать.
34 96745
>>96736

>Юкари втихаря подрезала. Бака. Побью её. Вот для чего они ей?


Э вот на неё ты не гони, я вчера с ней в плацкарте ехал, так вот она про тебя даже не слыхала. Но я, конечно, рассказал, так что теперь ты бы их действительно ставил, а то в один момент тебе подарят билет в один конец...
35 96747
ЕДЕШЬ В TRAIN
@
ПЕЙЗАЖ ЗА ОКНОМ GENSOKYO
@
КАЖДЫЕ 500М POPADANETS
@
ТО И ДЕЛО ПОСРЕДИ ДОРОГИ ВОТКНУТЫ HIGH QUALITY CONTENTS
@
ВЫ ГРАФОМАНИТЕ СЛИШКОМ БЫСТРО
@
РАССКАЗ НЕВАЛИДЕН
2019-01-24-981301.png671 Кб, 800x640
36 96762
>>96591 (OP)
Огромное спасибо ОПу за новый тред.
>>96648
Не очень хорошо знаком с Сумиреко, но стиль мне понравился, а концовка очень милая. Похоже на глубокий водоём, в который ныряешь и обнаруживаешь на дне раковину с маленькой жемчужиной.
Заодно спасибо за вдохновение, с которым я быстрее допишу свой новый рассказ.
37 96763
>>96660
Конченый юмор на основе говна и мемов, но я искренне посмеялся. Отдельно радует, что автор все время использует разные и необычные структуры сюжета.
8a26b38e4d58172d0b83e96c161b95934b701328.png1,1 Мб, 868x1228
38 96774
>>96762
Спасибо за отзыв, Саторин.

>Похоже на глубокий водоём...


Как мог бы написать кто-нибудь из моих ненавистников "Похоже на глубокую выгребную яму, в которую ныряешь и обнаруживаешь на дне Шизика". Дописывай свой рассказик поскорее.
>>96763
Спасибо. Я старался. Всё как всегда.
39 98793
— В тред!
— Пиши графоманию, блядь! На! Пиши!
— Из чего, из маняфантазий, что ли?
— Пиши графоманию! Да садись уже! Садись! Пиши!
— Блядь...
— Чтобы трешово было!
— Как я буду из маняфантазий-то писать?
— Пиши!
— Покажи мне!
— Пиши!
— Что писать, ёпта? Как я буду из маняфантазий-то писать? Чё, совсем мудак, что ли? Покажи мне, как я буду из маняфантазий писать-то, ёпта!
5a8e0932bd396f410d3c7223b237c168d6b6c1b9.jpg258 Кб, 1190x1680
40 98795
>>98793

>Как я буду из маняфантазий-то писать?


Дорогие друзья, подкиньте маняфантазий, а то у меня в голове туман. Есть, конечно, один стишок, но постить его пока не буду.
41 98811
>>98795
Юка раздвоилась и трахает Рэйму.
63709258p0.png1,7 Мб, 1267x1662
42 98813
>>98811
По-моему, у неё это и в монолитном состоянии неплохо получается. А вот если одна часть Юки трахает Рейму, а вторая пошла пиздить, например, Санае... Вот это уже интереснее.
43 98818
>>98813
В монолитном состоянии она не сможет надеть два страпона или устроить Рэйме girl sandwich.
44 98844
>>98795
Вот тебе пара отличных идей:
Заходит Рейму в бар, а там 100 тысяч попаданцев
Купил попаданец билет в Генсокё, а он ему как раз
Этим попаданцем был обычный японский школьник российский студент
45 99232
>>98813
Прием, Реймач, где новые пасты и смехуёчки? Я уже начал открывать порталы из одного К&Б в другое, ищу везде тебя, давай вылезай!
1530158697338.jpg212 Кб, 1128x1461
46 99239
>>99232

>где новые пасты


Вон там, наверху про Сумиреко. Она, конечно, уже не совсем новая, но всё-таки.

>смехуёчки


Вот с этим чё-то совсем жопа.

>начал открывать порталы из одного К&Б в другое


Стоишь такой в КБ, берёшь пиво, тут из подсобки выходит анон и говорит "Ты чё, ебанутый? Чё ты тут делаешь? Какое, нахрен, пиво? Пиши давай, пьянь."
Кстати, следующий рассказик будет вот про это >>98813 Только бы Юканяшер на меня не разозлился, потому что вместо эротики как всегда будет блядский абсурд.
image.png683 Кб, 600x800
47 99249
>>99239
Эротику мы и сами написать можем.
А так, без туалетного юмора и прочих гадостей обойдёшься — уже норм.
1429780548630.png129 Кб, 273x350
48 99269
>>99249

>без туалетного юмора


Шуток про говно не будет. Обещаю.

>прочих гадостей


Крайне расплывчатая формулировка. Ну, в любом случае, если найдёшь мой высер оскорбительным, ты всегда можешь отомстить, нарисовав, например, в ответ какую-нибудь возмутительную пошлость про Рейму.
какова хуя.png257 Кб, 621x133
49 99308
>>99269

>Шуток про говно не будет. Обещаю.

1428582772551.jpg444 Кб, 2560x1440
50 99316
>>99308
Всё хорошо в меру. Говно это, конечно, замечательно, но нужно с уважением относиться к чувствам людей, которым подобная тематика не по нраву.
# OP 51 99411
Ух бля, ну, ждем твоего опуса, Реймуфаг, а я пока может тоже попробую что-то средней печальности набросать. Алсо, бамп.
30489253p0.jpg414 Кб, 1321x2000
52 99427
>>99411
Ты уж постарайся, алсо, на меня надеяться - такоэ себе. Вдохновение заметает февральская метель. Щас вышел покурить - чуть с балкона не сдуло нахрен. Выпивка не помогает. Саторин обещал что-то написать. Ждём.
Деменция заднего ума 53 99665
Ибараки жрёт и срёт
Жрёт и срёт
Вечером панталоны выкинет в колодец деревенский
И с обосранной жопой ляжет спать
И сука во сне
Жрёт и срёт
Жрёт и срёт, скотина
У неё розовые волосы потому что она свинья ебаная
Её животные потому и любят
Особенно птицы
Они ведь где стоят там и срут
И так же Ибараки
Жрёт и срёт, срёт и жрёт
Дай волю она в тарелку себе насрёт
Потому что где стоит там и срёт
Посему на неё Рейму каждое утро панталоны даже не стиранные, просто прополощенные натягивает
Чтобы эта свинья все тропинки в селе не заговнила
Приходила Эйрин, ставила калосъёмник
Так эту тварь даже два кролика удержать не смогли
Поставили ей эту срань во сне
А она сука такая
Утром просыпается, достаёт соевый хлеб из-под подушки
Сидит и жрёт
И срёт, но почему-то не слышно, как говно шлёпается о пол и разлетается брызгами по комнате, потому что эта мразь вчера ела гороховый суп и кефир с бататом
Разволновалось это животное
Как же так?!
Говно вроде выходит, очко разжато
А последствий нет!
И начала блять как собачка вертеться вокруг себя
Вертится и жрёт, крутится и срёт
Доела свой сраныц хлеб и полезла жопу ощупывать
А там калосъёмник!
Так эта свинота жирная его кааак выдернет, говно как брызнет дрищём по всей комнате
Эта тварь аж прихрюкивала от удовольствия
Размахнулась и швырнула мешок дерьма в стену
Прямо на плакат с Джастином Тимберлейком
Любовь в коричневых тонах
Подскользнётся на дрище
И так завалится, как говёный Адам, тянущий руку к говёном Иегову
И дорожка говна пролегает между шоколадным Тимберлейком и Касен Ибараковной Хуссейновной
Как только эта тварь себе череп не проломила, чтоб её
Короче после этого
Глава сельского поселения
Выпизднул эту свинью из дома
Две недели ассенизаторы говно отдирали от пола
Забили хуй и так дом затопили
Что реки говёные потекли
Не дом нахуй а Авгиевы конюшни
Кабы не лето вся эта хуйня помёрзла и на ней бы школьники жопы ломали
На рюкзаках катаясь
Если бы у этих нищих козлоёбов были рюкзаки, они ведь сука в своей деревне только корзины носят
Дохуя экологичность бляьь
И похуй шо в одном из домов полоумная бабка в розовом превращает Генсёке в новый Армянск
Ну это так, лирическое отступление
Короче как с Ибараки сделали
Рейму её у себя два дня передержала
Потом от её храма два дня несло не только нищетой, но и затхластью с примесью говна
А после Эйрин въебала рогатой маразматичке путёвку в санаторий
Там она, свинота, и осталась
Потому что её сожрал Слендермен с говном, не жуя
Вот так Рейму получила в наследство навеки провонявшее аварийное жильё
Которое только сносить, да строить на этом участке общественный туалет
Вот такая вот загогулина
И кстати
Под Голгофой родился дерьмодемон
А под участком Касен из подсолнуха вылупился солнечный Юкадаун
Деменция заднего ума 53 99665
Ибараки жрёт и срёт
Жрёт и срёт
Вечером панталоны выкинет в колодец деревенский
И с обосранной жопой ляжет спать
И сука во сне
Жрёт и срёт
Жрёт и срёт, скотина
У неё розовые волосы потому что она свинья ебаная
Её животные потому и любят
Особенно птицы
Они ведь где стоят там и срут
И так же Ибараки
Жрёт и срёт, срёт и жрёт
Дай волю она в тарелку себе насрёт
Потому что где стоит там и срёт
Посему на неё Рейму каждое утро панталоны даже не стиранные, просто прополощенные натягивает
Чтобы эта свинья все тропинки в селе не заговнила
Приходила Эйрин, ставила калосъёмник
Так эту тварь даже два кролика удержать не смогли
Поставили ей эту срань во сне
А она сука такая
Утром просыпается, достаёт соевый хлеб из-под подушки
Сидит и жрёт
И срёт, но почему-то не слышно, как говно шлёпается о пол и разлетается брызгами по комнате, потому что эта мразь вчера ела гороховый суп и кефир с бататом
Разволновалось это животное
Как же так?!
Говно вроде выходит, очко разжато
А последствий нет!
И начала блять как собачка вертеться вокруг себя
Вертится и жрёт, крутится и срёт
Доела свой сраныц хлеб и полезла жопу ощупывать
А там калосъёмник!
Так эта свинота жирная его кааак выдернет, говно как брызнет дрищём по всей комнате
Эта тварь аж прихрюкивала от удовольствия
Размахнулась и швырнула мешок дерьма в стену
Прямо на плакат с Джастином Тимберлейком
Любовь в коричневых тонах
Подскользнётся на дрище
И так завалится, как говёный Адам, тянущий руку к говёном Иегову
И дорожка говна пролегает между шоколадным Тимберлейком и Касен Ибараковной Хуссейновной
Как только эта тварь себе череп не проломила, чтоб её
Короче после этого
Глава сельского поселения
Выпизднул эту свинью из дома
Две недели ассенизаторы говно отдирали от пола
Забили хуй и так дом затопили
Что реки говёные потекли
Не дом нахуй а Авгиевы конюшни
Кабы не лето вся эта хуйня помёрзла и на ней бы школьники жопы ломали
На рюкзаках катаясь
Если бы у этих нищих козлоёбов были рюкзаки, они ведь сука в своей деревне только корзины носят
Дохуя экологичность бляьь
И похуй шо в одном из домов полоумная бабка в розовом превращает Генсёке в новый Армянск
Ну это так, лирическое отступление
Короче как с Ибараки сделали
Рейму её у себя два дня передержала
Потом от её храма два дня несло не только нищетой, но и затхластью с примесью говна
А после Эйрин въебала рогатой маразматичке путёвку в санаторий
Там она, свинота, и осталась
Потому что её сожрал Слендермен с говном, не жуя
Вот так Рейму получила в наследство навеки провонявшее аварийное жильё
Которое только сносить, да строить на этом участке общественный туалет
Вот такая вот загогулина
И кстати
Под Голгофой родился дерьмодемон
А под участком Касен из подсолнуха вылупился солнечный Юкадаун
54 99699
Как-то и не сомневался в том, что за ребёнок такое печатает.
15455759773530.png20 Кб, 112x112
55 99700
>>99665
посети психиатора.
e9ee22847fcd2787c9ce43740f6a13c70ef5d09a.png116 Кб, 216x448
56 99701
>>99699
почеши мне за ушком и я честно-честно перестану писать~~~~~
euh0tHP8.png255 Кб, 512x512
57 99704
>>99700
страно что у тебя так печот от бордовской копипасты про говно
Злая.png568 Кб, 800x600
58 99706
>>99665
Зачем ты это в мой тред выложил, бака?
59 99708
>>99706
чтобы слить графоман-тред и шизик-тред в едином гротескном экстазе и просто насрать в как можно больше число голов свежей пастой про говно на фоне недавней картинки с расчехлеными рогами Касен
60 99709
>>99708
Зачем она рога расчехлила, какой смысл был показывать их Рейму?
61 99710
>>99709
об этом, дорогой дружочек, нам поведает сам товарищ ZUN
62 99714
>>99710
Я надеюсь Рейму ее рога потом на стену повесила.
72249609p0.png527 Кб, 600x813
63 99733
>>99665
Авангардненько. Даже закралось подозрение, что это подражание кому-нибудь из великих. Не знаю. Но если полностью ориджинал - тогда вин.

>Размахнулась и швырнула мешок дерьма в стену


>Прямо на плакат с Джастином Тимберлейком


Так его! А вообще, понравилось почти всё кроме последней строчки.
>>99700
>>99701
>>99704
Мелкочены обезумели и разговаривают друг с другом! Сможем ли мы совладать с ними?
1550070150930.jpg39 Кб, 475x254
64 99745
>>99733

>понравилось почти всё


Вижу, ты нашёл своего автора, пупсик. Муха от мира фанфиков нашла фанфик про говно говёного фанфикописца - трогательное воссоединение!
1536445807093.png449 Кб, 1000x1000
65 99748
>>99745

>трогательное воссоединение!


Да я щас сам разрыдаюсь нахрен.
1550070827012.png87 Кб, 722x242
66 99749
>>99748
Так чего ты ждал всё это время? Навернул бы своего говна прямо из унитаза и не страдал душевными терзаниями.
67 99752
>>99733
ждешь еще подобного? я могу для тебя~~~
68 99758
>>99665
Срать захотелось.
bb866fb4e7efa18f4d7292bbec4a3bc17ba3e92a.jpg1,3 Мб, 1856x3112
69 99761
>>99749
Хосспаде, дайте заводобыдлу поржать над тупыми шутками про говно. У нас здесь вроде как не институт благородных девиц. А то так скоро начнут тут особо чувствительные граждане при слове "хуй" в голодный обморок падать.
>>99752
Нет, спасибо, не надо.
cars+izayoisakuya.jpg1,7 Мб, 1920x1200
70 99774
>>99761

>заводобыдлу



Чому так нехорошо себя унижаешь? И так всякие мелкочены выёбываются, а ты туда же, лол.
Ты помогаешь российской радиотехнической промышленности сделать СКАЛЕН. Гордись!
Ой, чё за бред я высрал? Этой промышленности поможет только ампутация.
71 99775
>>99774
Ты хотел сказать эвтаназия?
72 99778
>>99775

Типа того.
2015-05-19-736560.jpeg1,4 Мб, 1000x1374
73 99804
Этот рассказ - попытка описать образ Уцухо, а также фантазия на события, произошедшие после 11-й части.

Огонь земли.

...Отблески пламени плясали на стенах огромного подземного зала, разрезая темноту яркими всполохами. Они кружились в диком хороводе, бросая на стены причудливые и замысловатые тени. Порождавший их огонь, бушевавший в центре зала в специально огороженном углублении, казался живым и даже имеющим собственный разум. Он не был похож на просто огромный костёр, он скорее напоминал огненную птицу, мечущуюся в каменной клетке и страстно желающую вырваться из неё. Временами он как будто успокаивался и горел ровно, почти не колеблясь, подобно пламени свечи в закрытой комнате. А иногда он начинал вести себя столь яростно, что казалось, вот-вот вырвется из своего заточения, из этого подземного зала, наружу, испепеляя всё на своём пути. Порой он взвивался до самого потолка в безумном танце или притворно растекался по своей нише, подобно огненному озеру. Рёв издаваемый этим подземным пламенем был подобен рёву реактивных турбин или грохоту большого водопада. Отражаясь от сводчатых стен зала и многократно усиливаясь, он почти ощущался физически, и казалось, что тяжёлые серые камни, из которых были сложены стены, начинают дрожать и вот-вот выпадут со своих мест.
Воздух был настолько сильно разогрет, что все металлические конструкции, в изобилии присутствующие здесь, уже немного светились тёмно-вишнёвым светом. От центра зала тянулось несколько больших и маленьких труб, уходящих в стены, вдоль которых располагались металлические шкафы и стеллажи. Само пламя было обнесено по кругу ограждением, а прямо напротив него была установлена высокая колонна, с которой открывался прекрасный вид на весь зал в целом. На этой самой колонне неподвижно стояла девушка с чёрными крыльями в бело-зелёном платье с накидкой и большой алой брошкой на груди - Уцухо Рейуджи. Ёкай, обладающий божественной силой Ятагарасу, единственная, кто способен принести на Землю жар самого Солнца и одна из тех немногих, кто мог находиться в этом кошмарном месте. Страшно подумать, что может случиться, вырвись это поистину адское пламя на поверхность. Однако... Удивительно, но эта, на первый взгляд, совершенно неуправляемая стихия, кажется, полностью подчинялась воле адской вороны, столь пристально следящей за ней. Стоило только пламени излишне проявить свой дикий нрав, в очередной раз вырвавшись языками за ограждение, как по лёгкому взмаху ёкайской руки оно покорно возвращалось на место. Иногда оно, словно затаившись, затихало, пытаясь усыпить бдительность своей надсмотрщицы, а затем неожиданно бросалось в разные стороны, словно стремясь дотла уничтожить свою подземную темницу, но девушка-ёкай реагировала мгновенно. Взмах рукой - и вот уже пламя, как и прежде, снова бушует на своём месте, словно от досады время от времени бросая языки в сторону колонны. Со стороны было видно, что между ней и этим огненным чудовищем существует какая-то связь, хотя и было непонятно, что именно лежит в её основе.
Но на самом деле так было не всегда. Пару недель назад в жизни адской вороны произошло событие, сильно её изменившее.
...Высокая женщина с фиолетовыми волосами протянула Уцухо небольшой светящийся шарик. Девушка с удивлением смотрела на него.
-Я дарую тебе великую силу. С её помощью ты сможешь сделать всё, что захочешь. Это сила Солнца, ей под силу сделать всех счастливыми.
-Правда? И даже Сатори-сама? - Уцухо радостно посмотрела на собеседницу.
-Конечно. Но хорошенько запомни, что я тебе скажу, иначе...
Но Уцухо уже не слушала. Она заворожено смотрела на красный светящийся шарик, паривший между ладоней, и отдававший приятным теплом. Затем он коснулся её груди и превратился в крупную алую брошь, которая источала всё тот же глубокий алый свет. В тот же момент адская ворона ощутила необыкновенный прилив сил. Огонь, ранее казавшийся ей диким и неуправляемым, вдруг стал покорным, и слушался одной её мысли. Она чувствовала, как потоки неведомой энергии струятся вокруг неё, ожидая только мысленного повеления. Не совсем понимая свою новую силу, она огляделась по сторонам, ища глазами ту женщину, но её уже не было. Уцухо была в подземном зале одна. И тогда она твёрдо решила, что обязательно подарит подземное тепло своей новой силы обитателям поверхности. Она никогда не выходила на поверхность, но её близкая подруга ёкай-кошка Рин Каэмбё много раз бывала там, когда собирала мёртвые тела, которые служили подземному огню своеобразным "топливом", и рассказывала Уцухо о внешнем мире, в том числе о ночи - времени, когда света нет, и о зиме - холодном периоде в жизни Генсокё, когда земля покрывается снегом, листья облетают с деревьев и жители кутаются в тёплые вещи, чтобы не замерзнуть на улице.
"Сатори-сама обязательно улыбнётся, когда узнает, что я подарю свет и тепло внешним обитателям! Теперь у них будет всегда тепло и никогда не зайдёт солнце! И им не придётся больше дрожать от холода и прятаться от темноты!"
Так думала адская ворона, которая помимо Орин, очень любила свою хозяйку и всегда старалась ей угодить. Вот только сама по себе Сатори практически никогда не улыбалась, что для вороны было совершенно непонятно. Уцухо часто смеялась вместе с Орин над какой-нибудь ерундой, и иногда спрашивала у неё о причинах неулыбчивости хозяйки. Ёкай-кошка, впрочем, сама не знала ответа на этот вопрос, так что отвечала вороне что-то типа "Сатори-сама очень занята, она читает" или "хозяйка что-то пишет" и т.д. Окуу редко покидала свой подземный огненный зал. Только по зову Сатори она появлялась во Дворце Духов Земли, где помогала расставлять книги в библиотеке или вместе с Орин развлекала младшую сестру Сатори - Койши. Поскольку об остальном Генсокё она знала лишь из рассказов своей подруги-кошки, то естественно, что она не понимала, чем обернутся для жителей Мира-Иллюзии её "тепло и свет". Но упёртой решимости Уцухо было не занимать. И поэтому, когда она попыталась выбраться на поверхность, чтобы осуществить свои намерения, пришла она.
Красно-белая жрица Хакурей. Удивительно, как только она смогла перенести высокую температуру зала-реактора, да ещё и эффективно сражаться в таких нечеловеческих условиях. Уцухо с удивлением и любопытством смотрела на неё.
2015-05-19-736560.jpeg1,4 Мб, 1000x1374
73 99804
Этот рассказ - попытка описать образ Уцухо, а также фантазия на события, произошедшие после 11-й части.

Огонь земли.

...Отблески пламени плясали на стенах огромного подземного зала, разрезая темноту яркими всполохами. Они кружились в диком хороводе, бросая на стены причудливые и замысловатые тени. Порождавший их огонь, бушевавший в центре зала в специально огороженном углублении, казался живым и даже имеющим собственный разум. Он не был похож на просто огромный костёр, он скорее напоминал огненную птицу, мечущуюся в каменной клетке и страстно желающую вырваться из неё. Временами он как будто успокаивался и горел ровно, почти не колеблясь, подобно пламени свечи в закрытой комнате. А иногда он начинал вести себя столь яростно, что казалось, вот-вот вырвется из своего заточения, из этого подземного зала, наружу, испепеляя всё на своём пути. Порой он взвивался до самого потолка в безумном танце или притворно растекался по своей нише, подобно огненному озеру. Рёв издаваемый этим подземным пламенем был подобен рёву реактивных турбин или грохоту большого водопада. Отражаясь от сводчатых стен зала и многократно усиливаясь, он почти ощущался физически, и казалось, что тяжёлые серые камни, из которых были сложены стены, начинают дрожать и вот-вот выпадут со своих мест.
Воздух был настолько сильно разогрет, что все металлические конструкции, в изобилии присутствующие здесь, уже немного светились тёмно-вишнёвым светом. От центра зала тянулось несколько больших и маленьких труб, уходящих в стены, вдоль которых располагались металлические шкафы и стеллажи. Само пламя было обнесено по кругу ограждением, а прямо напротив него была установлена высокая колонна, с которой открывался прекрасный вид на весь зал в целом. На этой самой колонне неподвижно стояла девушка с чёрными крыльями в бело-зелёном платье с накидкой и большой алой брошкой на груди - Уцухо Рейуджи. Ёкай, обладающий божественной силой Ятагарасу, единственная, кто способен принести на Землю жар самого Солнца и одна из тех немногих, кто мог находиться в этом кошмарном месте. Страшно подумать, что может случиться, вырвись это поистину адское пламя на поверхность. Однако... Удивительно, но эта, на первый взгляд, совершенно неуправляемая стихия, кажется, полностью подчинялась воле адской вороны, столь пристально следящей за ней. Стоило только пламени излишне проявить свой дикий нрав, в очередной раз вырвавшись языками за ограждение, как по лёгкому взмаху ёкайской руки оно покорно возвращалось на место. Иногда оно, словно затаившись, затихало, пытаясь усыпить бдительность своей надсмотрщицы, а затем неожиданно бросалось в разные стороны, словно стремясь дотла уничтожить свою подземную темницу, но девушка-ёкай реагировала мгновенно. Взмах рукой - и вот уже пламя, как и прежде, снова бушует на своём месте, словно от досады время от времени бросая языки в сторону колонны. Со стороны было видно, что между ней и этим огненным чудовищем существует какая-то связь, хотя и было непонятно, что именно лежит в её основе.
Но на самом деле так было не всегда. Пару недель назад в жизни адской вороны произошло событие, сильно её изменившее.
...Высокая женщина с фиолетовыми волосами протянула Уцухо небольшой светящийся шарик. Девушка с удивлением смотрела на него.
-Я дарую тебе великую силу. С её помощью ты сможешь сделать всё, что захочешь. Это сила Солнца, ей под силу сделать всех счастливыми.
-Правда? И даже Сатори-сама? - Уцухо радостно посмотрела на собеседницу.
-Конечно. Но хорошенько запомни, что я тебе скажу, иначе...
Но Уцухо уже не слушала. Она заворожено смотрела на красный светящийся шарик, паривший между ладоней, и отдававший приятным теплом. Затем он коснулся её груди и превратился в крупную алую брошь, которая источала всё тот же глубокий алый свет. В тот же момент адская ворона ощутила необыкновенный прилив сил. Огонь, ранее казавшийся ей диким и неуправляемым, вдруг стал покорным, и слушался одной её мысли. Она чувствовала, как потоки неведомой энергии струятся вокруг неё, ожидая только мысленного повеления. Не совсем понимая свою новую силу, она огляделась по сторонам, ища глазами ту женщину, но её уже не было. Уцухо была в подземном зале одна. И тогда она твёрдо решила, что обязательно подарит подземное тепло своей новой силы обитателям поверхности. Она никогда не выходила на поверхность, но её близкая подруга ёкай-кошка Рин Каэмбё много раз бывала там, когда собирала мёртвые тела, которые служили подземному огню своеобразным "топливом", и рассказывала Уцухо о внешнем мире, в том числе о ночи - времени, когда света нет, и о зиме - холодном периоде в жизни Генсокё, когда земля покрывается снегом, листья облетают с деревьев и жители кутаются в тёплые вещи, чтобы не замерзнуть на улице.
"Сатори-сама обязательно улыбнётся, когда узнает, что я подарю свет и тепло внешним обитателям! Теперь у них будет всегда тепло и никогда не зайдёт солнце! И им не придётся больше дрожать от холода и прятаться от темноты!"
Так думала адская ворона, которая помимо Орин, очень любила свою хозяйку и всегда старалась ей угодить. Вот только сама по себе Сатори практически никогда не улыбалась, что для вороны было совершенно непонятно. Уцухо часто смеялась вместе с Орин над какой-нибудь ерундой, и иногда спрашивала у неё о причинах неулыбчивости хозяйки. Ёкай-кошка, впрочем, сама не знала ответа на этот вопрос, так что отвечала вороне что-то типа "Сатори-сама очень занята, она читает" или "хозяйка что-то пишет" и т.д. Окуу редко покидала свой подземный огненный зал. Только по зову Сатори она появлялась во Дворце Духов Земли, где помогала расставлять книги в библиотеке или вместе с Орин развлекала младшую сестру Сатори - Койши. Поскольку об остальном Генсокё она знала лишь из рассказов своей подруги-кошки, то естественно, что она не понимала, чем обернутся для жителей Мира-Иллюзии её "тепло и свет". Но упёртой решимости Уцухо было не занимать. И поэтому, когда она попыталась выбраться на поверхность, чтобы осуществить свои намерения, пришла она.
Красно-белая жрица Хакурей. Удивительно, как только она смогла перенести высокую температуру зала-реактора, да ещё и эффективно сражаться в таких нечеловеческих условиях. Уцухо с удивлением и любопытством смотрела на неё.
74 99805
-Вот ты где! Кто ты и что здесь делаешь? -с удивлением в голосе спросила она пришелицу.
-Значит, это ты виновница этого инцидента? Немедленно остановись! На поверхности из-за тебя бьет неуправляемый гейзер и ещё эти духи.. - Рейму выставила гохэй вперед, показывая его концом на ворону.
-Гейзер? Хмм.. но зачем его останавливать? Я хочу выбраться на поверхность и подарить всем тепло и свет, чтобы они никогда не мерзли и не боялись темноты! И Сатори-сама обязательно улыбнётся, когда узнает об этом! Кто бы ты ни была, ты мне не помешаешь!
Уцухо была полна решимости пустить переполнявшую её силу в ход. Да и как может какой-то человек остановить её, адскую ворону, овладевшую силой Ятагарасу?
-Ох, сколько же с тобой хлопот.. Я - жрица Хакурей, знаешь ли, и моё дело - гонять ёкаев, вроде тебя. Так что придётся как следует надавать тебе по ушам, чтобы все эти возмущения на поверхности, тобой вызванные, наконец прекратились!
Несмотря на то, что она проделала такой долгий путь к этому подземному залу, Рейму была полна сил и решимости проучить адскую ворону. К тому же, её откровенно злило полное непонимание вороной последствий своих деяний.
-Жрица? Хакурей? А что это, унью~? - в Уцухо на мгновение проснулось любопытство, сменившееся через пару секунд боевым азартом. - А, хотя неважно. Сейчас ты просто сгоришь в моём пламени, а я наконец выберусь на поверхность! Все будут мне благодарны, и даже Сатори-сама похвалит меня, а ты, злая жрица, мне не помешаешь!
Рейму на секунду страдальчески закатила глаза, а затем резко дернула гохэем в сторону. В Уцухо роем полетели красно-белые офуда, а из четырех сфер Инь-Ян, вращавшихся вокруг жрицы за ними же устремились маленькие фиолетовые лазеры...
Надо ли говорить, что эта битва закончилась поражением адской вороны? Рейму, устало ворча, удалилась отдыхать на горячий источник, образованный гейзером, а Сатори долго выговаривала Уцухо (как главной виновнице инцидента) и Орин (за то, что не сказала о случившемся). Впрочем, сама розоволосая хозяйка подземного дворца понимала, что её питомцы оказались лишь орудием в руках Канако Ясаки, богини ветра, чей храм не так давно появился на вершине Ёкайской Горы. От Орин она слышала, что хозяйка храма Мории развернула бурную промышленную деятельность среди местных капп, а также намеревалась соперничать с Хакурейским храмом в плане сбора веры.
Таким образом, опасность, исходящая от адской вороны, была устранена, на поверхности были оборудованы горячие источники, а сама виновница была водворена в подземный зал контролировать работу ядерного реактора.
Однако после битвы с Рейму, Уцухо очень заинтересовал мир на поверхности. После лекций Сатори она, конечно, уже не возвращалась к идее привнести туда тепло и свет, но природное любопытство толкало ворону хотя бы одним глазком взглянуть на происходящее там. Сатори не запрещала ей напрямую покидать рекатор, но Орин, после недавних событий очень переживавшая за подругу, всячески отговаривала Уцухо от подобного рода затей. Некоторое время адская ворона ещё колебалась, но в итоге любопытство взяло верх, и она решилась выбраться на поверхность и немого прогуляться по ночному Генсокё.
"Орин говорила, что ночью там все спят, так что никто меня не увидит и ничего страшного не случится, если я немного прогуляюсь" - решила она и незаметно покинула пышущий жаром зал ядерного реактора...
...Ночной Генсокё встретил её прохладным ветерком, несущим запахи растений и цветов, ярким сиянием звёзд и Луны на безоблачном небе, а также приятной тишиной, лишь изредка прерываемой шумом ветра в вершинах деревьев. Всё это было для Окуу столь необычно, что в первый момент у неё закружилась голова и она тихо опустилась на ближайший камень, вглядываясь в ночную тьму.
"Как интересно." - подумала ворона, - "Мир наверху такой удивительный и красивый, выглядит совсем как в рассказах Орин."
Затем она взлетела над лесом и вид, открывшийся с высоты, настолько поразил Окуу, что она, охнув, чуть не свалилась обратно на землю. Под серебристым светом Луны лес, луга с протоптанной по ним сетью тропинок, реки и озёра - всё это казалось ей каким-то чарующим, волшебным. Впрочем, неудивительно, ведь всё, что она видела до недавнего времени - это пылающий и ревущий адский реактор и Дворец Духов Земли, где почти всегда царила тишина.
Уцухо летела над верхушками деревьев и продолжала осматриваться. Она не знала, куда движется, да и ей это было не особо интересно. Ей было приятно просто парить в ночном прохладном небе и любоваться той чудной картиной, что открывалась с высоты. Ночной ветер трепал волосы, вплетая в них ароматы луговых трав, внизу проносился тёмным ковром лес, а звёзды на небе сияли ярче, чем на подкладке её плаща.
Через некоторое время лес внизу внезапно оборвался, и Окуу оказалась над гладкой водной поверхностью большого озера. Свет Луны отражался в воде, образуя восхитительной красоты лунную дорожку, которой ворона невольно залюбовалась. Она опустилась на берег и взглянула на своё отражение в воде.
Но в этот момент выяснилось, что Уцухо здесь была не одна.
-Эй, ты кто? - раздался звонкий, почти детский голос неподалёку.
Ворона принялась вертеть головой по сторонам, пытаясь увидеть, кому он принадлежит, и заметила поодаль от себя стоящую на большом камне фею (конечно же, это была Сырно) в сине-белом платье и с интересом разглядывавшую её.
-Унью? - растерянно обронила Уцухо.
-Ты тэнгу, да? И что ты здесь забыла? Тэнгу живут на своей горе, а это место принадлежит мне! И не вздумай спорить с сильнейшей из фей!
Сырно сложила руки на груди и торжествующе уставилась на адскую ворону.
-Тэнгу? Унью..Нет, я не.. - Уцухо хотела сказать, что она из адских ворон, но так некстати забыла название своего вида..
-Ну конечно, ты тэнгу! Вон, и крылья у тебя как у них, и летаешь ты так же. Я тебя разоблачила, ха-ха! Я ещё и умнейшая! - Сырно весело засмеялась, а затем продолжила:
-Ну так зачем ты сюда пришла?
Уцухо не знала, что ответить. Да и, честно говоря, она напрочь забыла, зачем вообще выбралась из своего подземного огненного обиталища - настолько её заворожили виды ночного Генсокё.
-Унью.. - только и смогла ответить ворона, в растерянности глядя на ледяную фею.
-Фи, какая же ты глупая тэнгу! - скривилась Сырно. - Даже не знаешь, зачем пришла! Но раз так, то я живо прогоню такую дурочку отсюда.. Эй ты! А ну пошла прочь с моего озера!..
74 99805
-Вот ты где! Кто ты и что здесь делаешь? -с удивлением в голосе спросила она пришелицу.
-Значит, это ты виновница этого инцидента? Немедленно остановись! На поверхности из-за тебя бьет неуправляемый гейзер и ещё эти духи.. - Рейму выставила гохэй вперед, показывая его концом на ворону.
-Гейзер? Хмм.. но зачем его останавливать? Я хочу выбраться на поверхность и подарить всем тепло и свет, чтобы они никогда не мерзли и не боялись темноты! И Сатори-сама обязательно улыбнётся, когда узнает об этом! Кто бы ты ни была, ты мне не помешаешь!
Уцухо была полна решимости пустить переполнявшую её силу в ход. Да и как может какой-то человек остановить её, адскую ворону, овладевшую силой Ятагарасу?
-Ох, сколько же с тобой хлопот.. Я - жрица Хакурей, знаешь ли, и моё дело - гонять ёкаев, вроде тебя. Так что придётся как следует надавать тебе по ушам, чтобы все эти возмущения на поверхности, тобой вызванные, наконец прекратились!
Несмотря на то, что она проделала такой долгий путь к этому подземному залу, Рейму была полна сил и решимости проучить адскую ворону. К тому же, её откровенно злило полное непонимание вороной последствий своих деяний.
-Жрица? Хакурей? А что это, унью~? - в Уцухо на мгновение проснулось любопытство, сменившееся через пару секунд боевым азартом. - А, хотя неважно. Сейчас ты просто сгоришь в моём пламени, а я наконец выберусь на поверхность! Все будут мне благодарны, и даже Сатори-сама похвалит меня, а ты, злая жрица, мне не помешаешь!
Рейму на секунду страдальчески закатила глаза, а затем резко дернула гохэем в сторону. В Уцухо роем полетели красно-белые офуда, а из четырех сфер Инь-Ян, вращавшихся вокруг жрицы за ними же устремились маленькие фиолетовые лазеры...
Надо ли говорить, что эта битва закончилась поражением адской вороны? Рейму, устало ворча, удалилась отдыхать на горячий источник, образованный гейзером, а Сатори долго выговаривала Уцухо (как главной виновнице инцидента) и Орин (за то, что не сказала о случившемся). Впрочем, сама розоволосая хозяйка подземного дворца понимала, что её питомцы оказались лишь орудием в руках Канако Ясаки, богини ветра, чей храм не так давно появился на вершине Ёкайской Горы. От Орин она слышала, что хозяйка храма Мории развернула бурную промышленную деятельность среди местных капп, а также намеревалась соперничать с Хакурейским храмом в плане сбора веры.
Таким образом, опасность, исходящая от адской вороны, была устранена, на поверхности были оборудованы горячие источники, а сама виновница была водворена в подземный зал контролировать работу ядерного реактора.
Однако после битвы с Рейму, Уцухо очень заинтересовал мир на поверхности. После лекций Сатори она, конечно, уже не возвращалась к идее привнести туда тепло и свет, но природное любопытство толкало ворону хотя бы одним глазком взглянуть на происходящее там. Сатори не запрещала ей напрямую покидать рекатор, но Орин, после недавних событий очень переживавшая за подругу, всячески отговаривала Уцухо от подобного рода затей. Некоторое время адская ворона ещё колебалась, но в итоге любопытство взяло верх, и она решилась выбраться на поверхность и немого прогуляться по ночному Генсокё.
"Орин говорила, что ночью там все спят, так что никто меня не увидит и ничего страшного не случится, если я немного прогуляюсь" - решила она и незаметно покинула пышущий жаром зал ядерного реактора...
...Ночной Генсокё встретил её прохладным ветерком, несущим запахи растений и цветов, ярким сиянием звёзд и Луны на безоблачном небе, а также приятной тишиной, лишь изредка прерываемой шумом ветра в вершинах деревьев. Всё это было для Окуу столь необычно, что в первый момент у неё закружилась голова и она тихо опустилась на ближайший камень, вглядываясь в ночную тьму.
"Как интересно." - подумала ворона, - "Мир наверху такой удивительный и красивый, выглядит совсем как в рассказах Орин."
Затем она взлетела над лесом и вид, открывшийся с высоты, настолько поразил Окуу, что она, охнув, чуть не свалилась обратно на землю. Под серебристым светом Луны лес, луга с протоптанной по ним сетью тропинок, реки и озёра - всё это казалось ей каким-то чарующим, волшебным. Впрочем, неудивительно, ведь всё, что она видела до недавнего времени - это пылающий и ревущий адский реактор и Дворец Духов Земли, где почти всегда царила тишина.
Уцухо летела над верхушками деревьев и продолжала осматриваться. Она не знала, куда движется, да и ей это было не особо интересно. Ей было приятно просто парить в ночном прохладном небе и любоваться той чудной картиной, что открывалась с высоты. Ночной ветер трепал волосы, вплетая в них ароматы луговых трав, внизу проносился тёмным ковром лес, а звёзды на небе сияли ярче, чем на подкладке её плаща.
Через некоторое время лес внизу внезапно оборвался, и Окуу оказалась над гладкой водной поверхностью большого озера. Свет Луны отражался в воде, образуя восхитительной красоты лунную дорожку, которой ворона невольно залюбовалась. Она опустилась на берег и взглянула на своё отражение в воде.
Но в этот момент выяснилось, что Уцухо здесь была не одна.
-Эй, ты кто? - раздался звонкий, почти детский голос неподалёку.
Ворона принялась вертеть головой по сторонам, пытаясь увидеть, кому он принадлежит, и заметила поодаль от себя стоящую на большом камне фею (конечно же, это была Сырно) в сине-белом платье и с интересом разглядывавшую её.
-Унью? - растерянно обронила Уцухо.
-Ты тэнгу, да? И что ты здесь забыла? Тэнгу живут на своей горе, а это место принадлежит мне! И не вздумай спорить с сильнейшей из фей!
Сырно сложила руки на груди и торжествующе уставилась на адскую ворону.
-Тэнгу? Унью..Нет, я не.. - Уцухо хотела сказать, что она из адских ворон, но так некстати забыла название своего вида..
-Ну конечно, ты тэнгу! Вон, и крылья у тебя как у них, и летаешь ты так же. Я тебя разоблачила, ха-ха! Я ещё и умнейшая! - Сырно весело засмеялась, а затем продолжила:
-Ну так зачем ты сюда пришла?
Уцухо не знала, что ответить. Да и, честно говоря, она напрочь забыла, зачем вообще выбралась из своего подземного огненного обиталища - настолько её заворожили виды ночного Генсокё.
-Унью.. - только и смогла ответить ворона, в растерянности глядя на ледяную фею.
-Фи, какая же ты глупая тэнгу! - скривилась Сырно. - Даже не знаешь, зачем пришла! Но раз так, то я живо прогоню такую дурочку отсюда.. Эй ты! А ну пошла прочь с моего озера!..
75 99806
>>99805
Фея раскинула руки в стороны и к Окуу устремился рой острых ледяных сосулек. Переливаясь в лунном свете, они были похожи на маленькие светящиеся лучики разной длины. Ворона не могла отвести взгляд и стояла завороженная этой блестящей мишурой, и очнулась только тогда, когда несколько сосулек болезненно поцарапали её по рукам.
-Ах вот оно что! Ты драки хочешь? - крикнула она фее и навела на неё свою "ручную пушку".
-Ха-ха, вот это я люблю! - Сырно засмеялась и в ту же секунду поток ледяных кинжалов в сторону противницы стал ещё плотнее. - Сдавайся! Я сильнейшая!
Окуу прицелилась и выстрелила в Сырно большим огненным шаром, который тотчас же понёсся к цели, завывая и испаряя на своём пути все ледяные сосульки. Сырно с удивлением смотрела на этот комок огня и попробовала остановить его особо большой сосулькой, которая так же исчезла в нём безо всякой пользы.
-Эй ты, глупая тэнгу! Думаешь, что можешь этим победить меня? - крикнула она вороне, увернувшись от такой "пули". - А как тебе такое?
Она выбросила вперёд правую руку - и тотчас вокруг вороны стал быстро образовываться сплошной сферический ледяной панцирь, полностью замораживающий окружающее её пространство. Несколько секунд - и вот уже Уцухо скрылась под намёрзшей толщей льда, и получившаяся практически идеальная ледяная сфера с шумом рухнула в воду озера и закачалась на поверхности, подобно айсбергу.
Сырно довольно оглядела результат своего "труда". "Не сложней чем лягушек замораживать." - подумала она. Её распирала гордость за победу над глупой залётной тэнгу, которая не может даже двух слов связать.
Фея собралась уже уходить, как вдруг заметила внутри "айсберга" странное красноватое свечение. Вначале оно было едва заметно сквозь толщу льда, но с каждой секундой становилось всё ярче и ярче. Заинтересовавшись столь необычным явлением, фея приблизилась к сфере, и в этот момент ледяной шар, в котором была заключена Уцухо в один момент с грохотом разлетелся на множество кусков разного размера. Один из них попал точно в Сырно и она, ойкнув от неожиданности, упала прямо в воду. А когда она выбралась на берег, то увидела Уцухо, парящую в воздухе, и глядящую на фею хмурым тяжёлым взглядом. Её угольно-черные крылья широко раскинулись в стороны, белоснежная накидка мерно колыхалась, а воздух вокруг становился всё более и более горячим. "Что это такое?.." - думала Сырно. Только сейчас ей стало казаться, что эта неизвестная пришелица не намерена шутить и готова драться в полную силу. Уцухо же тем временем прицелилась в фею своей пушкой и сказала:
-Сейчас ты узнаешь силу Ятагарасу!..
"Ята..чего? Да кто она вообще?" - мысли путались в голове Сырно, в то время как большой огненный шар, выпущенный вороной летел прямо в неё. Фея скривилась и выставила руки ладонями вперед. Тотчас же между ней и Уцухо выросла большая ледяная стена, такая огромная, словно Сырно вложила всю свою силу в неё. Яркий огненный клубок на полной скорости ударил в неё, раздалось шипение, а затем - округу сотряс мощный взрыв, эхо которого на многие километры разносилось по сторонам. Яркая вспышка на несколько мгновений озарила озеро и ночной лес, а взрывная волна отшвырнула отчаянно вопящую Сырно куда-то за деревья.
Когда всё улеглось, Уцухо опустилась на берег и огляделась. Ледяной феи нигде не было, и о недавней битве здесь напоминали небольшой дымящийся кратер да несколько выдранных с корнем деревьев. Оглядев последствия сражения, она с удовлетворением отметила про себя, что её оружие всё такое же сильное, как и раньше.
"Куда же мне теперь идти? Кажется, я совсем заблудилась. Унью.." - подумала адская ворона, и взаправду потерявшая не только направление своего ночного путешествия, но и его цель. Вздохнув, она снова взлетела и направилась прочь от озера вдоль небольшой лесной тропинки, совсем ещё не зная, куда та её приведёт.
В это время где-то на краю Генсокё, на террасу небольшого домика вышла Юкари Якумо. Прислушиваясь к ночной тишине, она вглядывалась в тёмную даль и о чём-то напряжённо думала. Ветер трепал её золотистые волосы и колыхал привычное фиолетовое платье. Ран и Чен мирно спали где-то в глубине дома и даже не догадывались о столь неожиданном ночном пробуждении своей хозяйки. Сама она их будить не стала. Со стороны было видно, что Юкари не даёт покоя какая-то мысль, она словно пытается решить какую-то лишь ей ведомую задачу, найти для неё наиболее эффективное решение. Наконец, после нескольких минут раздумья, лицо Ёкая Границ приняло решительное выражение, и она, вызвав портал, целиком в нём исчезла.
Появилась она прямо возле дверей Хакурейского храма. Вокруг была всё та же тишина и Луна, мирно заливая местность серебряным светом, медленно катилась по небосводу. Юкари подошла к двери и тихонько отодвинула её в сторону. В открывшемся храмовом помещении у дальней стены спала, вытянувшись на небольшом футоне, Райская Жрица Рейму Хакурей. Обычно сон её был довольно чутким, но в этот раз она и не думала просыпаться от шороха отодвигаемой створки двери и скрипа деревянных половиц под юкариными туфлями. Неизвестно, что именно было причиной столь крепкого сна. Возможно, она просто устала накануне, в очередной раз выпроваживая из храма пьяную Суйку на пару с Марисой, а может, она увидела чудесный сон, в котором нашла в ящике для пожертвований несколько тысяч йен. Как бы там ни было, красно-белая жрица крепко спала и совершенно не реагировала на Юкари, тихо присевшую возле её футона.
-Рейму.. Рейму.. проснись. - тихо начала Якумо и слегка потрясла жрицу за плечо.
Та, промычав что-то нечленораздельное и совершенно не желая просыпаться, недовольно дёрнулась и перевернулась на бок, спиной к возмутительнице своего спокойствия.
Юкари, улыбнувшись, стала настойчивее тормошить жрицу.
-Просыпайся Рейму-тян, пора вставать! - уже громче повторила она.
Жрица заворочалась и, пробормотав что-то вроде "кто-то сейчас на драку нарвётся", приподнялась и села на футоне, уставившись сонным и недовольным взглядом на ёкая. Здесь надо отметить, что жрица Хакурей, как правило, ложилась спать совсем без одежды, которую аккуратно складывала стопочкой рядом с футоном. Трудно сказать, чем это было вызвано, но можно сделать предположение, что она просто хотела полностью расслабиться и отдохнуть за ночь от всех этих данмаку-дуэлей, непрошенных гостей из-за Барьера и прочих атрибутов весёлой жизни храмовой жрицы.
75 99806
>>99805
Фея раскинула руки в стороны и к Окуу устремился рой острых ледяных сосулек. Переливаясь в лунном свете, они были похожи на маленькие светящиеся лучики разной длины. Ворона не могла отвести взгляд и стояла завороженная этой блестящей мишурой, и очнулась только тогда, когда несколько сосулек болезненно поцарапали её по рукам.
-Ах вот оно что! Ты драки хочешь? - крикнула она фее и навела на неё свою "ручную пушку".
-Ха-ха, вот это я люблю! - Сырно засмеялась и в ту же секунду поток ледяных кинжалов в сторону противницы стал ещё плотнее. - Сдавайся! Я сильнейшая!
Окуу прицелилась и выстрелила в Сырно большим огненным шаром, который тотчас же понёсся к цели, завывая и испаряя на своём пути все ледяные сосульки. Сырно с удивлением смотрела на этот комок огня и попробовала остановить его особо большой сосулькой, которая так же исчезла в нём безо всякой пользы.
-Эй ты, глупая тэнгу! Думаешь, что можешь этим победить меня? - крикнула она вороне, увернувшись от такой "пули". - А как тебе такое?
Она выбросила вперёд правую руку - и тотчас вокруг вороны стал быстро образовываться сплошной сферический ледяной панцирь, полностью замораживающий окружающее её пространство. Несколько секунд - и вот уже Уцухо скрылась под намёрзшей толщей льда, и получившаяся практически идеальная ледяная сфера с шумом рухнула в воду озера и закачалась на поверхности, подобно айсбергу.
Сырно довольно оглядела результат своего "труда". "Не сложней чем лягушек замораживать." - подумала она. Её распирала гордость за победу над глупой залётной тэнгу, которая не может даже двух слов связать.
Фея собралась уже уходить, как вдруг заметила внутри "айсберга" странное красноватое свечение. Вначале оно было едва заметно сквозь толщу льда, но с каждой секундой становилось всё ярче и ярче. Заинтересовавшись столь необычным явлением, фея приблизилась к сфере, и в этот момент ледяной шар, в котором была заключена Уцухо в один момент с грохотом разлетелся на множество кусков разного размера. Один из них попал точно в Сырно и она, ойкнув от неожиданности, упала прямо в воду. А когда она выбралась на берег, то увидела Уцухо, парящую в воздухе, и глядящую на фею хмурым тяжёлым взглядом. Её угольно-черные крылья широко раскинулись в стороны, белоснежная накидка мерно колыхалась, а воздух вокруг становился всё более и более горячим. "Что это такое?.." - думала Сырно. Только сейчас ей стало казаться, что эта неизвестная пришелица не намерена шутить и готова драться в полную силу. Уцухо же тем временем прицелилась в фею своей пушкой и сказала:
-Сейчас ты узнаешь силу Ятагарасу!..
"Ята..чего? Да кто она вообще?" - мысли путались в голове Сырно, в то время как большой огненный шар, выпущенный вороной летел прямо в неё. Фея скривилась и выставила руки ладонями вперед. Тотчас же между ней и Уцухо выросла большая ледяная стена, такая огромная, словно Сырно вложила всю свою силу в неё. Яркий огненный клубок на полной скорости ударил в неё, раздалось шипение, а затем - округу сотряс мощный взрыв, эхо которого на многие километры разносилось по сторонам. Яркая вспышка на несколько мгновений озарила озеро и ночной лес, а взрывная волна отшвырнула отчаянно вопящую Сырно куда-то за деревья.
Когда всё улеглось, Уцухо опустилась на берег и огляделась. Ледяной феи нигде не было, и о недавней битве здесь напоминали небольшой дымящийся кратер да несколько выдранных с корнем деревьев. Оглядев последствия сражения, она с удовлетворением отметила про себя, что её оружие всё такое же сильное, как и раньше.
"Куда же мне теперь идти? Кажется, я совсем заблудилась. Унью.." - подумала адская ворона, и взаправду потерявшая не только направление своего ночного путешествия, но и его цель. Вздохнув, она снова взлетела и направилась прочь от озера вдоль небольшой лесной тропинки, совсем ещё не зная, куда та её приведёт.
В это время где-то на краю Генсокё, на террасу небольшого домика вышла Юкари Якумо. Прислушиваясь к ночной тишине, она вглядывалась в тёмную даль и о чём-то напряжённо думала. Ветер трепал её золотистые волосы и колыхал привычное фиолетовое платье. Ран и Чен мирно спали где-то в глубине дома и даже не догадывались о столь неожиданном ночном пробуждении своей хозяйки. Сама она их будить не стала. Со стороны было видно, что Юкари не даёт покоя какая-то мысль, она словно пытается решить какую-то лишь ей ведомую задачу, найти для неё наиболее эффективное решение. Наконец, после нескольких минут раздумья, лицо Ёкая Границ приняло решительное выражение, и она, вызвав портал, целиком в нём исчезла.
Появилась она прямо возле дверей Хакурейского храма. Вокруг была всё та же тишина и Луна, мирно заливая местность серебряным светом, медленно катилась по небосводу. Юкари подошла к двери и тихонько отодвинула её в сторону. В открывшемся храмовом помещении у дальней стены спала, вытянувшись на небольшом футоне, Райская Жрица Рейму Хакурей. Обычно сон её был довольно чутким, но в этот раз она и не думала просыпаться от шороха отодвигаемой створки двери и скрипа деревянных половиц под юкариными туфлями. Неизвестно, что именно было причиной столь крепкого сна. Возможно, она просто устала накануне, в очередной раз выпроваживая из храма пьяную Суйку на пару с Марисой, а может, она увидела чудесный сон, в котором нашла в ящике для пожертвований несколько тысяч йен. Как бы там ни было, красно-белая жрица крепко спала и совершенно не реагировала на Юкари, тихо присевшую возле её футона.
-Рейму.. Рейму.. проснись. - тихо начала Якумо и слегка потрясла жрицу за плечо.
Та, промычав что-то нечленораздельное и совершенно не желая просыпаться, недовольно дёрнулась и перевернулась на бок, спиной к возмутительнице своего спокойствия.
Юкари, улыбнувшись, стала настойчивее тормошить жрицу.
-Просыпайся Рейму-тян, пора вставать! - уже громче повторила она.
Жрица заворочалась и, пробормотав что-то вроде "кто-то сейчас на драку нарвётся", приподнялась и села на футоне, уставившись сонным и недовольным взглядом на ёкая. Здесь надо отметить, что жрица Хакурей, как правило, ложилась спать совсем без одежды, которую аккуратно складывала стопочкой рядом с футоном. Трудно сказать, чем это было вызвано, но можно сделать предположение, что она просто хотела полностью расслабиться и отдохнуть за ночь от всех этих данмаку-дуэлей, непрошенных гостей из-за Барьера и прочих атрибутов весёлой жизни храмовой жрицы.
76 99807
>>99806
Так или иначе, одеяло спало с её груди и лунный луч, заглянувший в открытый дверной проём, скользнул по красивым округлостям мико.
-О, Рейму. Я и не заметила, что ты тааак повзрослела, - Юкари заулыбалась и захихикала. - наверняка от женихов отбоя нет, а?
Та, хоть и не до конца проснулась, но всё же расслышала эту фразу и свирепо глянула на ёкая, теряя остатки сонного состояния.
-Ч..что ты несёшь, извращенка старая?! Какие женихи, сама что ли не знаешь, что тут кругом на километры одни ёкаи, призраки и прочие они! И я целыми днями только тем и занимаюсь, что гоняю всякую нечисть, так, что в зеркало некогда посмотреть!.. Женихи у неё!..
После этой тирады Рейму вдруг осеклась и слегка покраснела, а Юкари широко улыбнулась и закивала головой.
-Эээ.. я.. я не то имела ввиду! Слушай ты! Если тебе не спится, то это не повод мешать спать другим! Иди играйся со своей лисой или кто там у тебя, а меня оставь в покое! Совсем уже..
Рейму натянула одеяло до подбородка и зло уставилась на Юкари.
-Ой, ну ладно тебе, Рейму-тян. Я же всё прекрасно понимаю, и в твоё положение тоже войти могу. А хочешь - я тебе из-за Барьера парня доставлю? Есть у меня там один на примете.. О тебе всё думает. Вы точно поладите! А?
Юкари продолжая улыбаться, посмотрела на жрицу озорным взглядом, но та, по-видимому, не разделяла её оптимизма. В ёкая тотчас же полетел один чёрный башмачок жрицы, а секунду спустя за ним полетел и второй. Впрочем, от обоих Юкари со смехом уклонилась, и продолжила дразнить красно-белую.
-Ну ты всё-таки подумай, хорошо? У Генсокё всегда должна быть Хакурейская жрица, так что..
Закончить она не успела, поскольку была вынуждена уворачиваться уже от гохэя, метко брошенного жрицей. Окончательно проснувшаяся Рейму, отбросив в сторону одеяло, вскочила на ноги и свирепо смотрела на Юкари.
-Ладно-ладно, хи-хи. - Юкари помахала руками в примирительном жесте. - Одевайся, а потом я расскажу тебе, зачем подняла тебя среди ночи.
Рейму фыркнула и стала натягивать одежду. К этому времени весь сон с неё как рукой сняло, чего, по-видимому, и добивалась Юкари, и это занятие не заняло у неё много времени. Закончив, она уселась на пол и вопросительно, но всё ещё недовольно взглянула на ёкая.
-В общем, пришла я к тебе, потому что обстоятельства не терпят отлагательств. Ситуация сложилась таким образом, что.. - начала издалека Юкари, но жрица оборвала её.
-Короче!
-Если коротко - адская ворона из Чирейдена выбралась на поверхность и сейчас разгуливает по Генсокё. Думаю, ты понимаешь, каких дел она может наделать?
Ёкай Границ серьёзно посмотрела на девушку, пожалуй, впервые с начала разговора.
-Ч..чего?.. - глаза жрицы широко распахнулись от удивления. - Но.. я же победила её не так давно. Да и эта её хозяйка.. совсем что ли не смотрит за своей живностью?
-Мне не известны подробные обстоятельства этого. Возможно, она выбралась на поверхность тайком. Всё-таки Сатори пообещала мне тогда лучше смотреть за ними..
-Значит недосмотрела. - проворчала Рейму.
-Выходит, что так. В любом случае, нельзя допустить, чтобы она разнесла тут пол-Генсокё. Мы должны остановить её.
-Понятно. Ещё один инцидент. - недовольно заметила красно-белая. - И что ты намерена делать?
-Сейчас мы с тобой отправимся в подземный дворец и найдем там Сатори. Нужно выяснить, в курсе ли она вообще про свою ворону. А потом.. потом мы найдём её и.. заставим вернуться обратно под землю.
-Хм, то есть, ты знаешь, где она сейчас? - удивленно спросила жрица.
-Скорее, знаю где она будет потом. - уклончиво ответила ёкай. - В любом случае, нам сейчас нужно в Чирейден. Пойдём.
-Ну что ж, пошли. Надеюсь, больших разрушений удастся избежать..
После этих слов жрица поднялась с пола и подошла к Юкари. Та открыла портал и спустя пару секунд Жрица Границ и Ёкай Границ исчезли в нём. Они направлялись прямо во Дворец Духов Земли.
Хозяйка Дворца Духов Земли, Сатори Комейджи, в этот вечер засиделась допоздна в библиотеке. Она вообще любила книги и собрала за долгие годы целую коллекцию редких фолиантов, ничуть не уступавшую таковой в Алом Особняке. Располагалась эта библиотека в самом просторном зале дворца и представляла собой довольно типичные высокие шкафы до самого потолка с бесконечными рядами полок, заставленных книгами разных размеров и расцветок. У одной из стен стоял небольшой столик с неяркой лампой, на котором лежали несколько книг и стояла дымящаяся чашка чая. Рядом расположилось кресло, в котором сидела Сатори и, облокотившись на стол, что-то читала. В этот вечер, как уже было сказано, она слишком увлеклась какой-то интересной книгой и совершенно не заметила, как пролетело время ужина и наступила глубокая ночь. Орин не стала беспокоить хозяйку, и только когда сама собралась идти спать, заглянула в библиотеку, чтобы забрать чашку и расставить на полки книги. Открыв дверь и миновав несколько длинных шкафов, она добралась до места уединения Сатори, где и обнаружила её, мирно дремлющую в кресле с раскрытой книгой на коленях. Подумав, что не стоит сейчас будить свою хозяйку, верная кошка заботливо укрыла её пледом, погасила лампу и тихонько выскользнула за дверь. Розоволосая девушка и прежде иногда засыпала до утра в библиотеке, но в этот раз ей было суждено было проснуться раньше.
В какой-то момент в воздухе рядом со столиком загорелись неяркие искры и раскрылся портал, откуда вышли Юкари на пару с Рейму. Ёкай Границ приблизилась к креслу и негромко позвала хозяйку Чирейдена по имени. В отличие от Рейму, мисс Комейджи проснулась довольно быстро, и даже её третий глаз живо уставился на Юкари, будто и не лежал закрытым минуту назад. Рейму с нескрываемым удивлением посмотрела по сторонам, а затем перевела взгляд на девушку в кресле.
-Сатори Комейджи. Мы здесь, чтобы.. - начала Якумо, но ёкай-сатори перебила её.
-Можешь не продолжать, Юкари. Я поняла, что ты хочешь сказать. Вот только.. не понимаю, почему это случилось. Я не запрещала Уцухо покидать Чирейден, но я думала, что она получила хороший урок в тот раз..
-Ты плохо смотришь за своими питомцами! - недовольно протянула Рейму. - Развела целый зоопарк опасных тварей, а никак не контролируешь их! Приходится вставать среди ночи, чтобы опять решать инцидент с этой тупой вороной..
-Рейму.. - примирительно сказала Юкари.
Жрица хмыкнула и сложила руки на груди.
-В общем, мы здесь, чтобы сообщить тебе об этом. - продолжила Якумо. - И я прошу тебя принять меры, ты же её хозяйка всё-таки.
Сатори, нахмурившись, слушала ёкая, параллельно что-то прикидывая про себя.
-Сейчас мы с Рейму отправимся к Алому Особняку..
При этих словах у Рейму отвисла челюсть, а Сатори вскочила на ноги и удивлённо взглянула на Юкари.
76 99807
>>99806
Так или иначе, одеяло спало с её груди и лунный луч, заглянувший в открытый дверной проём, скользнул по красивым округлостям мико.
-О, Рейму. Я и не заметила, что ты тааак повзрослела, - Юкари заулыбалась и захихикала. - наверняка от женихов отбоя нет, а?
Та, хоть и не до конца проснулась, но всё же расслышала эту фразу и свирепо глянула на ёкая, теряя остатки сонного состояния.
-Ч..что ты несёшь, извращенка старая?! Какие женихи, сама что ли не знаешь, что тут кругом на километры одни ёкаи, призраки и прочие они! И я целыми днями только тем и занимаюсь, что гоняю всякую нечисть, так, что в зеркало некогда посмотреть!.. Женихи у неё!..
После этой тирады Рейму вдруг осеклась и слегка покраснела, а Юкари широко улыбнулась и закивала головой.
-Эээ.. я.. я не то имела ввиду! Слушай ты! Если тебе не спится, то это не повод мешать спать другим! Иди играйся со своей лисой или кто там у тебя, а меня оставь в покое! Совсем уже..
Рейму натянула одеяло до подбородка и зло уставилась на Юкари.
-Ой, ну ладно тебе, Рейму-тян. Я же всё прекрасно понимаю, и в твоё положение тоже войти могу. А хочешь - я тебе из-за Барьера парня доставлю? Есть у меня там один на примете.. О тебе всё думает. Вы точно поладите! А?
Юкари продолжая улыбаться, посмотрела на жрицу озорным взглядом, но та, по-видимому, не разделяла её оптимизма. В ёкая тотчас же полетел один чёрный башмачок жрицы, а секунду спустя за ним полетел и второй. Впрочем, от обоих Юкари со смехом уклонилась, и продолжила дразнить красно-белую.
-Ну ты всё-таки подумай, хорошо? У Генсокё всегда должна быть Хакурейская жрица, так что..
Закончить она не успела, поскольку была вынуждена уворачиваться уже от гохэя, метко брошенного жрицей. Окончательно проснувшаяся Рейму, отбросив в сторону одеяло, вскочила на ноги и свирепо смотрела на Юкари.
-Ладно-ладно, хи-хи. - Юкари помахала руками в примирительном жесте. - Одевайся, а потом я расскажу тебе, зачем подняла тебя среди ночи.
Рейму фыркнула и стала натягивать одежду. К этому времени весь сон с неё как рукой сняло, чего, по-видимому, и добивалась Юкари, и это занятие не заняло у неё много времени. Закончив, она уселась на пол и вопросительно, но всё ещё недовольно взглянула на ёкая.
-В общем, пришла я к тебе, потому что обстоятельства не терпят отлагательств. Ситуация сложилась таким образом, что.. - начала издалека Юкари, но жрица оборвала её.
-Короче!
-Если коротко - адская ворона из Чирейдена выбралась на поверхность и сейчас разгуливает по Генсокё. Думаю, ты понимаешь, каких дел она может наделать?
Ёкай Границ серьёзно посмотрела на девушку, пожалуй, впервые с начала разговора.
-Ч..чего?.. - глаза жрицы широко распахнулись от удивления. - Но.. я же победила её не так давно. Да и эта её хозяйка.. совсем что ли не смотрит за своей живностью?
-Мне не известны подробные обстоятельства этого. Возможно, она выбралась на поверхность тайком. Всё-таки Сатори пообещала мне тогда лучше смотреть за ними..
-Значит недосмотрела. - проворчала Рейму.
-Выходит, что так. В любом случае, нельзя допустить, чтобы она разнесла тут пол-Генсокё. Мы должны остановить её.
-Понятно. Ещё один инцидент. - недовольно заметила красно-белая. - И что ты намерена делать?
-Сейчас мы с тобой отправимся в подземный дворец и найдем там Сатори. Нужно выяснить, в курсе ли она вообще про свою ворону. А потом.. потом мы найдём её и.. заставим вернуться обратно под землю.
-Хм, то есть, ты знаешь, где она сейчас? - удивленно спросила жрица.
-Скорее, знаю где она будет потом. - уклончиво ответила ёкай. - В любом случае, нам сейчас нужно в Чирейден. Пойдём.
-Ну что ж, пошли. Надеюсь, больших разрушений удастся избежать..
После этих слов жрица поднялась с пола и подошла к Юкари. Та открыла портал и спустя пару секунд Жрица Границ и Ёкай Границ исчезли в нём. Они направлялись прямо во Дворец Духов Земли.
Хозяйка Дворца Духов Земли, Сатори Комейджи, в этот вечер засиделась допоздна в библиотеке. Она вообще любила книги и собрала за долгие годы целую коллекцию редких фолиантов, ничуть не уступавшую таковой в Алом Особняке. Располагалась эта библиотека в самом просторном зале дворца и представляла собой довольно типичные высокие шкафы до самого потолка с бесконечными рядами полок, заставленных книгами разных размеров и расцветок. У одной из стен стоял небольшой столик с неяркой лампой, на котором лежали несколько книг и стояла дымящаяся чашка чая. Рядом расположилось кресло, в котором сидела Сатори и, облокотившись на стол, что-то читала. В этот вечер, как уже было сказано, она слишком увлеклась какой-то интересной книгой и совершенно не заметила, как пролетело время ужина и наступила глубокая ночь. Орин не стала беспокоить хозяйку, и только когда сама собралась идти спать, заглянула в библиотеку, чтобы забрать чашку и расставить на полки книги. Открыв дверь и миновав несколько длинных шкафов, она добралась до места уединения Сатори, где и обнаружила её, мирно дремлющую в кресле с раскрытой книгой на коленях. Подумав, что не стоит сейчас будить свою хозяйку, верная кошка заботливо укрыла её пледом, погасила лампу и тихонько выскользнула за дверь. Розоволосая девушка и прежде иногда засыпала до утра в библиотеке, но в этот раз ей было суждено было проснуться раньше.
В какой-то момент в воздухе рядом со столиком загорелись неяркие искры и раскрылся портал, откуда вышли Юкари на пару с Рейму. Ёкай Границ приблизилась к креслу и негромко позвала хозяйку Чирейдена по имени. В отличие от Рейму, мисс Комейджи проснулась довольно быстро, и даже её третий глаз живо уставился на Юкари, будто и не лежал закрытым минуту назад. Рейму с нескрываемым удивлением посмотрела по сторонам, а затем перевела взгляд на девушку в кресле.
-Сатори Комейджи. Мы здесь, чтобы.. - начала Якумо, но ёкай-сатори перебила её.
-Можешь не продолжать, Юкари. Я поняла, что ты хочешь сказать. Вот только.. не понимаю, почему это случилось. Я не запрещала Уцухо покидать Чирейден, но я думала, что она получила хороший урок в тот раз..
-Ты плохо смотришь за своими питомцами! - недовольно протянула Рейму. - Развела целый зоопарк опасных тварей, а никак не контролируешь их! Приходится вставать среди ночи, чтобы опять решать инцидент с этой тупой вороной..
-Рейму.. - примирительно сказала Юкари.
Жрица хмыкнула и сложила руки на груди.
-В общем, мы здесь, чтобы сообщить тебе об этом. - продолжила Якумо. - И я прошу тебя принять меры, ты же её хозяйка всё-таки.
Сатори, нахмурившись, слушала ёкая, параллельно что-то прикидывая про себя.
-Сейчас мы с Рейму отправимся к Алому Особняку..
При этих словах у Рейму отвисла челюсть, а Сатори вскочила на ноги и удивлённо взглянула на Юкари.
77 99808
>>99807
-Чегооо?! Она направилась к особняку Ремилии?? А ты откуда об этом знаешь???- удивлению жрицы не было предела, и она страстно желала понять, откуда у Якумо такие подробности этого инцидента.
-Нууу, я же одна из создательниц Генсокё, не так ли? - Юкари улыбнулась двум девушкам, с удивлением уставившихся на неё. - А значит, я могу.. чуть больше, чем простые его жители.
Она подмигнула Рейму и Сатори, а затем продолжила.
-Так вот. По моим данным, она направилась к Алому Особняку.. Мы с Рейму сейчас направимся туда, а ты, Сатори, догонишь нас. И очень советую взять с собой ту они, что живет сейчас на улицах Бывшей Столицы.. на всякий случай. Потому что я опасаюсь, что там может быть большая драка, а её сила пришлась бы очень кстати. И эта они во второй раз нарушила уговор, пропустив твою ворону на поверхность. Так что, думаю она согласится.
-Юги? Юги Хошигума? Хмм.. - Сатори на мгновение задумалась, а затем продолжила - А почему ты не переместишь нас всех в портале? Так было бы быстрее.
-Мне не очень хочется иметь дело с ней. У неё такой характер.. нуу.. - Юкари улыбнулась. - А тебя она послушает. Да и отстанете вы от нас не сильно. Алый Особняк знаешь где?
Сатори кивнула. В отличие от своей подопечной беглянки, она бывала на поверхности, хоть и редко. Карта Генсокё у неё тоже имелась, так что найти путь к искомому месту не было для неё проблемой.
-Вот и славно. Не задерживайся, возможно, она уже там.. пойдём Рейму, нам надо спешить. - Юкари открыла портал и исчезла в нём вместе со жрицей.
Сатори постояла в задумчивости пару минут, а затем быстрыми шагами вышла из библиотеки и направилась прочь из дворца.
Бывшая Столица, место, где ныне обитали они, встретила её легким снегом и тусклым светом фонарей, еле-еле освещавших узкие улочки. Сатори знала, что где-то здесь она обязательно встретит Юги, которая по обыкновению проводила своё время в праздном шатании по улицам. Было необычайно тихо, по-видимому, обитатели недавно закончили одну из своих нескончаемых шумных вечеринок, так что только негромкий стук башмачков ёкая да лёгкие дуновения ветра, разносившего снег по полутёмным улицам, и были слышны в этой подземной тишине.
Но вот, пройдя пару кварталов, Сатори наконец заметила в глубине одного из переулков ту самую они, в одиночестве сидящую за столиком в некоем подобии открытого уличного кафе. В руке она держала своё неизменное блюдо с саке, откуда периодически отпивала. Мисс Комейджи подошла к ней и поприветствовала.
-О, только посмотрите, кто пришёл! Это же наша затворница! Здравствуй, здравствуй. Не хочешь выпить? Я угощаю! - сказала они и протянула ей своё блюдо, до краёв наполненное известным алкогольным напитком. Юги явно была сегодня в приподнятом настроении, да и увидеть ёкая-сатори на улицах подземного города было большой редкостью.
-Юги. Мне нужна твоя помощь. - Сатори, не отводя взгляд, смотрела на они. - Дело в том, что...
Тут она принялась вкратце пересказывать ей суть своего визита. Слушая Сатори, Юги становилась всё мрачнее, и к концу рассказа сидела угрюмо уставившись в стол.
-Ну, а я тут при чём? - недовольно спросила она.
-При том, что ты снова нарушила своё обещание и выпустила наверх подземного обитателя. Так что придётся тебе помочь нам с этим инцидентом. - заключила ёкай.
Немного помолчав, Юги ответила:
-Ну.. да, вчера я немного перебрала, пожалуй.. вздремнула, и проснулась совсем недавно, перед твоим приходом. Видимо, не заметила эту твою ворону.
Они тяжело вздохнула и отхлебнула из своего блюда.
-Вот-вот. В следующий раз будешь меньше гулянок устраивать. А сейчас пойдём. Заодно и проветришься. Может хоть протрезвеешь.
Юги с унылым видом поднялась из-за стола и вместе с Сатори направилась к выходу из подземелья. По пути хозяйка Чирейдена вкратце объясняла Хошигуме, куда конкретно они сейчас направляются. А Юги молча слушала, периодически попивая саке. Она не любила грустить, а лучшее средство против грусти, по мнению они, как раз и было содержимое их всегда полных блюд и фляжек.
В тот вечер хозяйка Алого Особняка Ремилия Скарлет решила навестить Пачули в библиотеке. Вообще говоря, она не так часто заглядывала туда, как правило, вампирша проводила время в большом зале, размышляя о чём-то своём, вампирском; на балконе - любуясь красивыми закатами или Луной в небесах Генсокё; или же прогуливаясь вместе с верной Сакуей по длинным галереям особняка и вспоминая своих славных европейских предков, чьи портреты в изобилии висели на стенах. В огромную библиотеку, расположенную в подвале, она заходила в основном тогда, когда хотела увидеть свою подругу-волшебницу или что-то с ней обсудить. В такие моменты они обычно засиживались допоздна, и Сакуе приходилось кипятить и заваривать не один чайник за вечер.
Вот и теперь, вампирша и волшебница сидели одни в огромной библиотеке Алого Особняка и вели тихую беседу за чашкой чая. Сакуя отошла на кухню проследить за работой фей-горничных, а Коакума, верная помощница Пачули, затерялась где-то среди бесконечных книжных шкафов. Демоница всегда старалась не мешать беседе своей хозяйки и госпожи. Ремилия не спеша о чём-то говорила своей подруге, а та, не выпуская книгу из рук, внимательно слушала, изредка кивая головой и вставляя короткие реплики. Со стороны казалось, что волшебница слушает вполуха, больше сосредоточив внимание на книжных страницах, шелестящих в руках, но на деле Пачули слушала очень внимательно и сразу улавливала суть разговора. Вампирша знала эту особенность подруги, но в этот раз разговор был просто на отвлечённые темы, а-ля "чёрно-белая ведьма снова ворует книги", "Хакурейский храм опять остался без пожертвований", "обитающая на Ёкайской горе тэнгу-белый волк завыла" и тому подобные новости, взятые явно из газеты "Бунбунмару", которую выпускала небезызвестная тэнгу. Сама Ремилия не читала газет, но иногда просила Сакую, которая периодически ходила в Деревню Людей за покупками, рассказать ей последние новости и слухи. Вампирша считала, что даже такой благородной госпоже как она иной раз надо быть в курсе, чем живут простые генсокийские ёкаи.
Словом, в тот вечер Ремилии просто захотелось увидеть свою подругу, и элементарно посплетничать за чашкой ароматного, заваренного Сакуей, чая. Их посиделки, как водится, затянулись, и было уже далеко за полночь, когда вампирша собралась уходить. Попрощавшись с Пачули и потянувшись от долгого сидения в кресле, Ремилия поднялась и направилась к выходу из библиотеки. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как где-то вдалеке за стеллажами раздался страшный грохот, как будто что-то массивное проломило стену и упало прямиком в подвал, попутно повалив пару книжных шкафов. Пачули вздрогнула и посмотрела в глубину библиотеки, а затем перевела вопросительный взгляд на вампиршу. Ремилия же, в свою очередь, нахмурившись, вглядывалась в темноту книжных шкафов.
77 99808
>>99807
-Чегооо?! Она направилась к особняку Ремилии?? А ты откуда об этом знаешь???- удивлению жрицы не было предела, и она страстно желала понять, откуда у Якумо такие подробности этого инцидента.
-Нууу, я же одна из создательниц Генсокё, не так ли? - Юкари улыбнулась двум девушкам, с удивлением уставившихся на неё. - А значит, я могу.. чуть больше, чем простые его жители.
Она подмигнула Рейму и Сатори, а затем продолжила.
-Так вот. По моим данным, она направилась к Алому Особняку.. Мы с Рейму сейчас направимся туда, а ты, Сатори, догонишь нас. И очень советую взять с собой ту они, что живет сейчас на улицах Бывшей Столицы.. на всякий случай. Потому что я опасаюсь, что там может быть большая драка, а её сила пришлась бы очень кстати. И эта они во второй раз нарушила уговор, пропустив твою ворону на поверхность. Так что, думаю она согласится.
-Юги? Юги Хошигума? Хмм.. - Сатори на мгновение задумалась, а затем продолжила - А почему ты не переместишь нас всех в портале? Так было бы быстрее.
-Мне не очень хочется иметь дело с ней. У неё такой характер.. нуу.. - Юкари улыбнулась. - А тебя она послушает. Да и отстанете вы от нас не сильно. Алый Особняк знаешь где?
Сатори кивнула. В отличие от своей подопечной беглянки, она бывала на поверхности, хоть и редко. Карта Генсокё у неё тоже имелась, так что найти путь к искомому месту не было для неё проблемой.
-Вот и славно. Не задерживайся, возможно, она уже там.. пойдём Рейму, нам надо спешить. - Юкари открыла портал и исчезла в нём вместе со жрицей.
Сатори постояла в задумчивости пару минут, а затем быстрыми шагами вышла из библиотеки и направилась прочь из дворца.
Бывшая Столица, место, где ныне обитали они, встретила её легким снегом и тусклым светом фонарей, еле-еле освещавших узкие улочки. Сатори знала, что где-то здесь она обязательно встретит Юги, которая по обыкновению проводила своё время в праздном шатании по улицам. Было необычайно тихо, по-видимому, обитатели недавно закончили одну из своих нескончаемых шумных вечеринок, так что только негромкий стук башмачков ёкая да лёгкие дуновения ветра, разносившего снег по полутёмным улицам, и были слышны в этой подземной тишине.
Но вот, пройдя пару кварталов, Сатори наконец заметила в глубине одного из переулков ту самую они, в одиночестве сидящую за столиком в некоем подобии открытого уличного кафе. В руке она держала своё неизменное блюдо с саке, откуда периодически отпивала. Мисс Комейджи подошла к ней и поприветствовала.
-О, только посмотрите, кто пришёл! Это же наша затворница! Здравствуй, здравствуй. Не хочешь выпить? Я угощаю! - сказала они и протянула ей своё блюдо, до краёв наполненное известным алкогольным напитком. Юги явно была сегодня в приподнятом настроении, да и увидеть ёкая-сатори на улицах подземного города было большой редкостью.
-Юги. Мне нужна твоя помощь. - Сатори, не отводя взгляд, смотрела на они. - Дело в том, что...
Тут она принялась вкратце пересказывать ей суть своего визита. Слушая Сатори, Юги становилась всё мрачнее, и к концу рассказа сидела угрюмо уставившись в стол.
-Ну, а я тут при чём? - недовольно спросила она.
-При том, что ты снова нарушила своё обещание и выпустила наверх подземного обитателя. Так что придётся тебе помочь нам с этим инцидентом. - заключила ёкай.
Немного помолчав, Юги ответила:
-Ну.. да, вчера я немного перебрала, пожалуй.. вздремнула, и проснулась совсем недавно, перед твоим приходом. Видимо, не заметила эту твою ворону.
Они тяжело вздохнула и отхлебнула из своего блюда.
-Вот-вот. В следующий раз будешь меньше гулянок устраивать. А сейчас пойдём. Заодно и проветришься. Может хоть протрезвеешь.
Юги с унылым видом поднялась из-за стола и вместе с Сатори направилась к выходу из подземелья. По пути хозяйка Чирейдена вкратце объясняла Хошигуме, куда конкретно они сейчас направляются. А Юги молча слушала, периодически попивая саке. Она не любила грустить, а лучшее средство против грусти, по мнению они, как раз и было содержимое их всегда полных блюд и фляжек.
В тот вечер хозяйка Алого Особняка Ремилия Скарлет решила навестить Пачули в библиотеке. Вообще говоря, она не так часто заглядывала туда, как правило, вампирша проводила время в большом зале, размышляя о чём-то своём, вампирском; на балконе - любуясь красивыми закатами или Луной в небесах Генсокё; или же прогуливаясь вместе с верной Сакуей по длинным галереям особняка и вспоминая своих славных европейских предков, чьи портреты в изобилии висели на стенах. В огромную библиотеку, расположенную в подвале, она заходила в основном тогда, когда хотела увидеть свою подругу-волшебницу или что-то с ней обсудить. В такие моменты они обычно засиживались допоздна, и Сакуе приходилось кипятить и заваривать не один чайник за вечер.
Вот и теперь, вампирша и волшебница сидели одни в огромной библиотеке Алого Особняка и вели тихую беседу за чашкой чая. Сакуя отошла на кухню проследить за работой фей-горничных, а Коакума, верная помощница Пачули, затерялась где-то среди бесконечных книжных шкафов. Демоница всегда старалась не мешать беседе своей хозяйки и госпожи. Ремилия не спеша о чём-то говорила своей подруге, а та, не выпуская книгу из рук, внимательно слушала, изредка кивая головой и вставляя короткие реплики. Со стороны казалось, что волшебница слушает вполуха, больше сосредоточив внимание на книжных страницах, шелестящих в руках, но на деле Пачули слушала очень внимательно и сразу улавливала суть разговора. Вампирша знала эту особенность подруги, но в этот раз разговор был просто на отвлечённые темы, а-ля "чёрно-белая ведьма снова ворует книги", "Хакурейский храм опять остался без пожертвований", "обитающая на Ёкайской горе тэнгу-белый волк завыла" и тому подобные новости, взятые явно из газеты "Бунбунмару", которую выпускала небезызвестная тэнгу. Сама Ремилия не читала газет, но иногда просила Сакую, которая периодически ходила в Деревню Людей за покупками, рассказать ей последние новости и слухи. Вампирша считала, что даже такой благородной госпоже как она иной раз надо быть в курсе, чем живут простые генсокийские ёкаи.
Словом, в тот вечер Ремилии просто захотелось увидеть свою подругу, и элементарно посплетничать за чашкой ароматного, заваренного Сакуей, чая. Их посиделки, как водится, затянулись, и было уже далеко за полночь, когда вампирша собралась уходить. Попрощавшись с Пачули и потянувшись от долгого сидения в кресле, Ремилия поднялась и направилась к выходу из библиотеки. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как где-то вдалеке за стеллажами раздался страшный грохот, как будто что-то массивное проломило стену и упало прямиком в подвал, попутно повалив пару книжных шкафов. Пачули вздрогнула и посмотрела в глубину библиотеки, а затем перевела вопросительный взгляд на вампиршу. Ремилия же, в свою очередь, нахмурившись, вглядывалась в темноту книжных шкафов.
78 99809
>>99808
-Коа? - наконец позвала Пачули. Её помощница-демоница иногда бывала неосторожна и роняла пару-тройку книг на пол, но сейчас было понятно, что тот шум был явно не только от упавших фолиантов. Прошло несколько секунд, но Коакума, обычно являвшаяся по первому зову своей хозяйки, на этот раз не показалась.
Помолчав с полминуты, вампирша громко и угрожающе спросила:
-Ты опять припёрлась, чёрно-белая ведьма? Сколько раз тебе повторять, чтобы ты прекратила воровать у нас книги! Немедленно убирайся, или останешься здесь навсегда!
Ремилия потрясла кулачком в сторону книжных шкафов.
-Реми, я думаю это не.. - начала было Пачули, но так и не закончила. Потому что в этот момент к двум обитательницам особняка из темноты библиотеки вышла адская ворона Уцухо Рейуджи. Вид её был откровенно потрёпанный: на угольно-чёрных волосах местами лежала штукатурка, отлетевшая со стен библиотеки, некогда белоснежная мантия пестрела какими-то пятнами неясного происхождения, а на одежде виднелись клочки паутины. Не было до конца понятно, почему и главное - как она свалилась в подвальное помещение особняка. Вероятно, её привлёк свет в окнах верхних этажей, а поскольку дверь была заперта (или ворона вообще её не искала), то Уцухо решила попасть внутрь проверенным способом, то есть сделать вход самостоятельно. И, как это обычно у неё бывало, не рассчитала силу выстрела и пробила толстую стену подвала, попутно свалившись туда.
Брови Ремилии взлетели вверх от удивления таким видом, а Пачули ахнула, прикрывшись книжкой.
-Ты ещё кто такая?! - наконец вымолвила вампирша, не скрывая своего удивления.
-Унью~.. - растерянно ответила Окуу.
-Отвечай мне! Кто ты и что забыла в моём поместье? - злилась Ремилия.
Вампирша, нахмурившись, сверлила взглядом ворону, но та продолжала хлопать глазами, растерянно озираясь по сторонам.
-Реми, я, кажется, знаю, кто это.. - отозвалась наконец Пачули. - Это та ворона из Бывшего Ада, которая недавно разбудила огромный гейзер на поверхности. Кажется, Хакурейская жрица тогда решила этот инцидент, победив её.
-Хм, а что же она делает среди ночи в моём особняке? Эй ты! С тобой разговаривают! Немедленно отвечай!
-Я.. кажется заблудилась, унью~. Я хотела погулять и заблудилась, а потом попала сюда.. а что это за место? Похоже на наш Чирейден, и книжек тоже много, совсем как у нас! - Уцухо с любопытством оглянулась по сторонам.
-Ага, и попутно проломив стену библиотеки. Сказки не рассказывай! По ночам гуляют либо воры, типа Марисы, либо вампиры, типа меня. Придётся проучить тебя.. моими методами.
Ремилия хищно оскалилась.
-Реми, я не думаю, что это хорошая идея. - сказала Пачули. - Эта ворона очень сильна, она владеет древней силой Огня Земли. Такой противник.. может быть опасным..
-Брось, Пачи. Как хозяйка Алого Особняка, я буду защищать его от любых вторжений! У всех НЕЗВАНЫХ гостей здесь есть только три варианта - стать моим завтраком, обедом или ужином, ха-ха-ха!
Глаза вампирши налились кровью, а в её руке появилось знаменитое копьё Гунгнир - оружие Одина, неизвестно, как к ней попавшее.
Уцухо, в свою очередь поняв, что тут ей явно не рады и что драки тоже избежать не удастся, приготовилась отбиваться. Выставив вперёд свою пушку, она со всей решительностью смотрела на вампиршу, стоящую напротив неё с огромным красным копьём в руке. Хотя со стороны сочетание этого решительного вида с побелкой на волосах и паутиной на юбке выглядело довольно забавно и даже смешно.
Однако, никому из присутствующих на тот момент в подземной библиотеке Алого Особняка было явно не до смеха.
Ремилия атаковала первой. Рванувшись вперёд, она резко выбросила руку с копьём, стараясь поразить ворону одним ударом. Пылавшая алым огнём громадина целилась точно в Уцухо и только молниеносная реакция адской вороны спасла её - отскочив в сторону и покатившись по полу, она смогла увернуться от страшного удара. Копьё просвистело в воздухе и вампирша недовольно хмыкнула, занося его для нового удара, который не заставил себя долго ждать. Но на сей раз увернуться ворона не успела - алое копье звякнуло об её ручную пушку, которой Уцухо успела закрыться от удара.
-Ты не сможешь уворачиваться вечно! - закричала вампирша и, отскочив назад, зависла в паре метров от пола.
Гунгнир в её руке всё так же пылал алым пламенем, а с лица вампирши не сходил хищный оскал. Она размахнулась - и бросила копьё прямо в ворону. Та, в свою очередь, это видела и решила, что снова сможет увернуться от него. Ворона дёрнулась в сторону и ей показалось, что Гунгнир летит мимо неё, прямиков в сторону книжных шкафов за её спиной. Но уже через мгновение она с ужасом поняла, что огненное копьё изменило направление своего полёта и, словно хищный зверь, снова устремилось прямиком к ней. Увернуться второй раз она уже не успевала. Краем глаза ворона видела торжествующую злорадную ухмылку Ремилии и закрывшуюся книгой в кресле Пачули. В порыве отчаяния ворона вскинула свою пушку и выстрелила прямо в летящую на неё громадину. Из пушки вырвался средних размеров шар жёлто-оранжевого цвета и через секунду столкнулся с копьём.
Раздался оглушительный взрыв, который отшвырнул Окуу к одному из книжных шкафов и сбил на пол Ремилию вместе с Пачули. Впрочем, вампирша быстро поднялась на ноги и помогла встать своей подруге-волшебнице. Когда дым рассеялся, они увидели адскую ворону, стоящую напротив них со своей ручной пушкой наперевес.
-Что это ещё за шутки?! - зло бросила вампирша. - Эта игрушка тебе здесь не поможет!
-Реми, наверное лучше не надо.. - попыталась образумить подругу Пачули, но вампирша не собиралась останавливаться.
-Пачи, помоги лучше! - бросила она и взмахнула рукой.
Тотчас же библиотеку заволокло алым туманом и в сторону вороны полетели крупные красные пули-данмаку. Впрочем, реакции Уцухо хватало, чтобы уворачиваться от них, хотя некоторые она успевала уничтожать из своей ручной пушки. Пачули, в свою очередь, видя, что атаки вампирши не достигают своей цели, и искренне желая помочь подруге, решила, наконец, вмешаться в бой. Положив перед собой в воздухе раскрытую книгу, она вздёрнула руки вверх и закричала какое-то магическое заклинание. В этот момент к алому данмаку Ремилии добавились большие тёмно-зелёные глыбы, которые возникали в воздухе над бедной вороной и падали с грохотом вниз после короткого времени. Адская ворона уворачивалась от них, хотя и было видно, что битва даётся ей всё труднее. Её бело-зелёное одеяние было в нескольких местах порвано, на лице и руках появились ссадины. Зелёные глыбы Пачули продолжали падать, алое данмаку Ремилии кружилось в хороводе вокруг Окуу, и только реакция вороны и её ручная пушка всё ещё позволяли ей оставаться целой, что очень злило Алую Дьяволицу.
78 99809
>>99808
-Коа? - наконец позвала Пачули. Её помощница-демоница иногда бывала неосторожна и роняла пару-тройку книг на пол, но сейчас было понятно, что тот шум был явно не только от упавших фолиантов. Прошло несколько секунд, но Коакума, обычно являвшаяся по первому зову своей хозяйки, на этот раз не показалась.
Помолчав с полминуты, вампирша громко и угрожающе спросила:
-Ты опять припёрлась, чёрно-белая ведьма? Сколько раз тебе повторять, чтобы ты прекратила воровать у нас книги! Немедленно убирайся, или останешься здесь навсегда!
Ремилия потрясла кулачком в сторону книжных шкафов.
-Реми, я думаю это не.. - начала было Пачули, но так и не закончила. Потому что в этот момент к двум обитательницам особняка из темноты библиотеки вышла адская ворона Уцухо Рейуджи. Вид её был откровенно потрёпанный: на угольно-чёрных волосах местами лежала штукатурка, отлетевшая со стен библиотеки, некогда белоснежная мантия пестрела какими-то пятнами неясного происхождения, а на одежде виднелись клочки паутины. Не было до конца понятно, почему и главное - как она свалилась в подвальное помещение особняка. Вероятно, её привлёк свет в окнах верхних этажей, а поскольку дверь была заперта (или ворона вообще её не искала), то Уцухо решила попасть внутрь проверенным способом, то есть сделать вход самостоятельно. И, как это обычно у неё бывало, не рассчитала силу выстрела и пробила толстую стену подвала, попутно свалившись туда.
Брови Ремилии взлетели вверх от удивления таким видом, а Пачули ахнула, прикрывшись книжкой.
-Ты ещё кто такая?! - наконец вымолвила вампирша, не скрывая своего удивления.
-Унью~.. - растерянно ответила Окуу.
-Отвечай мне! Кто ты и что забыла в моём поместье? - злилась Ремилия.
Вампирша, нахмурившись, сверлила взглядом ворону, но та продолжала хлопать глазами, растерянно озираясь по сторонам.
-Реми, я, кажется, знаю, кто это.. - отозвалась наконец Пачули. - Это та ворона из Бывшего Ада, которая недавно разбудила огромный гейзер на поверхности. Кажется, Хакурейская жрица тогда решила этот инцидент, победив её.
-Хм, а что же она делает среди ночи в моём особняке? Эй ты! С тобой разговаривают! Немедленно отвечай!
-Я.. кажется заблудилась, унью~. Я хотела погулять и заблудилась, а потом попала сюда.. а что это за место? Похоже на наш Чирейден, и книжек тоже много, совсем как у нас! - Уцухо с любопытством оглянулась по сторонам.
-Ага, и попутно проломив стену библиотеки. Сказки не рассказывай! По ночам гуляют либо воры, типа Марисы, либо вампиры, типа меня. Придётся проучить тебя.. моими методами.
Ремилия хищно оскалилась.
-Реми, я не думаю, что это хорошая идея. - сказала Пачули. - Эта ворона очень сильна, она владеет древней силой Огня Земли. Такой противник.. может быть опасным..
-Брось, Пачи. Как хозяйка Алого Особняка, я буду защищать его от любых вторжений! У всех НЕЗВАНЫХ гостей здесь есть только три варианта - стать моим завтраком, обедом или ужином, ха-ха-ха!
Глаза вампирши налились кровью, а в её руке появилось знаменитое копьё Гунгнир - оружие Одина, неизвестно, как к ней попавшее.
Уцухо, в свою очередь поняв, что тут ей явно не рады и что драки тоже избежать не удастся, приготовилась отбиваться. Выставив вперёд свою пушку, она со всей решительностью смотрела на вампиршу, стоящую напротив неё с огромным красным копьём в руке. Хотя со стороны сочетание этого решительного вида с побелкой на волосах и паутиной на юбке выглядело довольно забавно и даже смешно.
Однако, никому из присутствующих на тот момент в подземной библиотеке Алого Особняка было явно не до смеха.
Ремилия атаковала первой. Рванувшись вперёд, она резко выбросила руку с копьём, стараясь поразить ворону одним ударом. Пылавшая алым огнём громадина целилась точно в Уцухо и только молниеносная реакция адской вороны спасла её - отскочив в сторону и покатившись по полу, она смогла увернуться от страшного удара. Копьё просвистело в воздухе и вампирша недовольно хмыкнула, занося его для нового удара, который не заставил себя долго ждать. Но на сей раз увернуться ворона не успела - алое копье звякнуло об её ручную пушку, которой Уцухо успела закрыться от удара.
-Ты не сможешь уворачиваться вечно! - закричала вампирша и, отскочив назад, зависла в паре метров от пола.
Гунгнир в её руке всё так же пылал алым пламенем, а с лица вампирши не сходил хищный оскал. Она размахнулась - и бросила копьё прямо в ворону. Та, в свою очередь, это видела и решила, что снова сможет увернуться от него. Ворона дёрнулась в сторону и ей показалось, что Гунгнир летит мимо неё, прямиков в сторону книжных шкафов за её спиной. Но уже через мгновение она с ужасом поняла, что огненное копьё изменило направление своего полёта и, словно хищный зверь, снова устремилось прямиком к ней. Увернуться второй раз она уже не успевала. Краем глаза ворона видела торжествующую злорадную ухмылку Ремилии и закрывшуюся книгой в кресле Пачули. В порыве отчаяния ворона вскинула свою пушку и выстрелила прямо в летящую на неё громадину. Из пушки вырвался средних размеров шар жёлто-оранжевого цвета и через секунду столкнулся с копьём.
Раздался оглушительный взрыв, который отшвырнул Окуу к одному из книжных шкафов и сбил на пол Ремилию вместе с Пачули. Впрочем, вампирша быстро поднялась на ноги и помогла встать своей подруге-волшебнице. Когда дым рассеялся, они увидели адскую ворону, стоящую напротив них со своей ручной пушкой наперевес.
-Что это ещё за шутки?! - зло бросила вампирша. - Эта игрушка тебе здесь не поможет!
-Реми, наверное лучше не надо.. - попыталась образумить подругу Пачули, но вампирша не собиралась останавливаться.
-Пачи, помоги лучше! - бросила она и взмахнула рукой.
Тотчас же библиотеку заволокло алым туманом и в сторону вороны полетели крупные красные пули-данмаку. Впрочем, реакции Уцухо хватало, чтобы уворачиваться от них, хотя некоторые она успевала уничтожать из своей ручной пушки. Пачули, в свою очередь, видя, что атаки вампирши не достигают своей цели, и искренне желая помочь подруге, решила, наконец, вмешаться в бой. Положив перед собой в воздухе раскрытую книгу, она вздёрнула руки вверх и закричала какое-то магическое заклинание. В этот момент к алому данмаку Ремилии добавились большие тёмно-зелёные глыбы, которые возникали в воздухе над бедной вороной и падали с грохотом вниз после короткого времени. Адская ворона уворачивалась от них, хотя и было видно, что битва даётся ей всё труднее. Её бело-зелёное одеяние было в нескольких местах порвано, на лице и руках появились ссадины. Зелёные глыбы Пачули продолжали падать, алое данмаку Ремилии кружилось в хороводе вокруг Окуу, и только реакция вороны и её ручная пушка всё ещё позволяли ей оставаться целой, что очень злило Алую Дьяволицу.
79 99810
>>99809
И вот через несколько минут, окончательно разъярившись, хозяйка особняка ринулась в финальную атаку. Собрав всю свою мощь, она с яростным криком выстрелила в Уцухо большим лучом тёмно-красной энергии. Он устремился к цели, попутно разгоняя на своём пути туман и попутно снеся пару книжных шкафов. Окуу заметила это и, снова понадеявшись на мощь своей ядерной пушки, вскинула её и пальнула в ответ. В следующую секунду алый луч Ремилии с грохотом ударил в жёлтый шар, выпущенный из уцухиной пушки и.. прошёл сквозь него.
"Что?.." - только и успела подумать ворона, как её тело пронзила острая боль, после чего она беззвучно упала на колени. Атака вампирши точно поразила её. Ремилия, с не сходящим с лица оскалом, злобно захохотала.
-Хахахаха! Вот и всё! Твой огонь ничто по сравнению с моей Мощью Ночи, не так ли?!
Пачули, понимая, что всё закончилось, закрыла свою книгу и внимательно наблюдала за побеждённой Уцухо.
-Вот видишь, Пачи, а я ничуть не хуже этой Хакурейской жрицы. Может, мне тоже попробовать решать инциденты? - самодовольно сказала Ремилия. - И всё же, какой беспорядок она тут устроила. Надо будет сказать Сакуе, чтобы прибралась тут.
Вампирша принялась оглядываться в поисках пропавшего при первой атаке Гунгнира, и совершенно не замечала, как Уцухо вдруг начала подниматься сначала на одно колено, а затем медленно встала на ноги. Впрочем, волшебница это заметила и слегка дёрнула вампиршу за разорванный в бою рукав платья.
-Реми.. - тихо сказала она.
Та обернулась и уставилась на ворону полным удивления и злобы взглядом.
-Как, ты ещё жива?? Ах ты.. - вампирша бросилась вперёд, намереваясь добить противницу в ближнем бою. Однако, пролетев полпути, она вдруг остановилась и попятилась, прикрывая лицо от слепящего света, вдруг залившего всю библиотеку. Уцухо Рейуджи, адская ворона, обладавшая силой Ятагарасу, вскинула свою пушку вверх и тотчас же прямо над ней возник огромный красно-оранжевый шар. Он постепенно увеличивался в размерах и испускал свет настолько яркий, что вампирша не могла даже подойти. Ремилия не любила солнечный свет, хоть и могла под ним находиться. Но здесь этот свет был почти осязаемым, и вампирша готова была поклясться, что вот-вот загорится под ним.
"Это..что это? Это и есть подземное солнце, о котором говорила Пачули?.." - пронеслось в её голове. Она продолжала отступать назад, вместе с ней, прикрывшись книгой, отходила и волшебница. А "подземное солнце" тем временем становилось всё больше и больше. Уцухо, стоящая под ним выглядела совершенно измученной, и оставалось только гадать, какая огромная сила была заключена в ней.
Внезапно этот огромный шар начал быстро сжиматься, и через пару секунд особняк сотряс мощный взрыв, разметавший всё, что было в библиотеке по стенам. Ремилия и Пачули были отброшены в дальний угол, где их едва не завалило кучей книг, выпавших из развороченных взрывом шкафов. Уцухо же швырнуло в противоположную сторону, она кубарем покатилась по полу, пока не достигла дальней стены, где ударившись о небольшую дверцу, выбила её и исчезла во тьме.
...Очнувшись, Ремилия с трудом выбралась из-под завалов и помогла подняться Пачули. Вид у них обеих был просто ужасный - казалось, что целой вещи найти на них было невозможно. Сама нетвёрдо стоя на ногах, Ремилия подставила плечо Пачули и они направились к выходу из библиотеки.
-Пачи.. как думаешь.. она ведь погибла там.. да? - спрашивала вампирша свою подругу, но та неопределённо пожимала плечами.
Тут на лестнице, ведущей наверх, послышался стук каблучков и следом за ним появилась Сакуя. Увидев, в каком состоянии её любимая госпожа, а также развороченную библиотеку, горничная бросилась к Ремилии.
-Госпожа, госпожа, вы в порядке? Что здесь произошло? Я слышала какой-то глухой взрыв..
Ремилия криво усмехнулась и махнула рукой, давая понять, что они в общем-то целы, но переодеться не помешает. Втроём они поднялись в холл особняка, и Сакуя удалилась за новыми платьями, а Пачули отправилась в спальню - в этом бою волшебница пострадала даже больше вампирши. Сама же хозяйка Алого Особняка решила выйти во двор - после такой жаркой битвы ей хотелось ощутить ночную прохладу и полюбоваться лунным светом.
...А что же Уцухо? Как было сказано выше, отброшенная взрывом, она выбила какую-то небольшую дверцу в дальней стене библиотеки, и кубарем скатилась по лестнице, открывшейся за ней. Оказавшись, наконец, на ровной поверхности, она поднялась на ноги и огляделась. Ворона находилась в каком-то небольшом помещении, освещённом несколькими тусклыми тёмно-красными светильниками. Вокруг не было никакого намёка на мебель и прочие предметы благоустройства. Окуу сделала несколько шагов вперёд и вдруг наткнулась на девочку в красном платье с крыльями в виде разноцветных кристаллов за спиной, с любопытством разглядывавшую её.
-Привет! Я Фландре, а ты кто? Ты тоже вампир, да? - спросила она у Уцухо, показывая на её крылья.
-Вампир? Нуу.. - протянула ворона задумчиво.
-Да-да! У тебя крылья, как у нас. Ты пришла поиграть со мной? Сюда заходят только Сакуя и Пачули. А сестра совсем про меня забыла.. - сказала Флан с обидой в голосе.
-Сестра? Так она твоя сестра? - с любопытством спросила Окуу.
Фландре кивнула.
Ворона почесала затылок и улыбнулась.
-Меня зовут Уцухо. Уцухо Рейуджи. Я тоже живу под землёй, как и ты. Но я всё-таки не вампир. Я - адская ворона! - наконец-то она сумела вспомнить название своего вида.
-Тогда и тебя я буду звать сестрёнкой! - радостно воскликнула Фландре и подпрыгнула на месте. - Давай поиграем! Во что ты любишь играть?
Окуу задумчиво посмотрела на лестницу, с которой только что свалилась.
-Знаешь.. есть у меня пара любимых игр..
79 99810
>>99809
И вот через несколько минут, окончательно разъярившись, хозяйка особняка ринулась в финальную атаку. Собрав всю свою мощь, она с яростным криком выстрелила в Уцухо большим лучом тёмно-красной энергии. Он устремился к цели, попутно разгоняя на своём пути туман и попутно снеся пару книжных шкафов. Окуу заметила это и, снова понадеявшись на мощь своей ядерной пушки, вскинула её и пальнула в ответ. В следующую секунду алый луч Ремилии с грохотом ударил в жёлтый шар, выпущенный из уцухиной пушки и.. прошёл сквозь него.
"Что?.." - только и успела подумать ворона, как её тело пронзила острая боль, после чего она беззвучно упала на колени. Атака вампирши точно поразила её. Ремилия, с не сходящим с лица оскалом, злобно захохотала.
-Хахахаха! Вот и всё! Твой огонь ничто по сравнению с моей Мощью Ночи, не так ли?!
Пачули, понимая, что всё закончилось, закрыла свою книгу и внимательно наблюдала за побеждённой Уцухо.
-Вот видишь, Пачи, а я ничуть не хуже этой Хакурейской жрицы. Может, мне тоже попробовать решать инциденты? - самодовольно сказала Ремилия. - И всё же, какой беспорядок она тут устроила. Надо будет сказать Сакуе, чтобы прибралась тут.
Вампирша принялась оглядываться в поисках пропавшего при первой атаке Гунгнира, и совершенно не замечала, как Уцухо вдруг начала подниматься сначала на одно колено, а затем медленно встала на ноги. Впрочем, волшебница это заметила и слегка дёрнула вампиршу за разорванный в бою рукав платья.
-Реми.. - тихо сказала она.
Та обернулась и уставилась на ворону полным удивления и злобы взглядом.
-Как, ты ещё жива?? Ах ты.. - вампирша бросилась вперёд, намереваясь добить противницу в ближнем бою. Однако, пролетев полпути, она вдруг остановилась и попятилась, прикрывая лицо от слепящего света, вдруг залившего всю библиотеку. Уцухо Рейуджи, адская ворона, обладавшая силой Ятагарасу, вскинула свою пушку вверх и тотчас же прямо над ней возник огромный красно-оранжевый шар. Он постепенно увеличивался в размерах и испускал свет настолько яркий, что вампирша не могла даже подойти. Ремилия не любила солнечный свет, хоть и могла под ним находиться. Но здесь этот свет был почти осязаемым, и вампирша готова была поклясться, что вот-вот загорится под ним.
"Это..что это? Это и есть подземное солнце, о котором говорила Пачули?.." - пронеслось в её голове. Она продолжала отступать назад, вместе с ней, прикрывшись книгой, отходила и волшебница. А "подземное солнце" тем временем становилось всё больше и больше. Уцухо, стоящая под ним выглядела совершенно измученной, и оставалось только гадать, какая огромная сила была заключена в ней.
Внезапно этот огромный шар начал быстро сжиматься, и через пару секунд особняк сотряс мощный взрыв, разметавший всё, что было в библиотеке по стенам. Ремилия и Пачули были отброшены в дальний угол, где их едва не завалило кучей книг, выпавших из развороченных взрывом шкафов. Уцухо же швырнуло в противоположную сторону, она кубарем покатилась по полу, пока не достигла дальней стены, где ударившись о небольшую дверцу, выбила её и исчезла во тьме.
...Очнувшись, Ремилия с трудом выбралась из-под завалов и помогла подняться Пачули. Вид у них обеих был просто ужасный - казалось, что целой вещи найти на них было невозможно. Сама нетвёрдо стоя на ногах, Ремилия подставила плечо Пачули и они направились к выходу из библиотеки.
-Пачи.. как думаешь.. она ведь погибла там.. да? - спрашивала вампирша свою подругу, но та неопределённо пожимала плечами.
Тут на лестнице, ведущей наверх, послышался стук каблучков и следом за ним появилась Сакуя. Увидев, в каком состоянии её любимая госпожа, а также развороченную библиотеку, горничная бросилась к Ремилии.
-Госпожа, госпожа, вы в порядке? Что здесь произошло? Я слышала какой-то глухой взрыв..
Ремилия криво усмехнулась и махнула рукой, давая понять, что они в общем-то целы, но переодеться не помешает. Втроём они поднялись в холл особняка, и Сакуя удалилась за новыми платьями, а Пачули отправилась в спальню - в этом бою волшебница пострадала даже больше вампирши. Сама же хозяйка Алого Особняка решила выйти во двор - после такой жаркой битвы ей хотелось ощутить ночную прохладу и полюбоваться лунным светом.
...А что же Уцухо? Как было сказано выше, отброшенная взрывом, она выбила какую-то небольшую дверцу в дальней стене библиотеки, и кубарем скатилась по лестнице, открывшейся за ней. Оказавшись, наконец, на ровной поверхности, она поднялась на ноги и огляделась. Ворона находилась в каком-то небольшом помещении, освещённом несколькими тусклыми тёмно-красными светильниками. Вокруг не было никакого намёка на мебель и прочие предметы благоустройства. Окуу сделала несколько шагов вперёд и вдруг наткнулась на девочку в красном платье с крыльями в виде разноцветных кристаллов за спиной, с любопытством разглядывавшую её.
-Привет! Я Фландре, а ты кто? Ты тоже вампир, да? - спросила она у Уцухо, показывая на её крылья.
-Вампир? Нуу.. - протянула ворона задумчиво.
-Да-да! У тебя крылья, как у нас. Ты пришла поиграть со мной? Сюда заходят только Сакуя и Пачули. А сестра совсем про меня забыла.. - сказала Флан с обидой в голосе.
-Сестра? Так она твоя сестра? - с любопытством спросила Окуу.
Фландре кивнула.
Ворона почесала затылок и улыбнулась.
-Меня зовут Уцухо. Уцухо Рейуджи. Я тоже живу под землёй, как и ты. Но я всё-таки не вампир. Я - адская ворона! - наконец-то она сумела вспомнить название своего вида.
-Тогда и тебя я буду звать сестрёнкой! - радостно воскликнула Фландре и подпрыгнула на месте. - Давай поиграем! Во что ты любишь играть?
Окуу задумчиво посмотрела на лестницу, с которой только что свалилась.
-Знаешь.. есть у меня пара любимых игр..
80 99811
>>99810
...А тем временем, ничего не подозревающая Ремилия вышла на крыльцо своего поместья. Прохладный ночной ветерок ударил в лицо, и вампирша почувствовала, что к ней начали возвращаться силы. Вздохнув полной грудью, она взглянула на клонившуюся к горизонту Луну, не без разочарования отметив, что рассветный час уже близок.
"Сколько же возни с этой вороной. Как хорошо, что она больше нас не потревожит. Я такая храбрая госпожа!" - с удовлетворением отметив последнюю мысль, она направилась в небольшой сад и присела там на скамейку.
Вдруг неподалёку послышались осторожные шаги, и вскоре из-за деревьев перед вампиршей показались Юкари и Рейму, прибывшие сюда прямиком из Чирейдена. Она удивлённо уставилась на них, а Рейму, оглядев побитую хозяйку Алого Особняка, сказала:
-Ну, здравствуй, Ремилия. Видок у тебя потрёпанный. И я даже догадываюсь, почему..
-А тебе откуда знать? - огрызнулась вампирша. - Я вон.. эту Марису снова выгоняла. Да и вообще.. теперь это уже не важно.
-Ну-ну. - жрица скептически покачала головой. - Кого ты пытаешься обмануть, а?
-А почему же вдруг "это" стало не важно? - вкрадчиво спросила Юкари.
-Потому, что её уже нет, вот почему! - Ремилия гордо вздёрнула голову и торжествующе посмотрела на Рейму и Юкари.
-Кого? - спросила ёкай.
-А это не ваше дело. И вообще, что вы здесь забыли?
-Вот тут ты ошибаешься, Ремилия-тян. - сказала Юкари, улыбаясь. - Это дело целиком наше. Да и что тут скрывать, ты только что дралась с адской вороной из Чирейдена, которую так и не смогла победить.
-ЧТООО???!! Что значит "не смогла"?? Да эта дура сама взорвалась после моей сокрушительной атаки! - Ремилия в гневе сжала кулачки и оскалилась. - От неё ни клочка не осталось!
-Тем не менее, она уцелела и всё ещё находится в твоём поместье. - спокойно заключила Ёкай Границ. Возможно, она ещё без сознания, так что можно решить дело быстро. Отведи нас к месту недавней битвы, и мы сможем окончательно её нейтрализовать.
Юкари серьёзно посмотрела на Ремилию таким требовательным взглядом, что та поневоле поёжилась. Однако врождённая гордость мешала вампирше пойти на эту, разумную в общем-то уступку, поэтому она упрямо ответила:
-Вот ещё! Только вас там и не хватает. Даже Пачули видела, как та ворона погибла прямо на моих глазах. Так что проваливайте отсюда, иначе станете как она!
Ремилия понимала, что если ей придётся драться с Юкари и Рейму одновременно, да ещё в таком потрёпанном состоянии, то шансов на победу у неё практически не будет. Но она очень не любила, когда в её дела вмешивались или ещё того хуже - пытались ей указывать, так что она упрямо шла на этот конфликт.
-Что ж, как тебе будет угодно. - сказала Юкари таким ледяным тоном, что у Рейму пошли мурашки по коже.
Ремилия в ответ уже готова была броситься на них, как вдруг со стороны особняка раздался какой-то глухой шум, как будто прямо под ним что-то взорвалось и ударило прямо в фундамент. По земле пробежала дрожь.
-Что.. это?.. - тихо спросила Рейму, а вампирша непонимающе обернулась и посмотрела в сторону, откуда донёсся звук.
Спустя пару секунд раздался второй взрыв, на этот раз более гулкий и громкий, казалось, что грохот идёт прямо из-под самого поместья. Почва под ногами у всех троих затряслась ещё сильнее.
-Это то, зачем мы пришли сюда, Рейму. - спокойно ответила Юкари. - И мы, кажется, опоздали...
Раздался третий взрыв, вырвавший несколько куч земли и больших камней из фундамента здания. Ремилия и Рейму невольно подались назад, Юкари же стояла неподвижно. Из образовавшейся дыры в фундаменте особняка сквозь большое облако пыли и земляных ошмётков стремительно вылетела Уцухо с.. Фландре на спине, крепко вцепившейся ей в плечи. Младшая вампирша что-то вопила, размахивая Леватейном, а ворона, вторя ей, принялась нарезать круги над поместьем.
При виде такого действа, Рейму застонала и схватилась за голову, а Ремилия тихо опустилась на землю, не в силах вымолвить ни слова. Можно было представить её удивление, перемешанное с ужасом от того, что та, которую вампирша пять минут назад считала побеждённой и уничтоженной - жива и здорова, да ещё и выпустила на волю младшую Скарлет. Однако Юкари не потеряла самообладания:
-Рейму! - она схватила жрицу за рукав и через секунду обе уже взлетели в небо над особняком, становясь на пути у вырвавшихся Уцухо и Флан.
-Эй вы, а ну живо брысь отсюда!.. Иначе.. - договорить жрица не успела, потому что Юкари резко толкнула её в сторону своим зонтиком, а через мгновение то место, где только что находилась мико рассёк страшный удар Леватейна. Меч прорезал воздух и вернулся в руку хозяйки.
-Рейму! Как здорово, что ты пришла! Я уже дааавно так не веселилась! - завопила младшая вампирша, готовя следующую атаку.
-Давайте веселиться! - поддержала её Уцухо, и прицелилась в противниц из своей ручной пушки.
В ответ Рейму замахала гохэем из стороны в сторону, и в Уцухо полетел рой офуда, который, впрочем, ворона начала успешно расстреливать. Флан же тем временем снова замахнулась Леватейном и попыталась ударить уже Юкари. Меч полетел в Ёкая Границ, но раскрывшийся на его пути портал поглотил чёрную громадину, и в следующую секунду он вылетел из второго портала, раскрывшегося уже за спиной младшей вампирши. Не ожидавшая такого Флан не успела среагировать и получила удар по спине своим же оружием. Что-то яросно прокричав своей противнице, она метнула в Юкари несколько больших шаров-данмаку, от которых ёкай, впрочем, легко увернулась.
Тем временем, Ремилия бессильно сидела на земле и наблюдала эту драку в небе над своим особняком. Сил атаковать у неё уже не было, так что ей оставалось только тихо уповать на то, что её поместье не разнесут окончательно по кирпичикам.
-Что здесь происходит? - раздался вдруг незнакомый голос.
-Ого, да тут жарко! Это дело я люблю! - вторил ему второй.
Вампирша огляделась по сторонам и заметила поодаль Сатори и Юги, похоже, только что прибывших сюда. Они, не желая ждать, взлетела в воздух и устремилась к сражающимся, а Сатори подошла к вампирше и протянула той руку, помогая подняться с земли.
-Ремилия Скарлет, если я не ошибаюсь?
-Д-да, а вы, вероятно..
-Сатори Комейджи. Рада вас видеть.
Вампирше вдруг стало ужасно стыдно, что ей приходится принимать стольких гостей в таком неприглядном виде, но, решив что благородная леди сохраняет достоинство в любой ситуации, она взяла себя в руки и важно кивнула хозяйке Чирейдена. Между ними завязался разговор, и по мере него вампирша с удивлением отмечала много общего между обитателями Алого Особняка и подземного мира.
80 99811
>>99810
...А тем временем, ничего не подозревающая Ремилия вышла на крыльцо своего поместья. Прохладный ночной ветерок ударил в лицо, и вампирша почувствовала, что к ней начали возвращаться силы. Вздохнув полной грудью, она взглянула на клонившуюся к горизонту Луну, не без разочарования отметив, что рассветный час уже близок.
"Сколько же возни с этой вороной. Как хорошо, что она больше нас не потревожит. Я такая храбрая госпожа!" - с удовлетворением отметив последнюю мысль, она направилась в небольшой сад и присела там на скамейку.
Вдруг неподалёку послышались осторожные шаги, и вскоре из-за деревьев перед вампиршей показались Юкари и Рейму, прибывшие сюда прямиком из Чирейдена. Она удивлённо уставилась на них, а Рейму, оглядев побитую хозяйку Алого Особняка, сказала:
-Ну, здравствуй, Ремилия. Видок у тебя потрёпанный. И я даже догадываюсь, почему..
-А тебе откуда знать? - огрызнулась вампирша. - Я вон.. эту Марису снова выгоняла. Да и вообще.. теперь это уже не важно.
-Ну-ну. - жрица скептически покачала головой. - Кого ты пытаешься обмануть, а?
-А почему же вдруг "это" стало не важно? - вкрадчиво спросила Юкари.
-Потому, что её уже нет, вот почему! - Ремилия гордо вздёрнула голову и торжествующе посмотрела на Рейму и Юкари.
-Кого? - спросила ёкай.
-А это не ваше дело. И вообще, что вы здесь забыли?
-Вот тут ты ошибаешься, Ремилия-тян. - сказала Юкари, улыбаясь. - Это дело целиком наше. Да и что тут скрывать, ты только что дралась с адской вороной из Чирейдена, которую так и не смогла победить.
-ЧТООО???!! Что значит "не смогла"?? Да эта дура сама взорвалась после моей сокрушительной атаки! - Ремилия в гневе сжала кулачки и оскалилась. - От неё ни клочка не осталось!
-Тем не менее, она уцелела и всё ещё находится в твоём поместье. - спокойно заключила Ёкай Границ. Возможно, она ещё без сознания, так что можно решить дело быстро. Отведи нас к месту недавней битвы, и мы сможем окончательно её нейтрализовать.
Юкари серьёзно посмотрела на Ремилию таким требовательным взглядом, что та поневоле поёжилась. Однако врождённая гордость мешала вампирше пойти на эту, разумную в общем-то уступку, поэтому она упрямо ответила:
-Вот ещё! Только вас там и не хватает. Даже Пачули видела, как та ворона погибла прямо на моих глазах. Так что проваливайте отсюда, иначе станете как она!
Ремилия понимала, что если ей придётся драться с Юкари и Рейму одновременно, да ещё в таком потрёпанном состоянии, то шансов на победу у неё практически не будет. Но она очень не любила, когда в её дела вмешивались или ещё того хуже - пытались ей указывать, так что она упрямо шла на этот конфликт.
-Что ж, как тебе будет угодно. - сказала Юкари таким ледяным тоном, что у Рейму пошли мурашки по коже.
Ремилия в ответ уже готова была броситься на них, как вдруг со стороны особняка раздался какой-то глухой шум, как будто прямо под ним что-то взорвалось и ударило прямо в фундамент. По земле пробежала дрожь.
-Что.. это?.. - тихо спросила Рейму, а вампирша непонимающе обернулась и посмотрела в сторону, откуда донёсся звук.
Спустя пару секунд раздался второй взрыв, на этот раз более гулкий и громкий, казалось, что грохот идёт прямо из-под самого поместья. Почва под ногами у всех троих затряслась ещё сильнее.
-Это то, зачем мы пришли сюда, Рейму. - спокойно ответила Юкари. - И мы, кажется, опоздали...
Раздался третий взрыв, вырвавший несколько куч земли и больших камней из фундамента здания. Ремилия и Рейму невольно подались назад, Юкари же стояла неподвижно. Из образовавшейся дыры в фундаменте особняка сквозь большое облако пыли и земляных ошмётков стремительно вылетела Уцухо с.. Фландре на спине, крепко вцепившейся ей в плечи. Младшая вампирша что-то вопила, размахивая Леватейном, а ворона, вторя ей, принялась нарезать круги над поместьем.
При виде такого действа, Рейму застонала и схватилась за голову, а Ремилия тихо опустилась на землю, не в силах вымолвить ни слова. Можно было представить её удивление, перемешанное с ужасом от того, что та, которую вампирша пять минут назад считала побеждённой и уничтоженной - жива и здорова, да ещё и выпустила на волю младшую Скарлет. Однако Юкари не потеряла самообладания:
-Рейму! - она схватила жрицу за рукав и через секунду обе уже взлетели в небо над особняком, становясь на пути у вырвавшихся Уцухо и Флан.
-Эй вы, а ну живо брысь отсюда!.. Иначе.. - договорить жрица не успела, потому что Юкари резко толкнула её в сторону своим зонтиком, а через мгновение то место, где только что находилась мико рассёк страшный удар Леватейна. Меч прорезал воздух и вернулся в руку хозяйки.
-Рейму! Как здорово, что ты пришла! Я уже дааавно так не веселилась! - завопила младшая вампирша, готовя следующую атаку.
-Давайте веселиться! - поддержала её Уцухо, и прицелилась в противниц из своей ручной пушки.
В ответ Рейму замахала гохэем из стороны в сторону, и в Уцухо полетел рой офуда, который, впрочем, ворона начала успешно расстреливать. Флан же тем временем снова замахнулась Леватейном и попыталась ударить уже Юкари. Меч полетел в Ёкая Границ, но раскрывшийся на его пути портал поглотил чёрную громадину, и в следующую секунду он вылетел из второго портала, раскрывшегося уже за спиной младшей вампирши. Не ожидавшая такого Флан не успела среагировать и получила удар по спине своим же оружием. Что-то яросно прокричав своей противнице, она метнула в Юкари несколько больших шаров-данмаку, от которых ёкай, впрочем, легко увернулась.
Тем временем, Ремилия бессильно сидела на земле и наблюдала эту драку в небе над своим особняком. Сил атаковать у неё уже не было, так что ей оставалось только тихо уповать на то, что её поместье не разнесут окончательно по кирпичикам.
-Что здесь происходит? - раздался вдруг незнакомый голос.
-Ого, да тут жарко! Это дело я люблю! - вторил ему второй.
Вампирша огляделась по сторонам и заметила поодаль Сатори и Юги, похоже, только что прибывших сюда. Они, не желая ждать, взлетела в воздух и устремилась к сражающимся, а Сатори подошла к вампирше и протянула той руку, помогая подняться с земли.
-Ремилия Скарлет, если я не ошибаюсь?
-Д-да, а вы, вероятно..
-Сатори Комейджи. Рада вас видеть.
Вампирше вдруг стало ужасно стыдно, что ей приходится принимать стольких гостей в таком неприглядном виде, но, решив что благородная леди сохраняет достоинство в любой ситуации, она взяла себя в руки и важно кивнула хозяйке Чирейдена. Между ними завязался разговор, и по мере него вампирша с удивлением отмечала много общего между обитателями Алого Особняка и подземного мира.
81 99812
>>99811
А в это время в воздухе над ними продолжался бой, который, с прибытием Юги Хошигумы стал быстро клониться к завершению. Юкари уже успела обезоружить и обездвижить Фландре порталами, а Уцухо могучая они просто схватила обеими руками, зажав зубами своё блюдо с саке. Но больше всех пострадала Рейму - изодранное красно-белое одеяние жрицы свисало с неё лоскутами, в то время как на Юкари не было ни царапины.
-Вот, держи своего питомца. - сказала Юги Сатори, спустившись с Окуу в охапке.
Заметив хозяйку, ворона виновато уставилась в землю.
-Сатори-сама! Простите!.. Унью...
А потрёпанная Флан понуро смотрела на Ремилию.
-Вероятно, тебе нужно больше уделять внимания своей сестре. - назидательно сказала Юкари, обращаясь к вампирше. Та, буркнув что-то в ответ, вздёрнула голову и скрестила руки на груди. Впрочем, Ремилия и сама понимала, что общается с Флан слишком мало.
-А кому-то - лучше следить за подземным зверинцем! - поддержала Рейму.
Из-за верхушек деревьев, окружающих особняк начали пробиваться первые лучи утреннего солнца. Рейму, зажмурившись, отметила про себя, что ещё один инцидент был благополучно решён.
................................................................................................................................................
...В этот погожий денёк Ремилия Скарлетт принимала в Алом Особняке Сатори Комейджи. Вампирша и ёкай сидели в большом зале за обеденным столом. Перед ними стояли дымящиеся чайные чашки с ароматным напитком, искусно приготовленным Сакуей, находившейся тут же, за спиной своей госпожи.
-Я всегда рада вас видеть в своём поместье, мисс Комейджи! Вы никому не помешаете, если придёте сюда даже со своими питомцами. - довольно сказала Ремилия. Ей было и вправду интересно познакомиться с подземными обитателями, и ко всему прочему, она находила приятным общество хозяйки Чирейдена. - И мне очень хочется посмотреть на жизнь и быт вашего дворца. Уверена, что он ничуть не хуже моего.
-Благодарю вас, госпожа Скарлет. - отозвалась Сатори. - Буду очень признательна, если вы посетите Бывший Ад. С удовольствием покажу вам библиотеку, а также вы сможете увидеть реакторный зал и полюбоваться подземным огнём..
Вампиршу дёрнуло от мысли про "подземный огонь", но виду она не подала.
-Ээ.. думаю, пока можно ограничиться библиотекой. Тем более, что Пачули тоже хочет её увидеть, так что если вы не против..
-Нисколько. Ожидаю вашего скорейшего прибытия.
Сатори слегка улыбнулась и отпила из чашки.
................................................................................................................................................
...Рейму сидела на ступеньках храма Хакурей. Редкие белые облака проплывали по небу, а полуденное солнце заливало храмовую террасу светом. С того ночного инцидента прошли пара дней, и теперь, как следует выспавшись и отмокнув на горячих источниках, жрица чувствовала себя полностью отдохнувшей и полной сил. Юкари, недавно заглянувшая к ней, чтобы справиться о самочувствии своей подопечной, уже ушла.
"Инциденты доставляют много хлопот, но как же хорошо отдыхать после них." - подумала Рейму. Да, чувство выполненного долга было ей приятно, хотя в глубине души, она всё же хотела, чтобы работы для храмовой жрицы было бы поменьше.
Почувствовав жажду, она поднялась со своего места и направилась в храмовую кухню, и через некоторое время вышла оттуда с чашкой зелёного чая в руках. Проходя мимо одной из комнат, она почему-то остановилась и взглянула на закрытые створки двери. За ними была та самая комната-портал, один из выходов из Генсокё во Внешний Мир. Рейму практически никогда не открывала её, но сейчас что-то влекло её туда, словно что-то важное для неё было за этими дверями, вот только она не могла понять, что именно. Вспомнив слова Юкари, сказанные той ночью, жрица фыркнула, отпила из чашки и улыбнулась.
Вернувшись во двор, она снова устроилась на крыльце, наслаждаясь тёплым летним днём, свободным от ёкаев и инцидентов. Настроение у неё было отличное.
81 99812
>>99811
А в это время в воздухе над ними продолжался бой, который, с прибытием Юги Хошигумы стал быстро клониться к завершению. Юкари уже успела обезоружить и обездвижить Фландре порталами, а Уцухо могучая они просто схватила обеими руками, зажав зубами своё блюдо с саке. Но больше всех пострадала Рейму - изодранное красно-белое одеяние жрицы свисало с неё лоскутами, в то время как на Юкари не было ни царапины.
-Вот, держи своего питомца. - сказала Юги Сатори, спустившись с Окуу в охапке.
Заметив хозяйку, ворона виновато уставилась в землю.
-Сатори-сама! Простите!.. Унью...
А потрёпанная Флан понуро смотрела на Ремилию.
-Вероятно, тебе нужно больше уделять внимания своей сестре. - назидательно сказала Юкари, обращаясь к вампирше. Та, буркнув что-то в ответ, вздёрнула голову и скрестила руки на груди. Впрочем, Ремилия и сама понимала, что общается с Флан слишком мало.
-А кому-то - лучше следить за подземным зверинцем! - поддержала Рейму.
Из-за верхушек деревьев, окружающих особняк начали пробиваться первые лучи утреннего солнца. Рейму, зажмурившись, отметила про себя, что ещё один инцидент был благополучно решён.
................................................................................................................................................
...В этот погожий денёк Ремилия Скарлетт принимала в Алом Особняке Сатори Комейджи. Вампирша и ёкай сидели в большом зале за обеденным столом. Перед ними стояли дымящиеся чайные чашки с ароматным напитком, искусно приготовленным Сакуей, находившейся тут же, за спиной своей госпожи.
-Я всегда рада вас видеть в своём поместье, мисс Комейджи! Вы никому не помешаете, если придёте сюда даже со своими питомцами. - довольно сказала Ремилия. Ей было и вправду интересно познакомиться с подземными обитателями, и ко всему прочему, она находила приятным общество хозяйки Чирейдена. - И мне очень хочется посмотреть на жизнь и быт вашего дворца. Уверена, что он ничуть не хуже моего.
-Благодарю вас, госпожа Скарлет. - отозвалась Сатори. - Буду очень признательна, если вы посетите Бывший Ад. С удовольствием покажу вам библиотеку, а также вы сможете увидеть реакторный зал и полюбоваться подземным огнём..
Вампиршу дёрнуло от мысли про "подземный огонь", но виду она не подала.
-Ээ.. думаю, пока можно ограничиться библиотекой. Тем более, что Пачули тоже хочет её увидеть, так что если вы не против..
-Нисколько. Ожидаю вашего скорейшего прибытия.
Сатори слегка улыбнулась и отпила из чашки.
................................................................................................................................................
...Рейму сидела на ступеньках храма Хакурей. Редкие белые облака проплывали по небу, а полуденное солнце заливало храмовую террасу светом. С того ночного инцидента прошли пара дней, и теперь, как следует выспавшись и отмокнув на горячих источниках, жрица чувствовала себя полностью отдохнувшей и полной сил. Юкари, недавно заглянувшая к ней, чтобы справиться о самочувствии своей подопечной, уже ушла.
"Инциденты доставляют много хлопот, но как же хорошо отдыхать после них." - подумала Рейму. Да, чувство выполненного долга было ей приятно, хотя в глубине души, она всё же хотела, чтобы работы для храмовой жрицы было бы поменьше.
Почувствовав жажду, она поднялась со своего места и направилась в храмовую кухню, и через некоторое время вышла оттуда с чашкой зелёного чая в руках. Проходя мимо одной из комнат, она почему-то остановилась и взглянула на закрытые створки двери. За ними была та самая комната-портал, один из выходов из Генсокё во Внешний Мир. Рейму практически никогда не открывала её, но сейчас что-то влекло её туда, словно что-то важное для неё было за этими дверями, вот только она не могла понять, что именно. Вспомнив слова Юкари, сказанные той ночью, жрица фыркнула, отпила из чашки и улыбнулась.
Вернувшись во двор, она снова устроилась на крыльце, наслаждаясь тёплым летним днём, свободным от ёкаев и инцидентов. Настроение у неё было отличное.
1550145239080.png1,2 Мб, 2300x689
82 99823
>>99804
Всё, что можно сказать про эту Уцухо.
Опять ты, пидорас, лезешь со своей любовью к жрице
Вау, я не вижу смехуёчков. В голом виде твои рассказы воспринимаются как фэнтези-книжка в советском оформлении
Но где посыл этой истории - я его не чувствую, Карл! Без посыла или масштабных писательских целей эта история как кулинарная книга в СССР - красиво, наполнено, бесполезно
Do5x0ClVsAABbDX.jpg171 Кб, 768x1024
83 99826
>>99823
Щас бы не помнить, когда любитель жриц приходит с работы, и тем более путать этих двух авторов с совершенно разным стилем.
84 99828
>>99826
Я-то подумал, что жрицеёб решил написать что-то без смехуёчков и необременённое интеллектом.

>время


По моему времени он и в 11 часов может выпустить своего кракена, так что не надо лё-лё, niggah.
85 99830
>>99828
Разве что в те дни, когда он работой не обременён, и я вообще не в курсе, когда по твоему времени 11.
71275709p0.jpg793 Кб, 750x1334
86 99831
>>99812
М-м-максимум милота, которой так давно не хватало этому треду. К концу повествования даже щёки заболели от того, что почти весь рассказ прочитал улыбкой. Местами даже поржал немного. Очень душевная и атмосферная вещь получилась. То, что нужно холодным вечером в конце зимы. Плюс, сам текст читается легко и приятно. Короче, спасибо, Саторин, доставил. Пиши ещё.
>>99774

>Чому так нехорошо себя унижаешь?


Ну, я и в самом деле не слишком интеллигентный человек далеко не благородных кровей.
А нашей радиотехнической промышленности поможет только кремация в чирейденском реакторе. А наша работа больше напоминает пляску на её гнилых костях. Ума не приложу, надолго ли всего этого хватит и куда идти работать, если вся эта лавочка в одночасье накроется медным тазом.
>>99823
В сортах графоманов не разбираемся, зато обзываться хуёвыми словами уже научились. О, горе!
68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747[...].jpg8 Кб, 249x248
87 99833
>>99831

>прочитал улыбкой


прочитал с улыбкой, ессессенно.
слоуфикс
88 99835
>>99833
Втираем графоманию в дёсна since 2018
2017-10-20-930133.png1,6 Мб, 1400x2000
89 99837
>>99823
Я не Рейму, да.

>Но где посыл этой истории


Вообще мне было просто интересно, как может повести себя Уцухо (увы, она вышла не совсем каноничной), впервые оказавшись на поверхности. Масштабных целей тут действительно нет, просто фантазия, пришедшая в голову.
>>99831
Спасибо, Рейму. Рад, что тебе понравилось.
2015-10-27-779667.jpeg180 Кб, 700x690
90 99843
>>99823
Да, и спасибо за отзыв, анон.
reiujiutsuhotouhoudrawnbyyohane66b9526a6989ac980db09e5e7e6b[...].jpg214 Кб, 719x1020
91 99854
>>99812
Окуу - сильная птица, её не заломает пьяница-они!
2012-10-13-534825.png997 Кб, 1200x1200
92 99962
>>99854
Возможно, но в данном случае Уцухо была уже довольно сильно измотана, так что силы Юги здесь точно хватило, чтобы удержать её.
71256228p22master1200.jpg142 Кб, 523x911
93 99964
>>99843
За такие отзывы расстреливать надо из реактивного, кто бы мог подумать, говномёта. Шутёха. Расстреливать надо тех, кто читает и нихрена потом не пишет, но, я думаю, у нас таких нет.
>>99854
Окуу - ядерная птица, Окуу Реймы не боится! (с)
Ладно. Вчера нормисы отмечали какой-то праздник. День влюблённых или что-то вроде. А я что, хуже? Пусть сегодня будет дурной стишок про любовь.
338785982.jpg828 Кб, 784x750
94 99966
Как много девушек хороших,
Но тянет всё-таки к плохим,
Пусть нарисованным японцем,
Но всё ж, не менее живым.
В кого влюбиться мне под старость,
Коль я найду портал в мечту,
Сменив унынье Мухосранска
На неземную красоту
Владений госпожи Якумо,
На тот священный дивный край,
Где словно с глянцевой обложки
Любой попавшийся ёкай?
Красоток много на деревне,
Одна прекраснее другой,
Но кто единственная дева,
Кого смогу назвать судьбой?
Быть может, это Кирисаме
С улыбкой нежной на губах,
Что мчит над лесом, словно Боинг,
Торча на сказочных грибах?
Вот тут меня сомненье гложет,
Что будет долгим наш роман:
Немного смыслит в гримуарах
Простой российский графоман.
Пойду я лучше к вампирессе
В её роскошный особняк,
Не буду больше я работать,
Ведь у неё с баблом ништяк.
Но мне претит вся эта роскошь,
Коль я обычный нищеброд,
Дворцов заманчивые своды
Заменят вряд ли мне завод.
Я под начальством Каваширо
Хуячить мог бы ночь и день,
Чтоб доказать любимой каппе,
Что русским чуждо слово «лень».
Вот только если накосячу –
Не избегу анальных мук…
Возможно, стоит опасаться
Таких безжалостных подруг?
Я мог бы трахать Химекайдо
И пить с ней Блейзер-стекломой,
Вот только жаль, что не вернётся
К нам наш две тысячи седьмой.
Да и Хататер разозлится,
Когда узнает, что увёл
Его любимую ворону
Какой-то заводской козёл.
Не замахнуться ль на богиню,
Чтобы погрязнуть в чудесах
И утопать при непотребствах
В её зелёных волосах?
О да, Санае просто чудо –
Не пьёт, не срёт, блюдёт мораль.
Вот только жить с такой милашкой
Я всё-таки смогу едва ль.
Плевать на полный холодильник,
Тепло, уют и чистый двор.
Мне просто кажется, ребята,
Две тёщи – это перебор.
А может быть, найду старушку,
Ведь я и сам уж старый хрен,
И просветления достигну
В обнимку с няшей Бьякурен?
Но вот беда – у ней при храме
Красоток разных целый взвод.
Они ж затрахают до смерти…
Уж лучше к каппам на завод.
Хотя, наверное, занятно
Ебать мышей, енотов, лис.
Удонге плачет в Эйентее,
Наверное, Итян завис.
А может, замутить с врачихой
И пить Хорайский эликсир,
Гоняя кроликов по лесу,
Как практикантов — бригадир?
Ещё у них там есть Кагуя,
Что понаехала с Луны,
Но кто позволит пред принцессой
Битарду стягивать штаны?
А впрочем, в Лунном королевстве
Есть та, кто больше мне милей
В лосинах звёздно-полосатых,
Пожалуй, лучшая из фей.
Возьму её и трёх проказниц,
Что Хирасака рисовал,
И, обещая приключенья,
Коварно заманю в подвал.
А там своим мясистым жезлом
Устрою им РОСКОМНАДЗОР
Украв навеки их невинность...
Я пошутил же, тащ майор!
Ты не грози мне лагерями,
Парашей брось меня пугать,
Ведь я обычный тихий хикка,
Почти отшельник, твою мать!
Касен, ты слышишь? Мы похожи
(Пусть внешне — как свинец и медь)
Я тоже рад пожрать и выпить
И дома мне не усидеть.
Вот только ты, исчадье Ада,
Мозги все выебешь дотла.
Мне для такого в мире внешнем
Наташек Родина дала.
Найти бы девку, что не станет
Играть на нервах мужика!
В Дворце из белого нефрита
Такая есть наверняка.
Любил бы я милашку Ёму,
Пусть холодна она, как лёд,
Да так, чтоб Ююко давилась,
Жуя украдкой бутерброд.
Но я и с госпожой Сайгёдзи
Делил бы радостно кровать,
Чтоб прекратила она ночью
Холодные котлеты жрать,
Обняв по-свойски холодильник,
Их запивая молоком,
А вместо этого сливалась
В экстазе с русским пареньком.
Но хоть я в общем-то не молод,
Мне сорок лет без десяти,
Не собираюсь мир загробный
Я раньше времени идти.
А если нужен андеграунд
Такой, чтоб глубже всех глубин
Я напрошусь на рюмку чая
В Чирейден к милой Саторин.
И там в уютной обстановке,
Чтоб доказать свою любовь
Отняшу Койши и Унюху,
И Орин с тачкой для жмуров.
Но Саторин читает мысли,
А конспиратор я — говно.
Меня ж с порога эти звери
Закинут в печку, как бревно.
Иль, заебенивши в реактор,
Заставят нюхать изотоп...
Зайдёт к ним русский тохочанер,
А выйдет ёбаный циклоп.
Наверх, обратно к свету Солнца!
В деревню, в лес, да хоть куда,
Навстречу той прекрасной деве,
С кем буду счастлив я всегда.
Движняк вечерний на колхозе,
Кручу мурлом по сторонам:
Непросто здесь определиться
Простым уральским пацанам.
Мне не понять души японской:
Какой загадочный народ!
Вот дама в красном по дешману
Купила грабли в огород.
Сияет волос изумрудный,
Во взоре — сталь, в руке — кастет.
Ей продавец с поклоном низким
Подобострастно смотрит вслед.
Но вот меня заметив, Корин
Уже зовёт на огонёк.
Никак, понравился японцу
Простой гайдзинский паренёк?
Содомский грех по-генсокийски?
Какой немыслимый расклад!
Хоть не люблю большие сиськи,
Но мужики — не мой формат.
Парней оставим Мелкочену,
А та, что в Солнечном саду
Пускай дождётся Юкафага,
Пылая в сладостном бреду.
А я, пожалуй, прогуляюсь
До храма, что хранит Барьер
И посоветую держаться,
Как нам советовал премьер.
А что? Вполне невинный троллинг,
Ведь бедность — это не порок,
Вот только пустит ли хозяйка
Меня без денег на порог?
Ещё чуть-чуть, и я у цели,
Ну как ты, нищенка, живёшь?
Но взгляд её пронзает сердце
И тело повергает в дрожь.
О ты, богиня Хакурея!
О, гений чистой красоты!
Стою перед тобой, краснея,
Я в полушаге от мечты!
Ты ослепительнее Солнца,
Стройна, изящна, как канат,
И для меня как свежий воздух
Твоих подмышек райский смрад.
Я очарован твоей жопой,
А твоих сисечек соски
Дурманят разум возбуждённый,
Торча, как гвозди из доски.
Ах, если б губ твоих чудесных
Коснулся мой мясной кукан,
Я б счастлив стал, как Синдзо Абэ,
Заполучивший Шикотан.
А если б сакурой своею
Ты усладила мой чинчин,
Я был бы рад отдать японцам
И Кунашир, и Сахалин.
Сгорай во гневе, русский ватник,
Не патриот я, хоть убей,
А наши тян — говно на палке
В сравненьи с Рейму Хакурей.
Она прекрасна, как принцесса,
Чиста, как утренний рассвет,
Её улыбкой любоваться
Я мог бы до скончанья лет.
Я бы остался с ней навечно,
Дарил любовь и теплоту
И трахал десять раз в неделю
Свою безумную мечту.
Она — души моей спасенье,
И героиня сладких снов,
А я её покорный пленник
Любви безжалостных оков.
О, Рейму, ты моя богиня!
Когда мы встретимся с тобой?
Дождливой осенью холодной
Или цветущею весной?
Возможно, ты январской стужей
Откроешь двери мне в свой дом,
А может, в жаркий летний полдень
С тобой друг друга обретём?
Ответа нет. Сижу на Дваче.
Молчит устало тохочан.
Не буду верить мизантропам,
Твердящим, что любовь — обман,
Что Генсокё не существует,
Что Тохо — бредни алкаша,
Ведь чувства живы, как и прежде,
И рвётся за Барьер душа,
Ведь сквозь туман никчёмной жизни
И сквозь тоску унылых дней
Я вижу образ Райской жрицы,
Живущей в храме Хакурей.
Но лишь во сне могу коснуться
Рукой я девушки мечты,
Нечасто пусть. Но вдруг сегодня
Увижу милые черты?
И, своей страсти не скрывая,
Признаюсь ей, о чём мечтал,
А завтра госпожа Якумо
Откроет для меня портал...
Разоткровенничался что-то,
И по щеке слеза бежит,
Меня наутро ждёт похмелье
И вечный его спутник — стыд.
Лишь светлых чувств к своей богине
Не устыжусь я с бодуна,
Ведь нам любовь не в наказанье,
А во спасение дана.
Анон, прости мне словоблудство,
Ведь ваш писака снова пьян,
Ну всё, пора гасить кампутер,
Спокойной ночи, тохочан!
338785982.jpg828 Кб, 784x750
94 99966
Как много девушек хороших,
Но тянет всё-таки к плохим,
Пусть нарисованным японцем,
Но всё ж, не менее живым.
В кого влюбиться мне под старость,
Коль я найду портал в мечту,
Сменив унынье Мухосранска
На неземную красоту
Владений госпожи Якумо,
На тот священный дивный край,
Где словно с глянцевой обложки
Любой попавшийся ёкай?
Красоток много на деревне,
Одна прекраснее другой,
Но кто единственная дева,
Кого смогу назвать судьбой?
Быть может, это Кирисаме
С улыбкой нежной на губах,
Что мчит над лесом, словно Боинг,
Торча на сказочных грибах?
Вот тут меня сомненье гложет,
Что будет долгим наш роман:
Немного смыслит в гримуарах
Простой российский графоман.
Пойду я лучше к вампирессе
В её роскошный особняк,
Не буду больше я работать,
Ведь у неё с баблом ништяк.
Но мне претит вся эта роскошь,
Коль я обычный нищеброд,
Дворцов заманчивые своды
Заменят вряд ли мне завод.
Я под начальством Каваширо
Хуячить мог бы ночь и день,
Чтоб доказать любимой каппе,
Что русским чуждо слово «лень».
Вот только если накосячу –
Не избегу анальных мук…
Возможно, стоит опасаться
Таких безжалостных подруг?
Я мог бы трахать Химекайдо
И пить с ней Блейзер-стекломой,
Вот только жаль, что не вернётся
К нам наш две тысячи седьмой.
Да и Хататер разозлится,
Когда узнает, что увёл
Его любимую ворону
Какой-то заводской козёл.
Не замахнуться ль на богиню,
Чтобы погрязнуть в чудесах
И утопать при непотребствах
В её зелёных волосах?
О да, Санае просто чудо –
Не пьёт, не срёт, блюдёт мораль.
Вот только жить с такой милашкой
Я всё-таки смогу едва ль.
Плевать на полный холодильник,
Тепло, уют и чистый двор.
Мне просто кажется, ребята,
Две тёщи – это перебор.
А может быть, найду старушку,
Ведь я и сам уж старый хрен,
И просветления достигну
В обнимку с няшей Бьякурен?
Но вот беда – у ней при храме
Красоток разных целый взвод.
Они ж затрахают до смерти…
Уж лучше к каппам на завод.
Хотя, наверное, занятно
Ебать мышей, енотов, лис.
Удонге плачет в Эйентее,
Наверное, Итян завис.
А может, замутить с врачихой
И пить Хорайский эликсир,
Гоняя кроликов по лесу,
Как практикантов — бригадир?
Ещё у них там есть Кагуя,
Что понаехала с Луны,
Но кто позволит пред принцессой
Битарду стягивать штаны?
А впрочем, в Лунном королевстве
Есть та, кто больше мне милей
В лосинах звёздно-полосатых,
Пожалуй, лучшая из фей.
Возьму её и трёх проказниц,
Что Хирасака рисовал,
И, обещая приключенья,
Коварно заманю в подвал.
А там своим мясистым жезлом
Устрою им РОСКОМНАДЗОР
Украв навеки их невинность...
Я пошутил же, тащ майор!
Ты не грози мне лагерями,
Парашей брось меня пугать,
Ведь я обычный тихий хикка,
Почти отшельник, твою мать!
Касен, ты слышишь? Мы похожи
(Пусть внешне — как свинец и медь)
Я тоже рад пожрать и выпить
И дома мне не усидеть.
Вот только ты, исчадье Ада,
Мозги все выебешь дотла.
Мне для такого в мире внешнем
Наташек Родина дала.
Найти бы девку, что не станет
Играть на нервах мужика!
В Дворце из белого нефрита
Такая есть наверняка.
Любил бы я милашку Ёму,
Пусть холодна она, как лёд,
Да так, чтоб Ююко давилась,
Жуя украдкой бутерброд.
Но я и с госпожой Сайгёдзи
Делил бы радостно кровать,
Чтоб прекратила она ночью
Холодные котлеты жрать,
Обняв по-свойски холодильник,
Их запивая молоком,
А вместо этого сливалась
В экстазе с русским пареньком.
Но хоть я в общем-то не молод,
Мне сорок лет без десяти,
Не собираюсь мир загробный
Я раньше времени идти.
А если нужен андеграунд
Такой, чтоб глубже всех глубин
Я напрошусь на рюмку чая
В Чирейден к милой Саторин.
И там в уютной обстановке,
Чтоб доказать свою любовь
Отняшу Койши и Унюху,
И Орин с тачкой для жмуров.
Но Саторин читает мысли,
А конспиратор я — говно.
Меня ж с порога эти звери
Закинут в печку, как бревно.
Иль, заебенивши в реактор,
Заставят нюхать изотоп...
Зайдёт к ним русский тохочанер,
А выйдет ёбаный циклоп.
Наверх, обратно к свету Солнца!
В деревню, в лес, да хоть куда,
Навстречу той прекрасной деве,
С кем буду счастлив я всегда.
Движняк вечерний на колхозе,
Кручу мурлом по сторонам:
Непросто здесь определиться
Простым уральским пацанам.
Мне не понять души японской:
Какой загадочный народ!
Вот дама в красном по дешману
Купила грабли в огород.
Сияет волос изумрудный,
Во взоре — сталь, в руке — кастет.
Ей продавец с поклоном низким
Подобострастно смотрит вслед.
Но вот меня заметив, Корин
Уже зовёт на огонёк.
Никак, понравился японцу
Простой гайдзинский паренёк?
Содомский грех по-генсокийски?
Какой немыслимый расклад!
Хоть не люблю большие сиськи,
Но мужики — не мой формат.
Парней оставим Мелкочену,
А та, что в Солнечном саду
Пускай дождётся Юкафага,
Пылая в сладостном бреду.
А я, пожалуй, прогуляюсь
До храма, что хранит Барьер
И посоветую держаться,
Как нам советовал премьер.
А что? Вполне невинный троллинг,
Ведь бедность — это не порок,
Вот только пустит ли хозяйка
Меня без денег на порог?
Ещё чуть-чуть, и я у цели,
Ну как ты, нищенка, живёшь?
Но взгляд её пронзает сердце
И тело повергает в дрожь.
О ты, богиня Хакурея!
О, гений чистой красоты!
Стою перед тобой, краснея,
Я в полушаге от мечты!
Ты ослепительнее Солнца,
Стройна, изящна, как канат,
И для меня как свежий воздух
Твоих подмышек райский смрад.
Я очарован твоей жопой,
А твоих сисечек соски
Дурманят разум возбуждённый,
Торча, как гвозди из доски.
Ах, если б губ твоих чудесных
Коснулся мой мясной кукан,
Я б счастлив стал, как Синдзо Абэ,
Заполучивший Шикотан.
А если б сакурой своею
Ты усладила мой чинчин,
Я был бы рад отдать японцам
И Кунашир, и Сахалин.
Сгорай во гневе, русский ватник,
Не патриот я, хоть убей,
А наши тян — говно на палке
В сравненьи с Рейму Хакурей.
Она прекрасна, как принцесса,
Чиста, как утренний рассвет,
Её улыбкой любоваться
Я мог бы до скончанья лет.
Я бы остался с ней навечно,
Дарил любовь и теплоту
И трахал десять раз в неделю
Свою безумную мечту.
Она — души моей спасенье,
И героиня сладких снов,
А я её покорный пленник
Любви безжалостных оков.
О, Рейму, ты моя богиня!
Когда мы встретимся с тобой?
Дождливой осенью холодной
Или цветущею весной?
Возможно, ты январской стужей
Откроешь двери мне в свой дом,
А может, в жаркий летний полдень
С тобой друг друга обретём?
Ответа нет. Сижу на Дваче.
Молчит устало тохочан.
Не буду верить мизантропам,
Твердящим, что любовь — обман,
Что Генсокё не существует,
Что Тохо — бредни алкаша,
Ведь чувства живы, как и прежде,
И рвётся за Барьер душа,
Ведь сквозь туман никчёмной жизни
И сквозь тоску унылых дней
Я вижу образ Райской жрицы,
Живущей в храме Хакурей.
Но лишь во сне могу коснуться
Рукой я девушки мечты,
Нечасто пусть. Но вдруг сегодня
Увижу милые черты?
И, своей страсти не скрывая,
Признаюсь ей, о чём мечтал,
А завтра госпожа Якумо
Откроет для меня портал...
Разоткровенничался что-то,
И по щеке слеза бежит,
Меня наутро ждёт похмелье
И вечный его спутник — стыд.
Лишь светлых чувств к своей богине
Не устыжусь я с бодуна,
Ведь нам любовь не в наказанье,
А во спасение дана.
Анон, прости мне словоблудство,
Ведь ваш писака снова пьян,
Ну всё, пора гасить кампутер,
Спокойной ночи, тохочан!
image.png254 Кб, 480x360
95 99970
>>99966

>> Никак, понравился японцу


Бу горосинусику.

>> пылая в сладостном бреду


I c wut u did thar.

>> Твоих подмышек райский смрад.


>> Я очарован твоей жопой,


БГ x2.

>> В сравненьи


Хотел попрекнуть, пошёл, как обычно, перепровериться и задумался.

Итого — годнота годнот.

Вообще, теперь я точно вижу, что ты имеешь такое же право носить гордое звание Рэймулюба, как я — Юкалюба, а не каких-то там фагов.
96 99973
>>99966
Стопэ-стопэ-стопэээ.
Тебе сорок?!
97 99976
>>99973

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>> без десяти

loading.gif1,1 Мб, 620x620
98 99977
>>99966
Ну, поэмища такая, с диссонансом...
2018-06-06-964335.jpeg155 Кб, 850x1297
99 99986
>>99966
Прелесть.
541b3b1143af849c836c14a5ad84533d3c126aed.jpg475 Кб, 800x1017
100 100028
>>99970
ありがとうございました
>>99973
>>99976
По паспорту - 30. В душе - 18. По мнению некоторых продавцов в КБ - школьник кое-как отрастил бороду и выёбывается.
>>99977
Ну, не Жека Онегин, конечно. Кстати, писать стишок я начинал просто от нехуй делать под пивко ещё в декабре, дописал где-то до Эйентея и отложил в сторону. Дописывал на заводе, лол. И вторая половина стишка нравится мне гораздо больше первой, хоть со стороны кажется, что сочинять что-то в рабочей обстановке невозможно.
>>99986
Спасибо.
101 100032
СТИШОК ПРО ГОВНО

На улице, в начале мая,
Когда совсем уже не холодно,
Вышла погулять с фотоаппаратом Ая —
Вампирам стало голодно.

Долго ли, коротко ли,
Но она поняла одно —
"Пришли!".
Не была в Комакане давно.

Лихо перелетев через забор,
Наша героиня в особняк пробралась.
И тут она слышит разговор про запор,
Да ещё и примечательным с финалом — элегантная Сакуя обосралась.

Достав блокнот,
И на фотоаппарат прикрутив объектив,
Ая подумала: "Вот,
Эта новость круче, чем порванный во время секса с Рейму презерватив!

На улице ветер свободно гуляет,
А здесь же воняет будто силос!
Обосранная Сакуя же дурака валяет —
Для эффектного кадра могла бы начать флексить как Рикардо Милос!".

Но Сакуя мысли читать не умеет…
Пошла умываться —
Госпоже своей перечить не умеет,
Поэтому её приказы должны исполняться!

Дождавшись, когда Ремилия уйдёт,
Ая Сакую искать пошла.
Но не одна минута пройдёт —
Она ведь далёко ушла!

Но тут она услышала притопывающие шаги…
Нужно приоткрыть дверь.
Но там же может быть страшный зверь!
Мало ли, классовые враги…

Но за дверью Сакуя ванну принимала,
А её одежда, в т.ч. и трусики,
Рядом лежала.
Эй, читатель, а у тебя есть хлипкие усики?

Прокравшись мышкой,
Пока главная мэйдо не видела,
Ая сделала фотоснимок со вспышкой
И обосранные труселя спиздила.

Сакуя, мягко говоря, охуела,
Побежала за удирающей Аей. Голышом.
Чуть её не съела.
Но в поисках оставленных ножей перерыла дом.

Ая же, из Комакана удирая,
Поскользнулась на крыльце.
От страха Собакуиного лая
Обосранные трусы оказались у неё на лице…

FIN
101 100032
СТИШОК ПРО ГОВНО

На улице, в начале мая,
Когда совсем уже не холодно,
Вышла погулять с фотоаппаратом Ая —
Вампирам стало голодно.

Долго ли, коротко ли,
Но она поняла одно —
"Пришли!".
Не была в Комакане давно.

Лихо перелетев через забор,
Наша героиня в особняк пробралась.
И тут она слышит разговор про запор,
Да ещё и примечательным с финалом — элегантная Сакуя обосралась.

Достав блокнот,
И на фотоаппарат прикрутив объектив,
Ая подумала: "Вот,
Эта новость круче, чем порванный во время секса с Рейму презерватив!

На улице ветер свободно гуляет,
А здесь же воняет будто силос!
Обосранная Сакуя же дурака валяет —
Для эффектного кадра могла бы начать флексить как Рикардо Милос!".

Но Сакуя мысли читать не умеет…
Пошла умываться —
Госпоже своей перечить не умеет,
Поэтому её приказы должны исполняться!

Дождавшись, когда Ремилия уйдёт,
Ая Сакую искать пошла.
Но не одна минута пройдёт —
Она ведь далёко ушла!

Но тут она услышала притопывающие шаги…
Нужно приоткрыть дверь.
Но там же может быть страшный зверь!
Мало ли, классовые враги…

Но за дверью Сакуя ванну принимала,
А её одежда, в т.ч. и трусики,
Рядом лежала.
Эй, читатель, а у тебя есть хлипкие усики?

Прокравшись мышкой,
Пока главная мэйдо не видела,
Ая сделала фотоснимок со вспышкой
И обосранные труселя спиздила.

Сакуя, мягко говоря, охуела,
Побежала за удирающей Аей. Голышом.
Чуть её не съела.
Но в поисках оставленных ножей перерыла дом.

Ая же, из Комакана удирая,
Поскользнулась на крыльце.
От страха Собакуиного лая
Обосранные трусы оказались у неё на лице…

FIN
102 100042
>>100032
Этому джентльмену два рака простаты и ЖКТ за счёт заведения, будьте добры.
1550319569254.jpg22 Кб, 176x260
103 100043
>>100032
Господа, можете воспользоваться моим душем после вляпывания в этого нечестивого ублюдка.
104 100044
>>100043
Да вы два сапога пара, тащемта.
105 100045
>>100032
Отвратительно как по форме так и по содержанию. Потрудись хотя бы изучить стихотворные размеры прежде чем гадить в тред.
106 100046
>>100044
Ты его родственник от мира рисования, тащем-то. А если ты - не ты, то иди нахрен со своим троллингом и иди пиксели ставь, баран.
d0f20c5282b9d0e5775a1b01bdb129d0116c8e30.jpg211 Кб, 1000x1411
107 100051
>>100032
Во избежание очередной порции оскорблений в свой адрес, воздержусь от оценки данного шедевра. Замечу лишь, что при желании это можно зачитать под жосский бит (некоторые четверостишия вполне в стиле Васи Вакуленко), но рифмы уровня "не умеет" - "не умеет" - это пиздяо. Хотя, для русской попсы - норма, да покарает их Элджей.
1550323217295.png179 Кб, 262x350
108 100054
Я явился, воцаряя холивор
>>100051

> Во избежание очередной порции оскорблений в свой адрес, воздержусь от оценки данного шедевра.


Оценивай давай, бесхребетное чмо, прогибающееся с полпинка анонами на имиджборде во имя своего псевдопацифистского и псевдоинтеллектуального образа фажика.
>>100032
Говно тупого говна про говно слепленное из говна и высраное посреди общественного сортира. Эдакая большая ментальная куча говна. То ли ты даун ебанутый, как Юкодебил, то ли гений сетевого перфоманса.
c4211a7e8ccce8621d56b44543211727061a4b6b.jpg57 Кб, 518x917
109 100058
>>100054

>Оценивай давай, бесхребетное чмо


Слишком очевидная провокация, чтобы я на неё повёлся. В следующий раз попробуйте потоньше.
110 100065
>>100058
Все уже и так поняли, что ты любишь обмазываться несвежим калом, так что не корчи из себя скромную шлюху.
IMG1501.JPG2,1 Мб, 2592x1936
111 100135
>>99966
Чота слишком монументально для этой зачуханой борды.
Аж вздрочнуть Онодзуку захотелось.
112 100137
>>100135
Что за хуёвина у тебя на картинке?
113 100140
>>100137
массажер простаты
114 100142
>>100140
Ну ты и уёбок.
115 100143
>>100137
Джойстик warthog
116 100144
>>100032

Даже интересно стало, скоко ты времени потратил на этот высер. А, главное, зачем? Неужели выебнуться другим способом уже НИИЗЯ и НИКАК?
Знаешь, это напомнило мне школьные годы, когда зачморенный и зачуханный мальчик, пытаясь обратить на себя внимание одноклассников и (главное) одноклассниц, делает какую-то глупую бяку и ЗАКОНОМЕРНО получает живительных люлей. И, размазывая нюни по роже, искренне верещит: "ЗА ЩО-О".
Мимо даже аватарку лень искать для ЭТОГО.
117 100151
>>96591 (OP)
Оп блять, ты проебал в нити 1 "Любовь в коричневых тонах", а в нити 2 монстра про Рейму на рунглише.
68609106p5.jpg498 Кб, 1007x700
118 100153
>>100151
Или кое-кто ебётся в глаза, или оп тоже не спит и уже поправил.
119 100154
>>100153
Нихуя он не поправил, у меня ни того, ни другого не показывает.
ForImageboards (572).jpg148 Кб, 1280x695
120 100156
>>100144

>Знаешь, это напомнило мне школьные годы, когда зачморенный и зачуханный мальчик, пытаясь обратить на себя внимание одноклассников и (главное) одноклассниц, делает какую-то глупую бяку и ЗАКОНОМЕРНО получает живительных люлей. И, размазывая нюни по роже, искренне верещит: "ЗА ЩО-О".


Вы описали меня в школьные годы.
>>100054

>То ли ты даун ебанутый, как Юкодебил, то ли гений сетевого перфоманса.


Сам не знаю, но хорошие произведения я писать не умею, ибо почти не общаюсь с людьми IRL.
А вот судя по тому, как тут у многих подгорело, провокации у меня получаются годные. :3
>>100051

>Замечу лишь, что при желании это можно зачитать под жосский бит (некоторые четверостишия вполне в стиле Васи Вакуленко), но рифмы уровня "не умеет" - "не умеет" - это пиздяо. Хотя, для русской попсы - норма, да покарает их Элджей.


При написании сѣго shit'евра ориентировался на реп, в первую очередь.
>>100144

>Даже интересно стало, скоко ты времени потратил на этот высер.


>>100144
Минут десять где-то.

Вы ещё не видели мои рисунки в Paint'е!
Кстати, меня из одной Тохо-конфы выхерили именно за провокации. Понимаете ли, тяночкам не понравилось, что я высказал свою точку зрения про сексы.
ForImageboards (569).png500 Кб, 587x1000
121 100157
>>100156
Дополнение.

Но ведь Реймуфагу-то понравилось!
Наверное, он под рэп, играющий в заниженной "ПРиоре" едет на завод утром.
122 100161
Справедливости ради стоит отметить, что "Ramen und Swein" тоже про говно поют, но эта группа почему-то очень популярна.
ИЧСХ, фанаты даже не знают немецкого.
123 100167
>>100154
УМВР даже в приватном режиме.

>>100157
Я... не уверен, что ему понравилось.
IMG1538.jpg234 Кб, 765x1024
124 100168
>>100137
Елдак для полётов над Генсеко с целью вскрытия литерных частот ПВО.
125 100172
>>100168
Значит harlequin43 таки ты, любитель цикад :3
126 100173
>>100172
Нет. То был мой незаконнорожденный сын ...или дочь... Забыл между задних лап проверить.
ForImageboards (1337).png246 Кб, 587x347
127 100176
Лекарство-от-хандры сегодня было не в духе. Сегодня был унылый летний день, оно устало - вокруг все жрут конфеты, на неё пофиг. Лекарство-от-хандры решилось на исторический поступок - когда исследование на ядовитое касание и третий грейд на яд виверены были завершены, она собралась отправиться за золотом. Золотой рудник Генсакэ - Солнечный сад, феи оттуда черпают свою силу. Они будут защищать его до последнего. Лекарство-от-хандры предложило феям сдаться - они отказались. И теперь Лекарство-от-хандры сотрёт их мерзкую поляну с лица земли! Сначала был иприт, на третий день агент оранж, а дальше пошло то, что невозможно вообразить даже самым жестоким умам нынешней гражданки - бутан, газ-ублюдок. Когда последнее бездыханное тело было пропитано ядом настолько, что начало само источать газы, Лекарство-от-меланхолии оседлало харвестер и поехало по зелёным полям! Ковш харвестера нарвался на Скалу. Это была Юка-Скала-Каджонсон, местный Чёрный Властелин, умевший становиться на несколько часов ЖЕНЩИНОЙ! Тёмный лорд был всё ещё жив.
-Каджонсон Юка, гэбэшная шлюха, ты всё ещё жива?
-Я всё ещё жива, детка, и я тебя ВЫЕБУ!
-Тебе не совладать с моим хамоном, сучка!
Лекарство-от-хандры покинуло танк и бросилось на Юка-Скалу-Каджонсон. В одно движения е оно сорвало одежду с сисястой сучки и запрыгнуло ей на зад. Спустив портки с зеленовласой мрази, Лекарство-от-хандры запихнуло в грязную волосатую сраку, обрамлённую зелёными мудями, свою меньшую куколку. Юка-Скала-Каджонсон вскрикнула и из её порванного очка полилась застарелая малафья её отца, вперемешку с калом и кровью. Ей было жутко стыдно, она лишилась и сада, и анальной девственности, и чести. Вот так. Лекарство-от-хандры улыбнулась белоснежной улыбкой Доминика Пёрсола и испило извините, тохочане, я специально написал это за пять минут, я честно напишу нормальное произведение из чаши Скалы.
-Каджонсон, ты сучка
-Нет, Лекарство-от-хандры, ты мукла!
И Лекарство-от-хандры была эмочкой-девятиклассницей в Передольске.
Лекарство-от-хандры сегодня было не в духе. Сегодня был унылый летний день, оно устало - вокруг все жрут конфеты, на неё пофиг. Лекарство-от-хандры решилось на исторический поступок - когда исследование на ядовитое касание и третий грейд на яд виверены были завершены, она собралась отправиться за золотом. Золотой рудник Генсакэ - Солнечный сад, феи оттуда черпают свою силу. Они будут защищать его до последнего. Лекарство-от-хандры предложило феям сдаться - они отказались. И теперь Лекарство-от-хандры сотрёт их мерзкую поляну с лица земли! Сначала был иприт, на третий день агент оранж, а дальше пошло то, что невозможно вообразить даже самым жестоким умам нынешней гражданки - бутан, газ-ублюдок. Когда последнее бездыханное тело было пропитано ядом настолько, что начало само источать газы, Лекарство-от-меланхолии оседлало харвестер и поехало по зелёным полям! Ковш харвестера нарвался на Скалу. Это была Юка-Скала-Каджонсон, местный Чёрный Властелин, умевший становиться на несколько часов ЖЕНЩИНОЙ! Тёмный лорд был всё ещё жив.
-Каджонсон Юка, гэбэшная шлюха, ты всё ещё жива?
-Я всё ещё жива, детка, и я тебя ВЫЕБУ!
-Тебе не совладать с моим хамоном, сучка!
Лекарство-от-хандры покинуло танк и бросилось на Юка-Скалу-Каджонсон. В одно движения е оно сорвало одежду с сисястой сучки и запрыгнуло ей на зад. Спустив портки с зеленовласой мрази, Лекарство-от-хандры запихнуло в грязную волосатую сраку, обрамлённую зелёными мудями, свою меньшую куколку. Юка-Скала-Каджонсон вскрикнула и из её порванного очка полилась застарелая малафья её отца, вперемешку с калом и кровью. Ей было жутко стыдно, она лишилась и сада, и анальной девственности, и чести. Вот так. Лекарство-от-хандры улыбнулась белоснежной улыбкой Доминика Пёрсола и испило извините, тохочане, я специально написал это за пять минут, я честно напишу нормальное произведение из чаши Скалы.
-Каджонсон, ты сучка
-Нет, Лекарство-от-хандры, ты мукла!
И Лекарство-от-хандры была эмочкой-девятиклассницей в Передольске.
ForImageboards (1337).png246 Кб, 587x347
127 100176
Лекарство-от-хандры сегодня было не в духе. Сегодня был унылый летний день, оно устало - вокруг все жрут конфеты, на неё пофиг. Лекарство-от-хандры решилось на исторический поступок - когда исследование на ядовитое касание и третий грейд на яд виверены были завершены, она собралась отправиться за золотом. Золотой рудник Генсакэ - Солнечный сад, феи оттуда черпают свою силу. Они будут защищать его до последнего. Лекарство-от-хандры предложило феям сдаться - они отказались. И теперь Лекарство-от-хандры сотрёт их мерзкую поляну с лица земли! Сначала был иприт, на третий день агент оранж, а дальше пошло то, что невозможно вообразить даже самым жестоким умам нынешней гражданки - бутан, газ-ублюдок. Когда последнее бездыханное тело было пропитано ядом настолько, что начало само источать газы, Лекарство-от-меланхолии оседлало харвестер и поехало по зелёным полям! Ковш харвестера нарвался на Скалу. Это была Юка-Скала-Каджонсон, местный Чёрный Властелин, умевший становиться на несколько часов ЖЕНЩИНОЙ! Тёмный лорд был всё ещё жив.
-Каджонсон Юка, гэбэшная шлюха, ты всё ещё жива?
-Я всё ещё жива, детка, и я тебя ВЫЕБУ!
-Тебе не совладать с моим хамоном, сучка!
Лекарство-от-хандры покинуло танк и бросилось на Юка-Скалу-Каджонсон. В одно движения е оно сорвало одежду с сисястой сучки и запрыгнуло ей на зад. Спустив портки с зеленовласой мрази, Лекарство-от-хандры запихнуло в грязную волосатую сраку, обрамлённую зелёными мудями, свою меньшую куколку. Юка-Скала-Каджонсон вскрикнула и из её порванного очка полилась застарелая малафья её отца, вперемешку с калом и кровью. Ей было жутко стыдно, она лишилась и сада, и анальной девственности, и чести. Вот так. Лекарство-от-хандры улыбнулась белоснежной улыбкой Доминика Пёрсола и испило извините, тохочане, я специально написал это за пять минут, я честно напишу нормальное произведение из чаши Скалы.
-Каджонсон, ты сучка
-Нет, Лекарство-от-хандры, ты мукла!
И Лекарство-от-хандры была эмочкой-девятиклассницей в Передольске.
Лекарство-от-хандры сегодня было не в духе. Сегодня был унылый летний день, оно устало - вокруг все жрут конфеты, на неё пофиг. Лекарство-от-хандры решилось на исторический поступок - когда исследование на ядовитое касание и третий грейд на яд виверены были завершены, она собралась отправиться за золотом. Золотой рудник Генсакэ - Солнечный сад, феи оттуда черпают свою силу. Они будут защищать его до последнего. Лекарство-от-хандры предложило феям сдаться - они отказались. И теперь Лекарство-от-хандры сотрёт их мерзкую поляну с лица земли! Сначала был иприт, на третий день агент оранж, а дальше пошло то, что невозможно вообразить даже самым жестоким умам нынешней гражданки - бутан, газ-ублюдок. Когда последнее бездыханное тело было пропитано ядом настолько, что начало само источать газы, Лекарство-от-меланхолии оседлало харвестер и поехало по зелёным полям! Ковш харвестера нарвался на Скалу. Это была Юка-Скала-Каджонсон, местный Чёрный Властелин, умевший становиться на несколько часов ЖЕНЩИНОЙ! Тёмный лорд был всё ещё жив.
-Каджонсон Юка, гэбэшная шлюха, ты всё ещё жива?
-Я всё ещё жива, детка, и я тебя ВЫЕБУ!
-Тебе не совладать с моим хамоном, сучка!
Лекарство-от-хандры покинуло танк и бросилось на Юка-Скалу-Каджонсон. В одно движения е оно сорвало одежду с сисястой сучки и запрыгнуло ей на зад. Спустив портки с зеленовласой мрази, Лекарство-от-хандры запихнуло в грязную волосатую сраку, обрамлённую зелёными мудями, свою меньшую куколку. Юка-Скала-Каджонсон вскрикнула и из её порванного очка полилась застарелая малафья её отца, вперемешку с калом и кровью. Ей было жутко стыдно, она лишилась и сада, и анальной девственности, и чести. Вот так. Лекарство-от-хандры улыбнулась белоснежной улыбкой Доминика Пёрсола и испило извините, тохочане, я специально написал это за пять минут, я честно напишу нормальное произведение из чаши Скалы.
-Каджонсон, ты сучка
-Нет, Лекарство-от-хандры, ты мукла!
И Лекарство-от-хандры была эмочкой-девятиклассницей в Передольске.
128 100178
>>100176
Табуляция проёбана.
image.png178 Кб, 344x348
129 100179
>>100176
Какой же ты ебанат, пиздец просто.
image.png48 Кб, 275x183
130 100180
>>100176

>Доминика Пёрсола


Каеф
kazamiyuukaandwrigglenightbugtouhoudrawnbyfukunagakazuhirod[...].jpg1,9 Мб, 1200x1600
131 100181
Вот как влияет на незрелые организмы бессильная ненависть.
Это уже агония, и я побрезгую даже слюной на плевок в труп.
132 100182
>>100180
Хотел написать про того актёра из Грани Будущего, чья улыбка гипнотизирует, но имя забыл.
133 100183
>>100182
Том Круз?
1550404122537.jpg204 Кб, 850x927
134 100184
>>100181
Я ещё успею станцевать на твоей могиле, будь ей становление "хататером для нищих" или скатывание в бесконечные даунские скетчики
image.png229 Кб, 480x360
135 100185
Valkyrie+Madrid+Premiere+keTmjLIJ218x.jpg91 Кб, 758x1024
136 100186
>>100183
Трэш-фанфик выше - лучший фанфик из всех когда-либо вами прочитанных. Вас так и тянет скинуть по 100 $ на кошелёк автору.
1550404765828.jpg179 Кб, 900x1280
137 100187
>>100185
Кстати, Юкадегенерат, ты когда-нибудь поймёшь уже, что на твоих картинках не Юка, а типикал похотливое хентайное говно, у которого от оригинального персонажа только имя? Ты, якобы один из самых лютых Юкофагов (или, как ты утверждаешь, Юколюбов), но игнорируешь канон подчистую и искажаего характер до полной неузнаваемости. Это надругательство над персонажем, после которого ты не Юколюб, а обычный дрочер с хуёвыми навыками рисования и спермотоксикозом. Ты отравляешь наше сообщество своей "любовью" к "Юке".
15032223424310.jpg758 Кб, 900x1000
138 100189
>>100187

>типикал


Какой кал?
image.png689 Кб, 800x568
139 100190
>>100189
Юкафаг, угомонись пока что.
140 100191
>>100187
Два чая тебе, тоходевочки чисты и непорочны, а тут цирк с конями, сидением на лице, пирсингом etc. Мне теперь даже персонаж этот неприятен (хотя в чем он то виноват) - сразу кизяка лысого вижу.
1549905608056.png1,1 Мб, 1062x1505
141 100193
>>100187
Осознаёшь ли ты причину, по которой дегенерат здесь ты?
Впрочем, я обещал тебя просто скрывать и буду делать это дальше.
142 100197
>>100193

>"художник" в рисоваче постит чужие картинки


о, ирония
143 100198
>>100197

>рисоваче


Слепошарая мразь, тебе хуй барина в глаз попал.
144 100199
>>100193
Ну мы и так знали, что ты петух, неспособный отвечать за свой базар и позицию.
145 100202
>>100199
А мы это кто?
В какой позиции мы находимся?
мимокряк
146 100203
>>100202
Все посетители /to/, знакомые с высерами Юкаблядка и его повадками.
MarisaUDKnazisuicidehitler.jpg476 Кб, 849x600
147 100204
>>100203

>Все посетители /to/


Тебя легион?
Почему я в нём не состою?
149 100207
>>100203
двачую этого анона.
150 100208
>>100204
Уже состоишь, няша.
151 100209
>>100204
потому что ты семенящая юкаблядь.
1548085111213.jpg44 Кб, 496x600
152 100212
>>100209
>>100208
Так, блэт!
Кому из вас верить?
00e363472294b9feeafd32a65b0a866e.png736 Кб, 929x1100
153 100213
>>100212
Явно не даунятам выше.
154 100215
>>100213
Я думал ты только свои рисунки комментируешь.
beerreimubyametorain-dbakiha.png1,6 Мб, 1128x1517
155 100216
>>100157

>Но ведь Реймуфагу-то понравилось


Я этого не говорил. Алсо, Ладу Приору я ненавижу хоть это и весьма имиджевый автомобиль, особенно если повесить на него дагестанские, а ещё лучше чеченские номера, да и рэп слушаю нечасто, хотя в молодости любил покойного ныне Толмацкого и по-прежнему здравствующего Эминема, да и к нашим уральским гениям типа Сявы и АК-47 отношусь с уважением.
>>100176
Ужасно.
>>100199
Хосспаде, дорогие друзья, отъебитесь, пожалуйста, от Юканяшера хотя бы ИТТ. А не то мы, графоманы, разозлимся и пойдем бесчинствовать где попало. Вот придём завтра, например, в Праймари-тред и устроим там показательное кусалово типа Саторин быкует на Реймуфага за любовь к грубым шуткам и говну, Реймуфаг в ответ ругает Саторина за вызывающую по меркам двача милоту, ОП угрожает нам больше никогда не перекатывать тред и не архивировать нашу писанину, а мы в ответ ругаем его последними словами, требуя писать почаще.
1550411272307.png42 Кб, 301x235
156 100225
>>100216
Пощади! Не клади мне подушку под ноги! Не переводи мой будильник на час раньше! Не пересыпай сахар и соль в противоположные солонки!
157 100231
Скрытие не работает, спасибо за сломанный харкач, Абу.

>>100215
Этой картинкой кто только не пользуется, такой хороший мемас вышел.

>>100203

>> ахаха, так и знал, что тибе слабо!1 нимужыг!11

суть треда.png722 Кб, 581x600
158 100233
>>100231
мемасик-олицетворение эпохи юкоблядской напасти. а ведь всё началось с моего передразнивания
159 100251
>>100233
Опять приписываешь себе чужие заслуги?
ForImageboards (2).jpeg38 Кб, 740x555
160 100253
>>100216
Так я и знал, что реймуфаг — быдло обладает дурным вкусом.
15344673073340.jpg121 Кб, 850x752
161 100254
>>100253
Да ты чо, пёс. Реймуфаг тут единственная няша и главная тоходевочка этой доски!
ForImageboards (2399).jpg135 Кб, 800x600
162 100256
>>100254
Но ведь есть ещё Саторин, Юкаблядь, Мелкочлен и автор стишка про говно (я).
15503435163123.jpg585 Кб, 1600x1599
163 100259
>>100256
Реймуфаг определенной на первом месте, среди лучших тоходевочек доски. на втором мелконяш. На третьем определенно Ши-кун (не тянул бы с Марисой, был бы на втором). После идет автор стишка про говно. И в самом конце, пробив уровень параши, находится Юкаблядь.
Саторина нет в этом списке, потому что он в специальной олимпиаде не участвует и вообще красавчик.
1550422082960.png359 Кб, 650x572
164 100260
>>100259
Да свали уже со своим бредом нахуй, копрофил ебучий.
165 100262
>>100259
А ну пошла нахуй, чмонька!
Тебе здесь не рады.
166 100263
>>100260
>>100262
Двачую адекватов.
15296056291485982975575.png137 Кб, 313x500
167 100459
Сделайте что-нибудь с дрочетредом.
Это раздвинутое фланино дупло смотрит мне прямо в душу всякий раз как я сюда захожу.
168 100546
Где модератор?
Там генераль-тред файпают!
169 100547
>>100459
ну скрой, хули.
170 100560
>>100547
Как я его потом просматривать буду?
171 100574
>>100560
ну раскроешь. ты что, иконы никогда не отворачивал?
172 100581
>>100574
Я атеист.
И треды никогда раньше не скрывал.
173 100582
>>100574
Проще в бога разверить чем каждый раз иконы отворачивать.
174 100583
>>100581
>>100582
вы отработаный человекоматериал. вас ничего хорошего не ждёт, такие дела. к нити дискуссии это отношения не имеет.
175 100584
>>100583
Что, ни сегодня-завтра горой придавит?
176 100585
>>100583
Ты же вроде буддистом был. Или тебя бабка крестила царевичем Иосаафом Индийским?
177 100586
>>100585
не буддистом, а богом. просто сказал вам вашу судьбу. грустно это всё.
178 103399
>>100187
Откуда пикча?
3fc1da62da80ac9f65a5bc0dbf3d20fba09b5dcb.jpg198 Кб, 2048x1572
179 104646
Тут сегодня в General-треде Мелкочен принялся стихоплётствовать с утра пораньше в свойственной ему манере. Напомнил мне о необходимости периодически бампать этот тредик. Сегодня будет неприличный стишок. Я надеюсь, что его лирический герой не будет держать на меня зла. Ну ещё бы, ведь он - бог. А мы с вами, дорогие друзья, просто буквы на мониторе.
3e0dcb75ca04a213df83dd42aca1a52d.jpg126 Кб, 850x637
180 104647
Во глубине тайги сибирской
Жил самоучка-погромист.
Ребёнком с детства был проблемным,
Да и собою неказист.
Пока друзья ебали девок
И пили в падике «Аян»
Он сычевал на имиджбордах
И фапал на 2D-шных тян.
Летели годы незаметно,
И вот настал тот дивный миг,
Когда, поехав головою,
Он просветления достиг.
Решив, что он подобен Богу,
И что сам чёрт ему не брат,
Айтишник из Новосибирска
Отчалил в славный Москвабад.
Мелькнул в окне вокзал Казанский,
Перрон остался за спиной.
Идёт наш кодер по столице,
Урча протухшей шаурмой.
Решив рабочие вопросы
И сняв жильё у старика,
Он стал московским погромистом
С зарплатой стартовой 100К.
Таких деньжищ в Новосибирске
Не платит ни один завод,
Там жрёт траву (и снег — зимою)
Обычный трудовой народ.
Но наш айтишник не жирует,
Не тратит деньги, как мажор,
А копит яростно заначку,
Чтоб понаехать за бугор.
Ведь в сраной рашке жизнь не сахар:
Здесь быдло, воры, алкаши.
А Заграница — просто сказка
И наслажденье для души.
Но в то же время имиджборды
Не забывает наш подлец,
Где он сидит с годов лохматых,
Анонов заебав вконец.
И как-то раз на Тохочане
Ему попался мужичок,
Что нищежрицей аватарил,
Постив весёленький стишок.
«Сюда послушай, Реймублядок» -
Он незнакомцу заявил -
«Ты сдохнешь на своём заводе,
Кончай страдать хуйнёй, дебил!
Хорош хуярить за копейки
И жить, как жалкий говноклюй,
Бросай паяльник и отвёртку,
Давай в Москву ко мне пиздуй.
Ты будешь получать сто тысяч,
Не нужен опыт и мозги,
Забудешь свой зажопинск нищий,
И армию, и сапоги.
Мы будем вместе быдлокодить,
Ты будешь девочкой моей.
Давно пора ебаться в жопу...» -
Твердил коварный гомогей.
«Прости» - ответил Реймуняшер,
Не оценивший перспектив -
«Мне потрахушки с мужиками
Нужны, как псу — контрацептив.
Не нужен мне московский офис,
Не нужен блядский быдлокод,
Ведь в сердце у меня навечно
Родной Уралговнозавод.
Мне сладок шум, когда штамповка
Гремит весеннею грозой
И пальцев свист над головою
Отрубленных шальной фрезой.»
«Дурак какой-то, право слово» -
Подумал кодер-содомит -
«Вот я в Америку уеду,
А он пусть дальше здесь сидит.»
Но время шло, а Мелкочена
Не приглашал буржуй к себе,
И вот наш погромист решился
Пойти наперекор судьбе.
Собравшись с мыслями немного,
Чтоб сделать былью сладкий сон,
В американское посольство
Пошёл айтишник на поклон.
И там с трагическою рожей,
Чтоб впечатлился дипломат,
Он речь задвинул, объясняя,
Что жизнь в России — сущий ад.
Что всюду неполиткорректность,
Что толерантности здесь нет
И что плешивый старый карлик
Тиранить будет до ста лет,
Что здесь линчуют либералов
И педиков нагайкой бьют,
Короче, нужен Мелкочену
Их политический приют
В стране свободы победившей,
В его несбыточной мечте,
Иначе сгинет он в застенках,
Как активист ЛГБТ.
Ну что ж, ответил мурриканец,
Имевший слабость к пидорью,
Зайдите в кабинет соседний,
Вас ждёт второе интервью.
И наш герой в плену надежды
Вошёл в ту дверь, как господин,
А там его с улыбкой милой
Встречает Чёрный Властелин.
«Hello» - шепнул развратный нигра,
Айтишника к стене прижав -
«You are so sweet, my sexy baby,
So don't be shy and let's make love.»
И сняв штанишки с Мелкочена,
Всандалил чёрную елду
И демократии во славу,
И диктатуре на беду.
Долбил Володину на зависть
Он мелкоченово дупло,
Покуда ниггерское семя
Из пердака не потекло.
А после, телом насладившись,
Он хер свой тряпочкой протёр
И, позабыв про погромиста,
Пошёл к начальству на ковёр.
И стоя перед дипломатом
По стойке «смирно», во весь рост,
Он ждал, когда его начальник
Задаст волнующий вопрос:
So what You'll say, my dear nigga?
Is he a real Russian gay?
Or maybe it will be much better
To take this pederast away?
«I dunno lol» - ответил нигра -
«But sex with him is like a shit.
I think that he should stay in Russia,
This melkobookva-sodomeet.»
Когда весна цветёт над миром
И солнце светит высоко
Сердца /то/варищей волнуют
Красавицы из Генсеко.
Когда фрилансит Юканяшер
И точит гайку Реймуфаг
Сидит в Москве угрюмый кодер,
Что любит няшиться в пердак.
Он груб со всеми и не может
Постичь вселенской доброты,
Ведь негритянский хуй огромный
Он получил взамен мечты.
Его пример нам всем наука,
Ведь карму нам не обмануть,
Спеши добро творить, Анончик,
Куда б ты не держал свой путь.
А коль выёбываться будешь
И крыть хуями Тохочан,
То жизнь тебя, как гомонигра,
Однажды выебет в пукан.
3e0dcb75ca04a213df83dd42aca1a52d.jpg126 Кб, 850x637
180 104647
Во глубине тайги сибирской
Жил самоучка-погромист.
Ребёнком с детства был проблемным,
Да и собою неказист.
Пока друзья ебали девок
И пили в падике «Аян»
Он сычевал на имиджбордах
И фапал на 2D-шных тян.
Летели годы незаметно,
И вот настал тот дивный миг,
Когда, поехав головою,
Он просветления достиг.
Решив, что он подобен Богу,
И что сам чёрт ему не брат,
Айтишник из Новосибирска
Отчалил в славный Москвабад.
Мелькнул в окне вокзал Казанский,
Перрон остался за спиной.
Идёт наш кодер по столице,
Урча протухшей шаурмой.
Решив рабочие вопросы
И сняв жильё у старика,
Он стал московским погромистом
С зарплатой стартовой 100К.
Таких деньжищ в Новосибирске
Не платит ни один завод,
Там жрёт траву (и снег — зимою)
Обычный трудовой народ.
Но наш айтишник не жирует,
Не тратит деньги, как мажор,
А копит яростно заначку,
Чтоб понаехать за бугор.
Ведь в сраной рашке жизнь не сахар:
Здесь быдло, воры, алкаши.
А Заграница — просто сказка
И наслажденье для души.
Но в то же время имиджборды
Не забывает наш подлец,
Где он сидит с годов лохматых,
Анонов заебав вконец.
И как-то раз на Тохочане
Ему попался мужичок,
Что нищежрицей аватарил,
Постив весёленький стишок.
«Сюда послушай, Реймублядок» -
Он незнакомцу заявил -
«Ты сдохнешь на своём заводе,
Кончай страдать хуйнёй, дебил!
Хорош хуярить за копейки
И жить, как жалкий говноклюй,
Бросай паяльник и отвёртку,
Давай в Москву ко мне пиздуй.
Ты будешь получать сто тысяч,
Не нужен опыт и мозги,
Забудешь свой зажопинск нищий,
И армию, и сапоги.
Мы будем вместе быдлокодить,
Ты будешь девочкой моей.
Давно пора ебаться в жопу...» -
Твердил коварный гомогей.
«Прости» - ответил Реймуняшер,
Не оценивший перспектив -
«Мне потрахушки с мужиками
Нужны, как псу — контрацептив.
Не нужен мне московский офис,
Не нужен блядский быдлокод,
Ведь в сердце у меня навечно
Родной Уралговнозавод.
Мне сладок шум, когда штамповка
Гремит весеннею грозой
И пальцев свист над головою
Отрубленных шальной фрезой.»
«Дурак какой-то, право слово» -
Подумал кодер-содомит -
«Вот я в Америку уеду,
А он пусть дальше здесь сидит.»
Но время шло, а Мелкочена
Не приглашал буржуй к себе,
И вот наш погромист решился
Пойти наперекор судьбе.
Собравшись с мыслями немного,
Чтоб сделать былью сладкий сон,
В американское посольство
Пошёл айтишник на поклон.
И там с трагическою рожей,
Чтоб впечатлился дипломат,
Он речь задвинул, объясняя,
Что жизнь в России — сущий ад.
Что всюду неполиткорректность,
Что толерантности здесь нет
И что плешивый старый карлик
Тиранить будет до ста лет,
Что здесь линчуют либералов
И педиков нагайкой бьют,
Короче, нужен Мелкочену
Их политический приют
В стране свободы победившей,
В его несбыточной мечте,
Иначе сгинет он в застенках,
Как активист ЛГБТ.
Ну что ж, ответил мурриканец,
Имевший слабость к пидорью,
Зайдите в кабинет соседний,
Вас ждёт второе интервью.
И наш герой в плену надежды
Вошёл в ту дверь, как господин,
А там его с улыбкой милой
Встречает Чёрный Властелин.
«Hello» - шепнул развратный нигра,
Айтишника к стене прижав -
«You are so sweet, my sexy baby,
So don't be shy and let's make love.»
И сняв штанишки с Мелкочена,
Всандалил чёрную елду
И демократии во славу,
И диктатуре на беду.
Долбил Володину на зависть
Он мелкоченово дупло,
Покуда ниггерское семя
Из пердака не потекло.
А после, телом насладившись,
Он хер свой тряпочкой протёр
И, позабыв про погромиста,
Пошёл к начальству на ковёр.
И стоя перед дипломатом
По стойке «смирно», во весь рост,
Он ждал, когда его начальник
Задаст волнующий вопрос:
So what You'll say, my dear nigga?
Is he a real Russian gay?
Or maybe it will be much better
To take this pederast away?
«I dunno lol» - ответил нигра -
«But sex with him is like a shit.
I think that he should stay in Russia,
This melkobookva-sodomeet.»
Когда весна цветёт над миром
И солнце светит высоко
Сердца /то/варищей волнуют
Красавицы из Генсеко.
Когда фрилансит Юканяшер
И точит гайку Реймуфаг
Сидит в Москве угрюмый кодер,
Что любит няшиться в пердак.
Он груб со всеми и не может
Постичь вселенской доброты,
Ведь негритянский хуй огромный
Он получил взамен мечты.
Его пример нам всем наука,
Ведь карму нам не обмануть,
Спеши добро творить, Анончик,
Куда б ты не держал свой путь.
А коль выёбываться будешь
И крыть хуями Тохочан,
То жизнь тебя, как гомонигра,
Однажды выебет в пукан.
869840.jpg462 Кб, 960x1060
181 104655
>>104647
Шикарно
kazamiyuukatouhoudrawnbymitsumotojouji2a48b38b7730baef86f7b[...].jpg140 Кб, 736x733
182 104674
>>104647

>> Постив весёленький стишок.


Как ни крути, эта вот строка ломает весь ритм и рифму.

А так замечательный и целиком заслуженный фельетон.
курилка.jpg472 Кб, 1200x800
183 104683
>>102719
>>102767
"Гомошутка поступит потом, часов через 519. Желчи нужна выдержка."

Перекур на Екатеринбугском заборостроительном заводе (далее по тексту - Ебине), являвшем собой типичный постсоветский "почтовый ящик", где вместо одной хуйни производили другую (грубо говоря - электрику) прозвучало три гудка - время перекура. Народ разбежался кто-куда - но главный фигурант этой истории, известный в специфических педофильских кругах под кличкой "Реймудёр", руководимый нежеланием выбраться на свет божий, направился в курилку сварочного цеха. В силу нехватки финансов и хронической экономии на всём, сварочный цех в Ебине укомплектовывался пятью сварщиками 3 разряда с клеймами, выданными до вступления в силу ФПН от 08.10.2014. Однако данные обстоятельства никак не повлияли на альфа-психотип и крепкое телосложение данного контингента, что и послужило ключевым фактором для развития дальнейших событий.
Не смотря на многолетний опыт работы на Ебине, Реймудёр никогда не отличался особыми взаимоотношениями и брутальным видом в следствие успешно скрываемой долгие годы девичьей натуры. Тридцатилетнего субтильного любителя эстрогена перорально не спасала даже жиденькая бородка, вызывавшая у толстых продавщиц местного К&Б лишь усмешку и решимость вытребовать пачпорт у " выёбывающегося школьника". Реймудёр прекрасно осознавал своё положение, и поэтому каждый раз, попадая в курилку к потным, крепким самцам потупливал карие-глазёнки в пол. Сегодняшнее число не стало исключением.
Кинув неуверенное приветствие, Реймудёр присел на лавку и прочекал свою любимую имиджборду /to/ на наличие постов его тапопаренька..вестного на всю борду Юкопетушка. Оставляя орально-пенисуальное сообщение в защиту щедро уринируемого Юкоеблана, Реймудёр не заметил, как обстановка в помещении накалилась. Все, кто был в курилке, кроме сварочных дел мастеров, спешно покинули помещение, а сами мастера, разящие "Беломором" и митолом, обступили тощего парнишу полукругом. Реймудёр поднял тёмную головушку и взглядом, полным недоумения, оглядел подозрительную пятёрочку. С его пухлых губ сорвался неуверенным контратенором вопрос:
-Ч-что-то не так, мужики?
В ответ волосатая лапища рыжего детины решительно вытянула коцанный ксяоми из белых рук солнцебоязненного паренька.
-Кхм-кхм, Реймудёр-нейм, ты не забыл что задолжал заводской бухгалтерии 6115 рублей под 9 % недельных вот уже 64 дня? - потребовал ответа мужик в телогрейке.
Рыжий тем временем с усмешкой обнаружил в ксяоми открытый двощь и дал широкую лыбу во всю свою двадцатку желтушных зубищ:
-Реймудёр-нейм, ты шо, мультики смотришь? - тыкнул он пальцем в экран и дал отжатую мобилку бритоголовому, "отмотавшему" товарищу - Девочка маленькая шоль?!
Мужской коллектив дружно хохотнул, но вот стало не до смеху парнише между ними. Реймудёр попытался встать с лавки, но был прижат обратно квартетом лёгших на плечи лапищ:
-У-у меня финансовый кризис, соответствующий конъюктуре нашего непростого Российского бытия, поэтому я попросил нашу глубокоуважаемую Нину Петровну и Антонину Павловну заместо меня...
-Шо ты про Русь-матушку мямлишь? - раздался громоподобный глас лохматого бородача справа, - Люби Россию, пидор!
Последовал жёсткий тычок в печень. На глазах Реймудёра навернулись слёзы. Такой физической боли он давно не испытывал.
-Прошу, не надо меня как чеченцев под Грозным бравые русские десантники во вторую гасить, я всё отдам с получки!
Из-за спин мужиков раздался грохот впечатанной в стену двери курилки. Краем глаза паренёк заметил мелькнувшую в проёме мускулистую ногу. Ногу в высоком белом носочке и лакированном ботиночке детского фасона.
-отработаешь натурой, реймукуколд - послышалось со стороны параши, в кою вела эта дверь, - хабенский в пидорашьих очочках не скостит твои проценты, ты нихуя не человек
Реймудёр в этот момент труханул так, что был заочно понижен /to/варищами до Реймуфажика.
-Кто!? Что вам от меня надо?! Я ветеран срочной службы в ВМФ Российской Федерации!Я служил в Черновцах!- непонимающе замотал головой Реймуфажик, не в силах смериться с реальностью происходящего. Он рефлекторно прикрылся трясущимися руками от щелбана, подаренного похожим на Дукалиса мужичком. Уральцы захохотали над ущербом.
-хуесосина, тупой дебил, ты думал что я шутки шутить буду, да я 300к стартинг, я весь этот завод к хуям выкупил, я бог нахуй! - топая ножищами, из дверного проёма показался ОН: великолепный, неотразимый, ебущий твою мамашу в жопу у тебя на глазах, владелец "Квиндекима", снящийся тебе во влажных и кошмарных снах, сатори, повелитель фрилансеров и javascript, владелец полной коллекции фумо-гандамов, воплотивший в шлюхе Уцуху, внук Зуна, тот из-за кого ты девственная нищенка, а комьюнити Touhou загибается, легендарный, мифический, эпохальный, былинный, воспетый в аниме - боттхи-саттва мелкочен! Выглядящий как... перекаченная под анаболиками Чен. С членом. К сожалению, не стоящим из-за тех самых анаболиков, от того всегда мелким. Раскидав в стороны стоявших на траектории движения уральских мужиков как непреодолимая сила, мелкочен принял свою финальную форму шестерукого индусского многочлена и объявил следующее:
-я назначаю тебя, блядь, главной шлюхой-спермоглоткой пролетариата на этом нищебродском заводе. будешь каждый день одеваться в красно-белые тряпки с бантом и подставлять сральную дырку под немытые хуи
Реймуфажика обуял ужас. Его тонкая душонка ушла в пятки, а подпорченое алкоголем сердечко забилось в ритме митольных барабанов Хорикавы.
-Э-это невозможно...
-все возможно с visa mastercard, даун. чо целку корчишь. куколду вроде тебя в радость быть оттраханым за свою нищеблядь
В этот момент сквозь мокрую пелену на глазах парень заметил торчащие под спецовками заводских мужей агрегаты.
-устройте этой бляди тест-драйв с калибровкой, - на этой приказной ноте мелкочен воспарил в позе лотоса и отправился поучать жизни либерах, оставляя мужиков наедине с куколдом.
курилка.jpg472 Кб, 1200x800
183 104683
>>102719
>>102767
"Гомошутка поступит потом, часов через 519. Желчи нужна выдержка."

Перекур на Екатеринбугском заборостроительном заводе (далее по тексту - Ебине), являвшем собой типичный постсоветский "почтовый ящик", где вместо одной хуйни производили другую (грубо говоря - электрику) прозвучало три гудка - время перекура. Народ разбежался кто-куда - но главный фигурант этой истории, известный в специфических педофильских кругах под кличкой "Реймудёр", руководимый нежеланием выбраться на свет божий, направился в курилку сварочного цеха. В силу нехватки финансов и хронической экономии на всём, сварочный цех в Ебине укомплектовывался пятью сварщиками 3 разряда с клеймами, выданными до вступления в силу ФПН от 08.10.2014. Однако данные обстоятельства никак не повлияли на альфа-психотип и крепкое телосложение данного контингента, что и послужило ключевым фактором для развития дальнейших событий.
Не смотря на многолетний опыт работы на Ебине, Реймудёр никогда не отличался особыми взаимоотношениями и брутальным видом в следствие успешно скрываемой долгие годы девичьей натуры. Тридцатилетнего субтильного любителя эстрогена перорально не спасала даже жиденькая бородка, вызывавшая у толстых продавщиц местного К&Б лишь усмешку и решимость вытребовать пачпорт у " выёбывающегося школьника". Реймудёр прекрасно осознавал своё положение, и поэтому каждый раз, попадая в курилку к потным, крепким самцам потупливал карие-глазёнки в пол. Сегодняшнее число не стало исключением.
Кинув неуверенное приветствие, Реймудёр присел на лавку и прочекал свою любимую имиджборду /to/ на наличие постов его тапопаренька..вестного на всю борду Юкопетушка. Оставляя орально-пенисуальное сообщение в защиту щедро уринируемого Юкоеблана, Реймудёр не заметил, как обстановка в помещении накалилась. Все, кто был в курилке, кроме сварочных дел мастеров, спешно покинули помещение, а сами мастера, разящие "Беломором" и митолом, обступили тощего парнишу полукругом. Реймудёр поднял тёмную головушку и взглядом, полным недоумения, оглядел подозрительную пятёрочку. С его пухлых губ сорвался неуверенным контратенором вопрос:
-Ч-что-то не так, мужики?
В ответ волосатая лапища рыжего детины решительно вытянула коцанный ксяоми из белых рук солнцебоязненного паренька.
-Кхм-кхм, Реймудёр-нейм, ты не забыл что задолжал заводской бухгалтерии 6115 рублей под 9 % недельных вот уже 64 дня? - потребовал ответа мужик в телогрейке.
Рыжий тем временем с усмешкой обнаружил в ксяоми открытый двощь и дал широкую лыбу во всю свою двадцатку желтушных зубищ:
-Реймудёр-нейм, ты шо, мультики смотришь? - тыкнул он пальцем в экран и дал отжатую мобилку бритоголовому, "отмотавшему" товарищу - Девочка маленькая шоль?!
Мужской коллектив дружно хохотнул, но вот стало не до смеху парнише между ними. Реймудёр попытался встать с лавки, но был прижат обратно квартетом лёгших на плечи лапищ:
-У-у меня финансовый кризис, соответствующий конъюктуре нашего непростого Российского бытия, поэтому я попросил нашу глубокоуважаемую Нину Петровну и Антонину Павловну заместо меня...
-Шо ты про Русь-матушку мямлишь? - раздался громоподобный глас лохматого бородача справа, - Люби Россию, пидор!
Последовал жёсткий тычок в печень. На глазах Реймудёра навернулись слёзы. Такой физической боли он давно не испытывал.
-Прошу, не надо меня как чеченцев под Грозным бравые русские десантники во вторую гасить, я всё отдам с получки!
Из-за спин мужиков раздался грохот впечатанной в стену двери курилки. Краем глаза паренёк заметил мелькнувшую в проёме мускулистую ногу. Ногу в высоком белом носочке и лакированном ботиночке детского фасона.
-отработаешь натурой, реймукуколд - послышалось со стороны параши, в кою вела эта дверь, - хабенский в пидорашьих очочках не скостит твои проценты, ты нихуя не человек
Реймудёр в этот момент труханул так, что был заочно понижен /to/варищами до Реймуфажика.
-Кто!? Что вам от меня надо?! Я ветеран срочной службы в ВМФ Российской Федерации!Я служил в Черновцах!- непонимающе замотал головой Реймуфажик, не в силах смериться с реальностью происходящего. Он рефлекторно прикрылся трясущимися руками от щелбана, подаренного похожим на Дукалиса мужичком. Уральцы захохотали над ущербом.
-хуесосина, тупой дебил, ты думал что я шутки шутить буду, да я 300к стартинг, я весь этот завод к хуям выкупил, я бог нахуй! - топая ножищами, из дверного проёма показался ОН: великолепный, неотразимый, ебущий твою мамашу в жопу у тебя на глазах, владелец "Квиндекима", снящийся тебе во влажных и кошмарных снах, сатори, повелитель фрилансеров и javascript, владелец полной коллекции фумо-гандамов, воплотивший в шлюхе Уцуху, внук Зуна, тот из-за кого ты девственная нищенка, а комьюнити Touhou загибается, легендарный, мифический, эпохальный, былинный, воспетый в аниме - боттхи-саттва мелкочен! Выглядящий как... перекаченная под анаболиками Чен. С членом. К сожалению, не стоящим из-за тех самых анаболиков, от того всегда мелким. Раскидав в стороны стоявших на траектории движения уральских мужиков как непреодолимая сила, мелкочен принял свою финальную форму шестерукого индусского многочлена и объявил следующее:
-я назначаю тебя, блядь, главной шлюхой-спермоглоткой пролетариата на этом нищебродском заводе. будешь каждый день одеваться в красно-белые тряпки с бантом и подставлять сральную дырку под немытые хуи
Реймуфажика обуял ужас. Его тонкая душонка ушла в пятки, а подпорченое алкоголем сердечко забилось в ритме митольных барабанов Хорикавы.
-Э-это невозможно...
-все возможно с visa mastercard, даун. чо целку корчишь. куколду вроде тебя в радость быть оттраханым за свою нищеблядь
В этот момент сквозь мокрую пелену на глазах парень заметил торчащие под спецовками заводских мужей агрегаты.
-устройте этой бляди тест-драйв с калибровкой, - на этой приказной ноте мелкочен воспарил в позе лотоса и отправился поучать жизни либерах, оставляя мужиков наедине с куколдом.
184 104684
>>104683
Синхронно раздался шорох расстёгиваемых спецовок и грохот рабочей мелочёвки в падающих друг за дружкой парах штанов. Помещение заполнила вонь потных носков и раскалённых электродов. Пара стальных рук вцепилась в тонкие предплечья и рывком развела в стороны, оголяя заплаканное личико несчастного паренька.
-Эй-эй, мужики, вы чего?! Хотите как в Гейропе, как на Украине?! Не надо, нет, умоляю! - срываясь на фальцет, заверещал Реймуфажек. Отчаянной попыткой отбрыкаться он только укрепил мужские стержни.
-Я первый нах ебу эту целку прокремлёвскую! - заявил бритоголовый, - фартовый должен по-понятиям отпетушить детоёбину ссаную.
-С хуя ли ты? - огрызнулся мужик в телогрейке, предварительно зафиксировавший коллегу.
-Со всех по пятихатке с прошлой неделе мне не забашляно, аллё!
-Ыыых, - теплолюбивых нехотя освободил жертву, оставив после своей хватки синяки.
Ухмыляясь, браток, исколотый с ног до шеи синюшными портаками(говорившими об отсидке за кукловайпы), навис над скрючившимся Реймуфажеком аки гора Народная над Коми.
-Спускай портки, раздвигай булки, сопляк, - ударил приказ по мозгам несчастного паренька.
Реймуфажек словно во сне подчинился воле братка. Сопя и запутываясь, он второпях стянул брюки вместе с трусиками, на которых красовалась юккури-Рейму. Мужики вновь заржали, тыкая пальцами в "анимечного дЭбила!". Не успел паренёк стряхнуть трусики, как тут же оказался поставлен коленями на лавку, лицом к стене.
-Упёр грабли в стену!!! Морду прямо!!1- рявкнули сзади.
Жертва не могла не подчиниться - она покорно упёрла руки в холодный бетон на уровне плеч. На по-девичьи округлый зад опустились сильные мазолистые руки. Реймуфажек неосознанно выгнулся, выпячивая попку, почувствовав грубые прикосновения новоиспечённого ёбыря. Толстые пальцы скользнули в ложбинку меж ягодиц. Позади посыпались сальные шуточки.
-Для нас дырку побрил, Реймуфажек-нейм? Бывалый пидорок?перекур.й!
-Не-е-ет! - проблеяла целка, отдёрнув таз, - отпусти, начальни-и-ик! Всё отдам, только не дырявь!
-Нахуй не упало зашкваренное барахло! - с этими словами фартовый плюнул на пару пальцев и сходу вогнал её в анус подстилки.
Реймуфажек вскрикнул, слёзы потекли из красных глаз ручьями. Несколько болезненных фрикций спустя, пальцы палача оставили саднящее колечко и их место заняло кое-что покрупней.
-Иик!- Реймуфаг аж икнул, представив, как такой размер протискивается в его девственную дырку.
Огромная головка 20-сантиметрового бура имела одну специфическую особенность - загнанные в плоть пластиковые капли - практичный бодимод по-арестантски. Жопке Реймуфажика уготована возможность с первых секунд потери девственности разорваться на 17 частей, так кстати окропляя рабочую поверхность инструмента коллеги экологически чистым смазочным материалом. Паренёк зажмурился, готовый к яростной долбёжке...
Мгновение длилось словно вечность. Мир вокруг разбился на осколки и смыт куда-то в небытие. В одну секунду Реймублядь пронзили насквозь раскалённой арматурой, подали ток, но спустя миг он почувствовал необычайную лёгкость в сердце. Будто сам Господь коснулся чела парня, даруя перерождение разума в трепетном катарсисе. Зазернил незабываемое мгновенье разбитых кандалов души. Девочка внутри Реймубляди, которую берёг он внутри долгие годы, наконец обрела свободу. Необузданная эйфория накрыла каждую клеточку в теле перерождённого, смыв всю физическую боль, что вскоре обратилась счастьем. И неизвестно сколько длилось это всё, только один кусочек мира запечатлела память. То нежный шёпот страстного любовника:"Теперь, когда мы встретились, я навсегда с тобою, Реймуняша~".Ц И вот, когда пора настала провалиться в сладкий сон, его, блаженного, настигли ключевое озаренье:
-Я воплощу мечту. Я стану Рейму... - и девушку накрыл Морфей.
На деле выглядело так: пидорок восторженно визжал под бритоголовым, вцепившимся в тощие петушиные бёдра. Как и ожидалось от Реймукуколда, его блядское очко выдержало первое испытание и вскоре, залитое припоем после первого электрода, прямо поверх получило следующий. И так по меньшей мере час прилежно изучали мужики термические свойства Реймубляди, как-будто получив шестой разряд. Один из них в порыве интереса к заготовке, бывшей коллегой, даже шептал ей на ухо случайный бред. Бородач, охлаждаясь после своей очереди, сгонял в цех за газовой горелкой. Последним закончил Дукалис, и, переведя дух, заметил:
-А Флэтори-то всё же лучше.
Тут поднялся детина:
-Народ, мы ж забыли въебать клейма! Начальник новый нас взъебёт! - своевременно напомнил рыжий гигант коллегам, без штанов навёрстывающим упущенный перекур.
-Да, точно, я принёс подогрев. Тащи свою хуйню ко мне! - скомандовал, включив горелку, бородатый.
И после каждый, подобно рабовладельцу, поставил раскалённой сталью личное клеймо на жопе Реймубляди.
-Чуть не забыли - это! - поспешил мужик в телогрейке достать из-за пазухи крупное клеймо, как на рогатый скот, - Приказ руководителя:"Отметить собственность завода" - во!
Последнее клеймо погрузилось в мягкие ткани паренька на лавке, от чего он бессловесно дёрнулся и вроде бы как отрубился. Теперь на его жопке красовался круг, как на первом звёздно-полосатом флаге США - пять "звёзд" и замыкающий кольцо крупный штамп на вершине:
М.С.Ц. 001 Ебин'а
(Многофункциональная семенная цистерна под номером 001 Екатеринбургского заборостроительного завода)
-------
Саторин приятно проводил вечер за компьютером, мирно попивая чаёк. Перед тем, как начать новый рассказ, он решил проведать графоманию - не выпустили чего нового тохоаноны. Зайдя в графоман тред N8, он не обнаружил ничего нового, в том числе от Реймулюба. От Реймулюба вообще на всей доске ничего не было с позапрошлого года, с середины третьего графоман-треда. Чёрная кошка Саторина - Койши, мурлыча запрыгнула на колени к хозяину. Саторин с печалью на душе поглаживал кошку, мотая general, где разворачивалась очередная междоусобица троицы токсичных неймфагов и безликих анонов.
-Не знаю, что случилось с Рейму, но он не мог просто взять и пропасть без предупреждения. Надеюсь, он жив и с ним всё хорошо. Мне так кажется.
Саторин тяжело вздохнул и закрыл двач, поднимая кошку на руки.
-Ну что, пойдём? Пора ужинать. Я знаю для тебя это важнее чем судьба старого друга.
Аттеншнвхора умерла, да здравствует гей-шлюха! (С) 2019
184 104684
>>104683
Синхронно раздался шорох расстёгиваемых спецовок и грохот рабочей мелочёвки в падающих друг за дружкой парах штанов. Помещение заполнила вонь потных носков и раскалённых электродов. Пара стальных рук вцепилась в тонкие предплечья и рывком развела в стороны, оголяя заплаканное личико несчастного паренька.
-Эй-эй, мужики, вы чего?! Хотите как в Гейропе, как на Украине?! Не надо, нет, умоляю! - срываясь на фальцет, заверещал Реймуфажек. Отчаянной попыткой отбрыкаться он только укрепил мужские стержни.
-Я первый нах ебу эту целку прокремлёвскую! - заявил бритоголовый, - фартовый должен по-понятиям отпетушить детоёбину ссаную.
-С хуя ли ты? - огрызнулся мужик в телогрейке, предварительно зафиксировавший коллегу.
-Со всех по пятихатке с прошлой неделе мне не забашляно, аллё!
-Ыыых, - теплолюбивых нехотя освободил жертву, оставив после своей хватки синяки.
Ухмыляясь, браток, исколотый с ног до шеи синюшными портаками(говорившими об отсидке за кукловайпы), навис над скрючившимся Реймуфажеком аки гора Народная над Коми.
-Спускай портки, раздвигай булки, сопляк, - ударил приказ по мозгам несчастного паренька.
Реймуфажек словно во сне подчинился воле братка. Сопя и запутываясь, он второпях стянул брюки вместе с трусиками, на которых красовалась юккури-Рейму. Мужики вновь заржали, тыкая пальцами в "анимечного дЭбила!". Не успел паренёк стряхнуть трусики, как тут же оказался поставлен коленями на лавку, лицом к стене.
-Упёр грабли в стену!!! Морду прямо!!1- рявкнули сзади.
Жертва не могла не подчиниться - она покорно упёрла руки в холодный бетон на уровне плеч. На по-девичьи округлый зад опустились сильные мазолистые руки. Реймуфажек неосознанно выгнулся, выпячивая попку, почувствовав грубые прикосновения новоиспечённого ёбыря. Толстые пальцы скользнули в ложбинку меж ягодиц. Позади посыпались сальные шуточки.
-Для нас дырку побрил, Реймуфажек-нейм? Бывалый пидорок?перекур.й!
-Не-е-ет! - проблеяла целка, отдёрнув таз, - отпусти, начальни-и-ик! Всё отдам, только не дырявь!
-Нахуй не упало зашкваренное барахло! - с этими словами фартовый плюнул на пару пальцев и сходу вогнал её в анус подстилки.
Реймуфажек вскрикнул, слёзы потекли из красных глаз ручьями. Несколько болезненных фрикций спустя, пальцы палача оставили саднящее колечко и их место заняло кое-что покрупней.
-Иик!- Реймуфаг аж икнул, представив, как такой размер протискивается в его девственную дырку.
Огромная головка 20-сантиметрового бура имела одну специфическую особенность - загнанные в плоть пластиковые капли - практичный бодимод по-арестантски. Жопке Реймуфажика уготована возможность с первых секунд потери девственности разорваться на 17 частей, так кстати окропляя рабочую поверхность инструмента коллеги экологически чистым смазочным материалом. Паренёк зажмурился, готовый к яростной долбёжке...
Мгновение длилось словно вечность. Мир вокруг разбился на осколки и смыт куда-то в небытие. В одну секунду Реймублядь пронзили насквозь раскалённой арматурой, подали ток, но спустя миг он почувствовал необычайную лёгкость в сердце. Будто сам Господь коснулся чела парня, даруя перерождение разума в трепетном катарсисе. Зазернил незабываемое мгновенье разбитых кандалов души. Девочка внутри Реймубляди, которую берёг он внутри долгие годы, наконец обрела свободу. Необузданная эйфория накрыла каждую клеточку в теле перерождённого, смыв всю физическую боль, что вскоре обратилась счастьем. И неизвестно сколько длилось это всё, только один кусочек мира запечатлела память. То нежный шёпот страстного любовника:"Теперь, когда мы встретились, я навсегда с тобою, Реймуняша~".Ц И вот, когда пора настала провалиться в сладкий сон, его, блаженного, настигли ключевое озаренье:
-Я воплощу мечту. Я стану Рейму... - и девушку накрыл Морфей.
На деле выглядело так: пидорок восторженно визжал под бритоголовым, вцепившимся в тощие петушиные бёдра. Как и ожидалось от Реймукуколда, его блядское очко выдержало первое испытание и вскоре, залитое припоем после первого электрода, прямо поверх получило следующий. И так по меньшей мере час прилежно изучали мужики термические свойства Реймубляди, как-будто получив шестой разряд. Один из них в порыве интереса к заготовке, бывшей коллегой, даже шептал ей на ухо случайный бред. Бородач, охлаждаясь после своей очереди, сгонял в цех за газовой горелкой. Последним закончил Дукалис, и, переведя дух, заметил:
-А Флэтори-то всё же лучше.
Тут поднялся детина:
-Народ, мы ж забыли въебать клейма! Начальник новый нас взъебёт! - своевременно напомнил рыжий гигант коллегам, без штанов навёрстывающим упущенный перекур.
-Да, точно, я принёс подогрев. Тащи свою хуйню ко мне! - скомандовал, включив горелку, бородатый.
И после каждый, подобно рабовладельцу, поставил раскалённой сталью личное клеймо на жопе Реймубляди.
-Чуть не забыли - это! - поспешил мужик в телогрейке достать из-за пазухи крупное клеймо, как на рогатый скот, - Приказ руководителя:"Отметить собственность завода" - во!
Последнее клеймо погрузилось в мягкие ткани паренька на лавке, от чего он бессловесно дёрнулся и вроде бы как отрубился. Теперь на его жопке красовался круг, как на первом звёздно-полосатом флаге США - пять "звёзд" и замыкающий кольцо крупный штамп на вершине:
М.С.Ц. 001 Ебин'а
(Многофункциональная семенная цистерна под номером 001 Екатеринбургского заборостроительного завода)
-------
Саторин приятно проводил вечер за компьютером, мирно попивая чаёк. Перед тем, как начать новый рассказ, он решил проведать графоманию - не выпустили чего нового тохоаноны. Зайдя в графоман тред N8, он не обнаружил ничего нового, в том числе от Реймулюба. От Реймулюба вообще на всей доске ничего не было с позапрошлого года, с середины третьего графоман-треда. Чёрная кошка Саторина - Койши, мурлыча запрыгнула на колени к хозяину. Саторин с печалью на душе поглаживал кошку, мотая general, где разворачивалась очередная междоусобица троицы токсичных неймфагов и безликих анонов.
-Не знаю, что случилось с Рейму, но он не мог просто взять и пропасть без предупреждения. Надеюсь, он жив и с ним всё хорошо. Мне так кажется.
Саторин тяжело вздохнул и закрыл двач, поднимая кошку на руки.
-Ну что, пойдём? Пора ужинать. Я знаю для тебя это важнее чем судьба старого друга.
Аттеншнвхора умерла, да здравствует гей-шлюха! (С) 2019
185 104692
>>104683

>...тайного возлюбленного, известного на всю борду...


>смириться


быстрофикс
186 104693
>>104683
Я подрочил
ravin-ru.jpg24 Кб, 600x400
187 104695
>>104683
>>104684
творчество душевнобольных как оно есть.

алсо я нихуя не выгляжу как дукалис, я ж не уралоид, я выгляжу примерно как пикрелейтед, только без бороды, молодой, и не настолько жид.
188 104697
>>104695
Кто сказал, что это ТЫ?
189 104698
>>104695
писец мелкодаун ся в тексте опознать не могет када там прямым текстом кусок с ним. ты конч ваще
190 104699
>>104697
>>104698
читал одним глазом, бывает.
191 104701
>>104699
И тот шоколадный?
192 104702
>>104695
А у тебя есть шляпа?
Ничего вы не понимаете, люди, выросшие просмотре видеопорно и порно-картинок. Во времена своей юности, у меня был только siemens c65 с поддержкой gprs и дорогим интернетом.На телефоне стояла опера мини. Чтобы подрочить, я читал то, что находится в поисковиках по запросу "эротические рассказы". Я дрочил, представляя у себя в голове, описанное в рассказах действо. Воображение, Карл, воображение.
И вот, прочитав это рассказ, я совсем не прочь подрочить от души, поскольку рассказ весьма неплох.
193 104703
>>104702
такида, но я её не одеваю. и плащ тоже.

>Во времена своей юности, у меня был только siemens c65 с поддержкой gprs и дорогим интернетом.На телефоне стояла опера мини.


сынок, я на модеме пять лет сидел, по карточкам. телефоны у нас тогда были только проводные, с диском.
194 104704
>>104684

>...бывалый пидорок? Отвечай!


фикс
195 104705
>>104703
Я ничуть не умаляю твой возраст и опыт. Просто рассказываю о своем, как в условиях полного отсутствия источников получения порнографии подсел на текстовые рассказы.
bemusement.jpg167 Кб, 1162x519
196 104706
>>104683
>>104684
Вот так диво. Литературно выебали мелкоблядка, а жопа в клочья у тебя. Прям «Броняня пробита! Рикошет!»
f8fc7173d12fd526ecd6a6e9a367c6eb.jpg280 Кб, 1400x1000
197 104707
>>104646

>А мы с вами, дорогие друзья, просто буквы на мониторе


это не значит что вы не важны.
>>104647
слушай, а хорошо слог у тебя ложится. алсо чв ващето уже 5 лет как умер. алсо если ты думаешь что я сижу вас тут хуями обкладываю то ты совсем не понимаешь о чём я затираю. больше медитируй.
198 104709
>>104684
Сдаётся мне, что столь яркие строки могут основываться только на личном опыте. Во сколько лет он у тебя произошёл, сладенький?

>>104702
Мне из отрочества запомнился один рассказ про... хм... Клаверия де Монтеля.

>>104707
Ты можешь подразумевать что угодно, только форма от этого не изменится.
15534422921924.jpg76 Кб, 1200x811
199 104710
>>104707

> это не значит что вы не важны.


Оу... Это так мило!
200 104711
>>104706

Так неудачно совпало. Рассказ был задуман ещё вчера и смотрелся бы более вызывающе на фоне пустого уже несколько десятков дней треда, если бы не Реймублядь!
201 104712
>>104709
Юкопидорок обиделся на мимолётное упоминание в отрицательном ключе, лол.
everytime-you-post-in-this-thread-alice-gets-hit-in-12663685.png141 Кб, 500x411
202 104713
>>104711
Я же говорил, что ты обосрёшься.
203 104715
>>104713

>обосрёшься


Обсером было бы после анонса ничего не выложить простопотомучто так вышло, что обосрался ты, и из-за этого распоясался Реймуфаг. Форс-мажор, не более.
1352341514591.png247 Кб, 648x504
204 104716
205 104717
>>104709
Юка, блять, распиши объёмно впечатления от рассказа и где бы ты улучшил текст, ты же опытный написатель бреда порнухи к картинкам
206 104718
>>104715
Хуясе у тебя логика.
1553894340704.jpg57 Кб, 1280x720
207 104719
Будущее треда сулит беспредел и мрак. И покарает нас всех модератор, и праведного, и пропащего. Обратит в неписуев недельных и обрушит на головы наши троицу столпов, открепивши - тред навигации, вопросов и генеральный, аминь. Скриньте.
208 104721
>>104683

>Перекур на... заводе...


слоуфикс
209 104722
>>104721
Сука, разметка
Короче, без первых двух слов "Перекур на"
# OP 210 104723
Вы чо ожить решили? А ну обратно в гробик! Тут весело!
211 104724
Оп, пидорг, выйди на связь напрямую, понты дешманские в сторону отставь.
# OP 212 104725
>>104724
Ну что тебе надо? Вычитку твоей лютейшей гомодичи, в сторону Реймуфага? Хуита хуитой. Даже истории про говно не настолько ГОВНО. Meh.
213 104726
>>104725
Так и задумано! Выйди на связь, мудило, мне нужно многое с тобой обговорить с глазу на глаз. Хватит мучить посредника.
214 104727
>>104726
Ты сейчас меня заебешь, понял? И тексты твои тупое говно тупого говна.
215 104728
>>104727
Охотно заебу. Выйди на связь, сука. И тексты мои не говно, а злонамеренные высеры для сбора веры. Я покажу тебе настоящие задумки. Всё-равно ты не способен самостоятельно оживить тред, так помоги мне, не будь жопошником.
216 104729
>>104727
>>104728
Блять, ты не оп. Походу пора вздремнуть. Ты мой месседж тебе уловил, ОП.
fullpanic.png1 Мб, 1391x734
217 104790
>>104647
Есть строчки, сбивающие ритм. Не жертвуй рифмой во имя смысла, должно быть и то, и то, даже ежли надобно для этого переписать десятки строк. Один дизлукас. Ещё разборки сука с мелкочленом тут твои да - дизмораль в копилку. Плюс ещё один дизлакиус за отсутствие норм фиков вместо этой хуйни на один укус.
Ставлю 3 дизлизосомы из 10.
>>104684
Нечитабельная дрисня в начале прямо как у Реймуёба, отврат в середине и конце. Перегруз луркоёбскими мемами и рекламой, нехватка их же в финале. Камео мелкочлена ржачно, хоть и недожато. Вовремя свернул с гомоебли на абстракцию - ликосол за это. Ещё один ликосол за болотного саторина, но я не вижу оправданного применения этой сцены в развёрнутом фарсе и комедии абсурда, эта сцена бы хорошо подошла в серьёзной трагедии, где 100% подтверждение пропажи героя зачастую необходимо. В речь заводчан не верится, она ж не пародийная по идее, как Реймублядская и мелкочленовская. Становление Реймуёба Рейму - это сильно. Наверное. Я яойщиц не читаю. Плюс лукас за какую-никакую пощёчину зажравшемуся илитарию и ещё балл за оригинальную для треда тотальную трешовость.
6 дизлюкантропов из 10.

Отдельно хочу отметить ублюдскую тенденцию зацикливания творчества местных графоманов на локальных тёрках и эскапизме.
Каждый 2 рассказ Реймубляди:"Юкопомпусик то, Юкоманюсик это". Ходжи Нуэ, поезд и тётя ТапирОвечка + мелочь - сплошь мокрые мечтания анончиков make Gensyokyo real!!1 Провокационные пасты про говно. Поэма Реймуёба и поебота яойная вообще посвящены исключительно даунским разборки аватарок и по-сути тохи в них ни на грошь. Литературные баттлы тут устроили, ебать вас и ваши трупы. Не будет так скоро никаких этих ваших графоман-трендов, пхахахаха.
68578066p3.png256 Кб, 768x900
218 104793
>>104790
I knew it.
1553944298427.jpg65 Кб, 1280x720
219 104794
>>104793
Knew what?
9bad54d69ff2ef1b21084392b6f2b525ff25ddce.jpg285 Кб, 1230x827
220 104795
>>104683
>>104684
Нет, вообще, местами смешно, конечно. Но в целом дохуя оскорбительно. С другой стороны, если я вызываю у кого-то столь бурные сексуальные фантазии, то это, наверное, неплохо. Я ведь в своих мечтах тоже иногда обращаюсь с Рейму как с последней шлюхой, но это ведь от того, что я её люблю.
>>104655
Спасибо.
>>104674
Я произношу "постИть". Но замечание учту и впредь постараюсь не использовать слова со спорным ударением инбифо, как ты собрался это делать, используя имена тоходевочек?
>>104707

>слушай, а хорошо слог у тебя ложится


Спасибо, няш.

>уже 5 лет как умер


И правда ведь! Захотелось вспомнить молодость и перечитать Лурочку.

>больше медитируй


Хотелось бы, но некогда.
>>104702
Ой, ой! Иди сюда, пожалею тебя, несчастного! У меня был Siemens C55 с чёрно, мать его, белым экраном! Но зато были хорошие приятели и одногруппники, поэтому порнуху я смотрел на ДВД. Так, кстати, я и стал анимешником, когда в определённый момент решил глянуть хентай. Когда выяснилось, что китайские мультики - это и вправду не только покемоны, мой культурный шок был охуевающ. Все нормальные люди тогда играли в Mountain of Faith. Не в этой стране, конечно.
>>104790

>Есть строчки, сбивающие ритм.


Конкретно какие? Юкалюб, вот, не поленился, ткнул меня носом. В одну. А у тебя их несколько. Остальной твой пост - просто жуть, в первую очередь в стилистическом плане.

>даунским разборки аватарок и по-сути тохи в них ни на грошь


Ой, блядь, умник нашёлся. Как пишется слово "грош" мы не знаем, зато точно знаем, что стоит сделать с нашими бренными телами после нашей смерти. И вообще, где ты тут разборки увидел? Ну написал я стишок про Мелкочена. Не со зла, а шутки ради, и он, за что ему честь и хвала, не начал тут бурагозить на юродивого меня. Рассказ про моё хау-ау со сварщиками? Пизду смешить. Мне не 14 лет, чтобы я истерить начал от того, что меня в чьих-то мечтах в курилке отняшили.

>Не будет так скоро никаких этих ваших графоман-трендов


С хуя ли?
221 104800
>>104794
Да оно всё равно ни в какие ворота по синтаксису не лезет.

>> Что нищежрицей аватарил,


>> Постив весёленький стишок.

1553946943177.png339 Кб, 811x811
222 104803
>>104795

>конкретно


>"давай в Москву ко мне пиздуй"


Про стишок сказано.

>ой блять умник...


>нечего сказать - добись до орфографии


Ой-ой, похоже нашего дражайшего Реймуфагита что-то задело.
Тохи в них ни-ху-я. Одни аватаркоблядские кликухи. Эти высеры с заменой нескольких слов можно там, не знаю, про Элджея накатать, про блядей сообщества другой игры. И вынести за пределы тохоча нельзя - смысл угасает для тохофанов за пределами локальной кодлы.

>с нашими телами


Где ещё найдёшь личное оскорбление? Может, объявишь меня некрофилом?

>разборки где


"ряяяя он в генерале стихоплётствует, напишу как его негр ебёт и какой он угрюмый и кислый по сравнению со мной и Юкафагом"

>с хуя ли


С пизды. Ещё пара таких высеров и в треде будут "Каникулы в Генсёке, сезон 1". Там аватарка, там подлизон дружку, тут отсылочка к локальному мему, здеся выпад к кому-то конкретному, влажные мечты " ах, я такой несчастный, в Генсёке так хорошосреди орд людоедских сверхъестественных сущностей и японских средневековых колхозников". Никаких историй про тоходевок, никаких орижинал чарактеров, ни слова о Зуне и восточных религиях. Только чатик в стиле Прозы.ру, только личные взаимоотношения.
73468951p0.jpg511 Кб, 1024x768
223 104822
>>104803

>>"давай в Москву ко мне пиздуй"


...И жИть, как жАлкий говноклЮй,
БросАй паЯльник и отвЁртку,
ДавАй в москвУ ко мнЕ пиздУй...
Где косяк?

>нашего дражайшего Реймуфагита что-то задело


Да неет.

>Тохи в них ни-ху-я


Да знаю я. Но ведь Тохота - это не только прекрасный Генсеко, в который мы все мечтаем попасть, но и мы, люди, объединённые этой темой. В конце концов, без нас да, простите мне то, что я сейчас ставлю себя в один ряд с топовыми деятелями тохосообщества Тоха не была бы тем, чем она является. Даже самые крутые японские тохоремиксеры, например, выпускают альбомы оригинальных треков, и кто их рискнёт в этом обвинить?

>про Элджея накатать?


Охуенный челик. Можно даже историю написать про то, как он по лютой накури попадает в Генсеко и идёт с Марисой по лесу, собирая мухоморы и напевая "Рваные Джинсы".

>Где ещё найдёшь личное оскорбление?


Ой, всё. Я не настолько категоричен, как некоторые, объявившие меня копрофилом после первой же шутки про говно.

>ряяяя он в генерале стихоплётствует, напишу как его негр ебёт


Ты мне, конечно, не поверишь, но стишок этот я написал чуть ли не месяц назад. И собирался запостить его именно вчера вне зависимости от того, кто там и где стихоплётствовал. Этот факт просто к слову пришёлся. К сожалению, даже на такой коротенький стишок у меня уходит не меньше нескольких дней, и о том, чтобы накидать его за пару часов, придя с заводика, не может быть и речи.

>чарактеров


Вон из класса! Завтра в школу с родителями! Будем тебя аглицкой мове в кабинете директора учить.

>только личные взаимоотношения


Завидуешь? Присоединяйся, это весело и няшно :3 Обнял.
224 104834
>>104795
Где смешно?
ea937961238fb3b5ca357ef3ccaf2dea13bfc0c0.png1,5 Мб, 1116x1589
225 104845
>>104834
Жутко стереотипное описание завода и сотрудников. Особенно посмеялся с трёх (ебать!) гудков, возвещающих о начале перекура.
226 104858
>>104845
Как тебе эпизод с мелкоченом?
1546190789101.jpg80 Кб, 492x1000
227 104865
>>104858
Вот он, как по мне, там вообще не вписывается. Просто откуда ему в Ёбурге взяться, если он в Москве живёт? Нет, он у нас бог, конечно, но я думаю, окажись он в нашей курилке, он бы начал блевать дальше, чем видит. Жуткое место. К нему нужно привыкать. Смотрел "Зелёного слоника"? Конечно смотрел, на Дваче ведь сидишь. Вот такое же примерно внутреннее убранство. Хотя, если честно, пожалуй это неплохие декорации для траханья няшного мальчика толпой грубых мужиков.
228 104870
>>104865
Но ведь ты не няшный.
hakureireimutouhoudrawnbyleonmikirihasshabdd5429040abdd9d7d[...].jpg59 Кб, 540x579
229 104874
>>104870
С чего ты взял?
230 104877
>>104874
Миллиарды /to/ханов не могут ошибаться.
231 104887
>>104874
Ты заводобыдло уральский мужик на физической работе, для тебя быть няшным смертельно опасно.
Sisters.gif156 Кб, 400x300
232 104889
>>104794

Ой, какой хороший и годный троллинг Юканяшера, лол. Прям двачую и тохочую.
233 104891
>>104887
Намотка трансформаторов это ж не перекидывание щебенки, это рукоделие, которым обычно всякие пыньсионерки заняты.
234 104893
>>104889
Семён Семёныч, троллинг не может быть хорошим и годным, если он не вызывает никаких эмоций у адресата и даже не оставляет возможности подыграть.
1553955564042.jpg11 Кб, 152x170
235 104896
>>104889
О чём ты? Я без задних мыслей.
>>104822

>в чём


Там четверостишье сбито. Эти три строки с лёту читаются отдельно от предшествующей им, хотя это одно четверостишье и ритм сыпется.

>нееет.


Пидора отвеееет. Вот ты попался, Реймушлюшка~

>все остальные кривляния


Ой ну в пизду тебя, сталкер.
8255f32311d50dc32f6f1670ad2bf093f4e7e0b7.png263 Кб, 560x896
236 104907
>>104896

>Ой ну в пизду тебя, сталкер


Взаимно, ба~ка!
237 104955
>>104683
Вот мой мэдскиллз и пригодился. Жизнь прожита не зря.
image.png560 Кб, 700x700
238 104956
Господи, как же я завидую людям, у которых есть муза написания прозы - хотя бы и малых, но завершенных форм. Вроде же самое доступное из видов творчества, но и потенциал у него самый высокий.
1553985710719.jpg50 Кб, 355x408
239 104958
>>104956
Даров, Парся. Ты украшение треда
завидовать.jpg46 Кб, 450x347
240 104959
>>104958
Ты странный.
1553986143437.png750 Кб, 708x1152
241 104960
>>104959
Один вид Парсички меня возбуждает
242 105084
>>96591 (OP)
Предлагаю ОП не пинать хуи, а сразу сохранять графоманию в нить 3 на протяжении всего треда, чтобы потом на перекате не пиздеть как ему лень и какой он занятой, а беспомощный Реймублядок не бегал ещё 20 постов в соплях, умоляя ОП пошевелиться.
1554240859770.jpeg264 Кб, 811x1200
Болото в саду. 243 105145
Хороший день для любования вишнёвыми цветами. Прохладный ветерок. Хакурейский храм походит на клумбу флоксов. Море красоты, в нём тянет искупаться. Люблю этот цвет, цветочки и запах.
Солнце сегодня беспощадно к миру, умф~. Я не чувствую присутствия зла. И глупых фей. Слишком жарко, спрячусь в сени деревьев у пруда~.
Ух, за ухом чешется. У-у-у-уф, блаженство иметь человеческие руки. Какое красивое место весной. Не налюбуешься. Я вижу всё происходящее в пруду, хотя он засыпан лепестками. Храмовые черепахи такие безмятежные в воде. Мне они нравятся - никогда не замышляют зло.
Жарко, язык сохнет. Солёная вода? Пот, точно, я в этой форме, не могу привыкнуть к этому. И к мокрой гриве, умх. Хочу пить.
Эту воду приятно даже зачёрпывать. Чувствую неимоверное облегчение! Окун... Жрица! ...-усь. Ууууух! Пойду к ней.
-Всё спокойно, Рейму~! Боги зрят благосклонно, мир очищается от скверны, аум-м~.Чудесный день!
Рейму мне улыбается. Несёт мочёные нихоннаси. Ум~?
-Ага, да. Сиди-сиди. Я не за тобой.
Мхм, хорошо. Вижу. Она идёт к почтенному Генджи. Мне нравится решение украсить его светящимся мхом~.
Они говорят. Рубашка липнет к коже. Эта жара невыносима! Почему они так стойко терпят?! Что за дела? Козни тёмных сил?! Я ничего не ощущаю! Всё горит! Долой рубашку!
Нырну! Ууух, едва не писаюсь. Позор для гордой комаину испортить священную воду! Какое облегчение... Но почему жар продолжает нарастать!? Внизу чешется, мммф. Наконец, жрица раскидала все плоды. Иди ко мне.
-Рейму! Я не могу охранять храм! Мне нездоровится, я вся горю! Как над жаровней повесили, уху-у-у...
-Какой от тебя толк, если ты даже с жарою справиться не можешь?- она медлит, -Я не ветеринар, хотя так и быть. Сейчас, иду.
Быстрее! Странно. Её одеяние сухое и совсем не пахнет потом. Не может быть! Всё равно. Она трогает мой лоб. От её холодной руки хочу выгнуться дугой.
-Необычно. Неужели комаину болеют? - у жрицы задумчивый вид, нехорошо. Что она учуяла? - Вылезай и садись землю.
Неохота. Но вода теперь не помогает. Промежность чешется что разодрать хочу. Выжму гриву с хвостом.
-Согни ноги. Ничего не чешется? Есть необычные желания?
Хочу стереть таз об землю.
-Ум-мф, с рассвета припекает всё тело, непонятно от чего чешется промежность. Ничего же такого не ела и ничего враждебного не обнаружила.
-Сиди смирно.
Её рука на животе. Щекотно. Внутри сладко. Внизу горячо. Прекрати! Убери руку...
-А-ууумф! Не трогай!
-Мне всё понятно. Касен предупреждала о чём-то подобном ко... период... чесотка... нужно...
Мне не до болтовни. Зря, зря она трогала мой живот. Теперь я хочу есть.
-...Короче говоря, я всё сделаю. И да, это неприятно.
-Поторопись! Мне нужно охранять храм!
Она села за мной. Гладит. Хорошо гладит~ . Ниже. Ещё. Ещё ниже. А-ум~. Стоп...
-Э-эй, я гордая комаину, не пущу в свои шорты! Нет! Зачем?! Ау! Ау-у-у! Ты бьёшься током!
Что её рука забыла в моей шерсти?! Что-то вонзает?! Ноги не слушаются! Я странно пахну...
-Хватит, Рейму, прекратиии! Что ты делаешь?! Ноги отнимаются!
-Тихо, тихо, девочка, не скули. Ты моя умница~
Шепчет как щенку! Ха... Щекотка спутывает мысли... Ауууух... Я писаюсь ей в ладонь? Это...
-У-умф, таю! Реймуууу!
Чую... кровь! Истекают! Силы покидают конечности... Где боль?! ... Все бёдра в крови... Ха... Горю... Мф... А-ав... Погибаю! Погиба-ю-ю!!!!
-Ааааууууууу!!!
Рука! Аррргх!
Мрррф! Жива? Больше не чешется. Что в зубах? Рейму...
-Всё хорошо, девочка, хорошо~
Что это было? Её голос не дрогнул. Кровь на языке. Зубы вонзились в мясо. Выпускаю. Жрица поднимается.
Внизу болото. Воняет кальмарами. Что в шортах? Никакой крови. Наверное показалось? Умф. Жар спадает. Она ждёт за спиной. Встаю...
-Бедная Рейму, а-ум... Давай залижу?
Уже замотала рану испорченным рукавом.
-Не надо. Уже лучше?
-Силы возвращаются ко мне.
У жрицы довольный вид.
-Прекрасно. Тогда я вернусь к делам.
-Ум~
Уходит. Я вновь готова защищать. Ничего постороннего не ощущаю. Покупаюсь~
Что произошло с этим телом? Похоже, тяга к размножению. Чую её весной. Чую всегда у людей в храме Мории. Никогда не попадалось на глаза размножение живых существ. Массаж от Рейму и есть размножение? Вот о чём мечтают некоторые прихожане? Переоценённая мечта.
Холодновато. Но хорошо. Надо ополоснуть рубашку с шортами. Подождут. Некуда торопиться. Цветущий сад вселяет безмятежность, ум~
1554240859770.jpeg264 Кб, 811x1200
Болото в саду. 243 105145
Хороший день для любования вишнёвыми цветами. Прохладный ветерок. Хакурейский храм походит на клумбу флоксов. Море красоты, в нём тянет искупаться. Люблю этот цвет, цветочки и запах.
Солнце сегодня беспощадно к миру, умф~. Я не чувствую присутствия зла. И глупых фей. Слишком жарко, спрячусь в сени деревьев у пруда~.
Ух, за ухом чешется. У-у-у-уф, блаженство иметь человеческие руки. Какое красивое место весной. Не налюбуешься. Я вижу всё происходящее в пруду, хотя он засыпан лепестками. Храмовые черепахи такие безмятежные в воде. Мне они нравятся - никогда не замышляют зло.
Жарко, язык сохнет. Солёная вода? Пот, точно, я в этой форме, не могу привыкнуть к этому. И к мокрой гриве, умх. Хочу пить.
Эту воду приятно даже зачёрпывать. Чувствую неимоверное облегчение! Окун... Жрица! ...-усь. Ууууух! Пойду к ней.
-Всё спокойно, Рейму~! Боги зрят благосклонно, мир очищается от скверны, аум-м~.Чудесный день!
Рейму мне улыбается. Несёт мочёные нихоннаси. Ум~?
-Ага, да. Сиди-сиди. Я не за тобой.
Мхм, хорошо. Вижу. Она идёт к почтенному Генджи. Мне нравится решение украсить его светящимся мхом~.
Они говорят. Рубашка липнет к коже. Эта жара невыносима! Почему они так стойко терпят?! Что за дела? Козни тёмных сил?! Я ничего не ощущаю! Всё горит! Долой рубашку!
Нырну! Ууух, едва не писаюсь. Позор для гордой комаину испортить священную воду! Какое облегчение... Но почему жар продолжает нарастать!? Внизу чешется, мммф. Наконец, жрица раскидала все плоды. Иди ко мне.
-Рейму! Я не могу охранять храм! Мне нездоровится, я вся горю! Как над жаровней повесили, уху-у-у...
-Какой от тебя толк, если ты даже с жарою справиться не можешь?- она медлит, -Я не ветеринар, хотя так и быть. Сейчас, иду.
Быстрее! Странно. Её одеяние сухое и совсем не пахнет потом. Не может быть! Всё равно. Она трогает мой лоб. От её холодной руки хочу выгнуться дугой.
-Необычно. Неужели комаину болеют? - у жрицы задумчивый вид, нехорошо. Что она учуяла? - Вылезай и садись землю.
Неохота. Но вода теперь не помогает. Промежность чешется что разодрать хочу. Выжму гриву с хвостом.
-Согни ноги. Ничего не чешется? Есть необычные желания?
Хочу стереть таз об землю.
-Ум-мф, с рассвета припекает всё тело, непонятно от чего чешется промежность. Ничего же такого не ела и ничего враждебного не обнаружила.
-Сиди смирно.
Её рука на животе. Щекотно. Внутри сладко. Внизу горячо. Прекрати! Убери руку...
-А-ууумф! Не трогай!
-Мне всё понятно. Касен предупреждала о чём-то подобном ко... период... чесотка... нужно...
Мне не до болтовни. Зря, зря она трогала мой живот. Теперь я хочу есть.
-...Короче говоря, я всё сделаю. И да, это неприятно.
-Поторопись! Мне нужно охранять храм!
Она села за мной. Гладит. Хорошо гладит~ . Ниже. Ещё. Ещё ниже. А-ум~. Стоп...
-Э-эй, я гордая комаину, не пущу в свои шорты! Нет! Зачем?! Ау! Ау-у-у! Ты бьёшься током!
Что её рука забыла в моей шерсти?! Что-то вонзает?! Ноги не слушаются! Я странно пахну...
-Хватит, Рейму, прекратиии! Что ты делаешь?! Ноги отнимаются!
-Тихо, тихо, девочка, не скули. Ты моя умница~
Шепчет как щенку! Ха... Щекотка спутывает мысли... Ауууух... Я писаюсь ей в ладонь? Это...
-У-умф, таю! Реймуууу!
Чую... кровь! Истекают! Силы покидают конечности... Где боль?! ... Все бёдра в крови... Ха... Горю... Мф... А-ав... Погибаю! Погиба-ю-ю!!!!
-Ааааууууууу!!!
Рука! Аррргх!
Мрррф! Жива? Больше не чешется. Что в зубах? Рейму...
-Всё хорошо, девочка, хорошо~
Что это было? Её голос не дрогнул. Кровь на языке. Зубы вонзились в мясо. Выпускаю. Жрица поднимается.
Внизу болото. Воняет кальмарами. Что в шортах? Никакой крови. Наверное показалось? Умф. Жар спадает. Она ждёт за спиной. Встаю...
-Бедная Рейму, а-ум... Давай залижу?
Уже замотала рану испорченным рукавом.
-Не надо. Уже лучше?
-Силы возвращаются ко мне.
У жрицы довольный вид.
-Прекрасно. Тогда я вернусь к делам.
-Ум~
Уходит. Я вновь готова защищать. Ничего постороннего не ощущаю. Покупаюсь~
Что произошло с этим телом? Похоже, тяга к размножению. Чую её весной. Чую всегда у людей в храме Мории. Никогда не попадалось на глаза размножение живых существ. Массаж от Рейму и есть размножение? Вот о чём мечтают некоторые прихожане? Переоценённая мечта.
Холодновато. Но хорошо. Надо ополоснуть рубашку с шортами. Подождут. Некуда торопиться. Цветущий сад вселяет безмятежность, ум~
244 105146
>>105145

>Внизу болото


Отлично, построим там Питер.
DcgSFgSU8AE8cwG.jpg139 Кб, 768x1024
245 105147
>>105145
Неплохо, но с пунктуацией пиздец.
246 105148
>>105147
Утебя с головой пиздец.
1519827828289.png970 Кб, 900x1230
247 105187
>>105145
Весна - это такое время года, когда трахаться хотят даже статуи. Чудесный поток сознания, мне понравилось.
248 105190
>>105187
Трахнул бы стену?
249 105200
Там в праймари-треде Тохо-девочки оценивают друг друга, если кому интересно >>105168
250 105201
>>105200
Оу, я тредом промахнулся...
251 105208
>>105187
ебать ты говноед, реймукуколд
252 105209
>>105187
>>105147
>>105146
Поддержите инициативу:
>>105084
a839955844c796b7add4dda1b37ec339.jpg602 Кб, 2121x2750
253 106344
>>104647
Познавательно. Я не особо вникаю в жизнь General-треда (возможно, напрасно), так что прочесть это стихотворение было интересно.
>>104683
Жаль Рейму из этого гротескного рассказа. Кошки у меня нет, но пишу рассказы я действительно в основном по вечерам/иногда даже ночам.
>>105145
Неплохо. В Генсокё чувства есть у всех. Даже (а скорее - тем более) у оживших статуй.

Вот уже больше месяца пытаюсь собрать мозаику нового рассказа в единое целое, но безуспешно. Удивительно, но стоило прочесть всё, что возникло здесь за это время - и она сложилась практически моментально. Всё-таки вдохновение ужасно капризно. Спасибо, Тохач, что ты есть.
b463952c77e0e8945f4f002e0b2be6f3.jpg384 Кб, 1442x1169
254 106402
>>106344

>Вот уже больше месяца пытаюсь собрать мозаику нового рассказа в единое целое, но безуспешно.


Давай-давай. Графоман треду очень недостаёт контента в последнее время. На всяких /ruvn и /gd мочерация стимулирует творчество конкурсами с призами. Нам бы так. Но мы увы никому не нужны кроме нас самих.
D4Y8Yo6UUAEmNLZ.jpg195 Кб, 1110x1400
255 106593
Touhou: Repercussions of Animalization

Reimu Hakurei waited. The spirits above her blinked and sparked out of the air. There were furries in the base. She didn't see them, but had expected them now for years. Her warnings to All Hug Ykmo were not listenend to and now it was too late. Far too late for now, anyway.

Reimu was a shrine maiden for fourteen years. When she was young she watched the Mayohiga nekos and she said to her busty mom "I want to play in cat ears mommy."

Mommy said "Ara ara, dame! Your image will BE DISTORT BY FURRIES"

There was a time when she believed her. Then as she got oldered she stopped. But now in the deserted shrine of the Youkai Mountain she knew there were furries. "This is Ykmo" the orb crackered. "You must fight the furries!"

So Reimu gotted her gohei and slashed the paper wall.

"SHE GOING TO KILL US" said the furries

"I will make her into a furry" said a Discord staff member and he bolted at her with a spare fursuit. Reimu slashed his skull open with her gohei and tried to orbed him to ensure he's dead. But then a hueg keystone fell from the sky and they were trapped and not able to kill.

"No! I must kill the furries" she shouted

The orb said "No, Reimu. You are the furries"

And then Reimu was a wily beast.
256 106636
>>106593

>поменял слова переделал классическую пасту на лад тохи


>считает это творчеством и ориджинал контентом

bf8ace98169f2b56dcf481a3af578a99722ea5f0.png765 Кб, 1317x1193
257 106655
>>106636
Я по ходу недостаточно олдфаг, поэтому, например, не знаю, что это за паста.
d5c26b47530d9afcbc8fdb913af223ed.jpg104 Кб, 700x954
258 107843
Просто небольшая история в дождливую весеннюю ночь.

Пропавший зонтик.

Скорый поезд Токио-Осака стоял на небольшом полустанке какого-то провинциального городка. Видно было, что он только что остановился - от локомотива шёл густой белый пар, станционные рабочие спешно заливали воду в паровозный тендер, а кондукторы открывали двери вагонов, готовые принять вечно спешащих, нагруженных тюками и чемоданами, пассажиров. Несмотря на позднее время (было около 10 часов вечера) и довольно прохладный мартовский ветер, пассажиров на перроне было довольно много. Они быстро потянулись к открываемым дверям, стараясь поскорее нырнуть в тепло вагонов, так что кондукторы только успевали прощёлкивать подаваемые билеты своими компостерами.
Стоянка на этой станции была недолгой, всего несколько минут. Раздался свисток паровоза, и состав, тронувшись, стал понемногу набирать ход. Кондуктор одного из вагонов второго класса уже хотел было закрыть дверь, но тут на подножку вскочил и протиснулся в тамбур средних лет мужчина в старом, но довольно опрятном костюме с небольшим чемоданом в руке. Под мышкой он держал складной фиолетовый зонтик с деревянной ручкой, и свободной рукой подал билет недовольно ворчащему кондуктору. Щёлкнул компостер - и суматошный пассажир прошёл вглубь вагона, а затем опустился на место возле окна, пихнув свой саквояж под сидение и прислонив зонтик к окну. За окном тем временем уже мелькнула станция и начались ровные поля, изредка перемежаемые небольшими участками леса. Весна уже начинала вступать в свои права, просыпавшуюся после зимнего сна землю покрывала мелкой порослью зелёная трава, но кое-где ещё лежал снег, и издали поле производило впечатление зелёно-бело-черного одеяла. Сейчас, впрочем, этого не было видно - солнце уже зашло за горизонт, а сиявшая на ясном небосклоне полная луна конечно же не могла так же ярко осветить этот прекрасный весенний пейзаж.
Поезд набирал ход, вагоны мерно покачивались. Многие пассажиры уже начали дремать, кто-то развернул газету, пытаясь скоротать время за чтением при тусклом освещении вагона. Человек с фиолетовым зонтиком, по-видимому также решив отдохнуть, облокотился о вагонную стену и закрыл глаза. Здесь стоит подробнее рассказать о зонтике, что сейчас стоял у окна и тихо постукивал по стеклу потёртой деревянной ручкой. Это был видавший виды складной зонтик самой простой конструкции. Фиолетовая ткань была в паре мест заштопана заплатками, ручка по-видимому была когда-то сломана и имела явные следы починки, а пара спиц и вовсе были заменены какими-то непонятными палками.
Словом, вид он имел самый что ни на есть жалкий, и его хозяин уже не один раз собирался выбросить этот зонт и купить новый, но постоянно, в силу разных причин, откладывал. Человек он был довольно рассеянный и не очень внимательный к мелочам вроде этой, и даже сейчас, когда, казалось бы, можно спокойно собраться в путешествие и приобрести-таки себе нормальный зонт, он вместо этого просто схватил в последнюю минуту это старьё. И то, по той лишь простой причине, что накануне по радио обещали "местами дожди", и промокать ему совершенно не хотелось. Впрочем, собственно от дождей этот предмет обихода защищал исправно - залатанные места в фиолетовой ткани не пропускали воду, а спицы и ручка ещё вполне неплохо держались под резкими порывами ветра.
Теперь же зонтик тихо покачивался в такт вагону, а его хозяин мирно спал, убаюканный стуком колёс. Ночной поезд ходко рассекал залитую серебряным лунным светом равнину, клубы чёрного дыма, вырывались из паровозной трубы и порой скрывали собой половину состава. Электрическое освещение в вагонах экономные кондукторы притушили, а кое-где и вовсе выключили, и только головной фонарь на паровозе узким лучом пронизывал темноту ночи. Чудесная картина! Что-то мистическое было в этом разрывающем ночную тишину грохоте колёс, в этих резких локомотивных свистках, вспугивавших спящих на полях птиц. Даже одинокий фонарь на паровозе издалека казался глазом огромного монстра. А угольно-чёрный дым, висевший над железнодорожным полотном ещё некоторое время после проезда состава, и вовсе казался чем-то необъяснимым, и казалось, будто из него на вас вот-вот бросится какой-нибудь голодный ёкай.
Спустя часа четыре поезд стал понемногу замедлять ход. Впереди показались огни большой станции, колёса застучали на стрелках, а бдительные кондукторы пошли по вагонам и стали будить сонных пассажиров, дабы кто-нибудь из них не проспал свою остановку. Те просыпались, сонно ворча и собирая вещи, потихоньку готовясь к выходу. Проснулся и наш герой. Взяв в руку чемодан, а зонтик привычно положив под мышку, он стал ожидать, когда вагон остановится и кондуктор откроет дверь. Вскоре (минут через двадцать) это случилось, и внутрь ворвался свежий ночной воздух. Пассажиры оживились, и мужчина с зонтиком вместе со всей толпой потянулся к выходу. Он протиснулся в тамбур и, толкаясь среди гомонящих пассажиров, вышел на перрон. Этой весенней ночью было довольно прохладно, так что он, не особо задерживаясь, прошёл в большое здание вокзала, освещаемое светом нескольких электрических фонарей, стоявших рядом.
d5c26b47530d9afcbc8fdb913af223ed.jpg104 Кб, 700x954
258 107843
Просто небольшая история в дождливую весеннюю ночь.

Пропавший зонтик.

Скорый поезд Токио-Осака стоял на небольшом полустанке какого-то провинциального городка. Видно было, что он только что остановился - от локомотива шёл густой белый пар, станционные рабочие спешно заливали воду в паровозный тендер, а кондукторы открывали двери вагонов, готовые принять вечно спешащих, нагруженных тюками и чемоданами, пассажиров. Несмотря на позднее время (было около 10 часов вечера) и довольно прохладный мартовский ветер, пассажиров на перроне было довольно много. Они быстро потянулись к открываемым дверям, стараясь поскорее нырнуть в тепло вагонов, так что кондукторы только успевали прощёлкивать подаваемые билеты своими компостерами.
Стоянка на этой станции была недолгой, всего несколько минут. Раздался свисток паровоза, и состав, тронувшись, стал понемногу набирать ход. Кондуктор одного из вагонов второго класса уже хотел было закрыть дверь, но тут на подножку вскочил и протиснулся в тамбур средних лет мужчина в старом, но довольно опрятном костюме с небольшим чемоданом в руке. Под мышкой он держал складной фиолетовый зонтик с деревянной ручкой, и свободной рукой подал билет недовольно ворчащему кондуктору. Щёлкнул компостер - и суматошный пассажир прошёл вглубь вагона, а затем опустился на место возле окна, пихнув свой саквояж под сидение и прислонив зонтик к окну. За окном тем временем уже мелькнула станция и начались ровные поля, изредка перемежаемые небольшими участками леса. Весна уже начинала вступать в свои права, просыпавшуюся после зимнего сна землю покрывала мелкой порослью зелёная трава, но кое-где ещё лежал снег, и издали поле производило впечатление зелёно-бело-черного одеяла. Сейчас, впрочем, этого не было видно - солнце уже зашло за горизонт, а сиявшая на ясном небосклоне полная луна конечно же не могла так же ярко осветить этот прекрасный весенний пейзаж.
Поезд набирал ход, вагоны мерно покачивались. Многие пассажиры уже начали дремать, кто-то развернул газету, пытаясь скоротать время за чтением при тусклом освещении вагона. Человек с фиолетовым зонтиком, по-видимому также решив отдохнуть, облокотился о вагонную стену и закрыл глаза. Здесь стоит подробнее рассказать о зонтике, что сейчас стоял у окна и тихо постукивал по стеклу потёртой деревянной ручкой. Это был видавший виды складной зонтик самой простой конструкции. Фиолетовая ткань была в паре мест заштопана заплатками, ручка по-видимому была когда-то сломана и имела явные следы починки, а пара спиц и вовсе были заменены какими-то непонятными палками.
Словом, вид он имел самый что ни на есть жалкий, и его хозяин уже не один раз собирался выбросить этот зонт и купить новый, но постоянно, в силу разных причин, откладывал. Человек он был довольно рассеянный и не очень внимательный к мелочам вроде этой, и даже сейчас, когда, казалось бы, можно спокойно собраться в путешествие и приобрести-таки себе нормальный зонт, он вместо этого просто схватил в последнюю минуту это старьё. И то, по той лишь простой причине, что накануне по радио обещали "местами дожди", и промокать ему совершенно не хотелось. Впрочем, собственно от дождей этот предмет обихода защищал исправно - залатанные места в фиолетовой ткани не пропускали воду, а спицы и ручка ещё вполне неплохо держались под резкими порывами ветра.
Теперь же зонтик тихо покачивался в такт вагону, а его хозяин мирно спал, убаюканный стуком колёс. Ночной поезд ходко рассекал залитую серебряным лунным светом равнину, клубы чёрного дыма, вырывались из паровозной трубы и порой скрывали собой половину состава. Электрическое освещение в вагонах экономные кондукторы притушили, а кое-где и вовсе выключили, и только головной фонарь на паровозе узким лучом пронизывал темноту ночи. Чудесная картина! Что-то мистическое было в этом разрывающем ночную тишину грохоте колёс, в этих резких локомотивных свистках, вспугивавших спящих на полях птиц. Даже одинокий фонарь на паровозе издалека казался глазом огромного монстра. А угольно-чёрный дым, висевший над железнодорожным полотном ещё некоторое время после проезда состава, и вовсе казался чем-то необъяснимым, и казалось, будто из него на вас вот-вот бросится какой-нибудь голодный ёкай.
Спустя часа четыре поезд стал понемногу замедлять ход. Впереди показались огни большой станции, колёса застучали на стрелках, а бдительные кондукторы пошли по вагонам и стали будить сонных пассажиров, дабы кто-нибудь из них не проспал свою остановку. Те просыпались, сонно ворча и собирая вещи, потихоньку готовясь к выходу. Проснулся и наш герой. Взяв в руку чемодан, а зонтик привычно положив под мышку, он стал ожидать, когда вагон остановится и кондуктор откроет дверь. Вскоре (минут через двадцать) это случилось, и внутрь ворвался свежий ночной воздух. Пассажиры оживились, и мужчина с зонтиком вместе со всей толпой потянулся к выходу. Он протиснулся в тамбур и, толкаясь среди гомонящих пассажиров, вышел на перрон. Этой весенней ночью было довольно прохладно, так что он, не особо задерживаясь, прошёл в большое здание вокзала, освещаемое светом нескольких электрических фонарей, стоявших рядом.
259 107844
>>107843
Тем временем, время стоянки поезда вышло, и он, издав пронзительный свист, вновь тронулся в путь, заволакивая всё вокруг себя угольным дымом. Кондуктор вагона второго класса, который только что покинул одинокий путешественник, небрежно прикрыл дверь и ушёл. Он даже не заметил, что в углу тамбура у двери, совсем неприметный в ночной мгле, лежал тот самый старый фиолетовый зонтик, который растяпа-хозяин, по-видимому, выронил в суматохе. Поезд набрал ход, небрежно прикрытая дверь немного растворилась от вагонной качки, и ночной ветер весело трепал полураскрытый зонт, перебирая его заплатанную фиолетовую ткань. Нечего и говорить, что рассеянный хозяин на вокзале в конце-концов схватился пропажи, но, поразмыслив, решил, что так будет даже лучше - сама судьба наконец-то выбросила старый зонтик, и он теперь точно купит новый - красивой расцветки и с удобной ручкой. Подумав так, настроение его улучшилось, и через пару минут он уже забыл о пропавшей вещи, которая сейчас уносилась в полную неизвестность в тамбуре вагона второго класса скорого поезда Токио-Осака...
...Раздался оглушительный свисток. Поезд, оставивший позади большую станцию и холмистые поля, катился теперь по густому лесному массиву. Вдоль железнодорожного полотна с обеих сторон громоздились высокие деревья - в основном лиственные, ещё не совсем одетые в зелень, но местами попадались и высокие ели, которые своими мохнатыми лапами тянулись к поезду, словно желая схватить нарушителя их спокойствия. В кабине локомотива старик-машинист, дымя трубкой, напряжённо вглядывался вдаль.
-Подкинь-ка ещё угля. - сказал он молодому помощнику, сидевшему рядом.
Тот, послушно взял лопату, начал кидать уголь из тендера в топку, а машинист понемногу увеличивал ход.
-Запомни, после станции N, в этом лесу ход максимальный делай, никаких остановок, вплоть до реки M. - напутствовал он новичка-помощника.
-Но зачем так гнать здесь? Из графика вроде не выбиваемся. - задумчиво произнёс парень.
Старик не ответил, а только пыхнул трубкой, не сводя глаз с освещённого единственным фонарём тёмного коридора, по которому они неслись. Поезд развил действительно большую скорость - из трубы локомотива вместе с черным дымом начали вылетать кусочки не успевшего сгореть угля, колёса бешено вертелись, а тёмная стена из деревьев мелькала за окном так быстро, что разглядеть что-то конкретное в этой мишуре было нельзя. Даже луна была скрыта за деревьями и её свет не проникал сюда, создавая полное впечатление узкого тёмного коридора.
Помощник продолжал махать лопатой, когда старый машинист вдруг произнёс:
-Много вы, молодые, ещё не знаете. То, что мы теперь на такой сложной технике ездим вместо лошадей, и светим себе электричеством вместо живого огня ещё не значит, что силами стали равны с природой. Человек не один на свете живёт, вот так-то.
-Ох, опять ты в свои суеверия ударился. Слышали уже это сто раз. - засмеялся парень. - Давно уже все поняли, что нет на земле никаких ёкаев, духов и прочей нечисти, а вы, старики, упрямо верите во всякую ерунду.
Машинист вздохнул. Поезд, грохоча, летел вперёд, а за окном стал потихоньку накрапывать мелкий дождик.
-Издавна в N слухи ходили, что в округе чертовщина какая-то твориться. Люди пропадают, потом спустя годы появляются - ничего не помнящие. Странные огни на местных полях по ночам. А иногда не то, что огни - целые фейерверки. Старожилы рассказывали, что иной раз прямо на окраине города видели лисиц и тэнгу..
Старик помедлил и продолжал:
-Слыхал небось, как в прошлом году здесь парень пропал? Пошёл на охоту за птицами, только вышел на поле, вдруг видит - у края леса девица стоит в белой одежде. Окликнул - она ни с места. Подошёл поближе, глядь - а у ней девять хвостов лисьих.. С тех пор не видели его больше.
-Обычные провинциальные байки. - ответил парень. - Интересно, надо как-нибудь приехать сюда специально, да побродить по окрестностям. Специально все эти ваши враки развею, ха-ха!
Старик покачал головой.
-Смейся-смейся, а вот что ты будешь делать, коли на лисицу напорешься? Или некомата путать начнёт - чем защитишься? - угрюмо спросил он.
-А я в них - из ружья бабах! Или посажу в клетку - и в зоопарк! Заодно и прославлюсь как победитель ёкаев!
Молодой помощник продолжал весело рассуждать о способах поимки ёкаев, машинист на это качал головой и вовсю дымил трубкой, а дождь за окном уже успел превратиться в настоящий ливень, застилая тёмный коридор железнодорожных путей сплошной серой стеной. Стёкла в паровозной кабине запотели, и помощник периодически протирал их.
-Льет как из ведра. - ворчал машинист.
-По прогнозу вчера были местами дожди. - ответил парень, орудуя тряпкой.
-Дожди, но не ливни же! Видимо, эти современные предсказатели не так уж и точны.
Помощник фыркнул и принялся протирать тряпкой переднее стекло кабины.
В тот самый момент, когда он закончил с этим занятием и собрался уже отойти, спереди на паровоз вдруг прыгнуло из темноты какое-то небольшое существо. С виду это была невысокая девочка в красном платье с кошачьими ушами. Её глаза с вертикальными зрачками светились как два фонарика в ночной мгле, а рот искривился в воинственном оскале, обнажая два ряда острых белых клыков. Два кошачьих хвоста позади неё ходили из стороны в сторону, и, вероятно, она издавала какой-то яростный вой, но он тонул в общем грохоте паровоза. Протянув вперёд свою руку с острыми когтями, она коснулась стекла кабины и по нему тотчас же побежали трещины. Читатель конечно же узнал в ночной пришелице Чен - некомату-шикигами Ран Якумо.
259 107844
>>107843
Тем временем, время стоянки поезда вышло, и он, издав пронзительный свист, вновь тронулся в путь, заволакивая всё вокруг себя угольным дымом. Кондуктор вагона второго класса, который только что покинул одинокий путешественник, небрежно прикрыл дверь и ушёл. Он даже не заметил, что в углу тамбура у двери, совсем неприметный в ночной мгле, лежал тот самый старый фиолетовый зонтик, который растяпа-хозяин, по-видимому, выронил в суматохе. Поезд набрал ход, небрежно прикрытая дверь немного растворилась от вагонной качки, и ночной ветер весело трепал полураскрытый зонт, перебирая его заплатанную фиолетовую ткань. Нечего и говорить, что рассеянный хозяин на вокзале в конце-концов схватился пропажи, но, поразмыслив, решил, что так будет даже лучше - сама судьба наконец-то выбросила старый зонтик, и он теперь точно купит новый - красивой расцветки и с удобной ручкой. Подумав так, настроение его улучшилось, и через пару минут он уже забыл о пропавшей вещи, которая сейчас уносилась в полную неизвестность в тамбуре вагона второго класса скорого поезда Токио-Осака...
...Раздался оглушительный свисток. Поезд, оставивший позади большую станцию и холмистые поля, катился теперь по густому лесному массиву. Вдоль железнодорожного полотна с обеих сторон громоздились высокие деревья - в основном лиственные, ещё не совсем одетые в зелень, но местами попадались и высокие ели, которые своими мохнатыми лапами тянулись к поезду, словно желая схватить нарушителя их спокойствия. В кабине локомотива старик-машинист, дымя трубкой, напряжённо вглядывался вдаль.
-Подкинь-ка ещё угля. - сказал он молодому помощнику, сидевшему рядом.
Тот, послушно взял лопату, начал кидать уголь из тендера в топку, а машинист понемногу увеличивал ход.
-Запомни, после станции N, в этом лесу ход максимальный делай, никаких остановок, вплоть до реки M. - напутствовал он новичка-помощника.
-Но зачем так гнать здесь? Из графика вроде не выбиваемся. - задумчиво произнёс парень.
Старик не ответил, а только пыхнул трубкой, не сводя глаз с освещённого единственным фонарём тёмного коридора, по которому они неслись. Поезд развил действительно большую скорость - из трубы локомотива вместе с черным дымом начали вылетать кусочки не успевшего сгореть угля, колёса бешено вертелись, а тёмная стена из деревьев мелькала за окном так быстро, что разглядеть что-то конкретное в этой мишуре было нельзя. Даже луна была скрыта за деревьями и её свет не проникал сюда, создавая полное впечатление узкого тёмного коридора.
Помощник продолжал махать лопатой, когда старый машинист вдруг произнёс:
-Много вы, молодые, ещё не знаете. То, что мы теперь на такой сложной технике ездим вместо лошадей, и светим себе электричеством вместо живого огня ещё не значит, что силами стали равны с природой. Человек не один на свете живёт, вот так-то.
-Ох, опять ты в свои суеверия ударился. Слышали уже это сто раз. - засмеялся парень. - Давно уже все поняли, что нет на земле никаких ёкаев, духов и прочей нечисти, а вы, старики, упрямо верите во всякую ерунду.
Машинист вздохнул. Поезд, грохоча, летел вперёд, а за окном стал потихоньку накрапывать мелкий дождик.
-Издавна в N слухи ходили, что в округе чертовщина какая-то твориться. Люди пропадают, потом спустя годы появляются - ничего не помнящие. Странные огни на местных полях по ночам. А иногда не то, что огни - целые фейерверки. Старожилы рассказывали, что иной раз прямо на окраине города видели лисиц и тэнгу..
Старик помедлил и продолжал:
-Слыхал небось, как в прошлом году здесь парень пропал? Пошёл на охоту за птицами, только вышел на поле, вдруг видит - у края леса девица стоит в белой одежде. Окликнул - она ни с места. Подошёл поближе, глядь - а у ней девять хвостов лисьих.. С тех пор не видели его больше.
-Обычные провинциальные байки. - ответил парень. - Интересно, надо как-нибудь приехать сюда специально, да побродить по окрестностям. Специально все эти ваши враки развею, ха-ха!
Старик покачал головой.
-Смейся-смейся, а вот что ты будешь делать, коли на лисицу напорешься? Или некомата путать начнёт - чем защитишься? - угрюмо спросил он.
-А я в них - из ружья бабах! Или посажу в клетку - и в зоопарк! Заодно и прославлюсь как победитель ёкаев!
Молодой помощник продолжал весело рассуждать о способах поимки ёкаев, машинист на это качал головой и вовсю дымил трубкой, а дождь за окном уже успел превратиться в настоящий ливень, застилая тёмный коридор железнодорожных путей сплошной серой стеной. Стёкла в паровозной кабине запотели, и помощник периодически протирал их.
-Льет как из ведра. - ворчал машинист.
-По прогнозу вчера были местами дожди. - ответил парень, орудуя тряпкой.
-Дожди, но не ливни же! Видимо, эти современные предсказатели не так уж и точны.
Помощник фыркнул и принялся протирать тряпкой переднее стекло кабины.
В тот самый момент, когда он закончил с этим занятием и собрался уже отойти, спереди на паровоз вдруг прыгнуло из темноты какое-то небольшое существо. С виду это была невысокая девочка в красном платье с кошачьими ушами. Её глаза с вертикальными зрачками светились как два фонарика в ночной мгле, а рот искривился в воинственном оскале, обнажая два ряда острых белых клыков. Два кошачьих хвоста позади неё ходили из стороны в сторону, и, вероятно, она издавала какой-то яростный вой, но он тонул в общем грохоте паровоза. Протянув вперёд свою руку с острыми когтями, она коснулась стекла кабины и по нему тотчас же побежали трещины. Читатель конечно же узнал в ночной пришелице Чен - некомату-шикигами Ран Якумо.
260 107845
>>107844
Паренёк-помощник, издав истошный вопль, отпрянул назад и, не удержавшись на ногах, свалился на пятую точку у стены кабины. Лицо его побелело, как полотно, и он, дрожа от страха, не мог отвести глаз от Чен, методично ковыряющей стекло кабины своими когтями. От совсем недавней бравады не осталось и следа, да он и представить себе такого не мог, как это - в эпоху индустриальных свершений, электричества, огромных кораблей и паровых машин - вдруг встретить мрачных призраков древности и средневековья. Ёкаи всегда казались ему исключительно выдуманными персонажами народных сказок и легенд, он всегда посмеивался над теми, кто в них так или иначе верил, и считал их "тёмными невеждами, неучами".
Но сейчас вся его картина мира рухнула прямо на глазах. Прямо перед собой он видел то самое сверхъестественное существо из тех самых сказок, над которыми совсем недавно смеялся. А тем временем, Чен ещё раз прошлась по стеклу когтями, и несколько осколков посыпались внутрь.
В отличие от своего помощника, старик-машинист оказалась не таким робким. Он резво, будто и не седьмой десяток ему был, а чуть за двадцать, подскочил к окошку и, быстро достав из кармана красно-белую офуда, с размаху прилепил её на растрескавшееся стекло. Талисман охватило неяркое алое пламя, а Чен моментально отпрянула от кабины с перекошенным лицом и чуть не свалилась с паровоза. Повиснув на поручне, она со злостью глядела на людей за стеклом, но подойти ближе не могла - сила офуда не давала ей даже протянуть вперёд руку. Наконец, издав пронзительный вой, она одним прыжком перемахнула на крышу кабины и принялась стучать по ней и царапать когтями металл. В кабине раздались скрежещущие звуки, парень-помощник, так и не поднявшийся с пола, перевёл испуганный взгляд наверх и, заикаясь, пытался что-то вымолвить, впрочем, довольно безуспешно. А старик между тем достал ещё один такой же талисман и резким движением прилепил его уже на потолок атакуемой ёкаем кабины. Офуда снова загорелась алым пламенем, а Чен вновь с силой откинуло с крыши. Описав большую дугу, приземлилась она аккурат на крышу первого вагона. Шипя от досады и обиды за то, что не смогла добраться до этих двоих, она спрыгнула с крыши на землю, по-кошачьи отряхнулась от дождевых капель, изрядно её намочивших, и затем исчезла в лесной темноте.
Дождь постепенно затих. Тёмный лесной коридор уже кончался: по обеим сторонам от железной дороги начали появляться чистые участки полей. А вскоре впереди блеснула в лунном свете гладкая поверхность извилистой реки M. Увидав её, молодой парень даже радостно подпрыгнул в кабине и широко улыбнулся. Он вдруг почувствовал огромный прилив радости, будто был самым счастливым человеком на земле. Поезд понемногу замедлял ход, возвращаясь к своему обычному темпу. Когда локомотив въехал на длинный мост через реку, парень спросил:
-Слушай.. а.. откуда у тебя эти талисманы?.. Они что, правда работают?
Старик ответил, как всегда помедлив и выпустив облако дыма из трубки:
-Эти офуда из местного синтоистского храма города N. Они там всегда продаются, как и много чего ещё. Местные-то знают, как вести себя с ёкаями. Но ты - он, хитро улыбнувшись, глянул на помощника, - можешь попробовать пойти в те леса со своим ружьем. Глядишь и подстрелишь кого, ха-ха!
Он захохотал, а парень вначале стыдливо замолчал, а затем стал сбивчиво обещать обязательно посетить этот храм, купить амулетов и вообще, внимательнее относиться к персонажам древних легенд, которые, как оказывается, никуда не сгинули с приходом западной цивилизации на японскую землю, а вполне себе продолжают соседствовать с паровозами и электростанциями.
А что же наш зонтик? Тот самый, что выронил в тамбуре вагона второго класса незадачливый путешественник? Всё это время он так и лежал у полуоткрытой вагонной двери. Дождь, попадавший в тамбур уже изрядно намочил его, и теперь зонт походил больше на обычную палку, обёрнутую фиолетовой тряпкой - он уже не трепетал на ветру, а лежал себе спокойно, подрагивая в такт вагону. А когда поезд уже вовсю грохотал по мосту через M, налетевший порыв свежего ветра вдруг вынес зонтик из тамбура и, подхватив, швырнул прямо в ночное небо. Спицы распрямились в один момент, фиолетовая ткань расправилась - и вот уже он, весело кружась, полетел прямо над рекой.
Поезд уже скрылся из виду, когда зонтик, наконец, снизился и, как и был - раскрытым, упал на пологий берег реки. Покатившись несколько метров по только-только начавшей появляться зелёной траве, он, качнувшись, остановился. А через пару мгновений возле него появилась высокая женщина в белом платье с золотистыми волосами.
Юкари подняла раскрытый зонтик и с интересом повертела его в руках. Затем взглянула за реку, туда, где совсем недавно скрылся из виду поезд, улыбнулась каким-то своим мыслям, и с силой подбросила зонтик вверх. Резкий порыв ветра - и вот уже зонт снова, весело кувыркаясь, летел в прохладной мартовской ночи. Он поднимался всё выше и выше, и вскоре стало казаться, что он не один кружится в этом странном танце. Приглядевшись, можно было увидеть, что за его ручку держится девушка в простом бледном платье с короткими волосами. Девушка и зонтик мчались и мчались вдаль, гонимые ветром, и вскоре совсем пропали из виду.
260 107845
>>107844
Паренёк-помощник, издав истошный вопль, отпрянул назад и, не удержавшись на ногах, свалился на пятую точку у стены кабины. Лицо его побелело, как полотно, и он, дрожа от страха, не мог отвести глаз от Чен, методично ковыряющей стекло кабины своими когтями. От совсем недавней бравады не осталось и следа, да он и представить себе такого не мог, как это - в эпоху индустриальных свершений, электричества, огромных кораблей и паровых машин - вдруг встретить мрачных призраков древности и средневековья. Ёкаи всегда казались ему исключительно выдуманными персонажами народных сказок и легенд, он всегда посмеивался над теми, кто в них так или иначе верил, и считал их "тёмными невеждами, неучами".
Но сейчас вся его картина мира рухнула прямо на глазах. Прямо перед собой он видел то самое сверхъестественное существо из тех самых сказок, над которыми совсем недавно смеялся. А тем временем, Чен ещё раз прошлась по стеклу когтями, и несколько осколков посыпались внутрь.
В отличие от своего помощника, старик-машинист оказалась не таким робким. Он резво, будто и не седьмой десяток ему был, а чуть за двадцать, подскочил к окошку и, быстро достав из кармана красно-белую офуда, с размаху прилепил её на растрескавшееся стекло. Талисман охватило неяркое алое пламя, а Чен моментально отпрянула от кабины с перекошенным лицом и чуть не свалилась с паровоза. Повиснув на поручне, она со злостью глядела на людей за стеклом, но подойти ближе не могла - сила офуда не давала ей даже протянуть вперёд руку. Наконец, издав пронзительный вой, она одним прыжком перемахнула на крышу кабины и принялась стучать по ней и царапать когтями металл. В кабине раздались скрежещущие звуки, парень-помощник, так и не поднявшийся с пола, перевёл испуганный взгляд наверх и, заикаясь, пытался что-то вымолвить, впрочем, довольно безуспешно. А старик между тем достал ещё один такой же талисман и резким движением прилепил его уже на потолок атакуемой ёкаем кабины. Офуда снова загорелась алым пламенем, а Чен вновь с силой откинуло с крыши. Описав большую дугу, приземлилась она аккурат на крышу первого вагона. Шипя от досады и обиды за то, что не смогла добраться до этих двоих, она спрыгнула с крыши на землю, по-кошачьи отряхнулась от дождевых капель, изрядно её намочивших, и затем исчезла в лесной темноте.
Дождь постепенно затих. Тёмный лесной коридор уже кончался: по обеим сторонам от железной дороги начали появляться чистые участки полей. А вскоре впереди блеснула в лунном свете гладкая поверхность извилистой реки M. Увидав её, молодой парень даже радостно подпрыгнул в кабине и широко улыбнулся. Он вдруг почувствовал огромный прилив радости, будто был самым счастливым человеком на земле. Поезд понемногу замедлял ход, возвращаясь к своему обычному темпу. Когда локомотив въехал на длинный мост через реку, парень спросил:
-Слушай.. а.. откуда у тебя эти талисманы?.. Они что, правда работают?
Старик ответил, как всегда помедлив и выпустив облако дыма из трубки:
-Эти офуда из местного синтоистского храма города N. Они там всегда продаются, как и много чего ещё. Местные-то знают, как вести себя с ёкаями. Но ты - он, хитро улыбнувшись, глянул на помощника, - можешь попробовать пойти в те леса со своим ружьем. Глядишь и подстрелишь кого, ха-ха!
Он захохотал, а парень вначале стыдливо замолчал, а затем стал сбивчиво обещать обязательно посетить этот храм, купить амулетов и вообще, внимательнее относиться к персонажам древних легенд, которые, как оказывается, никуда не сгинули с приходом западной цивилизации на японскую землю, а вполне себе продолжают соседствовать с паровозами и электростанциями.
А что же наш зонтик? Тот самый, что выронил в тамбуре вагона второго класса незадачливый путешественник? Всё это время он так и лежал у полуоткрытой вагонной двери. Дождь, попадавший в тамбур уже изрядно намочил его, и теперь зонт походил больше на обычную палку, обёрнутую фиолетовой тряпкой - он уже не трепетал на ветру, а лежал себе спокойно, подрагивая в такт вагону. А когда поезд уже вовсю грохотал по мосту через M, налетевший порыв свежего ветра вдруг вынес зонтик из тамбура и, подхватив, швырнул прямо в ночное небо. Спицы распрямились в один момент, фиолетовая ткань расправилась - и вот уже он, весело кружась, полетел прямо над рекой.
Поезд уже скрылся из виду, когда зонтик, наконец, снизился и, как и был - раскрытым, упал на пологий берег реки. Покатившись несколько метров по только-только начавшей появляться зелёной траве, он, качнувшись, остановился. А через пару мгновений возле него появилась высокая женщина в белом платье с золотистыми волосами.
Юкари подняла раскрытый зонтик и с интересом повертела его в руках. Затем взглянула за реку, туда, где совсем недавно скрылся из виду поезд, улыбнулась каким-то своим мыслям, и с силой подбросила зонтик вверх. Резкий порыв ветра - и вот уже зонт снова, весело кувыркаясь, летел в прохладной мартовской ночи. Он поднимался всё выше и выше, и вскоре стало казаться, что он не один кружится в этом странном танце. Приглядевшись, можно было увидеть, что за его ручку держится девушка в простом бледном платье с короткими волосами. Девушка и зонтик мчались и мчались вдаль, гонимые ветром, и вскоре совсем пропали из виду.
261 107846
>>107845
Юкари же тем временем, продолжала смотреть на ровную речную гладь, и совсем не заметила, как за спиной бесшумно возникла фигура верной шикигами.
-А, это ты, Ран. Ну как?
-Я вернула её за Барьер. Заодно прочитала лекцию о том, как опасно покидать Генсокё. Я так волновалась, что с ней что-нибудь случится!
-Хи-хи, Чен всегда любила побезобразничать.. Всё же, тебе стоит лучше смотреть за ней.
Ёкай Границ обернулась и, весело улыбаясь, посмотрела на свою подопечную. Та кивнула с тяжёлым вздохом.
-И всё же, Юкари-сама. Тот портал в заброшенном храме...
-Да, я знаю. Пожалуй, стоит закрыть его на время. Пока у нас не появится тот, кто сможет надёжно хранить его.
Ран вопросительно посмотрела на свою хозяйку, но та лишь загадочно улыбнувшись, вновь обратила взор на расстилавшуюся перед ними реку. Негромко шумел ветер, звёзды и луна ярко светили с чистого небосвода, а волны у берега тихо шептались друг с другом о чём-то своём.
...........................................................................................................................................................
...Хакурейский храм в Генсокё выглядел полностью заброшенным. На крыльце сквозь доски проросла трава, перекрытия крыши частично обвалились, во внутренних помещениях на полу то тут, то там лежали сухие листья и клочья травы, занесённые сюда ветром через открытые настежь храмовые двери. Доски пола ужасно скрипели, стоило только встать на них, некоторые из них к тому же ещё и прогнили, а бумажные обои свисали со стен изодранными белыми листками. Территория вокруг храма также была полностью запущена. Трава буйной порослью заполонила практически каждый клочок земли, иногда перемежаясь кленовыми и вишнёвыми деревьями, каменные дорожки в саду и перед самим зданием полностью заросли, и было уже невозможно определить, где они теперь находились.
Юкари тихо поднялась на храмовую террасу.
"Мне определённо нужен тот, кто будет защищать этот портал.. и всё Генсокё." - подумала она и прошла через открытую дверь во внутрь. Дойдя до самой дальней закрытой двери, она приложила к ней руку, и вот - маленькая фиолетовая молния мелькнула на дверном полотне, расходясь по нему. Портал был закрыт. Юкари удовлетворённо улыбнулась, вышла из храма и, напоследок оглядев обветшалое святилище, исчезла в своём портале.
261 107846
>>107845
Юкари же тем временем, продолжала смотреть на ровную речную гладь, и совсем не заметила, как за спиной бесшумно возникла фигура верной шикигами.
-А, это ты, Ран. Ну как?
-Я вернула её за Барьер. Заодно прочитала лекцию о том, как опасно покидать Генсокё. Я так волновалась, что с ней что-нибудь случится!
-Хи-хи, Чен всегда любила побезобразничать.. Всё же, тебе стоит лучше смотреть за ней.
Ёкай Границ обернулась и, весело улыбаясь, посмотрела на свою подопечную. Та кивнула с тяжёлым вздохом.
-И всё же, Юкари-сама. Тот портал в заброшенном храме...
-Да, я знаю. Пожалуй, стоит закрыть его на время. Пока у нас не появится тот, кто сможет надёжно хранить его.
Ран вопросительно посмотрела на свою хозяйку, но та лишь загадочно улыбнувшись, вновь обратила взор на расстилавшуюся перед ними реку. Негромко шумел ветер, звёзды и луна ярко светили с чистого небосвода, а волны у берега тихо шептались друг с другом о чём-то своём.
...........................................................................................................................................................
...Хакурейский храм в Генсокё выглядел полностью заброшенным. На крыльце сквозь доски проросла трава, перекрытия крыши частично обвалились, во внутренних помещениях на полу то тут, то там лежали сухие листья и клочья травы, занесённые сюда ветром через открытые настежь храмовые двери. Доски пола ужасно скрипели, стоило только встать на них, некоторые из них к тому же ещё и прогнили, а бумажные обои свисали со стен изодранными белыми листками. Территория вокруг храма также была полностью запущена. Трава буйной порослью заполонила практически каждый клочок земли, иногда перемежаясь кленовыми и вишнёвыми деревьями, каменные дорожки в саду и перед самим зданием полностью заросли, и было уже невозможно определить, где они теперь находились.
Юкари тихо поднялась на храмовую террасу.
"Мне определённо нужен тот, кто будет защищать этот портал.. и всё Генсокё." - подумала она и прошла через открытую дверь во внутрь. Дойдя до самой дальней закрытой двери, она приложила к ней руку, и вот - маленькая фиолетовая молния мелькнула на дверном полотне, расходясь по нему. Портал был закрыт. Юкари удовлетворённо улыбнулась, вышла из храма и, напоследок оглядев обветшалое святилище, исчезла в своём портале.
262 107847
>>107843

>листал доску


>выцепил слова Юкари:"кто-то должен охранять этот барьер"


>>небольшой рассказ


>>название "Пропавший зонтик


Tl;dr креатив говно, автор мудак. Инфа сотка.
263 107849
>>107843
Склонен согласиться с >>107847 , автор хороший человек, но читать эти громоздкие предложения, когда все события заранее очевидны, действительно сложно, я половину пропустил. Так что сюжетно рассказ получился ни о чём, а атмосферу тоже передать не получилось из-за постоянных перескоков с одного на другое при лишних описаниях и смешения стилей - например, у тебя парень-помощник до полусмерти напуган, а ты вдруг начинаешь пространно перечислять последние достижения японского народного хозяйства, и всё ощущение сразу пропадает. Советую для примера "как надо" почитать того же Лафкадио Хирна, Зун знает толк в писателях о сверхъестественном.
Мимо-диванный-критик-сам-ничего-не-написал
69090596p0master1200.jpg316 Кб, 800x565
264 107850
>>107843
Получил некоторое удовольствие от чтения рассказа. Спасибо что написал его для нас.
1489034237944.png1,1 Мб, 960x900
265 107854
>>107849
А мне норм, доставило.

>а атмосферу тоже передать не получилось...


Наоборот же, любое появление НЁХ выглядит куда впечатляюще в нехарактерной для этого обстановке. Ну, то есть, одно дело, грубо говоря, столкнуться с привидением ночью в старинном замке, а совсем другое - средь бела дня в заводской столовке. И в этом контрасте, на мой взгляд и есть атмосферность.
>>107844

>Люди пропадают, потом спустя годы появляются - ничего не помнящие


...но счастливые :3
Алсо, сцена доёба Чен до паровоза в связи с событиями в General-треде прямо вдохновила на новую интерпретацию известной частушки:
Говорит Кошастый деду:
Я в Америку поеду!
-Ах, ты, бака, Мелкочен,
Туда не ходит синкансен!
266 107860
>>107854

>в нехарактерной обстановке


Девятнадцатый век со всеми его паровозами - как раз таки очень характерная обстановка для таких рассказов, в это время японские сказки и мифы получали модерновое переосмысление. Для помощника всё действительно было необычно и неожиданно, только автор своими длинными описаниями не по делу по мне весь эффект испортил.
>>107843
Кстати, ради атмосферы, мне кажется, ещё вместо "кэлэмэнэ" лучше было бы какие-нибудь аутентичные названия подобрать, а то абстрактность всегда притупляет чувства.
746885246.png12,2 Мб, 2566x3665
267 107862
>>107849
Спасибо за отзыв и советпочитаю. Так-то основная идея была в том, чтобы рассказать, как в Генсокё попала Когаса, и попытаться объяснить её тягу к поездам, дождю и пуганию людей. Поэтому и название такое. Насчёт описаний и перескакиваний согласен - мысли скачут очень быстро и хочется успеть описать всё, в итоге и то и другое получается не очень. В следующий раз постараюсь написать что-то более наполненное именно действиями.
Добавлю, что по задумке события происходят в 10-20-х годах XX века.
Насчёт буквенных названий - долго колебался, была мысль ввести реальные. Теперь вижу, что реальные точно были бы лучше.
>>107850
Пожалуйста, рад, что понравилось.
>>107854
Спасибо, Рейму.
1556055485004.jpg70 Кб, 443x518
268 107864
>>107862
Как мило все облизали твой зад:

>Автор хороший человек же, надо похвалить-похвалить


Хороший человек - не профессия, не досуг. А в сочинении ты пока ещё хуже меня, не смотря на стаж. Печатаешь много, чиркаешь долго, в результате отстой. Ноешь об этом на публику. Ты не достиг даже моего скупого уровня, а значит - глупец. Презираю тебя.
269 109145
Идет как-то Юкари по Генсоке, а навстречу ей Ая бежит и газетой размахивает, кричит "Новости принесла!" Ну подбегает к ней значит, дает газету и бежит подальше отсюда. Открывает её Юкари, читает, а там пишется: "В Храме Хакурейском появился клуб настольных игр!"
Не раздумывая, Юкари направляется в Храм, идет значит, видит горящий поезд, села в него и доехала в комнату развлечений. Залезает внутрь, а там два грузовых вагона стоит. Ну открывает она дверь первого, а он гружёный нардами. Захлопывает дверь и открывает второй, а там армяне сидят и в нарды поиграть не могут. И тут один из них говорит: "ёкаи сосать" и прыгает в другого, а тот в еще другого, и так до бесконечности. Сколлапсировали в черную дыру и Храм вместе с ними пошел. Ну а Юкари что? Она ей как раз.
Тред живи
image.png985 Кб, 1280x720
270 109146
271 109158
>>109145
лучшее в треде
00e363472294b9feeafd32a65b0a866e.png736 Кб, 929x1100
272 109161
>>109145

>> Сколлапсировали в черную дыру и Храм вместе с ними пошел. Ну а Юкари что? Она ей как раз.

273 109887
Рейму, ты не писатель и даже не графоман. Ты ничтожество в писательском искусстве.
1429837760545.png216 Кб, 393x391
274 109888
275 109914
>>109887
ты лох там, ты чмо, ты всегда... здохнешь ничё у тебя не будет
sage # OP 276 110011
>>109914
Все мы рано или поздно умрем. Как и тредик.
1555501407390.png277 Кб, 1200x789
277 110014
>>110011
Весело у нас сегодня! В рисовальном треде хоронят Юкафага, в графоманском - всех остальных. Даёшь братскую могилу! Всем желающим причаститься просьба записываться в порядке пока ещё живой очереди.
redaction.jpg13 Кб, 196x176
278 110017
>>110011
Ты сдохнешь первым, бездарный куколд.
279 110021
>>110014

>В рисовальном треде хоронят Юкафага, в графоманском - всех остальных.



Школотронов выпустили на волю. Оголодали они. Такие дела.
1427935815308.png12 Кб, 256x256
280 110033
>>110021
А ещё из-за этих блядей, у которых завтра, видите ли, последний, так его, звонок, будет действовать запрет на розничную продажу алкоголя. Вот так всегда: как лето, солнце и выходные, так то последний звонок, то день защиты детей, то ещё какая-нибудь хуйня, из-за которой можно и нужно усложнить трудовому человеку приобретение алкоголя в законный выходной.
281 110035
>>110033
С одной стороны круглосуточные магазины - это чисто ватная отсталость, так как в благословенной старой Европе продавцы тоже люди, и имеют право закрывать свой прилавок после восьмичасового рабочего дня, в выходные и в праздники. С другой стороны всякая охрана труда - это уже какой-то социализм, так что по сути здесь тоже виновны пидорахи, помешавшие естественному процессу роста капитала одних стран и насаждения отсталых имущественных отношений в других.
1558785156791.jpg15 Кб, 480x360
282 110106
Тенкай Заифенг - лох!
Ты меня обидел, блядь.webm3,4 Мб, webm,
640x360, 0:42
283 110118
1558819901514.jpg68 Кб, 688x456
284 110146
>>110033
Ой, Реймуфаг, приветики. Расскажи, пожалуйста, о своём творческом процессе. Например, сколько ты пишешь в день, как редактируешь, выходишь из ступора, где берёшь вдохновление и другое. Твой опыт вдохновляет.
1558820915270.png219 Кб, 388x410
285 110151
>>110146

>вдохновление


Ох, какая оплошность! Вдохновение
1555987111247.jpg251 Кб, 2048x2048
286 110156
>>110146
Привет. В последнее время я, к великому сожалению, совсем ничего не пишу. Если же говорить о том, сколько я пишу, когда есть что писать, то это где-то часа полтора-два в день. Редактура сводится в основном к устранению опечаток, хотя любой, кто внимательно читал моё говнословие подтвердит, что хоть каким-то редактированием там и не пахнет, потому что помимо опечаток я иногда допускаю даже проёб целых слов. Пишу, кстати, всегда трезвым, а вот идеи для рассказов порой приходят именно по пьяни. К несчастью, на трезвую голову многие, казавшиеся мне под воздействием алкоголя гениальными, задумки начинают выглядеть собачьим бредом, и я отказываюсь от их реализации. Из ступора выхожу всегда внезапно, обычно это почему-то происходит по утрам в будние дни. Идёшь такой на заводик, а тебя прямо прёт писать и ты конца смены дождаться не можешь. С вдохновением, в принципе, всё так же - иногда его удаётся получать хоть от чего, будь то картинка с тоходевками, тохоремикс какой-нибудь или зажигательные разговоры /то/варищей, а иногда вообще ничего не прёт. Но в основном, источником вдохновения служит фанарт, невольно вызывающий зависть и желание сделать не хуже или просто тоже отметиться в истории тохочанов. Ну и сама, каноничная Тоха - это неиссякаемый источник вдохновения, что красноречиво подтверждается зашкаливающим количеством производных работ. Вообще, честно говоря, очень хочется выйти из ступора, но идей никаких пока нет. Будем надеяться, что творческие кризисы случаются у всех, даже самых винрарных креативщиков, и у меня он когда-нибудь закончится.
Это Алиса.jpg758 Кб, 800x933
287 110158
>>110156

>Вообще, честно говоря, очень хочется выйти из ступора, но идей никаких пока нет.



Ох, лол. А я думал, что зря полез в на Тохач в такую рань (в 9-30).
Почивай на лаврах, заслужил. Вот начнёшь графоманить, ананасов прикормишь, а они вместо благодарности начнут стонать: "Проду, проду". Как на Фикбуках и Ычанских РПГ.
А потом, когда все и всё тебя достанет и банально не будет времени - забьёшь на всё и свалишь. А тем, кого ты приручил, будет очень - очень грустно и скучно (даже через 6 лет).

А так нет ничего - с тебя и взятки гладки. Когда ничего не делаешь - ничего никому не должен (ну окромя начальника на работе).
1561069087154.png85 Кб, 300x257
288 111502
Это следует знать #1:
Любители глиняных ханив - потенциальные некрокуколды, поэтому им периодически необходимо восполнять энергию земли порошком толчённых писечек этих самых ханив.
Hakurei.Reimu.full.1366641.jpg118 Кб, 756x942
289 112644
Голод по-Хакурейски

Белый свежевыпавший снег ослепительно сиял на ярком утреннем солнце. Генсокё встречал ещё один зимний день. Но, несмотря на лёгкий мороз было ясно, что зима заканчивается и весна уже не за горами. Одно осознание этого факта могло поднять настроение любому человеку. Любому, но только не красно-белой жрице.
Этим утром Рейму пребывала в весьма скверном расположении духа, и причиной этому был обычный человеческий голод. В последнее время прихожан у неё не было совсем. А следовательно, не было и пожертвований. Никаких. Кроме того, у Рейму складывалось впечатление, что про неё забыли не только обычные люди, но и те, кого она могла бы назвать своими подругами, коллегами или, в приватной беседе, подельницами. Снижение и без того невысокого интереса к храму Хакурей привело к закономерному результату – у Рейму кончились сначала деньги, а затем и еда. Вот уже целую неделю жрица голодала по-настоящему. Реальность была ужасна и спрятаться от неё было решительно негде: в своих снах Рейму видела экскурсии на мясокомбинат, Гордона Рамзи, обратившегося в синтоизм, продуктовые карточки, гуманитарные конвои и мигрантов с Ближнего Востока, опутавших Генсокё сетью ларьков с бесплатной шаурмой. Подобные сны лишь добавляли масла в огонь плотских желаний жрицы, и в последние дни Рейму всё чаще плакала. Особенно с позапрошлой ночи, когда ей приснилось, что Алишер Усманов лично пригласил её на работу поварихой в столовую Оскольского Электрометаллургического Комбината.
Рейму вошла на кухню и привычным движением открыла холодильник. Он был пуст. Рейму знала это, но всё равно, надеясь на чудо, заглядывала в него по пять-шесть раз в день. И каждый раз обнаруживала там ту же гнетущую пустоту. Последнее из того, что можно было съесть, она обнаружила в нём восемь дней назад. Это была мышь, повесившаяся от отчаяния. Рейму опрометчиво съела её сразу же, причём целиком. Тогда продовольственный кризис храма Хакурей не казался ей таким тяжелым и затяжным. Сейчас же, когда стало понятно, что кризис вполне может обернуться гуманитарной катастрофой, жрица ругала себя за то, что не оставила на черный день хотя бы половину тушки несчастного животного, павшего смертью самурая в холодильнике Sharp 1975-го года выпуска. Ясно осознав, что чудеса случаются в каком угодно храме, кроме её собственного, Рейму всё-таки решила воспользоваться своим неприкосновенным запасом. Видимо черный день всё-таки наступил – грустно усмехнулась она, открывая ящик стола, в котором, как она была абсолютно уверена, лежит сухарь. Один. Граммов на пятьдесят, не больше, но если присыпать его свежим снегом… От мысли о столь изысканном блюде по костлявому телу жрицы пошла дрожь. Однако, к удивлению Рейму, ящик оказался пуст. Вот дура, сама уже не помню, куда спрятала – слегка нервничая, пробубнила она себе под нос и открыла соседний ящик. Там тоже оказалось пусто. Пребывая в состоянии тихого ужаса, Рейму перевернула вверх дном на кухне всё, что было можно, заглянув при этом три раза в холодильник, но вожделенного сухаря так и не нашла. Вернувшись в комнату, Рейму осмотрела каждый уголок, но её единственной добычей стала пустая банка из-под пива. Сухарь бесследно пропал.
- Юкари, таскете кудасай - упав на пол, простонала жрица. В следующее мгновение у стены открылся портал.
- Рейму-тян? Дайджобу десу ка? - поинтересовалась Юкари. Видимо, она была чем-то занята, поэтому даже не соизволила выглянуть. Из портала нестерпимо пахло беляшами и Жигулёвским пивом.
- Юкари, у меня к тебе просьба… - начала Рейму
- Если ты насчёт денег, то извини, я щас во внешнем мире, налика у меня нет, только карточка, так что…
- Старая сука! – крикнула Рейму и запустила пустой пивной банкой в сторону портала, но он мгновенно закрылся и металлический сосуд, отскочив от стены, прилетел жрице прямо в лоб.
Ну что же – решила Рейму – если еда не идёт к жрице, значит, жрица сама пойдёт за едой. Сидеть на месте она больше не могла, а тратить время на решение инцидента с пропавшим сухарём посчитала ниже своего достоинства. В голове у Рейму уже созрел план, который, по её мнению, должен был обязательно сработать, и, покидая свои владения, Хакурейская жрица была полностью уверена в том, что голодной она обратно не вернется ни в коем случае.
План Рейму был прост до неприличной гениальности: она собралась наведаться к Марисе Кирисаме, здраво рассуждая, что друзья именно для того и существуют, чтобы помогать в трудную минуту. Но дело было не только в нежной девичьей дружбе. В Генсокё хватает локаций, где всегда в изобилии можно найти продукты питания, но именно на пути к дому Марисы располагались две из них, где поживиться кормом можно было с крайне высокой вероятностью – деревня людей и магазин Кориндо на опушке леса. Во многом именно на это и рассчитывала Рейму, отправляясь в своё гастрономическое путешествие.
Hakurei.Reimu.full.1366641.jpg118 Кб, 756x942
289 112644
Голод по-Хакурейски

Белый свежевыпавший снег ослепительно сиял на ярком утреннем солнце. Генсокё встречал ещё один зимний день. Но, несмотря на лёгкий мороз было ясно, что зима заканчивается и весна уже не за горами. Одно осознание этого факта могло поднять настроение любому человеку. Любому, но только не красно-белой жрице.
Этим утром Рейму пребывала в весьма скверном расположении духа, и причиной этому был обычный человеческий голод. В последнее время прихожан у неё не было совсем. А следовательно, не было и пожертвований. Никаких. Кроме того, у Рейму складывалось впечатление, что про неё забыли не только обычные люди, но и те, кого она могла бы назвать своими подругами, коллегами или, в приватной беседе, подельницами. Снижение и без того невысокого интереса к храму Хакурей привело к закономерному результату – у Рейму кончились сначала деньги, а затем и еда. Вот уже целую неделю жрица голодала по-настоящему. Реальность была ужасна и спрятаться от неё было решительно негде: в своих снах Рейму видела экскурсии на мясокомбинат, Гордона Рамзи, обратившегося в синтоизм, продуктовые карточки, гуманитарные конвои и мигрантов с Ближнего Востока, опутавших Генсокё сетью ларьков с бесплатной шаурмой. Подобные сны лишь добавляли масла в огонь плотских желаний жрицы, и в последние дни Рейму всё чаще плакала. Особенно с позапрошлой ночи, когда ей приснилось, что Алишер Усманов лично пригласил её на работу поварихой в столовую Оскольского Электрометаллургического Комбината.
Рейму вошла на кухню и привычным движением открыла холодильник. Он был пуст. Рейму знала это, но всё равно, надеясь на чудо, заглядывала в него по пять-шесть раз в день. И каждый раз обнаруживала там ту же гнетущую пустоту. Последнее из того, что можно было съесть, она обнаружила в нём восемь дней назад. Это была мышь, повесившаяся от отчаяния. Рейму опрометчиво съела её сразу же, причём целиком. Тогда продовольственный кризис храма Хакурей не казался ей таким тяжелым и затяжным. Сейчас же, когда стало понятно, что кризис вполне может обернуться гуманитарной катастрофой, жрица ругала себя за то, что не оставила на черный день хотя бы половину тушки несчастного животного, павшего смертью самурая в холодильнике Sharp 1975-го года выпуска. Ясно осознав, что чудеса случаются в каком угодно храме, кроме её собственного, Рейму всё-таки решила воспользоваться своим неприкосновенным запасом. Видимо черный день всё-таки наступил – грустно усмехнулась она, открывая ящик стола, в котором, как она была абсолютно уверена, лежит сухарь. Один. Граммов на пятьдесят, не больше, но если присыпать его свежим снегом… От мысли о столь изысканном блюде по костлявому телу жрицы пошла дрожь. Однако, к удивлению Рейму, ящик оказался пуст. Вот дура, сама уже не помню, куда спрятала – слегка нервничая, пробубнила она себе под нос и открыла соседний ящик. Там тоже оказалось пусто. Пребывая в состоянии тихого ужаса, Рейму перевернула вверх дном на кухне всё, что было можно, заглянув при этом три раза в холодильник, но вожделенного сухаря так и не нашла. Вернувшись в комнату, Рейму осмотрела каждый уголок, но её единственной добычей стала пустая банка из-под пива. Сухарь бесследно пропал.
- Юкари, таскете кудасай - упав на пол, простонала жрица. В следующее мгновение у стены открылся портал.
- Рейму-тян? Дайджобу десу ка? - поинтересовалась Юкари. Видимо, она была чем-то занята, поэтому даже не соизволила выглянуть. Из портала нестерпимо пахло беляшами и Жигулёвским пивом.
- Юкари, у меня к тебе просьба… - начала Рейму
- Если ты насчёт денег, то извини, я щас во внешнем мире, налика у меня нет, только карточка, так что…
- Старая сука! – крикнула Рейму и запустила пустой пивной банкой в сторону портала, но он мгновенно закрылся и металлический сосуд, отскочив от стены, прилетел жрице прямо в лоб.
Ну что же – решила Рейму – если еда не идёт к жрице, значит, жрица сама пойдёт за едой. Сидеть на месте она больше не могла, а тратить время на решение инцидента с пропавшим сухарём посчитала ниже своего достоинства. В голове у Рейму уже созрел план, который, по её мнению, должен был обязательно сработать, и, покидая свои владения, Хакурейская жрица была полностью уверена в том, что голодной она обратно не вернется ни в коем случае.
План Рейму был прост до неприличной гениальности: она собралась наведаться к Марисе Кирисаме, здраво рассуждая, что друзья именно для того и существуют, чтобы помогать в трудную минуту. Но дело было не только в нежной девичьей дружбе. В Генсокё хватает локаций, где всегда в изобилии можно найти продукты питания, но именно на пути к дому Марисы располагались две из них, где поживиться кормом можно было с крайне высокой вероятностью – деревня людей и магазин Кориндо на опушке леса. Во многом именно на это и рассчитывала Рейму, отправляясь в своё гастрономическое путешествие.
290 112645
>>112644
На самом деле, шансы Рейму разжиться продовольствием у деревенских жителей были весьма призрачными. Дело в том, что Хакурейская жрица за годы своей блестящей карьеры успела накопить изрядные долги абсолютно во всех местных сельпо и предприятиях общественного питания, а потому больше рассчитывала не столько на возможную халяву со стороны деревенских предпринимателей, сколько на возможность встретить на своём пути кого-нибудь из своих старых хороших знакомых, но её надеждам не суждено было оправдаться. Несмотря на столь мрачное предзнаменование, Рейму всё-таки решила попытать удачу в одном из магазинов, но к своему несчастью выбрала именно тот, которому она была должна наибольшую сумму денег. Мало того, ситуацию усугублял тот факт, что некоторое время назад именно в этом магазине жрица попалась на попытке кражи двух банок кильки в томатном соусе, причем решилась она на подобный поступок прямо в момент переговоров с хозяином магазина о реструктуризации её задолженности. Поскольку в тот день на деловую встречу Рейму припёрлась по своему обыкновению, будучи в говно, данная страница жизни совершенно не отложилась в её памяти, но в отличие от неё, хозяин магазина что тогда, что сейчас был абсолютно трезв, поэтому едва заметив красно-белую на пороге, выхватил из-под прилавка здоровенный дрын и, на радость публике, несколько раз ёбнул священницу по хребтине. Жрице пришлось спасаться бегством, потирая ушибленную спину. В её интересах сейчас было бы лучше вернуться обратно к себе, но голод и боль притупили интуицию Рейму, и она продолжила свой путь дальше.
Вернуться ей действительно стоило, поскольку в опустевшем как гастрономически, так и административно, Хакурейском храме, тем временем творились форменные бесчинства. Феи, почувствовав свободу и соскучившись по дурацким шуточкам, стояли возле черного входа и внимательно изучали свою добычу – сухарь, украденный прошлой ночью с кухни. Они видели, насколько остро отреагировала Рейму на его пропажу, поэтому были крайне удовлетворены содеянным. С другой стороны, успех этой операции вдохновил их на новые свершения. Однако, не вся команда разделяла это оптимизм.
- Девочки, а может, лучше вернём сухарь Рейму? – с надеждой в голосе поинтересовалась у подруг Стар – мне кажется, мы зашли слишком далеко.
- Вернем, обязательно, не сомневайся – ответила ей Санни, злорадно смеясь – но не просто так. Это было бы слишком скучно. У Рейму и так в последнее время не жизнь, а тоска. Кто её развеселит, если не мы? Итак, что мы имеем на данную минуту?
- Краденный сухарь и желание подшутить над его хозяйкой – ответила Луна – негусто, согласитесь. Есть какие-нибудь идеи?
- Ну разумеется! – с энтузиазмом заявила появившаяся из-за угла Клоунпис – пока вы – она ткнула пальцем в сторону Луны и Стар – сомневались в целесообразности кражи, у меня и Санни уже был готов план.
- Судя по тому, что ты вернулась к нам с пустой пивной банкой, план этот поистине дьявольский – мрачно отреагировала Луна.
- Так, хватит пиздеть, неизвестно, сколько у нас времени – очень серьёзно сказала Клоунпис – за работу!
Доверив сохранность сухаря Санни, как мозговому центру Организации, феи дружно отправились в сторону своего домика. Найдя на своей «базе» всё необходимое, они вернулись обратно и принялись за дело. Очаровательные создания решили подшутить над Рейму не столько из сочувствия к ней, сколько из-за вставшей перед ними насущной проблемы: после празднования Нового года у них в хозяйстве осталось огромное количество разнообразных петард. Взрывать их просто так феям надоело, а оставлять их до следующего года было рискованно – феи боялись не инспекторов Госпожнадзора, а чисто теоретической возможности того, что весь этот арсенал может в любой момент взъебать, разметав втруху их скромную обитель. Учитывая теплые отношения лихой троицы с Клоунпис, теоретический взрыв мог произойти на практике в любую минуту, поэтому Санни решила убить сразу двух зайцев одной лопатой: избавиться от пиротехники и угарнуть над жрицей, соорудив из имеющихся богатств настоящую бомбу. Санни справедливо решила, что если где-то должно рвануть, то пусть лучше это будет храм Хакурей, чем её домик. Сухарь, вообще-то был совершенно ни при чём, просто во время поисков идеального места для закладки взрывного устройства, он попался феям на глаза, и естественно, дабы Рейму не скучала, был украден. Сначала и сама Санни сомневалась в том, стоит ли идти на подобную подлость, но, посовещавшись к Клоунпис, решила, что именно этому засохшем куску хлеба и будет принадлежать решающая роль в шутке. Короче говоря, сухарь было решено заминировать где-нибудь на видном месте. Утром оставался лишь вопрос, касающийся корпуса «адской машины». Клоунпис сразу предложила использовать для этой цели кастрюлю с гайками, гвоздями, болтами и прочими поражающими элементами, но эта инициатива была безжалостно отвергнута по причине того, что крепежные изделия могут пригодиться в хозяйстве и с ними нужно обращаться бережно, а не тратить их на какую-то нищежрицу. Не нашли реализации и идеи использовать для этих целей рисоварку или огнетушитель. В итоге, ещё раз обшмонав помещение храма, Писька явила взору подруг ту самую пивную банку, которой некоторое время назад Рейму безуспешно пыталась поразить Юкари.
Предвкушая нереальный угар, феечки принялись потрошить петарды и утрамбовавыть извлеченную из них взрывчатую смесь в импровизированный корпус. Работали они слаженно и молча, дабы не прозевать возможное появление своей жертвы. О том, что может прийти кто-то ещё, они не беспокоились, и как выяснилось, напрасно. В разгар работы феи услышали нарастающий скрип снега.
- Блядь, неужели вернулась? – испуганно прошептала Санни – Луна, глянь, посмотри.
- Хуй там – ответила она, выглядывая из-за угла – Касен это.
- Еб твою мать, вот только этой не хватало – раздраженно ответила Стар,